Зеркало




17 марта, 2008

Дюймовочка-кайфовочка

Жыла была адна женщино, и, бля, страх как ей захотелось рибёнка. А где его взять?
Падумала она и отправилась к аднаму стараму калдуну.
Хачу, гаварит, рибёнка иметь, где взять не патскажишь?
Отчего же! сказал калдун, доел ячьменную кашу и стал развязывать бичеву, держащюю его тирольские кожаные партки.

Хуяссе, калдун, падумала женщина!
Добрая женщина, это не простая каша, проговарил калдун, оглаживая свой пачаток. Не простая! Щас засажу тебе – увидешь, что будет!
Долго ли, коротко ли, но прошло минут двацать, и колдун кончил. Сыто рыгнул. И назвал цену:
Двенадцать скиллингов, мамаша.
Женсчина расплатилась и пошла домой.
Дома вдруг ей стало рыгаца ячьменём. С чего бы это, подумала бедная женсчино, и от этой мысли в песде у ней счёлкнуло.
Она удивлённо нагнула ебло к пилотке и увидела, что там всё распустилось – будто тюлюпан, но бутон ещё не раскрылся.
Какой славный цветок, сказала женщино и поцыловала сибе в пизду.
Вдумчивый читатиль в этот беспизды интригуюсчий мамент спросит, а не Алина ли Кабаева это была?
Отвечаю – х/з.

Тут в пизде у ней ещё рас счёлкнуло так нехуйова, и малые губы ваапсче вывалелесь наружу, и вроде воды отошли.
Женсчина пришла в неаписуемый ахуй. Гладь, а в пизде у неё на тубурете сидит девачка. Меленькая, што твой пиздец.
Карлица будет или лилипутка, падумала добрае женсчино. Достала штангенцыркуль, каторым её бывший муш мерил своё физио, и с точностью до десятых долей замерила эмбрион.
Дюйм росту. Женсчино охуело и в метрике записала дочь как урождённую Дюймовочку.
Зато Дюймовочка мало ела, плавала в тарелке, спала в пластмассавой хуйне от киндер сюрприза и пела ахуитильно (главное, тихо, как ни драла глотку, а это не вредно для материнских ушей).
У женсчине жыла галлюцыногенная жаба, та её лизала и дико пёрлась. Но жабе это надоело, и она в адну ис ночей, когда женщина дико триповала, спиздила Дюймовочку и встала на хода.
У жабы этой сын был – нарик тёмный, гадкий, противный – наркоман, хули. Мамашу лизал и пёрся! Ахтунк, бля.
Жил сынок жабий в притоне какомто натурально в тине, бля. Уёбак.
Коакс, коакс, брекке-ке-кекс. Тока и смог пидор проквакать, как увидел Дюймовочку. На кумаре был, сразу кинулся к мамаше и давай ей спину лизать.
Сговорились жаба с сынком и высадили дюймовочку на лист кувшинки, мол, хуй она куда денеца с подводной лодки.
Бедная крошка проснулась утром и видет – пиздец папала – наркоманы, жабы страшные, бля. А хули делоть - ломица некуда. Стала тоже панемногу жабу пализывать. Думала – хуйня, патом, если чо, шышками перекумарюсь.
Налижуца они, бывало, жабу и нормально Дюймовочке уже захорошеет ,так и сынок уже вроде не строхуило, и хуй у него тиной почьти не воняет. Сторчалась девка савсем. Села на систему.
То ли совсем заглючило бедняжку, то ли чо с экосистемой стало хуйова на плонете, но в тине ихней стали появляца пираньи. Девка вроде их даже стала понимать (глюки, ога) и пажалобилась рыбам, мол, злые изврасченцы, жабы ёбаные мамаша с сынком присадили её на наркотеги и ебут не атпускают.
Пираньи со зла, а я думаю, просто жрать хотели – погрызли все стебли у кувшинак и листок с девочкой паплыл па тиченею дальше, дальше…
Пашли на хуй, ёбаные наркаманы, заорала Дюймовочка что было сил, но её никто не услышал. Голосок был так хуйня у ниё, тонкий.
А листок всё плыл да плыл, и вот дюймовочка попала за границу.
На третий день её страшно закумарило. Начался бред и голлюцинации.
Мотыльки, майские жуки. Вроде она сосала ложноножку у майского жука на дереве. Страшный глюк. Так прошли лето и осень.
Стало холодно просто пиздец. Жуки то ли кудато съебали в тёплые края, то ли их и небыло? Хуй знает.
Рядом с деревом, на котором перекумаривалась дюймовочка, лежало большое поле. Конопля давно была убрана, одни голые, сухие стебельки торчали над землёй, да иногда попадался кропалик-другой смолы. А много ли карлице надо? Кинула на кишку 0.001 грамма и прись сутки.
Так она пришла в логово полевой мыши. Мышь жыла в тепле и накуренная, что твой Боб Марли. Помещение всё было завалено шишками и гашишем. На кухне в наёб жратвы.
Дюймовочка стала просить у мыши пахавать, мол, накурилась, жрать охота пиздец.
Ах ты, бедняжка! сказала полевая мышь: она была, в сущности, добрая старуха. Ступай сюда, погрейся, поешь да курни со мною!
Девочка понравилась мыши, и мышь сказала:
Ты можешь накуриваца у меня всю зиму, только убирай хорошенько мои комнаты да рассказывай мне сказки, я, када обсажусь, большая до них охотница.
Хуле не дунуть бошечег да не присесть на уши старой ебанашке, подумала девачка. А вслух сказала: забивай. Мышь достала бонг.
И Дюймовочка стала делать все, что приказывала ей мышь, и зажила отлично.
Скоро, пожалуй, у нас будут гости, сказала как-то полевая мышь, мой
сосед обычно навещает меня раз в неделю. Он живет куда лучше меня: у него огромные залы, а курит он только гидропон. Вот если бы тебе с ним замутица. Беда только, что он слеп и не может видеть тебя; зато ы должна рассказать ему самые лучшие сказки, какие только знаешь.
Но девочке мало было дела до всего этого: ей вовсе не хотелось выйти замуж за соседа, ведь это был слепой пидорас крот. Он в самом деле скоро пришел в гости к полевой мыши. Правда, он был укурен в жопу, и сослепу выебал мышь, а не Дюймовочку. Но компаньёнки ему не открыли глоза на это досадное (тока не для мышы) недоразумение.
По накурке он совсем не любил ни солнца, ни прекрасных цветочков, и отзывался о них очень дурно, он ведь никогда не видел их, только коноплю. Девочке пришлось петь, и она спела две песенки: "Владимирский централ" и "Мурку", да так мило, что крот совсем в нее влюбился. Но он не сказал ни слова, так он был укурен в сопли.
У крота этого была мёртвая птица в кладовой, рас Дюймовачка запарелась под ТГК, что он её убил и теперь ебёт в перепонки. У крота был хороший гидропон.
Крот с мышью, наебавшись, всячески чмарили ласточку и измывались над её трупом. Добрая Дюймовочка от нехуй делоть ночами стала растирать грудь птицы гашишным маслом и скоро случилось чудо – птица оклемалась и даже захавала нехуёва так зёрен канапли ис запасав крота, мативируя это тем, что каннабинол очень полезен для поднятия тонуса! (Кто бы спорил, ога).
Благодарю тебя, милая крошка! сказала больная ласточка. Меня так славно раскумарило. Скоро я совсем поправлюсь и опять вылечу на солнышко.
Бедную птицу жёсска глючило, какое нахуй солнтце в подземелье?
Ах, сказала девочка, теперь так холодно, идет снег! Останься лучше в своей теплой постельке, я буду дуть тибе паравозы. И Дюймовочка принесла птичке воды в цветочном лепестке. Бедное животное мучил сушняк.
Всю зиму прожила тут ласточка, и Дюймовочка с ней на постое пыжили. Ни крот, ни полевая мышь ничего не знали об этом, они ведь совсем не любили птичек, а любили тока ебаца в мрачном подъземелье и курить траву.
Когда настала весна, и пригрело солнышко, ласточка распрощалась с девочкой, и Дюймовочка ототкнула дыру, которую проделал крот.
Ласточка придлажила ей съебаца, но Дюймовачке было жалко бросать полевую мышь, да и шишек у крота было ещё очень дохуя.
А что было у ласточке? Она была хуже лотыша, у того хоть помимо душы есть исчо и хуй, с горечью подумала крошка, давая ласточке кусочек (грамм трицоть, не больше) гашека в дорогу.
Кви-вить, кви-вить! прощебетала птичка и скрылась в зеленом лесу.
К лету крот таки докурился, что решил женица на дюймовачке, аркаман бля!
И как мышь ни сжымала сваё мышинае ачко, как ни работала сваими мягонькими лапками, крот как с белены сарвался – хачу карлицу и ниибёт.
Но девочка была совсем не рада: ей не нравился скучный крот. Он уже плотно сидел на гашише и стал савсем тупым.
К осени Дюймовочка приготовила все свое приданое.
Через месяц твоя свадьба! сказала девочке полевая мышь, потирая лапки, от них пахло кротовым хуем.
Но крошка заплакала и сказала, что не хочет выходить замуж за скучного крота.
Пустяки! сказала блядюга мышь. Только не капризничай, а то возьму да укушу тебя белым зубом. У тебя будет чудеснейший муж. У самой королевы нет стока шишег, как у него! Да и в кухне и в погребе у него не пусто! Благодари Джа за такого мужа!
Перед самой свадьбой Дюймовочка обсадилась гашишем и вышла в поле поговарить с канопляными кустами. Потом она обняла ручонками здоровый куст, который рос тут, и сказала ему:
Кланяйся от меня милой ласточке, если увидишь ее!
Квить квить, это была ластачка.
Палетели са мной в тёплые страны, за акиян, сказала она и, ёбнувшись оземь, оборотилась доброй феей. Девачка потрясла головой, эк меня проглючило, этоже всего лишь говарясчая птица, не более того. И правда, фея была глюком.
Скурила птица, наверно, весь гаш, подумала Дюймовачка. А вслух спрасила: с сабой взять?
Чем больше, тем лучше. Ласточка заливосто рассмеялась, здесь на краю конопляного поля она всегда была весела.
Девочка спустилась в кротовью нору и увидела мерзкую картину – хозяин жестоко сношал старушку-нарушку. Дюймовочка под шумок спиздила много гашиша, наебнула жратвы и уселась на спину птице.
Паехали.
Ласточка взвилась стрелой и полетела над темными лесами, над синими морями и высокими горами, покрытыми снегом. Тут было страсть как холодно; Дюймовочка вся зарылась в мягкие перья ласточки и только одну головку высунула, чтобы видеть чудесные места, над которыми она пролетала.
Скоро они прилетели в тёплые края. Ласточка поселила девачку на маковый цветок.
Но вот диво! В самой чашечке цветка сидел маленький человечек, беленький и прозрачный, точно хрустальный (аркаман). На голове у него сияла прелестная золотая корона, за плечами развевались блестящие крылышки, а сам он был не больше Дюймовочки.
Это был наркэльф. В каждом цветке живет наркэльф или наркэльфа, а тот, который сидел рядом с Дюймовочкой, был сам барыга наркэльфов.
Ах, как он хорош! шепнула Дюймовочка ласточке.
Маленький барыга совсем перепугался при виде ласточки. Он был такой
крошечный, нежный, и она показалась ему огромным страшилищем. Зато он очень обрадовался, увидав нашу крошку, он никогда еще не видывал такой хорошенькой пелоточки! И он достал свой золотой шприц и укалол Дюймовочку в вену. Затем спросил, как ее зовут, и хочет ли она быть его женой, царицей маков? Вот это так муж! Не то что гадкий сын глючной жабы или крот гашишист! И девочка согласилась. То-то было
радости! А ласточка сидела наверху, в своем гнездышке курила бонг и пела молодым, как только умела. Но самой ей было очень грустно: она ведь крепко полюбила девочку и хотела бы век не расставаться с ней.
Тебя больше не будут звать Дюймовочкой! сказал барыга наркэльф. Это гадкое имя, а ты такая хорошенькая! Мы будем звать тебя Майей!
Прощай, прощай! прощебетала ласточка и, хорошенько дунув, полетела из теплых краев в далекую Голландию. Там у нее было маленькое гнездышко с запасом гашиша, как раз над окном человека, большого мастера забить, накурица и рассказывать сказки. Ему-то она и спела свое "кви-вить", от нее-то мы и узнали эту историю.

10.03.2008. В.Д.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
данунах
17.03.08 12:33

третий раз

 
tu134
17.03.08 12:33

1

 
данунах
17.03.08 12:35

вроде про говно не слово, а такое ощущение что отхлебнул

 
кыргыды
17.03.08 12:39
"_" писал:
Вдумчивый читатиль в этот беспизды интригуюсчий мамент спросит, а не Алина ли Кабаева это была?
Отвечаю – х/з.
порвало
 

17.03.08 12:43

давненько такой хуйни не читал

 
данунах
17.03.08 12:45
давненько такой хуйни не читал

а как же предыдущий пост?

 
Perkin
17.03.08 12:54

в песту такие сказки
не асилил

 
G
17.03.08 13:13

а мну воткнуло. на 4+

 

17.03.08 14:36

Боян Ширяевич

 

17.03.08 16:41

Х\З

 
янис
17.03.08 18:47

Лотыш! Я, я битте цурюк!

 

18.03.08 00:21

неужели кто-то читал?

 
Носорог
18.03.08 10:10

Бляха, хочу домой.

 
Pretender
18.03.08 18:31

Норм. Типа раста-сказки...
Можно асилить...

 


Последние посты:

С днем рождения!
Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит


Случайные посты:

Знак Ш не помогает
У измены рыжие волосы
Сенсация! Шок! Волосы дыбом!
Предметы, идеально подходящие друг к другу
#Ябдала: главный признак будущей измены
Девушки хвастают покупками
Пошёл ты в жопу, директор!
У тети Раи разбился сервиз
Развелось начальников, что послать некого
Маша с топором