Зеркало




08 апреля, 2008

Глухари над Петербургом

Начальник «убойного» отдела Калининградского РУВД закрыл дверь кабинета на задвижку и, достав из сейфа початую бутылку «Столичной», вернулся к столу.
- Доставай стаканы, Володя.
- Спасибо, Андрей. Но я лучше чаю выпью, - я дружелюбно улыбнулся и, сняв с коленей «дипломат», поставил его рядом с расшатанным табуретом, на котором сидел. – Я ведь не пью. Ты же знаешь.
- Ну-ну. - Коноводов недовольно нахмурился. – Из мелкой посуды, небось, не пьешь? Или с ментом брезгуешь?
- Да что ты, Андрей! Дело не в этом, просто…
- Да ладно, Володька. Все ясно. И так тебя только Лукин терпит.
Я улыбнулся, вспоминая отповедь прокурора моим коллегам: «Отстаньте от Маркина. Претензий по работе к нему нет, а то, что не пьет – так это его проблемы. Нам больше достанется».
- Ладно уж. Давай, держи свой чай. - Андрей протянул мне пачку «Липтона». – Кипяток в банке, а сахар кончился. Не обессудьте уж, господин следователь.
- Обойдусь и без сладкого, - усмехнулся я. – Так что там по моему делу, господин начальник отдела?
Коноводов рассмеялся и налил себе первую стопку. Быстро выпил, не закусывая, и взглянул на меня мгновенно потяжелевшим взглядом.
- Глухарь это, Вовка. Железный глухарь.

- Ты уверен?
- Сам посуди. На труп следак не выезжал. Оформил участковый. Тот, конечно, повреждений не заметил. А как привезли в морг, ахнули - вся грудная клетка переломана. Я с экспертом базарил. Говорит: «Похоже, гирю с высоты человеческого роста на мужика бросали». А мужик на спине на полу валялся. Так что, аккурат, по грудине удар пришелся.
- А как же участковый ничего не заметил? – я искренне удивился.
- Участковый? – фыркнул Андрей. - Нашел тоже спеца. Да он и к трупу-то не подходил. Крови нет и ладно… А теперь-то что? Две недели, почитай, прошло с момента убийства, а дело только вчера возбудили. Кого тут искать? Покойник ранее судимый, ханыга, постоянно собутыльники у него ошивались. Кто угодно мог замочить… Сейчас, небось, и не помнит, что другана завалил, - усмехнулся опер. – Проспался и забыл все… Вот бы и мне так. – Коноводов налил вторую стопку и залпом выпил.
- У тебя какие-то неприятности на работе? – Я озабоченно взглянул на опера.
Он лишь горько усмехнулся:
- Вся жизнь большая неприятность, а работа – всего лишь эпизод.
Начальник «убойного отдела» задумался, разглядывая в окно пейзаж помойки.
- Да-а-а, глухари, - протянул он через некоторое время. – Затрахали меня эти глухари. А особенно обидно, когда знаешь кто и как, а доказать не можешь, - он замолчал, потом поднял на меня красные от полопавшихся капилляров глаза. – А ведь и ты нам глухарь повесил, Вовка.
- Это когда же?
- А Воробьева помнишь? Твоя работа была.
- А-а, убийство пенсионера… Так это ж в 96-ом году было. Забыть уже надо.
- Вот видишь. Почти три года прошло, а мои пацаны помнят. Обиду на тебя держат. А ты даже выпить отказываешься…
- Да я же, Андрей…
- Да ладно. Молчи уж, - махнул рукой Коноводов. – Этот Воробьев жук еще тот был. Пять ходок за плечами. Крепкий, как камень. Мы его десять суток прессовали в ИВС, а он хоть бы хны. Потом его как бомжа на 15 суток в распределитель. И все равно не раскололся. Спичек себе в вену напихал, чтобы заражение крови было, и его на больничку перевели… Оттуда и вышел. Гаденыш… А мы же у него ложку изъяли.
- Так ведь на повторном обыске, Андрей, - я вспомнил потертую мельхиоровую ложечку из похищенного набора, которую вдова сразу же опознала.
- Ну и что? Получше поискали и нашли.
- В его же сумке получше поискали? – усмехнулся я. – Вот потому Лукин санкцию на арест и не дал.
- А-а, ладно! Что тут базарить, – Коноводов махнул рукой и налил себе третью стопку. – По большому счету, глухарь в оперативной работе – дело привычное. Но случаются такие… Вот слушай, пока я пьяный, расскажу.
Поехали как-то три товарища купаться на карьер, у нас тут недалеко будет. Там типа пляж такой сделан. Лето жаркое. Выпили, конечно… Вернулись двое - Конев и Шабашкин, а Васин пропал.
- Как пропал? – удивился я.
- Обыкновенно. Говорят: пошел купаться и не вернулся… Да-а, такие дела. Привезли его вещи, кстати. Все, кроме трусов. Шабашкин, правда, вещи не сразу отдал. Дома у себя придержал пару дней. А когда родителям вернул, те смотрят: на вороте пятна какие-то. Вроде кровь застиранная. Понятное дело – сразу в милицию с заявлением об убийстве. Конева с Шабашкиным в ИВС, а рубашку на экспертизу. Биологи отвечают: «Кровь это, но такой малый след остался, что не видовую, не групповую принадлежность установить не можем. Может и не человеческая».
- А что задержанные?
- А ничего. Молчат, как немые. Не видели, не знаем. Драку отрицают. Убийство отрицают. О крови ничего не говорят… Такие вот дела. В глухом отказе, в общем.
- А вы-то работали с ними?
- Еще как работали, Вовчик. Еще как работали, - Коноводов понизил голос до шепота. – Одного душили пакетом и снимали на видео. Потом другому показывали: с тобой, мол, то же самое будет, но ни в какую. Шабашкин-то был ментовским дознавателем. Он сразу Коневу и сказал: говори, мол, что и я, тогда вырвемся. А будут расхождения – упекут по полной… В общем, промучились мы с ними десять дней и отпустили.
- А что озеро? Осматривали?
- То-то и оно, что нет. Дело ведь поручили твоему коллеге – Стаканову. А ты же помнишь Владимира Ивановича? Как он работал. Запил, негодяй, и сорвал осмотр карьера с водолазами. Я все организовал уже, а он с похмелья вернулся, говорит: «считаю нецелесообразным». Они, мол, скорее всего, убили Васина случайно, в драке или еще как, а потом тело спрятали в другом месте или закопали. Где, говорю, закопали? В песок на пляже? Лопат-то на отдых вроде не брали. «Не знаю, - говорит. - Это ваша задача установить». В общем, конфликт небольшой случился… Дело приостановили, и если бы не письма–жалобы родителей Васина, то так бы и заглохло все. А они, молодцы, не сдались. Засыпали письмами городскую прокуратуру и ГУВД… В общем, еще раз пять возобновляли. И обыск у пацанов проводили, и телефоны их слушали, и повторными допросами сбить пытались. Все без толку. "Ушел, мол, по берегу пляжа, купаться или куда, и пропал. А мы его не били и не убивали…" Родители уж и частного детектива наняли. А тот, деньги что ли отрабатывал, узнал, что видели этого Васина на Финляндском вокзале с какими-то амбалами. Он вроде как не в себе был. Наркотой что ли накаченный. В общем, новая версия - Конев и Шабашкин Васина в рабство продали… Но, слава богу, не стали по ней серьезно работать. – Андрей замолчал.
- А ведь это дело мне поручили, - я грустно улыбнулся. – Вчера Лукин расписал. Я даже прочитать еще не успел. А ты рассказывать начал, я и сообразил.
- Вот те нате, хрен в томате, - опер невесело усмехнулся. – Теперь-то зачем?
- Тело в пруду искать будем.
- Через три года?! – начальник «убойного» отдела аж подпрыгнул на стуле. – Они что там охренели совсем?!
- Указание городской, - заметил я. – Ничего не попишешь. Так что скоро понадобятся твои водолазы…
- Ладно, - Коноводов устало махнул рукой.- Что не сделаешь, лишь бы начальство не трахало. Будут тебе водолазы. Но я все же не понимаю…
- Умом начальство не понять, - переделал я известную цитату. – Придется выполнять. Для «галочки».
- Вот всегда у нас так! – Андрей со злостью опрокинул в стопку опустевшую бутылку, и жадно выпил оставшиеся капли обжигающей жидкости. – Лишь бы для «галочки», лишь бы жопу свою прикрыть, лишь бы статистика и отчетность чистенькими были… Помнишь дело Ивановой?
- Еще бы! – я горько усмехнулся. – Такое не забывается.
Чужое дело, перешедшее ко мне по наследству, мгновенно ожило в моей памяти.
В 1994-ом году известный в районе наркоман Вася Иванов, обуреваемый очередными героиновыми «глюками», спрыгнул с крыши родной девятиэтажки. И так он неудачно упал, что оказался аккурат напротив входа в «родной» отдел милиции, куда ранее уже неоднократно доставлялся за дебоши. Мать Василия, Нина Петровна, всегда считала своего отпрыска непорочным существом и, несмотря на паразитическое существование 18-летнего оболтуса, все ему прощала, естественно не замечая его укоренившейся привычки к наркотикам.
Тело ее сына, как неопознанный труп (документы Василий с собой не носил), было доставлено в СМЭС, где через пару дней его опознала мать по лицу и одежде. Покойника захоронили. Дело, возбужденное по факту обнаружения труда неизвестного мужчины, благополучно прекратили по 5-1, то есть за отсутствием события преступления.
Но прошло время и, толи от горя, толи от глупых сомнений, Нина Петровна повредилась в уме и решила, что ее Васеньку на самом-то деле забили в отделении злые милиционеры, а потом, договорившись с судебно-медицинским экспертом, сымитировали его самоубийство. Тем самым скрыли свое чудовищное преступление. Тут же посыпались ее жалобы в городскую прокуратуру на неполноту расследования, и дело возобновили. Допросили вскрывавшего медика, который уверенно заявил, что все повреждения на трупе Иванова образовались при падении с большой высоты на асфальт. Были допрошены все сотрудники милиции, дежурившие в ту злосчастную ночь, которые естественно показали, что погибший Василий в тот день нарядом милиции в отдел не доставлялся, а его труп был случайно обнаружен участковым инспектором, вышедшим на крыльцо отделения покурить. Дело вновь прекратили.
Прошел год и у Васиной мамы случился очередной приступ. Она заявляет, что труп в морге, предъявленный ей на опознание, вовсе не был телом ее ненаглядного сыночка. Дело по указанию городской прокуратуры тут же возобновляют и проводят эксгумацию. Что представлял собой покойник, извлеченный из могилы через год после захоронения, я рассказывать не буду, но Нина Петровна мужественно перенесла увиденное зрелище и повторно опознала сына по сохранившимся чертам лица, волосам, а также старой травме левой стопы. Дело прекращают вновь.
Но не тут-то было. Нина Петровна обращается за помощью к
частнопрактикующему юристу, который с этого момента и начинает представлять ее интересы в казенных домах. Свою фамилию – Козлевич – юрист оправдал сразу же. Тут же появляется заявление Ивановой, что она ошиблась во время опознания при эксгумации, так как находилась в шоковом состоянии. Переписка городской прокуратуры и тандема Иванова – Козлевич длилась около года. В конце концов, затраханная городская прокуратура дала указание о возобновлении расследования уголовного дела и его переквалификации на умышленное убийство. Труп Васи было приказано повторно эксгумировать, что наша несчастная Калининградская прокуратура и сделала.
На Северном кладбище провели повторную эксгумацию, и извлеченные кости направили в СМЭС. В течение четырех месяцев судебно-медицинские криминалисты восстанавливали лицо трупа по черепу и в итоге получили почти зеркальное сходство с Васиным изображением на фотографии. Теперь сомнений ни у кого не осталось: тело, обнаруженное напротив отделения милиции в 94-ом году и дважды эксгумированное в 95-ом и 96-ом принадлежит Иванову Василию. Ура! Истина установлена! Дело можно прекращать?
Как бы не так. Ведь Нина Петровна убеждена, что ее сын убит злыми ментами. По этой-то причине труп Василия и был обнаружен у входа в отделение милиции. После серии жалоб дело возобновляют вновь. Проводится следственный эксперимент. Манекен Васиного роста и веса несколько раз сбрасывают с крыши той самой девятиэтажки, и каждый раз он стабильно приземлялся неподалеку от входа в злополучный отдел милиции. Все? Думаете, теперь Нина Петровна спокойна, и не потревожит прах сына? Как бы не так. Она заявляет, что ее отпрыск наркоманом не был и сам спрыгнуть с крыши не мог. Милиционеры его просто сбросили, сымитировав самоубийство. Всем миром ищут друзей и знакомых покойного Васи Иванова, которые припоминают, что погибший всегда любил «забить косячок», а в последнюю пару недель перед смертью вообще «подсел на иглу». Нина Петровна в один голос с Козлевичем кричат, что показания сфальсифицированы и все свидетели запуганы милицией. Но их уже никто не слушает. Дело об убийстве Иванова прекращают и кладут на полку в архив.
Но жалобщики не дремлют. Они требуют предоставить им возможность ознакомиться с материалами уголовного дела. В следственной практике такого еще не было. Ведь по УПК РСФСР, потерпевший (то есть Иванова Н.П.) имел право прочесть лишь материалы дела, направляемого в суд. Но для Козлевича с Ивановой было сделано исключение и с делом им было разрешено ознакомиться. Эта сомнительная честь тогда выпала мне. Ежедневно с 9 до 18-ти два престарелых человека с желтыми лицами скрупулезно переписывали пожелтевший четырехтомник. Их ехидные и безграмотные комментарии я старался пропускать мимо ушей, заранее зная, что и мое имя будет упомянуто в многостраничных жалобах Нины Петровны. Когда четыре пухлых тома были полностью скопированы, Козлевич, ухмыляясь, сообщил мне, что вчера закончил 68-ми страничную жалобу в Генеральную прокуратуру и скоро нашей районной прокуратуре вообще, и мне в частности, придется очень несладко за укрывательство преступлений сотрудников милиции.
Пожелав ему удачи в деле сутяжничества, я распрощался с этой компанией.

* * *

Коноводов поставил пустую бутылку «Столичной» под стол и взглянул на меня мутными глазами.
- Ну что, допил свой чай, господин следователь? Айда по домам. Десятый час уже.
- Так что же с моим делом будет Андрей? - я поднял дипломат с пола и направился к двери.
- Поищем, конечно. Барабанов напряжем. Но ничего не обещаю, Вовчик. Ничего не обещаю. Глухарь он и есть глухарь. Как я всегда пишу тебе в справках: «В случае поступления дополнительной информации, Вы будите незамедлительно уведомлены».

Автор: прокурорская морда

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
данунах
08.04.08 14:42

я тута

 

08.04.08 14:44

я еще и из Калининграда

 

08.04.08 15:22

жизненна

 
свояк
08.04.08 15:25

ни а чем

 
данунах
08.04.08 15:39

муся, а че в начале поста указано% Начальник «убойного» отдела Калининградского РУВД ..?

 
данунах
08.04.08 15:40

Я еще подумал при чем здесь питер

 
GS
08.04.08 15:47

мусоров в топку!

 
WHEEL NUT
08.04.08 15:50

опять похую...

 
Олежка
08.04.08 20:09

что за бред сивой кобылы?МУСАРОВ И АФТАРА НА ХУЙ В ПЕЧКУ!!!!БЛЯ ТОЛЬКО ВРЕМЯ ЗРЯ ПОТРАТИЛ

size 48Kb
 
помощник прокурора
08.04.08 20:46

рассказ о ебаных ментах и прокурорском следаке
все правильно
сейчас вообще комитет сделали не завидую я бывшим прокурорским(((

 
Начальнег
08.04.08 20:59

Непросто жить. Особенно органам.

 
Илья
09.04.08 10:47

глухарь - это Вовка, железный глухарь

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Не чувствуй
"Учитель - это призвание", "врач - это призвание"...
Голодная история
Привет! Познакомимся?
Новая из ВИА Гры - Ольга Меганская
Не служил - не мужик!
«Человека труда»
СССР конца 80х
Заработал
Удар током