Зеркало




08 июля, 2008

Дача

Резво катится по подмосковным просторам модный автомобильчик. За окном мелькают милые русскому сердцу пейзажики: вот берёзовая рощица, с чернеющими ёлочками, вот просторный лужок с тощими коровками, вот маковки церквушек, а вот развешенные вдоль дорожки веночки - память о тех автомобилистах, для которых эта дорожка стала последним из того, что они успели увидеть в этой жизни. Так бывает. Вот живёт себе человечек и радуется. А как же ему не радоваться, ведь всё у него есть. Всё, что нужно для радостной и счастливой жизни. И многокомнатная квартира не где-нибудь, а в Москве, в самом центре, и работа не какая-нибудь, а высокооплачиваемая и даже очень, и машина не простая, а самая современная. И вот едет он на самой современной машине, слушает выступление не кого-нибудь, а самого президента и наполняется не чем-нибудь, а пониманием своего человеческого предназначения, как вдруг бац со встречной полосы выскакивает фура. На фуре написано “пустой”, однако лобовое столкновение неизбежно. И всё - кино обрывается на самом интересном месте и продолжения, увы, уже не предвидится. Даже рекламной паузы не покажут. Лишь на дороге появится ещё один веночек, повешенный безутешными родственничками в предвкушении схватки за наследство. Впрочем не будем о грустном, а поговорим-ка лучше о тех, кто сейчас едет в модном автомобильчике.
Так кто же сейчас едет в модном автомобильчике?

А в модном автомобильчике сейчас едет вот кто.
За рулём модного автомобильчика находится Элеонора Лукинична Гуз - тридцатилетний доцент кафедры филологии Московского Государственного Университета, весьма импозантная дама с безупречным вкусом и изысканными манерами. Рядом развалился её муж сорокапятилетний Натан Абрамович Гуз - в прошлом физик-теоретик, а ныне менеджер нефтяной компании. На заднем сиденье модного автомобильчика устроилась Людмила Ивановна Немирович - бывший торговый работник в городе Одессе, а ныне безработная в городе Москве. Людмила Ивановна приходится родной матерью Элеоноре Лукиничне, а в данный момент еще и тёщей Натану Абрамовичу. Активно молодящаяся Людмила Ивановна находится в том возрасте, в котором уже неприлично спрашивать у женщины, в каком возрасте она находится. Поэтому о возрасте Людмилы Ивановны говорить не будем, а поговорим-ка лучше о том, кто находится рядом с Людмилой Ивановной.
Так кто же находится рядом с Людмилой Ивановной?
А рядом с Людмилой Ивановной находится вот кто.

Во всех интересных и увлекательных историях обязательно должен быть некто, кому суждено сделать эту историю интересной и увлекательной. В нашей истории эта роль досталась семилетнему гражданину России, который находится рядом с Людмилой Ивановной и это никто иной, как внук Людмилы Ивановны - Серёжа, любознательный и подвижный мальчик, который в этом году должен пойти в первый класс. Серёжина мама, Элеонора Лукинична, родила его во время своего бурного пост-студенческого романа, когда она, по её же словам была молода, глупа и доверчива и совсем не понимала всех нюансов современной жизни. Теперь-то она не такая, теперь-то она знает почём фунт лиха. И научил её этому не кто-нибудь, а сам Натан Абрамович Гуз, законный супруг Элеоноры Лукиничны, спасибо ему большое за это, жаль Серёжа никак не хочет признавать его своим папой.
А что же хочет семилетний мальчик Серёжа?
А семилетний мальчик Серёжа хочет вот что.
В данный момент семилетний мальчик Серёжа больше всего хочет, что бы его мама разрешила ему, если не поездить, то хотя бы посидеть за рулём модного автомобильчика.
- Мама, мамочка, разреши мне, пожалуйста, когда мы приедем, посидеть за рулём твоей машины. Я ведь уже большой. Ты ведь сама это говорила. Хорошо?
- Малыш, - со вздохом парирует Элеонора Лукинична - Да. Ты уже большой. И я не раз тебе об этом говорила. Но ты не понимаешь самого главного, что всё в этой жизни не случайно. И это всё нужно или заслужить или заработать. Вот пойдёшь в школу, вот будешь хорошо учиться и вот станешь таким же умным, как папочка, и купишь себе своё авто. А пока, увы, дружок, быть тебе только пассажиром. Правда, ведь, Натанчик?
- Лаком гость к мёду, да пить ему воду, - изрекает Натан Абрамович.
- Я вас не совсем понимаю, Натан Абрамович, - присоединяется к разговору Людмила Ивановна - Зачем ребёнку делать весело из-за какой-то ерунды. От вас, что убудет, если дать мальчику немножко подержаться за руль вашей лайбы?
- Всем давать, Людмила Ивановна, сломается кровать, - возражает Натан Абрамович.
Вот такой вот или почти вот такой вот разговор происходит между пассажирами модного автомобильчика. А теперь пришло время рассказать о том, куда же держат путь пассажиры модного автомобильчика.
Так куда же держат путь пассажиры модного автомобильчика?
А пассажиры модного автомобильчика держат путь вот куда.
Дача, чудесная дача, семьдесят километров от Москвы, комфортабельный коттедж в сосновом бору, большой участок, на участке пруд с лебедями и уточкой, дача, за которую деньги были проплачены ещё в марте, а сейчас уже июнь, дача арендованная Натаном Абрамовичем и Элеонорой Лукиничной для Людмилы Ивановны, дабы Людмила Ивановна жила на даче с внуком Серёжей, дышала чистым воздухом и не мешала Натану Абрамовичу и Элеоноре Лукиничне коротать, такое короткое московское лето. Надеюсь, что теперь понятно, куда держат путь пассажиры модного автомобильчика.
Поскольку любой знаток и ценитель русского языка, наверняка, найдёт неуместным столь частое употребление слов “модный автомобильчик”, то я постараюсь больше не употреблять слов “модный автомобильчик”, а лучше расскажу о хозяйке той дачи, куда держат путь пассажиры модного автомобильчика.
Итак, поговорим-ка о хозяйке дачи - Варваре Витальевне Жеребцовой, взглянув на которую сразу понимаешь, какими должны быть настоящие русские женщины: крепкими, невысокими, пусть и не красивыми, слегка пучеглазыми, но зато очень и очень добрыми и очень и очень терпеливыми. Ведь на плечи таких женщин ложатся все тяготы русской жизни. Ведь они не по наслышке знают, что такое тяжёлый, крестьянский труд и даже будучи оторванными от святой русской земли и живя в городе, они всё продолжают и продолжают честно и добросовестно трудиться на благо своей родины. И будьте уверены, что такая женщина за своё простое, женское счастье будет стоять насмерть - никого не пропустит, тем более без очереди.
Так что же заставило Варвару Витальевну принять столь страшное решенье? - сдать в аренду своё простое женское счастье, свою дачу, где в каждое деревце, в каждый кустик, в каждый цветочек было вложено столько любви и столько труда, что на душе становится радостно и спокойно, когда думаешь обо всём об этом.
А сдать в аренду своё простое женское счастье, свою дачу Варвару Витальевну заставило вот что.
Ещё зимой, в районной поликлинике, Варвара Витальевна узнала, что у неё рак - циничные последние два месяца, скупо отпущенные врачами. И первая мысль, которая посетила Варвару Витальевну после столь печальной новости, была мысль о своём простом женском счастье, о своей даче. Ведь совершенно очевидно, что когда человек смертельно болен раком, то ему совсем уже не до дачи, очень сложно придумать до чего может быть человеку, когда он смертельно болен раком. Но, тем не менее, с дачей что-то нужно делать, ведь Варвара Витальевна настоящая русская женщина и просто так отказаться от своего простого женского счастья она не может. Просто продать свою дачу, Варвара Витальевна не может, поскольку владеет ею на паях с братом Артёмом, который в это время находится в местах не столь отдалённых. Поэтому Варвара Витальевна решает сдать и сдаёт свою дачу в аренду, и не кому-то там, а самому Натану Абрамовичу за очень и очень приличные деньги. Вот такая вот цепочка событий приводит к тому, что уже очень скоро пассажиры модного автомобильчика окажутся на даче у Варвары Витальевны. Теперь необходимо осветить ещё два события, которые весьма и весьма существенны: во-первых, Варвара Витальевна посетит один украинский храм, где будет всю ночь молиться, стоя на коленях, а потом вернувшись домой узнает, что в поликлинике перепутали анализы и что она абсолютно здорова, а во-вторых, по амнистии из мест не столь отдалённых вернётся родной брат Артём. И теперь исцелившись, полностью переродившись для новой жизни Варвара Витальевна и брат Артём на семейном совете будут решать, что же им делать дальше.
Так что же решат, на семейном совете Варвара Витальевна и брат Артём?
А решат они вот что.
От денег, тем более таких приличных денег, которые были получены за аренду дачи ни в коем случае отказываться нельзя. Это с одной стороны. С другой стороны брату Артёму нужно ведь где-то жить и поэтому брат Артём должен за оставшееся время успеть построить на дачном участке какое-нибудь жильё, дабы дачесъёмщики жили бы, как и было договорено, на самой даче, а брат Артём жил бы в это время в построенной времяночке и к нему бы в гости приезжала бы Варвара Витальевна, и вкладывала бы в каждое деревце, в каждый кустик, в каждый цветочек столько любви и столько труда, что на душе становилось бы радостно и спокойно, когда думаешь обо всём об этом.
Так что же увидят пассажиры модного автомобильчика, когда они окажутся на даче у Варвары Витальевны?
А увидят они вот что.
Участок, весь тщательно перекопанный и засаженный клубникой, картошкой и кустами крыжовника. Посреди участка возвышается деревянная двухэтажная конструкция, построенная по типовым советским стандартам, в углу участка водоём, а точнее большая лужа или маленькое болотце, рядом сооружение, наспех сколоченное из самого разнообразного строительного материала, на участке усердно роет землю человек одетый в форму десантника, на пороге стоит Варвара Витальевна и всем своим видом демонстрирует радушие и гостеприимство.
- Пожалуйте, дорогие гости, в дом, - приглашает она, улыбаясь. - А мальчик пусть останется, подышит свежим воздухом.
Гости через небольшую прихожую, проходят в комнату, на удивление просторную и светлую. В комнате старинный добротный стол и стулья, на окнах симпатичные занавески, в каждом углу висит икона.
- Господи, вы не можете себе представить, как я рада видеть вас, располагайтесь, будьте как дома - говорит Варвара Витальевна, потом выходит на середину комнаты и начинает креститься на каждую икону по очереди.
- Позвольте, позвольте, - пытается вернуть хозяйку на грешную землю Элеонора Лукинична. - В объявлении чёрным по белому было написано про комфортабельный коттедж и про пруд с лебедями и уточкой тоже было.
- Вот тебе сказка, а мне бубликов вязка, - вторит жене Натан Абрамович - Вы уж объясните, уважаемая хозяйка, где тут коттедж и где лебеди с уточкой.
- Ах, боже мой… - отвечает Варвара Витальевна. - Ах, господи помилуй. Да вот же вот. Всё перед вами.
- Вей зе мир! - вступает в разговор Людмила Ивановна. - Я давно уже взяла глаза в руки, аж голова поперёк стала, но никакого коттеджа я здесь не наблюдаю. Сдаётся мине, что нам фуфло задвинули.
- Мама, ну мы же с тобой договорились, что в Москве ты говоришь только на русском языке, - замечает Элеонора Лукинична - но в чём-то ты, конечно, права. Варвара Витальевна, голубушка, соблаговолите объяснить, где обещанный комфорт?
- Все удобства во дворе, - заученной скороговоркой отвечает Варвара Витальевна.
Пауза.
- Кишен мерен тухис, - первой нарушает тишину Людмила Ивановна - Как вам это нравится? Эта гагара хочит сделать так, что бы я и мой внук имели за счастье какать на улице!
- Есть чем сесть, да не на что, - успевает добавить Натан Абрамович.
- Господи, ну почему же на улице? - возражает Варвара Витальевна - На участке есть нужник и мой брат Артём к вашему приезду его как следует вычистил, но даже, если вы привезёте свой собственный биотуалет и здесь его установите, то я не буду против. На всё воля божья.
- Я отказываюсь вас понимать, Варвара Витальевна - продолжает беседу Элеонора Лукинична - Ведь ещё в марте мы с Натаном Абрамовичем отдали вам деньги и прошу заметить не малые деньги, на эти деньги в Москве легко можно снять вполне приличную квартиру со всеми удобствами, но мы этого не сделали потому что хотели, чтобы наш сын дышал чистым воздухом и …
- Так пусть дышит, ради бога, кто ж протв? - перебивает Варвара Витальевна.
- А бабец то вконец оборзела. - возмущается Людмила Ивановна - Слушай сюда, божья коровка, гешефт ты провалила, ищи себе других лохов, так что башли взад и ты будешь ходить к нам на именины, а мы к тебе в гости.
- Думал сено косить, ан дождь, - поддерживает тёщу Натан Абрамович - Брать легко, а отдавать тяжело. Однако деньги, Варвара Витальевна, вам придется вернуть.
- Какие деньги? Нет не каких денег! - поджимает губы Варвара Витальевна - Я все деньги на лечение потратила.
Пауза.
Неожиданно дверь открывается и в комнату заходит человек в форме десантника. Он входит не один, а вместе с мальчиком Серёжей, которого держит за ухо. Сразу видно, что мальчику Серёже это не нравится. Человек в форме десантника хмуро спрашивает:
- Чей пацан? Какого хуя это сучёнок нам всю клубнику потоптал.
- Прекратите немедленно, что вы себе позволяете? Отпустите сейчас же моего сына - голос Элеоноры Лукиничны готов сорваться на крик.
- Хороша Маша, да не наша - плотоядно оценивает Элеонору Лукиничну человек в форме десантника, продолжая держать мальчика Серёжу за ухо. Потом переводит взгляд на Людмилу Ивановну и добавляет, слегка присвистнув: - Фьють, а у тёти Ниси до колена сиси.
В ту же секунду человек в форме десантника чувствует как ему одновременно в морду и промежность впиваются ногти той, кого он имел неосторожность обозвать именем Нися.
- А ну-ка, поц, оставь мальца в покое или юшкой сейчас умоешься, - шипит Людмила Ивановна.
- Варя, убери от меня эту ебанутую - визжит человек в форме десантника, отпускает ухо мальчика Серёжи и прячется за спину Варвары Витальевны.
- Побойтесь бога, это мой брат Артём - принимает подачу Варвара Витальевна - Он в Афгане за вас кровь проливал. Что вы себе позволяете, раз на крутой тачке ездите, думаете вам всё можно?
- Артём, - вступает в игру Элеонора Лукинична - поверьте, мы все уважаем вас как воина-интернационалиста, защитника нашей родины. Возможно вы смелее, честнее, глубже нас, но вдумайтесь, будьте великодушны хоть на кончике пальца, пощадите меня. Ведь, Серёжа, мой сын, а вы ему чуть было ухо не оторвали.
- Не топтал бы ваш выблядок клубнику - всё было бы заебок - отвечает брат Артём из-за спины Варвары Витальевны.
- Уважаемый, вынуждена вас уведомить, что вся ваша грязь, все те негативные волны, которые вы излучаете, совершенно не совместимы с моей аурой. И я попрошу избавить меня от вашего присутствия сию же минуту, - возмущается Элеонора Лукинична.
- Ага. Избавить. Пососи мою антенну, крошка - приходит в себя брат Артём.
- Он-таки малохольный на всю голову - вступается за честь дочери Людмила Ивановна. - Сперва пущай твоя сестрица у своего боженьки на клык возьмёт.
- Не богохульствуй, тварь - закипает Варвара Витальевна - ты должна извиниться.
- И эта чувырла будет учить меня жить! Вжучила свой баржан и ещё бухтит чего-то, - успевает сказать Людмила Ивановна и тут же получает от Варвары Витальевны звонкую пощечину, но не теряется и отвечает ей абсолютно симметрично.
И вот уже эти две вообщем то немолодые и солидные женщины превращаются в туго сплетённый, визжащий, рычащий, ревущий, катающийся по полу узел из двух тел, в котором каждое тело изо всех сил стремиться ущипнуть, укусить, поцарапать, вырвать клок волос или порвать ноздрю другого тела, что вообщем то получается и получается весьма неплохо. И над всем этим великолепием скачет и размахивает руками, как петух крыльями, брат Артём, видимо стараясь как-то помочь своей родственнице.
- Натан, сделай что-нибудь. Они сейчас друг-друга поубивают - умоляет Элеонора Лукинична своего мужа.
- Как говорил мой школьный друг, Тёма Жеребцов, проблемы негров шерифа не ебут, - изрекает Натан Абрамович.
В тот же миг брат Артём бросает женский бой и с изумлением таращится на Натан Абрамовича.
- Танк, это ты что ли?
- Артемон, неужели это ты, ну ты даёшь, чувак! - с не меньшим изумлением восклицает Натан Абрамович.
- Варя, Варюха, здесь же лучший мой школьный корешь!, - уже кричит с восторгом брат Артём.
Пауза.
Как же трогательны, чисты и возвышены бывают русские люди, когда, вдруг, они понимают, что вся их взаимная неприязнь, все их распри и ненависть друг к другу, ничто по сравнению с величием их страны с её древней культурой и героической историей! Ведь именно в эти минуты примирения раскрывается вся ширь загадочной русской души, вся её удаль и мощь и сразу понятно, что никакому врагу нас не одолеть, и что мы покоряем пространство и время, и что мы рождены, чтоб сказку сделать былью и что русские бабы самые красивые. И вот уже нет на всей земле людей родней и ближе, чем Натан Абрамович и брат Артём и они наперебой вспоминают случаи из школьной жизни, и вот уже Элеонора Лукинична вовсю говорит комплименты Варваре Витальевне, а Варвара Витальевна вместе с Людмилой Ивановной дружно собирают на стол, и вот уже сама-собой будто бы специально приготовленная для такого случая, появляется бутылочка водочки и солёные огурчики с грибочками тоже появляются и даже баночка с красной икоркой, извлекается из бардачка модного автомобильчика и скоро, совсем скоро мы услышим тосты за любовь и за дружбу, за детей и за родителей и хор нетрезвых голосов обязательно затянет: “Ой мороз, мороз …”
Так должно быть. Но так не будет. Потому что все эти милые и приятные люди умрут так и не успев сказать друг-другу всех комплиментов, попробовать водочки, закусить солёными грибочками и огурчиками и отведать красной икорки и спеть “Ой мороз, мороз …”
Умрут все.
Умрёт Натан Абрамович, которому на роду была написана дальняя дорога означавшая, что после того, как Натан Абрамович станет генеральным директором нефтяной компании, он тут же попадёт в нелепое дорожно-транспортное проишествие, примерно такое, что было описано в самом начале, которое поставит крест на карьере Натана Абрамовича и лишит жизни Натана Абрамовича, избавив страну от ещё одного олигарха. Умрёт Элеонора Лукинична, которой на роду была написана смерть в казёном доме, что на деле должно было означать, что после долгой судебной тяжбы за наследство с многочисленными родственниками Натана Абрамовича, она посетит международную конференцию, где познакомится с одним канадским профессором, который посвятит её во все тайны анального секса, и уже после вооружённая этими знаниями и активно применяя их на практике она заболеет спидом и скончается в швейцарской клинике. Умрёт Людмила Ивановна, которой на роду были написаны большие хлопоты, означавшее, что она в целях омоложения испытает на себе какое-то редкое лекарство, после которого станет долго и мучительно болеть и переживёт революционную операцию по пересадке желудка, печени, почек, двенадцатиперстной кишки и поджелудочной железы, после чего окончательно излечится и погибнет от удушья, подавившись вишнёвой косточкой. Умрёт Варвара Витальевна, которой на роду было написано оказаться вдали от глаз любимого, но не потерять место в его сердце, что на практике означало, что мечта Варвары Витальевны стать христовой невестой сбудется целиком и полностью и она наложит на себя руки после того, как всплывут факты использования ею монастырского инвентаря не по назначению, когда настоятельница застукает её мастурбирующую церковными свечами. И брат Артём тоже умрёт, он так и не сумеет найти другую работу кроме как ходить по электричкам и исполнять афганские и чеченские военные песни и ему ради интереса проломит голову кастетом какой-то скинхед, помочась на труп и даже не забрав напетых за целый день денег, хотя на роду у брата Артёма была написана тайная смерть в пропитом доме.
А избавит всех этих людей от всех этих неприятностей никто иной как семилетний мальчик Серёжа. Причём, сделает это он ни когда-нибудь, а прямо сейчас.
Так что же сделает семилетний мальчик Серёжа прямо сейчас?
А семилетний мальчик Серёжа прямо сейчас сделает вот что.
Когда брат Артём обратится к семилетнему мальчику Серёже и скажет “А ну-ка, сучий потрох, сгоняй-ка на огород и сорви нам свежего лучку”, то семилетний мальчик Серёжа посмотрит вопросительно на свою маму, а Элеонора Лукинична подтвердит: “Cходи, сходи, сынок. Будь умницей”.
Тогда семилетний мальчик Серёжа выскочит в прихожую, хлопнув входной дверью, и что самое интересное, ключик от входной двери, который всегда торчал во входной двери, на этот раз торчать не будет, потому что этот ключик окажется у семилетнего мальчика Серёжи, который вставит этот ключик в замочек и повернёт этот ключик два разика по часовой стрелочке. А потом, что не менее интересно, возьмёт со стола керосиновую лампу, и выльет весь керосин прямо на пол и чиркнет спичкой. И кто это только всему этому его научил? Наверное, современный кинематограф.
Весело и дружно загорится дача Варвары Витальевны и скоро, совсем скоро превратиться в большой и красивый костёр.
Поначалу Натан Абрамович, Элеонора Лукинична, Людмила Ивановна, Варвара Витальевна и брат Артём будут вести себя довольно шумно и даже разобьют все стёкла на окнах, пытаясь выбраться наружу, но потом, наглотавшись дыму и убедившись в том, что у хорошей хозяйки Варвары Витальевны крепкая дверь и крепкие железные решётки на окнах, все успокоятся и будут любоваться горящей дачей изнутри.
И уже никто не запретит мальчику Серёже кататься на модном автомобильчике.

©HЕФЕРТИТИ

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Perkin
08.07.08 15:58

я

 
:)
08.07.08 15:58

2-й

 
Perkin
08.07.08 15:58

падажду камментов, уж че та дахуя букав
заебался такие посты четать уже

 
Алла
08.07.08 16:00

ох. Вайнаимир

 
London
08.07.08 16:02

Писец, сегодня либо про трах-трарарах либо ооооочень длинные посты.

 
йо
08.07.08 16:03

поучительная история а детях-убийцах)

 
cjAndrews
08.07.08 16:04

Ну хоть первый и последний абзацы читал кто? О чем?

 
cjAndrews
08.07.08 16:05
"йо" писал:
поучительная история а детях-убийцах)
Ну это и по последнему предложению понятно- читать?
 
критик
08.07.08 16:06

©HЕФЕРТИТИ - ебнутая на всю голову социопатка. Только больная психика могла "родить" сей шедевр бездарности.

 
Kozo
08.07.08 16:09
"cjAndrews" писал:
я так понял это хоррор...вроде все умерли в конце..ну я последний абзац прочитал.
 
Автоматический Превед
08.07.08 16:11

чёт говно какое-то

 
Татарин
08.07.08 16:12

Ахренеть! Дайте две!

 
Basil
08.07.08 16:15

Дача

size 30Kb
 
зВерь Верюга
08.07.08 16:18

ниасилил.Унылое гавно

 
London
08.07.08 16:19

ой я прочитала

 
London
08.07.08 16:20

на троечку

 
vich
08.07.08 16:29

оригинальненько... стиль изложения понравился

 
Санек
08.07.08 16:40
"London" писал:
на троечку
+1
 
Клaйпед
08.07.08 16:51

как в конце все умерли поставить в начало,а то, что в начале спрятать до лучшего того что после,или наоборот

 
novenky
08.07.08 16:54

мне стиль понравился. но нифиртити паходу готка каторая мечтает а модной машине

 
Docent
08.07.08 19:09

Многа букафф... не асилил.... аффтар мудаг

 
aqvo
08.07.08 22:49

Чудесный стиль...долбайобам не понять

 
имя или ник
08.07.08 23:10

нармальна. сойдёт.

 

08.07.08 23:22

нефертити-кура

 

09.07.08 09:21

Бред можно не читать

 

09.07.08 10:04

В метро почитаю..

 
Фурманофф
09.07.08 10:37

Че вы все заладили "все умерли-все умерли"? Не читали, - так нефиг трындеть! Никто не умер!
Мне понравилось! Колоритно и стиль отличный!

 
444
09.07.08 12:06

Пора всех гузовское племя на работу на военный заводик ипа Освенцима пристроить.

 
Глодт
09.07.08 15:16

Хорошо.... Особенно понравилось

Как же трогательны, чисты и возвышены бывают русские люди, когда, вдруг, они понимают, что вся их взаимная неприязнь, все их распри и ненависть друг к другу, ничто по сравнению с величием их страны с её древней культурой и героической историей! Ведь именно в эти минуты примирения раскрывается вся ширь загадочной русской души, вся её удаль и мощь и сразу понятно, что никакому врагу нас не одолеть, и что мы покоряем пространство и время, и что мы рождены, чтоб сказку сделать былью и что русские бабы самые красивые.

 
furmanoff
10.07.08 16:15

111

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Волшебные слова рекламного языка
Настоящая любовь
Правильное решение
Пристрелил дерево!
Сомелье
Биткойн уже 20 000 $
Подруга, попав в мужской коллектив, изменилась до неузнаваемости
Привет из Москвы конца шестидесятых


Случайные посты:

Дорогой, повымираем вместе?
Бабушка
Сыр не пройдет!
Девичьи самострелы
Как переночевать в женском общежитии
Вызывают жениха
Сегодня праздник!
Тихо как мышь
Будущее наступило
Токсичные люди