Зеркало




18 июля, 2008

Тмин

Ты ничего не знала, дорогая. Бедняжка, это не твоя вина. Ты просто была дурочкой, каких свет не видел, ну а больше тебя и упрекнуть не в чем. Милая, я ведь не сержусь на тебя. Сейчас, когда я пишу это письмо, у меня трясутся руки. Я стараюсь писать разборчиво, но эта дрожь – её не унять. Я пробовал выйти из дома и побродить по улицам – не помогло. Я держал руки под струёй ледяной воды – но только смыл с них пот. Они стали холодными, но остались липкими. Меня всего трясёт, дорогая, но это не из-за тебя. Ты же не могла знать. У тебя были какие-то догадки, ты смутно осознавала, что я не в себе, но ты ничего не знала.
Да, наша извращённость соединила тебя и меня. Нас сразу потянуло друг к другу. Тебе было наплевать на причины, анализ никогда тебя не увлекал. Твоя чувственность целиком брала на себя функции левого полушария, дорогая. Ты доверяла своей интуиции, но не прислушивалась к органам чувств. Я не могу тебя винить, я не могу винить тебя за твою природу.
Хочешь, я тебе всё расскажу? Хочешь, я за тебя проведу весь анализ? Тебя привлёк мой патос, тебе всегда нравились такие люди, а более глубоких психических травм ты ещё не встречала. Секс с шизиками – дикий, жестокий и циничный – тебе от этого крышу сносило.
Чёрт, меня всего колотит, хотя уже почти час, как всё кончено. Дорогая, могла ли ты представить, что я настолько глубоко ёбнутый?
По твоей милости я чуть не утонул тогда.

Ты трахалась с безнадежно сумасшедшим бандитом, но мне об этом не сказала. А я ведь даже не запал на тебя сразу – просто обратил на тебя внимание, и ты мне понравилась, исключительно внешне. Ты заметила это и позволила себе лёгкий невинный флирт. Весь вечер кокетничала, используя немалый запас своих приёмчиков, в ход пошло всё, что ты умела. Не потому, что ты так уж хотела влюбить меня в себя, просто ты по-другому не умела.
Через неделю твой любовник всё понял. Он вычислил меня довольно быстро, и помнишь, что было потом? Я могу восстановить самые незначительные детали. Его воспалённая фантазия позволяла ему довольно нетривиально мыслить. Дорогая, твой благоверный маньяк доставил мне незабываемый опыт. Знаешь, когда тебя топят в ведре бензина, все детали этого крещения воспринимаются необычайно ярко. Мои колени, стёртые о бетонный пол гаража, ссадины на лице горят огнём, бензин смешивается с кровью, проникает в трещины на разбитых губах, потом в нос и глотку. Тот маслянистый вкус нефти я не мог потом ничем перебить в течение месяца.
Спасибо тебе, милая, ты смогла его успокоить. Он послушал тебя и разжал свои мохнатые пальцы с грязными ногтями. Правда, только после того, как вырвал клок волос с моего затылка. Я валялся у вас в ногах и кашлял, пока вы выясняли отношения. Ты кричала, дорогая, а он оправдывался. Этот бабуин оказался прекрасным ритором: каждый раз, нуждаясь в эффектном акценте, он пинал меня под рёбра, и я блевал бензином, придавая значимости его словам. Потом он ушёл, и ты стала вылизывать мои раны, конечно, фигурально выражаясь.
Почему я об этом вспоминаю, дорогая? Да ведь именно тогда тебя и перемкнуло. Ты втрескалась в меня по уши, извращенка, настолько тебя очаровало это жалкое зрелище. Ты всегда текла при виде любого ничтожества, а я был настоящим эталоном.
Несколько месяцев спустя последние сомнения отпали – у нас всё было серьёзно. Ты холила и лелеяла каждого таракана под моей черепной коробкой и фонтанировала детской радостью при любом моём неадекватном поступке. Дошло до того, что я стал намеренно эксцентричен, лишь бы доставить тебе удовольствие. Ты знала об этом, дорогая? Ты знала, что в половине случаев это был дешёвый эпатаж? Нет, ты не знала. Дурочка. Любовь моя.
Тебя не интересовало, что заставляет меня быть рядом... Представь себе, это письмо помогает – мне уже значительно лучше, я почти успокоился. Да, тебя не интересовало... Тот случай в гараже, не у тебя одной что-то щёлкнуло тогда. Во мне тоже что-то произошло. Тогда я не понимал, но теперь понял. Что-то изменилось у меня внутри, а именно – появилось что-то новое. Я наглотался бензиновых семян, и они проросли нефтью, которая вскоре заполнила все полости моего тела – те, что предназначались для желчи. С тех пор я стал совершенно бесстрастен, а внутри постоянно бурлило и клокотало чёрное, густое и вязкое. Нефть. Дорогая, знаешь, это была ненависть. Я целиком состоял из неё. Нет, я не был буйным, или грубым, или подлым. Я был, душкой, правда? Сама любезность. Я ведь любил тебя, дорогая. Но моей сущностью была абсолютная ненависть, которая нуждалась в объекте. А кто был ближе всех и всегда рядом? Я ненавидел тебя каждой клеткой своего организма, и это сближало нас гораздо сильнее, чем какая-то там любовь. А ты ничего не знала.
Дорогая, всего лишь одой малюсенькой глупости с твоей стороны оказалось достаточно. Я был разбухшим пузырём злобы, и ты проткнула меня крохотным семечком тмина. Я и сам не ожидал от себя такого. Кто же мог знать? Уж точно не ты, любовь моя. Прости, но ты сама виновата, хоть я и не могу тебя ни в чём винить. Если на ком и лежит ответственность за всё, так это на твоём бывшем, этом отмороженном бандосе, который всем своим видом доказывал, что теория эволюции – не более чем теория. Если бы он тогда не напоил меня бензином, во мне не взросла бы эта кошмарная чернота, которую я выплеснул на тебя час назад.
Мой аналитический ум всегда работал за нас двоих, так уж повелось. Иногда я за ним совсем не успеваю. Вот, как сегодня.
Но это ты, ты, дорогая. Это ты пришла с пакетом продуктов и вызволила таракана дедукции. Я потерял контроль над ним и уже не мог управлять ситуацией, собой, своими руками. Всё произошло само по себе.
Я увидел хлеб. Чёрный хлеб. Чёрный хлеб с тмином. Ты выложила его на стол и снова запустила руку в пакет.
Ты знала, что углеводород – один из основных компонентов нефти?
Ты знала, что терпены, природные углеводороды – одни из основных компонентов эфирных масел?
Ты хотя бы отдавала себе отчёт, сколько в тмине эфирного масла, дорогая?
Нет, вряд ли. А я вот знал. Но я не сержусь на тебя. И ты тоже не сердись, ладно? У меня ведь такая помойка в голове. Прости, кто мог знать, что во мне накопилось столько этой чёрной мерзости.
Снова начался колотун, мне больно смотреть на то, во что я тебя превратил. Но ничего, уже недолго осталось. Окно распахнуто. Сейчас вот только допишу это письмо тебе.

Постой, любовь моя, но чем же ты его прочтёшь?

Автор: Арлекин

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
нах
18.07.08 12:30

1

 
Perkin
18.07.08 12:30

я

 
Макар
18.07.08 12:34

Ты

 
нах
18.07.08 12:35

вы

 
Альф
18.07.08 12:36

фигня

 
Ящык
18.07.08 12:38

Воффка маладец!!!
Мы ждем говно, и Вова его постит

 

18.07.08 12:42

ТЫ.... Вова, Бензина часом
сегодня не наглотался?

 
vich
18.07.08 12:44

пары эфирного масла тмина впитались в головной мозг Вольдемара и он решил взорвать мозги нам...

 
Perkin
18.07.08 12:47

пиздец пятница мне начинает казаться уже не пятницой, а тяжолым отходняковым панидельником!

 
Вишенка
18.07.08 12:47

кто здесь???

 
anidag
18.07.08 12:52

5NIZZA!!!

size 35Kb
 
Вишенка
18.07.08 12:54

мама роди меня обратно. воффка теперь постит креосы душевнобольных?

 
NoName
18.07.08 12:56

а у нас обещали на час раньше закончить арбайтен

 
mikorr
18.07.08 13:01

Обля... Вот это влупило... Низя ш так, в пятнетсу...

 
MadMan
18.07.08 13:59

Пра выкалывание глас и самоубийсва.Не четадь.

 
Устер
18.07.08 14:07

дура =)

 
ynikola
19.07.08 05:57

бинзин-тмин.любофь-мясокрофь

 
XedinUnknown
21.07.08 00:20

Это всё разрывы...

size 48Kb
 


Последние посты:

Биткоин всему голова!
Доктор, откуда у вас такие картинки?
Деньги, женщины и я
Романтика с большой дороги
Типичные будни России
Back to USSR
Байки Страны Советов
Девушка дня
Итоги дня
Культпоход в кино


Случайные посты:

Гениальное решение проблемы
СССР — трудовое рабство и гнилая капуста
Русские диалоги за границей
Отзывчивые люди
Пятничная девушка для с винишком
Сенатор рассказал о выращивающих табак на дачах россиянах
Девушка дня
Совпало
Будьте скромнее, девочки
Зачет