Зеркало




24 июля, 2008

Хеллоуин-2

Продолжая тему.

На часах была полночь с десятью минутами.
- Аццкое время. – Ершова кивнула в сторону настольных электронных часов, которые все мои друзья почему-то называют «Бигбэн для слепорылых». Наверное потомушта они размером с тиливизор.
- А ещё и Хеллоуин, если вспомнить… - Я добавила свои три копейки в атмосферу предвкушения чего-то страшнова. – Зомби по улицам шляюцца без регистрации, упыри шастают по кладбищам, кровь пьют невинную.
- Ну, зомби без регистрации у меня самой дома щас спит. Ничего стрёмного особо. Только пьёт много, и волосатый как пиздец. У меня уже аллергия на ево шерсть жопную. – Юлька с любовью вспомнила о супруге. – А на кладбищах нету крови невинной. Там икебаны одни. Упыри сегодня остануцца голодными.
- Вряд ли. Сегодня там полюбому будет опен-эйр готически настроенных мудаков. Я за упырей спокойна.
- Ну слава Богу. Пусть поедят вволюшку. Празничек у ребяток. А готов нам не жалко. Отбросы общества.
Ершова яросто стирала празничный макияж влажной салфеткой, и принюхивалась:
- Кстати, чем так воняет?
- Грязными хуями? - Предположила я, и подёргала носом. – Может, отрыжка после вчерашнего?

- Шутка своевременная, смешная. – Ершова швырнула грязную салфетку на пол, и тоже зашевелила ноздрями. – Не, ацетоном каким-то штоле…
Я внимательно посмотрела на коробку с влажными салфетками, из которой Юлька уже вытащила второй метр, и заржала:
- Не ацетоном, а специальной хуйнёй! Это салфетки для чистки офисной техники. Я на работе спиздила когда-то.
- Тьфу ты, блять! – Ершова брезгливо отшвырнула коробку. – То-то я чую, у меня рожа вся горит. Ну-ка, глянь: аллергии нету?
Юлько лицо на глазах опухало. Вначале у неё опух лоб, и она стала похожа на неандертальца, потом отек спустился на глаза, и Юлька стала китайским питекантропом, а потом на нос и губы – и вот уже на меня смотрит первобытный Гомер Симпсон с китайскими корнями.
- Ершова, ты немножко пиздец как опухла. – Мягко, стараясь не вызвать у Юльки панику, намекнула я на новое Юлькино лицо. – В зеркало смотреть нинада.
Подруга, вопреки моим советам, всё таки посмотрела в зеркало, и заорала:
- Блять! Что теперь делать?
Я пожала плечами:
- Мы ж Ковалёвым мстить собрались. Давай рассмотрим положительные стороны: ты уёбище. И это очень хорошо. Грим никакой не нужен. Щас напялим на тебя тренировочный костюм с хвостом, и вперёд, к Ковалёвскому инфаркту!
- Заебись. А чо, я одна пойду их пугать? – Ершова даже не спорила по поводу положительной стороны вопроса. – А ты чо делать будешь? Мы так не договаривались!
- Юля, - я выудила из лифчика колготки, и натянула их на руку. – Я буду жертвой бесов, понимаешь? Я позвоню им в дверь, они её откроют, ибо ебланы, а я буду валяться в корчах у них на пороге. У меня будет шея в крови, скрюченные ноги, и пена у рта. Я буду валяться по полу, и выть: «Бесы мной овладели, батюшка! Сиськи отгрызли нахуй, сами посмотрите, ноги мне скрючили, и зуб выбили!». Тут я охуенно креативно использую во благо все свои природные достоинства, понимаешь? Мне тоже грим не нужен.
- А я где буду? – Ершовой уже овладел азарт. – Я хочу появится из воздуха, в лучах дыма, и на каблуках.
- Какие, блять, лучи дыма, Юля? И каблуки тоже нахуй. У меня есть тапки в виде голых ног Бигфута. С длинными пальцами, и с когтями. Где ты видела бесов с таким еблом как у тебя, да ещё на каблуках? Ковалёвы, конечно, мудаки, но не настолько. Короче, вот тебе дедушкин костюм, а я пошла делать хвост.
…Через полчаса мы были готовы к выходу, и в последний раз репетировали. Рому Ковалёва изображала моя собака, а мы с Ершовой играли свои роли.
- Бесы, бесы мной овладели, батюшка Роман! - Я упала на пол перед псом, и начала биться в корчах. – Спаси мою душу, почитай псалтырь, изгони дьявола из тела моего покалеченного! Я хочу умереть девственницей!
- Тычо несёшь, обезьяна? – Ершовский голос донёсся из туалета. – С девственницей явный перебор. У Ковалёвых такой простыни, тебе на заплатку, точно не будет.
- Я хочу умереть с чистой душой, и вознестись к престолу божьему! – Крикнула я в морду собаке, и та завиляла хвостом. – Спаси меня, добрый пастырь!
Тут, по сценарию, должна была появицца Ершова, но она не появлялась.
- Вот они, бесы! – я заорала, и вцепилась руками в собачью ногу. Пёс-Ковалёв такого не ожидал, взвизгнул, и непредсказуемо пукнул, после чего спрятался под шкаф. – Я чую запах сероводорода! Ад пришол на землю! Итак, встречайте: бесы!
Даже после этого откровенного призыва Ершова не появилась.
- Юля, хуле ты в сортире засела?! – Я прервала генеральную репетицию, и поднялась с пола. – Твой выход!
- Дай поссать-то! – Глухо ответил из-за двери бес. – Ты б сама попробовала бы снять эти штаны с хвостом, а потом обратно напялить. Кстати, хвост я в унитаз уронила.
- Блять… - Я расстроилась. – Нихуя у нас с тобой, Юлия, не выйдет. Ковалёвы вызовут ментов, и нас заберут в обезьянник! Там нам подкинут в карман кило героина, ядерную ракету, четыре неопознанных трупа, и загремим мы с тобой по этапу, к лесбиянкам. А я ещё так молода, и так люблю мущин!
Дверь туалета распахнулась, и на пороге появилась Ершова. За десять минут я уже забыла, как она выглядит, поэтому быстро отпихнула Юльку от двери, и сама заняла позицию на гнезде.
- Не ссы, инвалид деццтва, всё будет в ёлочку. Ты, главное, паспорт с собой не бери на дело. – Подруга свято верила в то, что мировое зло сконцентрировано именно в паспорте. – И тогда никакие менты не придут. Все менты щас спят давно.
Ещё через пять минут мы на цыпочках вышли на лестничную клетку, и прокрались к лифту.
- Короче так… - Ершова наклонилась к моему уху, и ещё раз уточнила детали: - Щас мы с тобой поднимаемся на седьмой этаж, ты спускаешься вниз по лестнице до четвёртого, и проверяешь, чтоб на нижних этажах никто не стоял. А то эффекта не получицца, если мне между пятым и шестым кто-нить с перепугу пизды даст. Потом ты звонишь в дверь Ковалёвым, начинаешь изображать свой ящур…
- Корчи. – Поправила я Юлю.
- Похуй. Корчи. Потом ты кричишь: «Вы слышите этот топот? Это бесы! Они уже идут за мной!» И тут выйду я.
- Ты думаешь, у тебя получицца громко топать в плюшевых тапках? – Я с сомнением посмотрела на когтистые поролоновые ноги Ершовой.
- Верно. – Юлька не огорчилась. – Вот эта лыжная палка чья?
Я оглянулась. Возле соседней квартиры сиротливо стояла одна лыжная палка.
- Ничья. – я пожала плечами. – Бери, если нужно.
- И возьму. Я буду ей стучать по ступенькам, и имитировать аццкий топот. Видишь, всё катит как надо!
Двери лифта открылись, и мы с Юлькой шагнули в кабину, и нажали на цифру семь.
- Эх, вот эти иисусики щас обосруцца! – Юлька откровенно радовалась предстоящему чужому инфаркту. – Главное, смотри, чтоб тебе кадилом не уебали, в процессе изгнания бесов.
- Юля. – Я прислушалась к тишине за дверями лифта. – Юля, мы, кажецца, застряли.
- А я ещё появлюсь, и скажу Ковалёву: «Ты нихуя не божый человек. Ты дрочиш по ночам, в ванной. Так што собирайся, я за тобой». – Юлька захохотала, и осеклась: - Чо ты сказала?
- Мы застряли. – Я села на корточки, и посмотрела на Ершову снизу вверх. – А у меня клаустрофобия. Щас орать начну.
- Не надо. – Уверенно ответила Юлька. – Щас попробуем отсюда выбраться.
Однако, выбраться из лифта не получалось. Застряли мы всерьёз.
- Юля.. – Я уже шмыгала носом. – Я боюсь! Сегодня страшная ночь, а у меня ещё клаустрофобия… У-у-у-у-у-у…
- Не вой! – Юлька взяла на себя обязанности главнокомандующего. – Щас вызовем этих, как их… Спасателей.
И уверенно ткнула пальцем в кнопку с надписью «Вызов».
- Кхе, кхе.. Пыш-пыш-бу-бу-бу, Иванова. – Неразборчиво донеслось из динамика. – Бу-бу-бу шшшшшшшш какова хуя?
- Иванова! - Заорала Юлька. – Иванова, мы застряли в лифте! У Лидки эпидерсия и Хеллоуин, а я в туалет хочу! Спаси нас, Иванова!
- Клаустробофия у меня, дура.
- Похуй. Я такое не выговорю всё равно. Ты слышишь нас, Иванова?
- Бу-бу-бу, ждите. – Чота сказала Иванова, и отключилась.
- Не ссы, Лидос. Скоро приедет Иванова, и нас спасут. А потом мы обязательно пойдём, и напугаем Ковалёвых. – Юлька опустилась рядом со мной на корточки. – Ты только потерпи, потерпи, родная. Не умирай! Дыши, дыши, Лидка!
- Отстань, дубина. – Я отпихнула Юлькины руки, которыми она вознамерилась надавить мне на грудную клетку. – Я не умираю, и я дышу. Только тут воздуха мало, поэтому не вздумай пёрнуть.
- Жива! – Возрадовалась подруга, и предложила: - Давай, может, споём?
- А подмога не пришла-а-а-а, подкрепленье не прислали… - Обречённо начала я.
- Нас осталось только два-а-а-а, нас с тобою наебали.. – Подхватила Юлька, и дальше наши голоса уже слились в неровный хор:
- Иванова далбаёб, и с патронами напряжна-а-а-а, но мы держым рубежы, мы сражаемся отважна-а-а-а…

*Прошёл час*

- Ковыляй патихонечку, а меня ты забу-у-уть…
- Зажывут твои ноженьки, прожывёш как-нибуть!
- Труля-ля, труляля-ляля…
- Иванова – пизда!

*Прошло ещё полчаса*

- Голуби своркуют радосна…
- И запахнет воздух сладостна..
- Домой, домой, пора домой!!!!
- Юля, я умираю…
- Нас спасут, я верю!
- Про нас забыли… Ивановой никакой нет. С нами разговаривал бес.
- Я верю, что Иванова существует! И нас скоро спасут!
- Спасатели Малибу?
- Не, им далеко ехать. Скорее Чип и Дэйл.
- Я поцелую их в жопу.
- А я им отдамся.
- Домой, домой, пора домой!!!

*Прошло ещё двадцать минут*

- Кто тут, блять, на лифте по ночной Москве катаецца?!
Голос со стороны свободы пролился нам в уши сладостным нектаром.
- Это мы! Дяденька, вытащите нас!
- Пицот рублей за ночной вызов.
- Согласны!
- Сколько вас там?
- Двое!
- Тогда с каждой по пицот.
- Пошёл нахуй! Пицот, и хватит. Щас Ивановой позвоним. – Ершова была категорична.
На свободе что-то зашуршало, и стало тихо.
- Дядя, вы тут? – Я заволновалась.
Тишина.
- Дядь, мы пошутили! – Ершова кинулась на закрытую дверь. – По пицот с каждой!
Тишина.
- Довыёбывалась, жлобина? – Я нацелилась когтями в Юлькину опухшую рожу. – Пятихатку пожалела? Теперь из-за тебя…
Тут кабина лифта сильно дёрнулась, и поплыла куда-то вверх.
Мы молчали, боясь спугнуть своё щастье.
- На какой этаж ехали? – Заорал кто-то над головой.
- На седьмой! – Заорала в ответ Юлька. – На седьмой, дяденька!
- Щас спущусь за деньгами. Ждите.
Кабина остановилась, но двери не открылись.
- Придёт, как думаешь? – Я заволновалась.
- А то ж.
Ещё через минуту за дверями послышалось шуршание, и створки разъехались, показав нам усатое и пьяное лицо спасителя.
- Дядя! – Крикнула Ершова, и распростёрла объятия. – Дай же нам тебя обнять!
- И поцеловать! – Я подняла с пола лыжную палку¸и шагнула на свободу.
- Блять!!! – Вдруг заорал спаситель, и кинулся вниз по лестнице. – Черти! Ёбаный понос!
- Чо это он? – Юлька перегнулась через перила, и посмотрела вниз. – Живот прихватило, что ли?
- Дура, - я заржала, - это он нас с тобой испугался! Сама подумай: открываецца дверь, и на тебя вываливацца чёрное уёбище с хвостом и рогами, а за ним…
- Второе уёбище. Без сисек и на кривых ногах. – Ершова явно обиделась. – Жалко дядьку. А с другой стороны, пятихатку сэкономили. Нучо, домой?
- А куда ещё. Только пешком.
Спустившись на четвёртый этаж, мы с Юлькой, не сговариваясь, позвонили в квартиру Ковалёвых, и молча ждали реакции. Без вопроса «кто там?» дверь открылась через минуту.
- Ты дрочер, Рома. – Сурово сказала Юлька, и стукнула по полу лыжной палкой. – Хуй тебе, а не Царствие Небесное. Сдохни, гнида.
- Продавай квартиру, сука бородатая, а деньги отдай в церковь. Иначе не будет тебе прощения. – Я ковырнула засохший кетчуп на шее. – И прекрати ебацца без гандонов. Твоя Вика не спермоприёмник.
Рома коротко всхлипнул, и захлопнул дверь.
- Чота хуёво мы как-то им отомстили… - Ершова поставила лыжную палку на место, и плюнула Ковалёвым в дверной глазок.
- В самый раз. – Я открыла свою дверь, и впустила беса в квартиру. – А мог вообще подохнуть. И тогда менты, кило героина, и…
- Четыре трупа-а-а возле та-а-нка… - Нараспев продолжила список ништяков Юлька.
- И зона с лесбиянками-и-и-и…

…Дверь за нами закрылась, и в доме номер девять ненадолго воцарились тишина и спокойствие.

Старая Пелотка

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
БУАГАГА!
24.07.08 12:35

1-й

 
Алла
24.07.08 12:35

Про лифт

 
Perkin
24.07.08 12:36

четать? а то че та у нее посты в последнее время не фонтан...

 
Алла
24.07.08 12:38
"Perkin" писал:
четать? а то че та у нее посты в последнее время не фонтан...
Мона и прочетать...
 
ledd
24.07.08 12:39

по диагонале прогнал, мат перемат, толку никакого...

 
cjAndrews
24.07.08 12:40

Оцените?...
будет интересно: "Сегодня я много гуляла в центре и обратила внимание, с кем ходили под ручку прилично выглядевшие мужчины… Не сказать, что это ново, но тенденция такова: с девушками, у которых красивые ноги. Да, это главная их «достопримечательность».

У меня развился комплекс неполноценности.

А вечером, вернувшись домой, я включила диск ENVY. Посмотрела на великолепные спортивные загорелые тела молодых девушек и поняла: я хочу, чтобы мое тело мне подчинялось, хочу хорошо владеть им, хочу, чтобы оно было моим рабом, а не наоборот.

Обычно у нас выходило так.. либо оно полностью овладевает мной: моими мыслями, желаниями, действиями, либо Я овладеваю им. А картина складывалась подобная: тельце мое расслаблялось, полеживало на диванчике, потребляло всяческие кушанья и ни за что не хотело это отрабатывать. В общем жило в свое удовольствие. Возомнило из себя какого-нибудь арабского шейха или русского олигарха и решило, что оно свою миссию в этой жизни уже выполнило, а теперь извольте-с накормить, напоить, "належать".
И знай только: жирок откладывай, мышцы атрафируй, разум затмевай.

Но потом мне это надоедало, и я начинала с ним бороться. Что ж, говорю, ты сволочь эдакая, делаешь?! Во что ты меня превратило?! Мне стыдно тебя даже на улице показать, а ты все о булках с конфетами. А одно место не треснет?! Ну знай же, дождешься ты у меня, дождешься!

Шло время, жирок належивался, угрозы не действовали. А если и действовали, то ненадолго.

И, рано или поздно, я гордо объявляла: ну все, надоело мне уже потакать тебе во всем! Знай, отныне начинаются для тебя темные времена. Но потом ты мне еще спасибо скажешь, свинота ты эдакая. Отныне командую Я!

И тут-то лафа заканчивалась… С булками и шоколадками было покончено. Сон с 12-14 часов сокращался до положенных 6-8. Половина продуктов вносилось в черный список, да и в целом еда становилась врагом номер один. А вот спорт – это даа.. Часика по полтора-два в день, так чтоб до изнеможения – самое оно…

Тело сопротивлялось как могло: волосы сыпало, "ноги трясло", "мышцы болело", "в глазах темнило", ноготки крошило, сердцем стучало, еды просило, за килограммчики боролось, но победа оказывалась на моей стороне.

И вот стоило только мне объявить о своем триумфе во всеуслышанье, как тело прямо-таки начинало жестоко мстить! Постепенно, тихим сапом оно снова занимало свои позиции и брало под контроль все мои мысли.
-Спорт говоришь?! Хрена тебе, жрать давай! Того и другого и как можно больше! Булок, макарон, пиццы хочу! Хлеба мне, хлееебааа!!!

А я ему: ну.. наелся?!!! Знай же, это последний кусочек, а больше такого праздника у тебя не будет! Завтра как миленький встанешь пораньше и на пробежечку.
А он мне: ага, ладно-ладно.. но это будет завтра, а сейчас вот зажуй еще ту булочку румяную, что так мило мне улыбается и подмигивает!
А я: ну ладно, но не забудь о своем обещании! И еще завтра только сельдерей, да петрушка, ясно?!
-«Да ясно, ясно…»- отвечало мое тело, пока булка тугими комками проваливалась в бездну под названием желудок.

Но и на следующий день тело не прекращало свои происки! Оно клянчило и хотело абсолютно все, что под руку попадалось... Со спортом было покончено, на что тоже приводился ясный довод: «я уже свое намучило и на тернажерах намотало, дай отдохнуть, наконец, успеем еще побегать, да попрыгать, а сейчас спать хочу! СПАТЬ!»

...Так вот мы с ним и ведем борьбу. На протяжении вот уже лет пяти...

И почему-то лишь сегодня, посмотрев на стройных девушек, я вдруг поняла, что отныне с телом у меня будет другой разговор! Я ему предлагаю взаимовыгодное сотрудничество!

Я за ним буду ухаживать, холить и лелеять. Кормить буду его отменно, самой здоровой и самой лучшей пищей. Такой, которая позволит ему жить долго и счастливо... И ровно столько, сколько для этого будет нужно. Буду ухаживать за каждой его частичкой: от кончиков пальцев до кончиков волос. А оно взамен будет крепчать, перестанет лениться, будет активным, бодрым, подтянутым, красивым и довольным! Будем с ним прыгать, бегать, танцевать. Обретет оно наконец-то силу и гибкость. И, рано или поздно, мы скажем друг другу огромное спасибо! Да... теперь мы с ним за одно! )))"

 
Шaйтaныч
24.07.08 12:41

---Вродь ничё...так.. Если чессна по маме Стифлера соскучилсо:))))

 
Perkin
24.07.08 12:49

cjAndrews, откуда ты этот кал выкопал?

 
чапаев
24.07.08 12:50
"Шaйтaныч" писал:
---Вродь ничё...так.. Если чессна по маме Стифлера соскучилсо:))))

Спс. Выпил на ДД и занюхал.)))

 
cjAndrews
24.07.08 13:27
"Perkin" писал:
cjAndrews, откуда ты этот кал выкопал?
Спроси у второхо модератора... ))) А че? Не Понравилоооооось?
 
Perkin
24.07.08 13:30
"cjAndrews" писал:

паебота какая то если чессно и где кажись давно я ее уже четал

 
cjAndrews
24.07.08 13:54
"Perkin" писал:
паебота какая то если чессно и где кажись давно я ее уже четал
Давно быть не может- креативу- три дня
 
Носорог
25.07.08 08:29

Ну че блять за карга, одни бля маты, ограниченная дамочка, в песту четать.

 
avarron
26.07.08 13:02

А я б её выебал, хоть с сиськами, хоть без. Кто-то фоты свешивал, - зачотная баба. Креатив тош песдатый.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Что немцу хорошо, то у русских не работает
Москвичка
Зона покрытия
Дельфинёнок
Кто сказал двойные стандарты?
Туда им и дорога
Срочно!
Драматичные кадры
Минутка релоксации
Отпишитесь кто до конца досмотрит