Зеркало




28 апреля, 2009

Добавь горячей

− Поживем немножко еще, а потом найдем тебе женщину, - сказала она.
− О, - сказал я.
− Какую-нибудь плодородную женщину, - сказала она.
− О да, - говорю я.
− Аппетитную такую, задастую... - мечтательно говорю я.
− Шпагоглотательницу, - говорю я.
− Вот урод, - сказала она беззлобно.
− Попротестовал хотя бы ради приличия, что ли, - сокрушается она.
− О нет, - вяло говорю я.
− О нет, не нужно мне аппетитной шпагоглотательницы, - протестую я ради приличия.
− Неубедительно, - говорит она.
− Ага, - соглашаюсь я, и умолкаю.

Если долго лежать в ванне с теплой водой, размякаешь. Буквально засыпаешь, прямо в воде. В очень горячей — наоборот, становишься бодрее. Я с детства заметил, что, если принять очень горячую ванную, то трудно потом заснуть. Поэтому лучший способ не размякнуть в теплой воде это просто добавить горяченькой.
− Добавь горячей, - попросил я.
− Сейчас, - говорит она, и включает кран.
− Так вот, - возвращается она к интересующей ее теме, - найдем тебе женщину, сделаешь ей ребенка...
− Ну да блядь, - говорю я, - как ты себе это представляешь?
− Просто, - говорит она с вызовом, подняв нос повыше.
− Не поднимай свой нос, он у тебя и так слишком большой, - говорю я.
− Ты говорил, что тебе такие нравятся, урод! - сказала она и плеснула в меня водой.
− Чего не скажешь, чтобы затащить даму в постель, - говорю я.
− Лживый тип, - сказала она. - Нос ему не нравится...
− Мне на самом деле такие нравятся, - сказал я.
− Поэтому мы здесь, - говорю я. - Я, ты, и твой нос. И еще кое что.
− Еще горячей? - спросила она.
− Достаточно, спасибо, - сказал я.
Она привстает, чтобы взять с полки то ли мыло с чешуйками кожуры мадагаскарского манго, то ли шампунь с кусочкамми рогов тасманского дьявола Папуа Новой Гвинеи, в общем, какой-то их специфической женской херни. Я гляжу на нее. Нам обоим по тридцать. Я помню ее восемнадцатилетней.
− Помню тебя восемнадцатилетней, - говорю я.
− Семнадцатилетней, - говорит она. - Ты трахался с несовершеннолетней.
− В таком случае, - говорю я, - ты трахалась с несовершеннолетним.
− Один один, - говорит она. - Ну и?
− Задница та же, - сравниваю я, - ляжки те же, вес тот же, взгляд тот же, а грудь так даже еще больше стала.
− О-ла-ла, - говорит она подержавшись за грудь.
− О-ла-ла, - говорю я, лежа в воде.
− Ну и? - спрашивает она.
− Ладно, - говорю я, - я продлеваю контракт еще на двенадцать лет.
− Ах ты засранец, - говорит она ласково.
− Прошу тебя, - говорю я.
Потому что, когда она плещет водой, мне трудно дышать, потому что сесть в ванной у меня сил нет, совсем разморило. Лежу себе и лежу. Гляжу то в потолок, то на нее. Разговариваю. Она и в самом деле не изменилась. Ну, разве что грудь в самом деле стала больше. Я не ошибся, выбрав миниатюрную женщину. Как говорится, маленькая собачка до старости щенок. Особенно, если она еще занималась художественной блядь гимнастикой. Я сорвал куш. О-ла-ла.
− Ладно, - говорит она, - а вот у меня по контракту вопросы.
− Брось, - лениво говорю я, - не собираешься же ты свалить от меня, мы же просто одна половинка, или как там?
− У нас уже блядь психическая зависимость друг от друга, - говорю я.
− Мы понимаем друг друга с полуслова, у нас оргазм, едва мы начинаем трахаться, ты становишься к плите за две минуты до того, как я проголодаюсь, я чешу тебе спину до того, как она зачешется... - монотонно перечисляю я.
− Чудненько, - говорит она.
− Но ты прекрасно знаешь, в чем проблема, - говорит она.
Я знаю, в чем проблема. Но она все-таки говорит:
− Я не могу зачать.
− Мы живем столько лет вместе, а у нас нет детей, - говорит она.
Я вздыхаю. Для меня это совсем не проблема.
− Для меня это совсем не проблема, - вздыхаю я, - ну, усыновим какого-нибудь засранца.
− Это ты Сейчас так говоришь, - говорит она.
− А со временм начнешь бегать по бабам, - говорит она, и берет шампунть, значит, все-таки рога тасманийского дьявола.
− Я и сейчас по ним бегаю, - говорю я.
− Да, но ты будешь бегать по бабам, одна из которых родит тебе ребенка, - говорит она.
− Как ты меня достала, - говорю я.
− Что и следовало доказать! - торжествующе говорит она.
− Софистка блядская, - говорю я. - Адвокат дьявола.
− Что-то еще? - спрашивает она.
− Добавь горячей, - говорю я.
Она подливает горячей, и садится в ванную. Я любуюсь. Если женщина взрослеет правильно, грудь у нее тяжелеет и вырисовывается отчетливее.
− Подумаешь, - говорит она.
− О чем ты? - спрашиваю я.
− Да все о том же, - говорит она.
− Найдем тебе женщину, будешь с ней жить, детей тебе родит, а я буду твоей любовницей, - говорит она.
− Не неси хуйню, - говорю я.
− М-м-м, откажешься? - спрашивает она. - От женщинки?
− От женщинок я никогда не отказываюсь, - говорю я.
− Только мы-то с тобой здесь при чем? - спрашиваю я.
− Почему бы мне не завести любовницу, а жить с тобой? - спрашиваю я.
− Только блядь попробуй, - говорит она.
− О, и не раз, - говорю я.
− Да, но сообщать мне об этом вовсе не обязательно, - говорит она.
− Да я пошутил, - говорю я.
Расческа с плеском падает у моего лица. Рассческа непростая. Дерево. Кажется, новозеландский кедр или еще какая-то диковинная хуйня.
− Из чего сделана эта сраная расческа? - спрашиваю я.
− Почему ты УЖАСНО ругаешься? - спрашивает она.
− Ты же знаешь, что у меня это неконтролируемое, - говорю я, - ну, типа болезни.
− У тебя все неконтролируемое, - говорит она, - над чем тебе лень работать.
− Выпивка, ругань, грубость, невнимательность, - говорит она.
− Неужели ты за пятнадцать лет не могла привыкнуть? - спрашиваю я.
− За двенадцать, - говорит она.
− Я всегда чуть преувеличиваю, - говорю я, - ты же знаешь, что это профессиональное, милая.
− Ты же только разок помогал брату-наперсточнику, - недоуменно говорит она, - да и то в детстве, ты же сам говор...
− Я о журналистике, - говорю я.
− А-а-а, - смеется она, и я радуюсь, что чуть развеселил ее.
− Бэ, - говорю я, - добавь горячей.
ххх
− Послушай, - говорит она, - давай най...
− Найдем женщину, - передразниваю я ее, - и заткнемся уже, наконец.
− Мы уже пять лет не можем зачать, - говорит она.
− Как бы мне объяснить ей, что я не собираюсь ее бросать? - спрашиваю я кафель в ванной.
− Как бы мне объяснить тебе, что я не собираюсь тебя бросать? - спрашиваю я ее.
− Терпение и труд все перетрут, - говорю я.
− Откуда тебе знать, может ты прямо сегодня зачнешь? - спрашиваю я.
− А что, мы сегодня...
− А что блядь, сегодня какой-то исключительный день? - спрашиваю я.
− Полежим в ванной и будем трахаться, - говорю я..
− Сегодня лучше не надо, устала я, - говорит она, - давай завтра.
− Ладно, но тогда завтра два раза, - беспокоюсь я.
− Кролик блядь, - говорит она.
− Ты знала, на что шла, когда подцепила несовершеннолетнего, - говорю я.
− Ладно, завтра два раза, - говорит она.
Моет волосы. Говорит из под них, мокрых:
− Й-а-а-за-у-ш-мы-ра-ве-о-м-са...
− Что блядь? - спрашиваю я.
− Я знаю, что мы разведемся, - говорит она, выжав волосы.
− Это еще почему блядь? - спрашиваю я.
− У нас есть проблема, - говорит она.
− Проблема в том, что я слишком часто тебя трахаю, мою посуду и вожу на прогулки, - говорю я. - Ты бесишься с жиру и хочешь мелодрам.
− Лет десять назад было и почаще... - говорит она.
− Блядь, - говорю я. - Добавь горячей.
Она добавляет, спустив сначала остывшую. Мы ждем, пока вода наберется еще, и я блаженствую. Из-за шума воды разговаривать ведь нельзя. Потом кран стихает.
− Даже если детей не будет, - говорю я, - возьмем из детдома, какая разница.
− Нет, брось, я знаю, что мы разведемся, - говорит она.
− Да нет же, - говорю я, - нет блядь!
− Почему? - говорит она.
− Любовь, - нехотя говорю я.
− Что ты мне голову морочишь? - говорит она.
− Да мы уже лет сто вместе, я бы тебя сто раз бросил, если бы хотел, - говорю я.
− Так брось! - говорит она.
− Не нарывайся, чтоб тебя! - говорю я.
− Ничего, я пойму, - говорит она.
− Блядь, да у тебя мания уже просто, настоящая блядь мания какая-то! - говорю я.
− Я тут, я С ТОБОЙ, - говорю я.
Она успокаивается, но это ненадолго. Последнее время она думает об этом все чаще и чаще. Она садится на свою половинку ванной — мы делим ее, как и кровать. И, как и в кровати, она жульничает. Блядь. Кто объяснит мне, каким образом пятидесятикилограммовая пигалица в состоянии за полночи вытолкнуть с огромного дивана тушу в девяносто килограмм?
− Эй, эй, - говорю я, - подбери ноги. У тебя две трети ванной, у меня одна.
− Это блядь просто нечестно, - говорю я. - Непропорционально.
− Мы же договаривались! - напоминаю я ей.
Мы и правда договаривались. Ну,перед тем, как пожениться. Так что ей приходиться подобрать ноги. Но я знаю, что это ненадолго.
− Ладно, все будет хорошо, - говорит она.
− Еще бы, - говорю я.
− Вот будешь держать ноги на своей половинке ванной, и все будет отлично, - говорю я.
− Да я о разводе, - говорит она.
Я задумчиво выпускаю пузырьки в воду. Все-таки два часа в теплой ванной расслабляют неимоверно. Иначе я бы ее двинул, хотя никогда этим не балуюсь. Не то, чтобы мне было ее жалко. Разница в весе большая, боюсь за решетку угодить.
− Еще раз вякнешь, - говорю я, - двину, и попаду за решетку.
− Ты этого хочешь? - спрашиваю я.
− Нет, я другого хочу, я хочу, чтобы у тебя были дети, - говорит она.
− И я хотела, чтобы они были и у меня, - говорит она.
− Очень хотела, - говорит она.
Лицо у нее мокрое, но я не вижу, чтобы она плакала.
− Послушай, - говорю я. - Я не собираюсь жить с кем-либо кроме тебя.
− Но это не значит, что ты можешь долбить меня, как дятел, - говорю я.
− Тук-тук-тук-тук, - стучу я костяшками по краю ванной.
− Не будет своих детей, возьмем приемных, - говорю я.
− Вопрос закрыт, - закрываю я вопрос.
− Это ты Сейчас так говоришь, - говорит она.
− Какого. Черта. Ты. Нудишь? - спрашиваю я.
− Я переживаю, - просто говорит она.
И я вижу, что она и правда переживает. Я прошу.
− Добавь горячей.
Она спускает остывшую, а набирает горячей. Потом мылится, споласкивается и выходит. Я задумчиво гляжу на пузырьки пены, плящушие по поверхности взбаломошенной - при ее выходе — воды. Слышу, как она плачет в комнате. Ну, это не из-за того, что я пришел пьяный или нагрубил, так что смысла идти утешать нет. От экзистенциальной тоски и неудовлетворенных инстинктов я не панацея. Развод, Господи. Да я выпью ту воду, в которой она купалась.
Вода, кстати, постепенно остывает. Я, незаметно для себя, засыпаю.
− ...того февраля состоится розыгрыш! - неожиданно громко и весело говорит радио.
Я просыпаюсь в холодной воде. Выхожу, и иду голый на кухню. Уже ночь. С дивана слышно сопение. Спит. Отлично. Значит, я могу пройтись по дому, оставляя мокрые следы. Открываю холодильник и достаю бутылку пива. Гляжу в окно. Парка напротив нас не видно, он сейчас темное пятно. В окно светят фонари у дороги, а шторы не задернуты, поэтому в доме светло. Я подхожу к дивану и гляжу на нее. Даже лицо такое же, как в восемнадцать. Правда, на виске есть намек на маленькую складку, который со временем явно превратится в морщину. Я пожимаю плечами. Какая разница.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Perkin Zelenograd
28.04.09 11:51

1

 
Muhosransk
28.04.09 11:51

*1*

 
Perkin Zelenograd
28.04.09 12:02
"Muhosransk" писал:
*1*

мы че с тобой тут ваще одни остались?

 
OliveirO
28.04.09 12:11

Гыыыы!!я Фтарой тада!!!

 
кыса
28.04.09 12:26

пост ниачем..

 
SAMoWAR
28.04.09 12:30

Штота знакомае в стиле павествавания...
Мне панравилось, серьёзна!

 
avarron
28.04.09 12:47

Ааа, ссука, как же он меня заебал. Я думал, он под конец сварит её в кипятке нахуй, или отпиздит ногами за мозгоёбство, а она только слегка поседела. Автор ссссуууууууууккккааааааа!!!

 
R.S.
28.04.09 13:02

Если регулярно варить яйца в горячей ванне - детей и не будет.

 
porodist
28.04.09 21:58

- Не дочитал - говорю я
- наверно, пост говно - говорю я
- а вообще, о чём это? - говорю я
- Не знаю - сказала она
- сам читай эту хрень - сказала она

 
h
29.04.09 00:43

ни о чём да еще и без финала,автор-графоманный дрочер на алфавит и азбуку.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Выбираем пятничный музончик
Итоги дня
Грязь - это тоже искусство
Ностальгия
Потому что может
Нормальные люди!
Девушка дня
Медсестра
Холопы совсем страх потеряли
Никогда не играйте в прятки с котом.