Зеркало




08 июня, 2010

СупербАнка (Чапаев-2)

Посвятивший себя делу борьбы с белогвардейской контрой, национальный герой Чапаев глядел в звездное небо и грезил светлым будущим.
- Вот, Петр, - сказал он мечтательно, обращаясь к своему бессменному ординарцу, который сидел возле костра и подшивал галифе, - победит коммунизм во всем мире и заживем, как...ну...
- Как у Христа за пазухой? - подсказал не в меру сообразительный ординарец.
- Не поминать всуе! В смысле - бога нет и он выдумка мракобесящихся беляков! - вскипел комдив, и снова уткнул озаренное печатью личного знакомства с Лениным чело в небосвод.
Внезапно просвистевшая, как фугас мысль разорвала блаженный покой героя. Он внимательно посмотрел на ординарца и спросил:
- Петр, ну-кась, скажи своему командиру: ты экстраполируешь лысого?
Петр посмотрел на комдива, почесал репу и простодушно уточнил:
- Че?
- Ну, бойца на мохнатом плацу гоняешь?
Ординарец вытаращился, и отупело, помотал головой. На всякий случай - по всем осям. Чапаев рассердился.
- Петька, ну хуле ты долбоеба включаешь? А ну, как на исповеди: дрочишь или нет?
Петр радостно осклабил щербатый рот в коронной улыбке "олигофрен в засаде":
- Дык, Васильваныч, ясно-красно! Дрочу, конечно! Куда ж без того!
- А я, вот, Петр не дрочу принципиально. Вот, когда контру разобьем...

Петька очень не любил такие моменты. Хотя бы потому, что после радужного начала патетики, легендарный комдив вытаскивал кастет и начинал демонстрировать благодарному зрителю, как лично комдив побеждает контру. Роль контры в этом моноспектакле отводилась, конечно же, зрителю, что не доставляло последнему ни разу. Однако сегодня ординарца спасли не дубовая голова и не глухая защита, а пожилая бабка, приковылявшая к стоянке со скоростью боевого ероплана.
- Сидять! Кудрить вашу мамашку в спину и ляжку! Сидять! Чаи гоняють! Гоплиты царя Македонского, мужеложцы отрипиндевшие! Окаянные! Копьесосцы! Хулахупы! Рыбьего царя бельдюги трижды заслуженные!...
Тот, кто знал Параскеву Филимоновну, понимал: в бранной фазе переговорить старушенцию, спавшую в юности с гусаром, просто невозможно. Знал это и Петька, вдосталь наслушавшийся различнейших идиом, эпитетов и метафор в свой адрес, когда по малолетству воровал у оной старушенции малину и яблоки. Потому он, ни слова не говоря, по-революционному, спас легендарного комдива путем демонстрации старушке своего хуя. Кошковая терапия - называл этот метод шибко ученый в кадетском корпусе сосед Петьки. Действовал безотказно!
- Спиноблу... Охальник! Ты что ж это... Бабушке? В рожу? Да я... Ну-ка, еще разок покажи, что? Не рассмотрела...
Короткой паузы между ругательствами хватило Чапаеву для того, чтобы немного оклематься:
- А вы, товарищ бабка, по какому, собственно, вопросу? - его сложносочиненные щщи демонстрировали весь спектр классовой ненависти, а пышные усищи развевались на ветру, как кумач победы.
- Ох, внучата... Деревню-то нашу белогвардейцы заняли! Последнего кумуниста в застенок посадили. Два дни уж пытають. Рябчиками кормлять токмо и шампанеей заливають. А еды - ни-ни! Ну а как зальють ему мосг по саму маковку - так Тырноцыаналу петь наоборот велят. Сотонисты, как есмь! Выручайте, воины!
Щщи Чапаева посуровели, как глаза интенданта, который осознал грешность своего бытия.
- Не время ныне расслабляться и о мире думать, Петр! Враг не дремлет! Помни, что в сей ни разу не равный бой мы пойдем с девизом древних: "хочешь мира - готовься к..."
- Войне? - подсказал Петр, за что тут же ему прилетело в репу.
- К пиздюлям, остолоп! К бою, салага! И... Кстати, а где эта сволочь Фурманов шкерится в тяжелый для родины час?
***
Родную деревню Букашкино Петр знал, как свои пять пальцев, включая половой хуй и голову. Можно сказать, только благодаря этому знанию группа бойцов невидимого революционного фронта и проскользнула в стан врага незаметной. Ну и, конечно, тот фактор, что поголовно все белогвардейцы с мрачным идолом зла Врангелем во главе, спали пьяные в сосиску, тоже сыграл немаловажную роль...
- Значит так, - инструктировал свой отряд легендарный комдив, - будем бить врага его оружием.
- Затраханьем, в смысле? Так у нас тово... Гранаты уже нет.. - тихо прошептал ординарец, которому по статусу досталось самое неудобное место в засаде за баней тетки Глафиры - в конопле.
- Дурак ты, Петька! - укоризненно брякнул в голос Фурманов, которого оторвали от нещадно пиздящей его Иоанны Антоновны, у которой правая рука комдива пытался экспроприировать сметану, мотивируя это нуждами революции, - мы их, гадов, в шампанее топить станем! И рябчиками пасти заткнем. Чтоб не трепыхались...
- Оба вы асоциальные элементы! - прошипел Чапаев, - Сперва мы освободим коммуниста Степана. А потом...гм... В шампанее топить говоришь? Придумка недурна!
- Не сосали мы и не менты... - обиделся сперва ординарец. Обида его была такой же краткой, как песюн у сцуккоцаря, потому что в следующий момент Петр понял, что он до одурения хочет жрать...
***
Штурмовать застенок было принято единогласно Чапаевым на рассвете. Чтоб шуму поменьше было, и все такое. А чтоб на войну не прийти уставшими, Фурманов и легендарный комдив тут же постановили задавить бок. Ненуачо? Все равно в засаде лежать приходится!
Петр слушал их громогласный, коммунистический храп, издаваемый явно здоровыми пузами, и понимал, что еще немного голода, и сибирские лисы возглавят белое сопротивление...
Вдруг, слева от линии фронта к Петру прополз самый что ни на есть настоящий ангел.
- Петя! - молвил он проникновенно, полагая длань на голодное жало ординарца, - Доколе терпеть ты будешь поношения и унижения? Спасти рядового Степана надлежит тебе, а ты сидишь и жопу чухмаришь! Пожри скорее всех рябчиков, коими пытают вражыны воина земли православной! Костьми ляг, а от мучений собрата избавь!
Ангел игриво подмигнул Петьке и, взмахнув пропеллером, взлетел в пакибытие. Петр долго махал ему вслед пилоткой, а когда ангел скрылся из виду, решился на подвиг...
Первым делом, ординарец и боевой товарищ самого Чапаева прокрался до соседней хаты, где точно знал: священный эликсир дед Никола прячет в сараюшке. Чудом не разбудив животину, Петька причастился божественной амброзии, которая мощно духарила дрожжами и по глупости человечьей называлась самогонкой. Теперь его организм, основательно заряженный тайной силищей, был готов к деяниям.
Натянув пилотку на глаза, он достал из кармана галифе изрядно зачерствевшую заначку, которая в силу своей непригодности в пищу стала мощным оружием возмездия: рогалик. Будучи во всеоружии, Петр мощным пинком выбил дверь застенка...
***
Очнулся Петька от дикой головной боли и сушняка. Рядом, на импровизированных нарах похрапывал последний коммунист деревни - Степан. С ужасом Петька понял, что вражына коварно всей массой одолела его, народного мстителя, отобрала рогалик и насовала сапожищами в бочины и в репу... "Ни слова под пытками не скажу!" - решительно подумал ординарец и подпрыгнул на месте от внезапного грохота и криков.
Дверь темницы распахнулась, и на пороге предстало странное существо. Его лицо был обмотано красным, в петухах платком, китель крестом перетягивали пулеметные ленты. Не менее чем пятого размера боевая грудь была украшена синим ромбом с революционно-красной буквой "Б".
Петька ошалело посмотрел на монстра и истово перекрестился. Хуле там - не каждый день демона встречаешь...
- Вы свободны, о узники! - радостно провозгласило макабрическое монстро и внезапно замолкнув, подняло руки вверх. Теперь голос раздался из-за его широченной спины:
- А ну-ка, Васильваныч, гляньте, каку я херню полонил! - голос Фурманова был довольным, как жало у кошага, обожравшегося сметаны.
Только сейчас Петька понял, как же он любит своих друзей...
Коридоры застенка были усеяны трупами сцукобелогвардейцев. Их перекосоебленные тела ненавязчиво намекали на то, что генеральная драка была жестокой, а каменюка (в которой Петька опознал свой рогалик) в жопе одного из павианов-прислужников беса-царя, говорила о том, что у их победителя имелось недюжинное количество юмора и дурной силы...
Трое героев революции и неизвестное существо с сиськами уединились в более-менее чистой каптерке. У монстра отобрали платок, наган, станковый пулемед и три гранаты. Без всего этого монстр оказался довольно миловидной, дородной девкой, украшенной голубыми глазами...
- ...вот так я и решила стать Супербабой Анкой. Защищать обиженных и униженных, недовольных и слабоумных...
- Это вы, Анна, - произнес Чапаев, - верным путем пошли. Делу революции коль преданность есть, возьмем мы вас, товарищ баба, в наш летучий отряд, сеющий страх и пипец в сердцах врагов!
***
Догорал закат и стог сена, по неаккуратности подожженный Чапаевым.
- Васильваныч, а Васильваныч! - шепотом спросил еще не до конца реабилитированный за самоуправство ординарец, - А теперь, когда у нас эта... Супербанка есть... Дрочить же не обязательно?
- Эх, Петр, еловая твоя балда! Несознательный ты у нас еще... Мир сотрясается под железной поступью крокодилов Антанты, а ты все о ебле... Нет, в принципе, согласно последнему декрету светозарного Ленина, дрочить не обязательно. Мне. А если притронешься к Анне хоть пальцем - я твой одночлен так продифференцирую - хрен от ложноножек отличишь!
Деревня была спасена, и четверо всадников медленно удалялись к горизонту, где их ждали новые тысячи подвигов.

© Фагот

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Какой-то парень
08.06.10 13:13

Автор переживает жесточайший абстинентный синдром.

 
Квадрат
08.06.10 13:26

Вряд ли вторая часть лучше первой, поэтому - не читаю

 
Sander
08.06.10 13:26

зачетная абассака! даешь еще повествований про летучий отряд!

 
йазвочко
09.06.10 12:49

а мне ни первый ни второй чота никак..не зацепило

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Русская эротическая роспись
Девушка дня
Забота от производителя
Степени прожарки
Девушка дня
Девушка дня
Девушка дня
Легализация проституции глазами женщины
Видео дня
Когда встретил друга из Волоколамска