Зеркало




18 июня, 2010

Дядя Толя – феминист

Беда пришла откуда не ждали – дядя Толя протер пыль под диваном. И что совсем уж ни в какие ворота – после бритья он научился смывать свою щетину с раковины.

А ведь так хорошо жили. Тетя Лена несла свою вахту у плиты, тетя Лена надраивала полы, чистила унитаз, подбирала разбросанные по квартире вещи мужа и сына и яростно орала: «Захребетники! Я вам что, служанка?»

Но тут появилась я со своими идеями равенства и братства. «Оставь, мать помоет», – сказал мне тридцатилетний сынок тети Лены, когда я, встав из-за стола, прихватила с собой грязную тарелку. «Мать уберет, не обращай внимания», – порекомендовал он, когда я споткнулась о его ботинок в прихожей. «Надо матери сказать, что цветы пора полить», – внес свою лепту дядя Толя.

Они – муж и сын – называли эту женщину одинаково. Мать. Она действительно была им, ленивым и инфантильным по части быта, как мамочка. Заботливая нянька для двух младенцев, неспособных найти в холодильнике сыр и разогреть суп.

Точно не могу сказать, как и когда началось мое влияние на этих парней. Знаю одно – я не читала нотаций, не размахивала перед ними транспарантами «Да здравствует равноправие! Долой кухонное рабство!». По-моему, я просто иногда хихикала над их беспомощностью и задавала неудобные вопросы типа: «Нет, вы правда не знаете, как работает пылесос?»

В конце концов, это случилось. Младший научился самостоятельно завязывать галстуки, а старший вообще совершил немыслимое – стал выгуливать собаку. Когда дядя Толя попытался поучаствовать в генеральной уборке, тетя Лена вызвала меня для серьезного разговора.

«Скажи честно – ты феминистка?» – строго спросила она меня. Я улыбнулась. Меня так часто об этом спрашивают, что на этот случай у меня уже давно заготовлена ответная речь. Разбуди среди ночи, и я отчеканю: «Специально я это движение не изучала, практически ничего о нем не знаю, поэтому сама себя никогда нигде феминисткой не называю. Но если верить словарю, то феминизм – это теория о политическом, социальном и культурном равноправии полов. Значит, каждый вменяемый человек – феминист. И вы, надеюсь, тоже».

«Ты не умничай, – посоветовала тетя Лена. – Отвечай – феминистка или нет?» Мне даже стал нравиться этот допрос. «А что это такое, по-вашему?» – поинтересовалась я. «Это когда женщина хочет, чтобы мужчина мыл посуду», – объяснила тетя Лена. «С ней по очереди?» – уточнила я. Моя собеседница задумалась. Встала, прошлась по кухне, снова села на табуретку. «Да», – наконец согласилась. «Тогда феминистка», – подвела я итог.

«Ты мне вот что, – радостно и возбужденно стала угрожать тетя Лена. – Ты мне моих мужиков не порть. А то они, на тебя глядя, стали слишком… Слишком…» Она долго подыскивала правильное слово и, не найдя его, сказала правду: «Они стали слишком самостоятельными».

Для начала я хотела рухнуть со своей табуретки. Я хотела всплеснуть руками, удивиться, вскрикнуть: «Разве это плохо?» Но потом я поняла, что для тети Лены, которая годами была безраздельной хозяйкой всех кастрюлек, тряпок и чистящих средств, это действительно плохо. Самостоятельность мужчин для нее – реальная опасность. А ну как завтра дядя Толя станет готовить ужины? Или – страшно подумать! – сообразит, как работает стиральная машина? Эдак ему и жена уже не понадобится.

Тетя Лена, увы, считает, что ее человеческая ценность заключается только в умении обслуживать других. И если эти другие научатся обслуживать себя самостоятельно, то что, спрашивается, делать ей? Смысл жизни исчезнет. Повод для гордости испарится. Некому будет крикнуть торжествующее: «Захребетники!»

С этой точки зрения феминизм, конечно, представляет для нее угрозу. Она не хочет ничего менять. Она ненавидит равенство и эмансипацию. (Кстати, в Большом юридическом словаре слово «эмансипация» расшифровывается как «объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным».) Тете Лене не нужны дееспособные в ее квартире. Тем более ей не нужны совершеннолетние.

«Мне вас очень жаль, – с пафосом заявила я, пряча улыбку. – Но прогресс не остановить». И это оказалось правдой. Буквально вчера до меня дошли новости, что дядя Толя и его сын весь день лепили пельмени, пока Елена Сергеевна ездила в гости к сестре. Муж получил за это эпитет «феминист» и строгий выговор с занесением: «И ребенка этому учишь?»

Остается надеяться, что женский страх потерять семью все же со временем пройдет.

http://www.vz.ru/columns/2008/10/17/220058.html

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Ли
18.06.10 13:06

тынц!

 
Ли
18.06.10 13:08

тётя Лена - дура, коих на Земле мульоны!

 
Квадрат
18.06.10 13:08

По ходу помбола жена второй день заставляет посуду мыть

 
чел
18.06.10 13:09

А я все сам по дому делаю. Холостой патамушта. Я феминист?

 
Ли
18.06.10 13:10
"чел" писал:
А я все сам по дому делаю. Холостой патамушта. Я феминист?
ты проста - щастливчег, коли - холостой! )))
 
Скотч
18.06.10 13:17

Хуйц!

 
ZZZo
18.06.10 14:16

я тоже холостой.
и хрен меня снова загонишь в эту ебату

 
SS
18.06.10 15:29

Че-то слишком много нас, холостых феминистов :)

 
Kolyan
18.06.10 19:28

Ну и фигли? Моя тёща 30 летнему сынку червей на рыбалку копает, и чё?

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Итоги дня
Где моя линейка?
Итоги дня
Приезжай к нам на дачу, пожарим сосисок, говорили они! Будет весело, говорили они!
Про советский героизм на пожаре
Зря послал
Как я насадилась на говняной крючок
Минутка релоксации
Когда торгуешь очень дорогой мебелью
Мальчики vs девочки