Зеркало




15 февраля, 2011

Как Даша сдавала квартиру

Даша сдаёт двушку в колониальном стиле. Ковры, занавески, золотой унитаз, бассейн с пузырьками. Советский кинематограф утверждал, именно так выглядит дворец падишаха.
Восточные люди в восторге. Сначала у Даши жили сирийцы. Улыбчивые, тихие торговцы оружием. Стиралка била их током, люстра роняла на них плафоны. Очень метко, кстати, попадала в макушку. Они всё равно улыбались и хотели ещё снимать.
Потом вселился холостой китаец. Он был нинзя. Агрессивная мебель его не замечала. Даже собака на него не лаяла. Не человек, а мышь какой-то. Китаец съехал, вернулись арабы. Они туда-сюда возят свои боеприпасы, из Сирии.
После них поселились две студентки. Даша меня к ним не пускала, на случай, если вдруг я бабник. По степени разрушений как раз они оказались шахидками в третьем поколении. Крушили всё. Жили, будто завтра не наступит. Отломали у стола ножку, у душа дверцу. Судя по расходу воды, они купали своих боевых коней. Или слонов.

Дарья неделю оттирала следы удачной сделки со студентками. Опять дала объявление, и сразу позвонил клиент с акцентом. И прибежал, принёс залог. С её слов, пламенный черкес, как у Лермонтова. Чёрный весь, с огромным носом. С ним были друзья, тоже черкесы.

Даша звонит мне, говорит:

- Нужен мужчина на вечер, я выбрала тебя.
Так вот, никогда не радуйтесь, если женщина приглашает вас в гости, как мужчину. Скорей всего, придётся носить железное пианино голыми руками. Пианино отличается от боевого слона тем, что его не надо мыть. А весит оно даже больше, потому что ходить не умеет.

- Это ещё не всё – сказала Даша, когда я почти родил детей от пианино. Ты и дальше будешь мне нужен.
Так вот, не радуйтесь, если после пианино женщина настойчиво продолжает видеть в вас мужчину.
Даша говорит:
- Скоро придут клиенты, они должны видеть, что у меня есть муж. Будешь моим мужем. С полдевятого до девяти.
Это она, конечно, польстила. Вряд ли я столько выстою против трёх черкесов. Да ещё, с оттянутыми до земли руками. Но мужчины, это такие люди, если надо пойти и погибнуть, они идут и гибнут. Ради женщины. По крайней мере, будут ныть весь вечер так, будто впрямь помирают.

В этот вечер, уходя из дома навсгда, я выключил свет, перекрыл газ и поцеловал кота. Моё будущее казалось мне очень непродолжительным.
И вот. Пришёл. У пианино на пузике нашлись колёсики. Главное, вовремя его затормозить. Оно всё норовит разогнаться и проломить проход к соседям. В общем, обошлось, перетащили. Сели ждать угрозу с юга.
Ровно в половине девятого прибыли тёмные силы. Открываем дверь - там такой, маленький, худенький. Глаза добрые. Зовут Арсен Тиранян. Что в переводе с армянского значит - Абрикосовый. Зубной врач.

Уж как я ему обрадовался! Всё-таки они наши братья во Христе.
Пока Даша писала договор, я всё тряс его руку. Хотел обнять, но сдержался. Всё-таки мы, латыши, не должны пугать тихих южан своим темпераментом. Удивлённый приёмом (я принёс ему чаю), Арсен рассказал, что живёт с родителями жены. Жена тоже врач. Решили, лучше пожить отдельно. Вчера приходил с братом, советоваться. Родители купили квартиру в рассрочку, процент огромный. Живут рядом, в хозяйстве есть также гараж. В семье никто не курит, котов не разводят. Армянский спутник транслирует ТВ, он поставит на балконе тарелку, если можно.
Конечно, я разрешил просверлить в Дашиной квартире немножко дырочек. Человек-то хороший. Почти русский.

Потом Даша оттащила меня от клиента. Сказала, я должен был не любить его, а показать, что в доме есть мужик, если что.

И мы пошли в ресторан обмывать
А) сделку
Б) моё возвращение в жизнь
В) просто есть хотелось.

Даша говорит:
– Странно, сегодня он такой симпатичный. А вчера был весь чёрный, носатый, и втроём.

Это что. Когда мы только познакомилась, Даша меня считала коварным деспотом и Дон Жуаном. Три месяца не пускала себя поцеловать, а потом сразу укусила, без предупреждений. Всё-таки девчонки ужасные трусихи.

http://pesen-net.livejournal.com/57990.html

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Луис Альберте
15.02.11 11:17

Ничотак, лехко и с юмором

 
Ass
15.02.11 11:18

Апять высер...

 
Bobbik
15.02.11 11:21

Привет, оболтусы!

 
Bobbik
15.02.11 11:22

Сила доброго слова
Не Скромница
Социальные работники, как известно, подвижники своего дела. Зарплата некудышная и, скорее из милосердия, идут люди на такую службу.
Татьяна Ивановна пошла на это ради того, чтобы почувствовать свою необходимость нуждающимся в её заботе людям.
Имея образование психолога, она имела возможность, помимо посильной помощи пожилым людям, поддержать их ещё и добрым словом.
Работником она была ценным. Очень быстро её авторитетное мнение стало и для коллег важным и необходимым.
Татьяна Ивановна безотказно шла к самым тяжёлым подопечным, чем, безусловно, радовала своё руководство.
Однажды, начальник отдела социальной защиты, вызвал Татьяну Ивановну в свой кабинет на беседу, долго расспрашивал о работе, о том, о сём...
Затем задумчиво глядя в окно, тихо сказал в раздумьях:
- Татьяна Ивановна, есть для Вас очень тяжёлая пациентка. Знаю, что Вы справитесь. Она отказывается идти на контакт с нашей службой. У неё тяжёлая депрессия и, увы, она обречена. В прошлом, это очень заслуженный человек, посвятивший себя служению народу. Одинока. Больше ей помочь некому. Надежда только на Ваш опыт работы и доброе сердце, о котором уже наслышан.
Татьяна Ивановна, молча выслушав, тихо вздохнула:
- У всех своя беда, Вы же знаете... А доброе слово большую силу имеет. Конечно же, я схожу к ней. Пишите адрес...
Дверь открыла, на удивление, не старушка, а женщина лет около шестидесяти. На пороге держать не стала, молча впустила в квартиру. Татьяна Ивановна была немногословной. После незначительного диалога с Ириной Васильевной, принялась за уборку в квартире. Всё хозяйство пребывало в полном запустении. Завершив уборку и перемыв посуду, открыла холодильник. Там, так же, царило запустение. Ирина Васильевна молча положила на стол несколько купюр на продукты.
Возвращаясь из магазина, нагруженная сумками с продуктами, Татьяна Ивановна не удержавшись, купила букетик лесных ландышей и небольшой тортик на свои деньги.
Ирина Васильевна, так же молча, впустив её в квартиру, вопросительно глянула на цветы.
- Это Вам от меня, Ирина Васильевна! И тортик тоже! - улыбнулась Татьяна Ивановна, - Сейчас чайку попьём, что-то я проголодалась.
Впервые за всё время знакомства Ирина Васильевна грустно улыбнулась и, засуетившись, поставила цветы в небольшую вазочку на стол.
В квартире сразу стало уютнее и как-то теплее. Сев за стол, они стали пить чай. Татьяна Ивановна, за душевной беседой, тактично и незаметно перевела тему разговора на Ирину Васильевну. Расспросила её о том, где она работала до пенсии.
Оказалось, что совсем в недалёком прошлом Ирина Васильевна была руководителем на крупном предприятии. Так как работа отнимала очень много времени, то обзавестись семьёй-детьми так и не довелось. После ухода на пенсию пришло забвение. Появилась обида на бывших коллег и родственников, с которыми сама не очень-то стремилась поддерживать отношения, пока занимала высокую должность, оправдывая это недостатком времени. Теперь, оставшись в одиночестве, Ирина Васильевна пала духом. Она привыкла жить в напряжённом ритме, забывая о себе. Теперь, когда свободное время образовало щемящую пустоту где-то внутри сознания, Ирина Васильевна не знала как ей жить дальше. Впрочем, всё разрешилось само собой. Неожиданно ей стало плохо и, пришлось вызвать скорую помощь. Врач, мужчина средних лет, осмотрев её, предложил немедленную госпитализацию на медицинское обследование. Отказываться было бесполезно. Доктор, не принимая во внимание слабые отговорки Ирины Васильевны, сказал ей, почти приказным тоном, одеться и взять с собой необходимые вещи. Уже в больнице, проходя многочисленные кабинеты, она наблюдала за лицами врачей, которые молча записывали ей в карточку на латыни. В какой-то момент Ирина Васильевна получила медицинскую карточку на руки, чтобы отдать её в другом кабинете. Улучив эту минутку, она открыла карту. Приговор ей был уже подписан, но оставалось пройти ещё несколько кабинетов. После этого предстоял разговор с главным врачом больницы. Просматривая медицинскую карту Ирины Васильевны, главврач напряжённо молчал. И тогда Ирина Васильевна, собравшись с духом, тихо сказала:
- Я уже всё знаю. Читала. Сколько мне осталось?
Главврач поднял на неё грустные глаза:
- Вы – сильная женщина… мне нелегко говорить об этом, но операция уже ничего не даст… времени у Вас осталось, увы, немного… мы можем предложить только поддерживающую терапию…

После обследования Ирина Васильевна потеряла счёт времени. Каждый день был сер и бесцветен. От терапии она отказалась, подписав необходимые бумаги. И вот он – безрадостный финиш её бесконечного марафона…

Выслушав грустный рассказ, Татьяна Ивановна немного посидела молча, понимая, какой тяжкий груз, выговорившись, сбросила с плеч Ирина Васильевна. Затем, разлив по чашкам ароматный чай и положив на блюдца ещё по кусочку торта, стала говорить сама. Её тон был обыденным, без сожалений и печали.
- Да, Ирина Васильевна! Все мы когда-то уйдём в мир иной. Я рада, что у Вас хватило мужества всё рассказать. У меня только один вопрос: Вы всё успели сделать для того, чтобы «уйти» спокойно?
Вопросительно глянув на Татьяну Ивановну, Ирина Васильевна усмехнулась:
- Что Вы имеете ввиду? Что я должна ещё успеть?
- Ну как же... – Татьяна Ивановна прошлась по комнате, - у Вас шикарная трёхкомнатная квартира, замечательная библиотека и мебель… Кому всё это достанется? Вы об этом подумали? Ведь Вы не хотите, чтобы после Вас всё это растащили бомжи? Насколько я знаю, у Вас есть родственники, которые будут только благодарны за такое наследство. У Вас мало времени – так поторопитесь! Вам предстоит проделать огромную работу, чтобы со спокойной душой покинуть этот мир. Сейчас нужно будет наметить план. Вы ведь деловая, практичная женщина, вот и давайте подойдём к этому вопросу по-деловому.

Ирина Васильевна заворожено и молча слушала, кивая головой. Затем принесла чистые листы бумаги и вдвоём они составили огромный список дел, который предстояло сделать ей в наикратчайшие сроки своей жизни. Список уместился на четыре форматных листа бумаги…

…Прошло два года и несколько месяцев с момента того разговора, когда Татьяна Ивановна обнаружила письмо в своём почтовом ящике…
Письмо было от Ирины Васильевны…

…«когда Вы получите это письмо, меня уже не будет в живых… я отдала распоряжение отправить Вам это письмо… бесконечно благодарна Вам, за то, что Вы поддержали меня в трудную минуту моей жизни… говорят, что «если человек очень хочет жить, медицина бессильна», так мои считанные дни и месяцы жизни незаметно продлились на пару лет дольше за хлопотами и суетой… я всё успела сделать и спокойно ухожу… Благодарю Вас за доброе слово!...»

*серия: из практики семейного психолога

© Copyright: Не Скромница, 2010
Свидетельство о публикации №11003118432

 
Ли
15.02.11 11:30

доброе слово это - круто! +1

 
Свиблово
15.02.11 11:58

Интересно, Даша ему дала?

 
mikorr
15.02.11 12:48
"Луис Альберте" писал:
Ничотак, лехко и с юмором
Поддержу.
 
Клоп
15.02.11 15:51
"Bobbik" писал:
Сила доброго слова
Сильно!
 
cosmonaft
15.02.11 17:10

Тема ебли Даши с хачиком не раскрыта.
А вообще, хуета ни о чем.

 
Аркадий
15.02.11 22:25

Слава Сэ - глаза читают, душа отдыхает.

 


Последние посты:

Квасок
Романтика жива!
Вы находитесь в Узбекистане, если...
Гламур по-тамбовски
- 15 признаков, что на улице мороз
Девушка дня
Итоги дня
Пойми ее, если сможешь: как читать между строк при общении с девушкой
Страшная тайна отечественной мультпликации
Основной признак гулящей жены


Случайные посты:

Делаем виски из самогона
Про причёску и тёщу
Оля из конного клуба
Вынос тела
Странные рождественские семейные снимки
Не воруй
Скромное обаяние чешской полиции
Как мой друг ребенка сбил
Путин в Яндексе
Женщина - женщина