Зеркало




19 апреля, 2011

Сексуальные игрища

Стояло холодное ноябрьское утро. Шура сидела на кухне в трусах, курила, и грустно смотрела на падающие в грязные лужи жёлтые листья.

Её терзали смутные сомнения.

Неспроста, доложу я Вам.

***

Вечером третьего дня Шура познакомилась с мужиком красивым шопестец. Ален Делон, Брюс Уиллис, Бред Питт, блять. Не меньше. А может даже и больше. Мужик был коварен, умён и крайне соблазнителен, а его часы фирмы «Ролексус» и телефон «Ветру» явно добавляли ему куртуазности. Лысеющая голова блестела, коньяк источал запах старых и нихуя не свежих носков, взгляд откровенно впивался в Шуркино декольте фасона «Мне уже 30 и я ищу счастья в жизни». Шурка трепетала, потела и нервно покусывала губу, — на неё обратил внимание мистер-обояшка местного клуба для районного бомонда.

Но, как ни странно, объект страсти и похоти Шуркиных фантазий не спешил совершать никаких телодвижений в её сторону. Во всяком случае, сам. Шурка потела и нервничала ещё больше, больно пихая свою подругу Малиновскую в правый бок. Малиновской было больно, но она терпела, потому как, дружба – это святое. Ну, ещё святой была текила, которую Шура широким жестом проставляла подруге по причине отсутствия бабла у оной. И вообще, Малиновская была сильно занята соблазнением картавого бармена с целью отхватить горячительного напитка ещё и тут нахаляву. А посему у Шурки не осталось союзников и единомышленников и пришлось ей брать дело в свои руки.

Накатив рюмочку-другую, оголив телеса, что находились между трусами и леопардовыми ботфортами, Шура томно закурила и страстно посмотрела в глаза объекту своей страсти. Объект покраснел, икнул и отвернулся. Шурка не сдалась. Она вообще не привыкла сдаваться. Ещё в школе с помощью искусства соблазнения, полученного из уст талантливой и опытной Малиновской, она получила освобождение от физкультуры и пизды от своего парня.

Пока Малиновская наглажила бармена за самые неприличные места, подсчитывая в голове, сколько это может принести алкоголя в литраже, Шура двинула вперёд. Так сказать, напролом.

Объекта звали Жорик, он был несколько раз женат и имел троих замечательных и нихуя не русских деток, о чём долго рассказывал Шурке, восхищённо тряся перед её носом фотографиями троих амбалов «слегка за 20» восточной национальности. Какой именно, Шурка определить уже была не в состоянии. Но это было уже и не главным. Главным было то, что она сидела на коленях у Жорика, наглаживала ему чуть выше коленей, страстно заглядывала в глаза, призывно потягивая его за письку на выход. Жорик намёк понял и поддался, не забыв, впрочем, попросить новоиспечённую подругу заплатить за коньяк с запахом носков.

***

В 2 часа дня раздался телефонный звонок, Малиновская справлялась о прошедшей ночи подруги. Подруга, к слову, с трудом присела на кровати и попробовала вспомнить, что же вчера всё таки произошло. Потому как произойти должно было что-то сверхпиздецовое, судя по состоянию организма сегодня. И, блять, вспомнила. А зря...

Вспомнила, как они с Жориком ехали в такси под «Чёрные глаза», бухая какую-то палёную настойку из ночника и страстно мацались на заднем сиденье. Таксист коварно оглядывался назад, явно прокручивая какие-то пошлые фантазии в своей голове. Шурка так же коварно трогала Жорика за волосатое тело, давая таксисту Вортанчику просраться от зависти.

Вспомнила, как застряли в лифте, громко ржали и просили соседей вызвать ремонтников. В пятницу-то, ночью. Как раз тогда, когда все соседи только и делают, что нихуя не делают. И трезвые. И всё слышат.

Вспомнила, как сехуальный Жорик в застрявшем лифте возжелал обосцаться немедленно, отчего пришлось изъёбываться всем и сразу. Шурке — держать двери лифта, Жорику — сцать в шахту.

Вспомнила, что пальцы соскользнули в самый ненужный момент, отчего двери сомкнулись прямо на детородном органе Георгия, вследствие чего он издал рёв раненого самца, благодаря, собственно, которому, их и достали из лифта.

Вспомнила, как любовно восстанавливала этот орган с помощью льда и лечебного миньета. Явно, рассчитывая на крепкий брак, четверых детей хуй-знает-какой-национальности, общие вставные челюсти и утку под кроватью на рубеже жизни.

Вспомнила…

Вспомнила, как после миньетика с зелёнкой и йодом, Жорик потребовал разнообразить половую жизнь немедля. Посмотрев на получившуюся радугу вместо писяндры, Шура задумалась. Крепко так задумалась. Ибо синий от удара хуй, раскрашенный зелёными и жёлтыми полосками (с цветочком, любовно нарисованным Шуркой в порыве страсти) не внушал желания куртуазно трахаться в лучших традициях немецкого порно.

Но Георгий был неумолим. Георгий хотел ебаться, фестивалить и оригинальничать. Его совершенно не смущал хуй-раскраска и озадаченная женщина Шура.

Тут же было выдвинуто рационализаторское предложение: Жора надумал заняться сексом анальным, страстным и заводным. Шура глубоко задумалась. Нет, ну с одной стороны, её немного смущал процесс и все вытекающие последствия. Шура ПИЗДЕЦ как боялась анального секса. А с другой, Георгий был завидным женихом, и отказать ему было бы вообще нихуя не комельфо.

***

Гениальные идеи в блондинистую голову Александры приходят часто, что достаточно страшно. Но Шура этому всегда радуется. К всеобщему страху и сожалению. И в этот раз Шурочка решила, что, если страдать, то страдать вместе.

Томно скосив свои прекрасные очи в сторону Жориной писюки, дабы отвлечь внимание от своего коварного замысла, Шура ещё 10 минут пыталась собрать их обратно в кучу, ибо скашивать по пьяне глаза оказалось крайне опасно, и их заклинило. Нахуй, блять, заклинило. Напрочь. Всё. Финита ля комедия.

Но пьяный Шурин мозг осознавал, что такого провала она не потерпит, а потому, решено было приступать к непосредствнно действиям. Александра выключила свет, зажгла ароматические свечи, достала клей ПВА заместо лубриканта, решив, что это вполне покатит, надела эротичное бельё с блёстками на несколько размеров больше, напихала ваты в лифчик и была готова к сеансу любви. Как ночная бабочка Эльвира, ну чисто из песни.

Жорик возжелал Александру ещё больше. Он трепетал, страдал и мучился, писяндра его рвалась из брюк, пока Шурка выдавал нечто среднее между стриптизом и гапаком, размахивая целлюлитом прямо перед раскрасневшейся рожей своего восточного гостя. Георгий больше не мог ждать, а потому совершил роковую ошибку – встал, снял штаны, запихнул трусы поглубже под диван (пометил территориую, так сказать), и подошёл вплотную в Шуре.

Александра бледнела и краснела, хитро щурилась и что-то делала своими гадкими ручёнками за спиной. Но Георгий не заметил никаких движений из-за высшей степени возбуждения, что подвело его к печальному концу. Фиолетовому концу. Баклажану, то есть. Баклажану с ПВА, резко вонзённому в его волосатый гастарбайтерский зад.

Я, к сожалению, не обладаю мастерством слова так, что бы передать все эмоции, столь неожиданно нахлынувшие на Жорика в этот момент. Та гамма чувств, которая овладела им, была написана на его красном ебале с выпучеными глазами настолько, что казалось, они сейчас нахуй выпадуд и укатятся под диван к трусам. Картину дополнили Шуркины скосившиеся глаза и свисающая из лифчика вата.

Именно в таком виде влюблённых голубков и спалила Шуркина бабка, прискокавшая на бешеные крики Жорика. Глаза у бабки, кстати, были нихуя не меньше, чем у него самого.

И эти глаза были последним, что видела и помнила Шура. Всё. Дальше наступал пробел.

***

Александра понимала, что выяснить последствия вчерашней куртуазной ебли нужно и важно, а потому направилась в кухню пообщаться с бабушкой.

Бабушка стояла на кухне и озадаченно жарила баклажаны. Увидев Шуру, она задумчиво пробубнила: «Слабо он тебя ёбнул вчера, Саша, слабо. Быстро оклемалась. Ну, хоть глаза на место встали».

***

Стояло холодное ноябрьское утро. Шура сидела на кухне в трусах, курила, и грустно смотрела на падающие в грязные лужи жёлтые листья.

Её терзали смутные сомнения.

Неспроста, доложу я Вам.

Сегодня синяки прошли окончательно, а Шура обнаружила под диваном трусы своего восточного любовника. Теперь она их трепетно хранит, не стирает и не гладит, иногда достаёт из шкафа, часами разглядывает и грустно вздыхает.

Каждую неделю Шура посещает клуб, где встретились два одиноких сердца, с надеждой, что снова увидит своего суженого.

Баклажаны Шура больше не ест в знак уважения.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Чапаев
19.04.11 16:47

Посмотрев на получившуюся радугу вместо писяндры, Шура задумалась. Крепко так задумалась. Ибо синий от удара хуй, раскрашенный зелёными и жёлтыми полосками
-----------------
убило нах )))))

 
ргшн
19.04.11 16:52

Рыдал

 
Inferno
19.04.11 19:47

Спасибо, поржал

 
sky7
19.04.11 22:07

плакал нах!!!

 
zelenyi
20.04.11 06:50

плакалъ))) мама ситффлера? старая пелотга?

 
madj
20.04.11 18:35

Рыдал в паццтолье!!!!

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Не мы такие, жизнь такая видимо...
Тараканы
Купил вот кубики
Девушка дня
Мой девиз по жизни
10 минусов жизни в Испании. Мнение россиянки
Девушка дня
Водяной
11 историй о людях, которые уволились, громко хлопнув дверью за собой
Таблетки