Зеркало




29 августа, 2011

Пушкин. Последняя кровь, Или 7 дней войны

Создателям всех эпических мегашедевров о победе американцев и им подобных борцов за свободу над Мировым Злом, а также уважаемым известным актёрам, отметившимся в этих картинах, посвящается

ЛЕДЕНЯЩИЙ ДУШУ, ВЗРЫВАЮЩИЙ РАЗУМ, ПУСКАЮЩИЙ КРОВЬ И ПАТРИОТИЧЕСКУЮ СЛЕЗУ

СУПЕРМЕГАБОЕВИК

"ПУШКИН. ПОСЛЕДНЯЯ КРОВЬ, ИЛИ 7 ДНЕЙ ВОЙНЫ"

В отдалённой сибирской деревушке вместе с дочерью Акулиной живёт Иван Ленинович Пушкин – бывший сержант элитного спецназа «СМЕРШ» (личная гвардия генсека партии).
Сержант Пушкин – мужчина средних лет с русыми коротко стриженными волосами и голубыми глазами, а также с истинно славянским носом с горбинкой. Его привлекательное лицо, увидев которое все женщины немедленно желают отдаться Пушкину, рассекает шрам, до того привлекательный, что женщины готовы отдаться ему ещё быстрее.

Бывший спецназовец в отличной форме и ежедневно пробегает по заснеженнным в середине июля горам 50 км вместе со своей дочерью. 15-летняя Акулина – истинная дочь русского спецназовца, пробегает 50 км в кокошнике и с коромыслом, после чего рубит дрова ударом своей русой косы.
Жизнь отца и дочери протекает безоблачно – ежедневно Пушкин выпивает по литру спирта на завтрак, обед и ужин под пельмени, борщ и сало с чесноком. Акулина влюблённо смотрит на отца и играет ему на балалайке. После этого сержант уходит драться с медведем.

Медведь по кличке Сталин живёт в берлоге, которую построил себе в бывшей ракетной шахте. Сталин – бывший боец элитного отряда русских медведей «Мишутка», который был создан КГБ для устранения сборной США на Олимпиаде-1980 в Москве. После того, как Олимпиада завершилась и американцы не приехали, Сталин впал в депрессию, уволился со службы и ушёл в буддизм. Сталин жил отшельником, пока не встретился с Пушкиным, которого стал обучать гипнозу, вхождению в нирвану и приёмам боевого САМКО (самоборона когтями).

После спарринга Сталин и Пушкин медитируют в ракетной шахте под звуки «Интернационала».
Вернувшись домой, сержант Пушкин нежно разговаривает с дочерью, ласково называя её «товарищ Акулина» и отговаривает её от поступления в элитный отряд боевых проводниц «Красная шпала».
Перед сном сержант и его дочь читают «Апрельские тезисы» и истово молятся на портрет Ленина. Ложась спать, сержант Пушкин включает проигрыватель. Через усилитель над заснеженными просторами несётся Гимн Советского Союза и скупая мужская слеза катится по его щеке.

Пушкину снится тревожный сон. Его взвод бьётся с «зелёными беретами» где-то под Мехико, слышны крики гибнущих бойцов и звуки взрывов.
Сержант просыпается в ужасе и выпивает литр водки вне графика.
Этим утром уединение Пушкиных нарушает военный вертолёт. К сержанту прилетает его старый наставник – прапорщик Лермонтов.

- Сынок, ты нужен Родине! – заявляет он. – Члены движения «Мемориал», снимавшие фильм о преступлениях Каддафи в Ливии, попали в плен к НАТО. Их считают русскими наёмниками и пытают! Они говорят, что русские не могут быть правозащитниками. Ты должен их спасти!
- Это не моя война, камрад товарищ прапорщик, - заявляет сержант. – Я вышел из игры!
- Ты наш лучший спецназовец, - убеждает прапорщик Лермонтов. – И мой лучший ученик! Никто больше не сможет освободить их!
- Моя война закончилась под Мехико, - отрезает Пушкин и ребром ладони разрубает арматуру, - В тот день, когда среди этих проклятых кактусов я потерял весь свой взвод. Я спрашивал: «Какого чёрта мы забыли в Мексике?», а мне ответили «Так нужно для дела коммунизма, товарищ!» Мы выкосили три полка элитных «зелёных беретов», а потом оказалось, что нас должны были выбросить не в Мексике, а в Никарагуа! А когда я добрался туда, оказалось, что Ортега уже помирился с «контрас»! А когда я вернулся домой, чтобы посмотреть в глаза Генсеку, этот трус, чтобы не встречаться со мной, распустил партию и Советский Союз! Я больше не в деле, камрад прапорщик! У меня есть дочь!

Прапорщик печально качает головой и улетает. Сержант смотрит ему вслед и в это время вертолёт сбивают с земли. Сержант хватает топор, велит дочери запереться и никого не пускать, и спешит к месту падения.

По дороге Пушкин попадает в засаду – его окружают гусеничные «Хаммеры» со звёздно-полосатыми флагами на бортах. Внутри машин сидят негры и латиноамериканцы, которые грязно ругаются по-английски с ужасным немецким акцентом. Опытный сержант понимает, что это элитный спецназ США «Морские котики», командира которого, лейтенанта Сигала, Пушкин лично замочил в одном из сортиров Сектора Газы.

Разворачивается сражение. Американский спецназ стреляет в русского сержанта из всех видов оружия, включая систему залпового огня, при это слышны крики: «Его приказано взять живым!» Спеназовец топором зарубает четыре «Хаммера», но остальным удаётся его скрутить.

Пушкин приходит в себя, связанный цепями. Вокруг него негры. Он понимает, что все они американские спеназовцы.
- Так, так, сержант Пушкин – начинает главарь. – Мы знаем, что ты лучший русский спецназ. Ты убил всех лучших американских спецназов и не раз. Я, лейтенант американского спецназа Майкл Джордан, прибыл сюда, чтобы сказать: ты должен сделать работу для Америки! Мы победили Ливию, но полковник Каддафи скрылся. Мы сказали, что убили его, мы показали его тело, но на самом деле Каддафи прячется. Чтобы полностью принести демократию в страну, мы должны убить Каддафи. Полковник доверяет тебе, и ты убьёшь его и привезёшь нам его голову!

- Я не сделаю этого, - гордо отвечает Пушкин.
- Сделаешь, - улыбкой извращенца отвечает извращенец Джордан. – Мы захватили твою дочь и увезём её на Гуантанамо. Если через неделю ты не привезёшь нам голову Каддафи, мы съедим мозг твоей дочери, а если ты не уложишься в 10 дней – то мы вообще её убьём.

На заднем плане слышны крики дочери. Пушкин вынужден согласиться. Выбрав самого тощего и забитого из спецназовцев, русский сержант заявляет:
- А тебя я убью последним!
Повеселевший американец радостно убегает.

Полдня Пушкин в разгромленном доме пьёт спирт, слушает песни Пахмутовой и плачет. А затем идёт к медведю Сталину.
Медведь Сталин медитирует, но, увидев Пушкина, говорит:
- Ты предался унынию! Обрети внутреннюю силу древних воинов!
Когда Пушкин обретает силу древних воинов, Сталин открывает тайник в пещере, где хранит новейшие образцы вооружения и снаряжает сержанта.
Затем на Ту-160, который тоже стоит в берлоге у Сталина, сержант Пушкин вылетает в Ливию.

Приземлившись в Бенгази, русский спецназ для начала убивает всех, и только потом вспоминает, что у него есть оружие, которое ему дал Сталин.
Среди убитых он обнаруживает и тощего американского спецназовца, который с укором говорит:
- А обещал убить последним…
- Ну мало ли что я обещал, - утешает его Пушкин.

Уцелевшие гражданские со слезами благодарят Пушкина как освободителя и показывают на мобильниках фотки и видео злодеяний американцев.
Пушкин понимает, что теперь ему надо не только найти Каддафи и как-то решить вопрос с дочерью, но и освободить ливийский народ. Тут он вспоминает про правозащитников из «Мемориала», и ругается:
- Вот уроды! -, но понимает, что и их должен спасти в память о своём учителе прапорщике Лермонтове.

В это время в штабе НАТО идёт совещание:
- Что делает русский, которого мы послали за Каддафи?
- Он всех убил в Бенгази!
- Что про это говорит наш суперкомпьтер?
- Суперкомпьютер считает, что с вероятностью в 50 процентов русский ищет Каддафи, а ещё 50 процентов за то, что он просто разозлился!
- Эта загадочная русская душа, - задумчиво говорит начальник штаба, поглаживая крепкую мужскую ногу своего заместителя и супруга.

Сержант Пушкин, пытаясь добыть сведения о Каддафи и «Мемориале», подкрадывается к американской базе. На базе всё идёт своим привычным чередом: лесбийский наряд на блокпосту ублажает друг друга, в казарме проходит гей-вечеринка рядовых и сержантов, а командир базы, уколовшись героином, по очереди насилует в своём кабинете военнослужащих женщин с натуральными пристрастиями. Все дорожки на базе заботливо посыпаны кокаином.

Пушкин брезгливо морщится и убивает всех. Потом он вспоминает, что так и не получил нужных сведений. Вздохнув, Пушкин отправляется к новой базе.
В перерывах между разгромом баз Пушкин спасает отряд ливийских патриотов, которых обстреливает вертолёт с американским лётчиком-маньяком. Русский спецназовец сбивает негодяя метким броском топора.

Патриоты ликуют и с уважением смотрят на наколку «СМЕРШ» на плече Пушкина. Однако они ничего не знают про Каддафи.
- Говорят, о том, где он прячется, знает только Мудрый Зверь, который живёт в пещере, - рассказали Пушкину ливийцы. Спенацзовец повеселел: для бойца «СМЕРШ» найти в ливийской пустыне пещеру с Мудрым Зверем – плёвое дело.

В процессе поисков Пушкин натыкается на бенгазийских пособников, которые борятся за демократию – пытаются изнасиловать украинскую журналистку из Львова, приехавшую писать о них восторженную статью.
Взвесив все «за» и «против», Пушкин убивает пособников и спасает девушку Руслану, чем ставит её перед нелёгким нравственным выбором. Что позорнее – быть изнасилованной борцами за свободу или быть спасённой москалём?

Пока она раздумывает, Пушкин уходит. Тут до Русланы доходит, что она остаётся одна в ливийской пустыне, и у неё происходит переоценка ценностей. К тому же неотразимый шрам Пушкина делает своё дело, Руслана влюбляется и отдаётся русскому спецназовцу.
Пушкину не до этого, но традиция сильнее. После данных событий Руслана бросает нафиг своё журналистское задание, и с возлюбленным отправляется искать Каддафи, «Мемориал» и спасать Акулину.

В это время Акулина на Гуантанамо ждёт отца. В её камеру опасливо входит охранник с ужином.
- Вот приедет мой отец, и убьёт тебя! – говорит Акулина, после чего убивает расслабившегося охранника своей косой.
- Ай-яй-яй, - вздыхает начальник тюрьмы, наблюдающий за сценой по монитору, - за два дня уже четвёртый охранник!

В Ливии Пушкин и Руслана слышат дикие вопли. В палатке посреди пустыни «Моссад» пытает членов «Мемориала», уговаривая их сознаться, что они таки да, русские спецназовцы. Когда те отказываются, их подвергают нечеловеческим пыткам: заставляют смотреть выступление Кадырова и аплодировать, принуждают целовать портрет Сталина, заливают в горло водку за победу коммунизма во всём мире.
- Давай, Изя, отрежем им головы! – предлагает один из агентов «Моссада».
- Моня, это не наш метод, - заявляет его напарник, и делает всем пленным обрезание.

В это время в палатку врывается сержант Пушкин и бьёт моссадовцев палкой некошерной колбасы. «Моссад» в ужасе бежит.
Спецназовец и Руслана ведут правозащитников с собой, хотя Пушкин говорить угрожающе:
- А вам я ещё Катынь припомню!

Разгромив ещё несколько баз, Пушкин находит пещеру Мудрого Зверя, который оказывается бурым медведем.
Однако тот не верит Пушкину, не говорит, где Каддафи. Спецназовец замечает среди шерсти медведя наколку «Мишутка». Вспомнив своего друга Сталина, он показывает фото с медведем-буддистом:
- Ты не знаешь случайно этого парня?
- Так это же Сталин! – радостно говорит медведь, - Мы с ним служили в «Мишутке»! Друг Сталина – мой друг! Полковник, вылезай, к тебе пришли!

Каддафи вылезает из медвежьей пещеры, жмёт руку Пушкину и вновь возглавляет страну.
Ливийские патриоты добивают агрессора, и Пушкин сообщает Каддафи ситуацию с дочерью.
- Дорогой, - отвечает Каддафи, -я бы с удовольствием подарил тебе свою голову, но у нас принято, чтобы глава нации был с головой. Боюсь, не поймут.

- Ясно, - вздыхает Пушкин, - надо лететь на Гуантанамо, а там разберёмся!
- Да, и одна просьба, - сказал спецназовец Каддафи, - полковник, отправьте в Москву этх правозащитников из «Мемориала»!
- А это обязательно? – скептически спросил национальный лидер, глядя на проамериканские, хоть и потускневшие лица правозащитников.

- Нет, - вздохнул Пушкин, - но тут такая штука – меня просил это сделать мой наставник!
Каддафи пообещал вернуть «Мемориал» на Родину.

На базе Гуантанамо были сосредоточены отборные войска США.
- Время истекает, - сказал сидящий в тени главарь, - где он?
- Самолёт с ним вылетел из Ливии, скоро будет здесь! – ответил помощник.
- Мне не нравится, что он убил всех наших людей в Ливии, - сказал главарь в тени. – Там придётся всё начинать сначала!
- У «СМЕРШ» всегда были свои методы, - пожал плечами помощник, - Если он привезёт голову Каддафи, всё остальное мы уладим!

- Сэр, русский спецназовец высадился на побережье! – сообщил наблюдатель, - Он движется к нам!
Через пять минут безоружный спецназовец Иван Пушкин стоял перед главарём.
- Где голова? – спросил главарь в тени.
- Здесь, - ответил Пушкин, - сначала приведите дочь!

Охрана, опасливо косясь на девочку, привела её к отцу.
- Батюшка, батюшка, - кинулась Акулина на грудь сержанта.
- Не плачь, чадо моё, - отвечал спецназовец, - скоро мы поедем домой!
Пушкин протянул мешок американцам. Главарь в тени вытащил из мешка голову Каддафи.

- Отлично! – восклинул босс в тени. - Ты прекрасный спецназовец, Иван!
- Мы можем идти? – уточнил Пушкин.
- Не совсем, - усмехнулся босс. – Ты же не думал всерьёз, что мы дадим тебе уехать после того, как ты убил стольких американцев?
- Нет, конечно, - усмехнулся Пушкин. – Я никогда не верил словам американцев, потому и жив до сих пор. Камрад Сталин, ваш выход!

Голова Каддафи вскочила и через мгновенье превратилась в медведя Сталина. Буддистские практики он освоил в совершенстве.
- Как я ждал этой минуты! – зарычал ветеран спецназа «Мишутка». – Столько лет, столько лет!
И русский медведь с наслаждением свернул шею очередной гордости американского спецназа.

В этот момент Руслана с самолёта сбросила Пушкину и Сталину вооружение. На базе начался бой.
- Убейте их всех, - истерично кричал босс в тени.

И правда, спецназовцы Пушкин и Сталин убивали всех. Загорелись склады армейского вооружения, боеприпасов, горючего, один за одним падали под шквалом огня русского спецназа «Апачи», «Стелсы», взрывались, не достигнув цели, «Томагавки». Акулина своей косой уничтожила три тяжёлых танка и до батальона пехоты. Метким броском топора спецназовец Пушкин отправил на дно новейший американский авианосец со всем экипажем.

Прижавшись спина к спине и стреляя без остановки, спецназовцы пели:

- Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы на рекой,
Всех убила НАТОвцев Катюша,
Тех, кто вышел на берег чужой!

Среди дыма и огня почти не осталось американцев, и в этот момент босс крикнул:
- Иванов, у меня на мушке твоя дочь! Брось оружие!
Иванов бросил автомат.
Босс, приставивший ствол к голове Акулины, вышел из тени:
- Ты узнаёшь меня, Иван?
- Вот задница! – воскликнул сержант Пушкин.

- Да, я вижу ты меня узнал, русский, я командир элитного американского спецназа «Боевые афролесбиянки» Кондолиза Райс по прозвищу "Вот задница"!

- Ты и твои коммунистические дружки часто говорили «Вот задница!», вспоминая меня! – продолжала Задница Райс. – Это я заманила той взвод в ловушку под Мехико! Но это ещё не всё! Помнишь, в первом классе тебя избили девчонки и сняли с тебя трусы, а потом смеялись? Это тоже организовала я! А когда отец застукал тебя за курением в туалете, кто тебя заложил, как ты думаешь? А когда перед защитой диплома ты так нажрался, что с тобой приключился маленький конфуз, кто налил тебе ту роковую рюмку? А когда у тебя не получилось в первый раз с девушкой, это потому, что я подсыпала тебе бром! Но самое главное: ты воспитываешь дочь, и не знаешь, где твоя жена и её мать?

- Это ты её убила? – в ярости захрипел Пушкин.
- Нет, - засмеялась сатанинским смехом Задница Райс. - Это я её у тебя увела! Она ушла ко мне!
- Послушай, Задница, - ответил русский спецназовец. – Брось оружие и отпусти дочь! Это только наше дело! Давай сразимся как мужчина с лесбиянкой!

- Да мне не нужно оружие, - воскликнула Кондолиза Райс. – Не нужна твоя дочь! Я убью тебя голыми руками!
Началась решающая схватка. Задница , владеющая тайным боевым искусством Ордена боевых лесбиянок ЦРУ, наносила Пушкину удар за ударом. Пушкин рухнул, не в силах противостоять натиску Райс.

- Погиб спецназ, невольник чести, - засмеялась американка, - Сейчас ты умрёшь, проклятый коммунист!
«Услышь голоса древних воинов», - вспомнил Пушкин слова Сталина. – «Пробуди в себе медведя, и искусство САМКО сделает тебя непобедимым!»
Спецназовец Иван Пушкин почувствовал, как растут его силы. Он вскочил и, зарычав по-медвежьи, ударил американскую Задницу когтями.

- Нет, -в ужасе залепетала американка, - это древнее искусство гризли, ты не можешь знать эти приёмов!
В ответ спецназовец Иван Пушкин с криком «Эй, ухнем!» обрушился когтями на Мировое Зло.

На Гуантанамо наступила тишина, и только дым от горящей американской техники застилал горизонт.

Ту-160 приземлился и из него выскочила Руслана, бросившаяся на шею Ивану.
На горизонте показались десантные корабли и самолёты с красными звёздами. Морская пехота высадилась на Гуантанамо.

Впереди отряда морпехов шёл прапорщик Лермонтов с перевязанной рукой.
- Как ты и велел, я сообщила в Москву, - сказала Руслана. – А оттуда со мной связался прапорщик Лермонтов!
- Меня не так просто убить, камрад товарищ! - с улыбкой сказал ученику Лермонтов. – Ты что-нибудь нам оставил?
- Только трупы, - покачал головой Иван Пушкин.

- Ты снова нужен Родине, - сказал прапорщик Лермонтов. – Тебе присвоены звания «Старший сержант» и «Народный спецназ России»! Мы снова собираем наш отряд!

- Я вышел из игры камрад товарищ прапорщик! – ответил Иван Пушкин. – Это не моя война. Я нужен своей семье.

Акулина, Руслана, Сталин и Пушкин, обнявшись, направились к Ту-160, провожаемые грустным и понимающим взглядом прапорщика Лермонтова.
На горизонте занималась красная заря… За кадром звучит балалайка и хор суровых мужиков...


http://petrovchik.livejournal.com/88205.html

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Евгения
29.08.11 11:11

вот жеж хуйня

 
myasnik
29.08.11 11:12
"Евгения" писал:
вот жеж хуйня
Четать?
 
Евгения
29.08.11 11:14
"myasnik" писал:
Четать?

даже не думай

 
ich
29.08.11 11:30

Бля. Ниасилил.
Читать или хуита?

 
AG
29.08.11 15:36

а я почитал. ну так, раз поржать. всю дорогу казалось что пушкинъ говорит по русски с акцентом как шварцнегер или лундгрен в роли русского.

 
rOMGa
29.08.11 16:27

хуяяясе

 
zelenyi
31.08.11 08:22

улыбнуло

 
тайланд
06.10.11 09:53

Хм, кто б мог подумать =) Ваши слова меня заставили задуматься =)

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильные наряды к Новому году


Случайные посты:

Клара
"Капитан дальнего плавания"
Расплата за секс
Гример 80 лэвела
Собеседование — режем без ножа
Вот еще бы правительство на наши зарплаты заставить жить
Правила поведения в поезде
Про измены с другого ракурса
Просьба, после которой будущую жену надо слать лесом
Роды на федеральной трассе