Зеркало




29 июля, 2013

То, что вы не хотели знать об Англии (2 часть)

51. После этого я перестал удивляться тому, что у нас в цеху по утрам встречаются неадекватные люди. С блестящими глазами, висящими соплями, засыпающие, присев куда-нибудь, и идущие в противополжную сторону вместо той, куда им сказали. Кроме того, они путали материалы и химикаты, а бригадир, который как и все мы понимал, почему это происходит, отводил глаза в сторону и старался дать им работу полегче. Ну так, чтобы ничего сильно не испортили. К первому брейку, эти люди, если так можно их назвать, приходили в себя, и начинали стонать, как же они плохо себя чувствуют. Скорее бы конец рабочего дня, чтобы вернуться домой и прилечь в кровать. Однако после ланча, видимо окончательно протрезвев, они ждали конец рабочего дня еще больше. Чтобы поскорее снова пойти в паб.

52. Вообще они стонут все время. Каждое утро начинается со стонов. Если ты спрашиваешь как дела, они отвечают что плохо. Что пришлось рано вставать, что вчера было много пива, что они поздно легли ,что их очень тошнит. Время от времени они бросают инструмент, и бегут в туалет проблеваться. Как правило, это основные причины утренних страданий. Они считают часы и минуты до конца рабочего дня, и практически никогда не остаются на овертаймы. Овертаймы работаем только мы.

53. Однажды на работе я почувствовал себя плохо. Со мной это бывает редко. Но видимо еда из микроволновки сделала свое гнусное дело. Меня страшно мутило, и я сказал, что плохо чувствую себя. Англичане сразу сказали, что не надо было кушать кебаб. А потом меня отпустили домой. Было очень приятно выйти из цеха и зажмуриться от солнца. Ведь я видел его только на перерывах. Утром его еще не было, а вечером его не было уже. Кстати, за то, что я ушел в середине дня, с меня сняли какие-то бонусы.

54. Тем временем, моя подруга, сидя на острове, искала варианты с квартирой. Не знаю как в центре материка, но здесь на юге, найти жилье сходу практически нереально. Ты приезжаешь на работу, поступаешь на неё, и тебе естественно надо где-то жить. Получить жилье в аренду через агентство невозможно. Потому, что у тебя нет постоянного контракта и ты работаешь как временный работник. Соответственно, аренду тебе не дают. Всё, что ты можешь, это искать жилье через частные объявления в газетах или в польских магазинах. В них есть доска объявлений и есть предложения комнат. Но даже, если ты что-то найдешь, тебе необходимо внести депозит за несколько месяцев вперёд, и смириться с тем, что в ближайшем обозримом будущем, за 70-80 фунтов в неделю, тебя ждёт общая кухня, общий душ и общий туалет. А комнатка будет размером с собачью конуру. Исходя из того, что у подруги было двое детей, нам нужна была квартира с двумя спальнями. Во-первых, нас было четверо, а во-вторых, она хотела подавать на госжилье. А там всё очень просто. Если ты намеренно снимешь маленькую площадь (а в вопросе с детьми оговорен минимум), то тебе не то что ничего не дадут, а еще и накажут за мошенничество с государством. Считается, что ты преднамеренно делаешь это, чтобы получить дополнительные баллы, и поднять свой статус в очереди на получение жилья. Кроме всего прочего, есть ещё одна проблема. Здесь мало кто хочет сдавать квартиру или дом, семье с маленькими детьми. По их законам, нельзя выставить на улицу маленьких детей, даже если их родители не платят аренду. Поэтому агентства и лэндлорды (владельцы недвижимости), как правило, отказывают семьям, где есть маленькие дети. Они лучше пустят кого-то с собакой или кошкой. Потому что с собакой или кошкой выгнать можно, а с детьми нет.

55. Тем не менее, Света искала варианты по интернету, созванивалась, а в мои обязанности входило дойти и посмотреть очередной вариант. В один из дней, мне надо было посмотреть две квартиры от одного агента. Благо идти было недалеко, квартиры были в одном доме, и вечером я отправился на просмотр. Приехал агент на Рэйнж-Ровере. Они там все на Рейнж-Роверах ездят. Недвижимость в Великобритании хороший бизнес. Цены заоблачные, поэтому никто не бедствует. Хотя в большинстве своём, квартиры очень маленькие и тесные. До этого, я вообще не понимал, как двухкомнатная квартира может быть меньше 50 квадратных метров. А там таких большинство. Агент показал мне две квартиры, в каждой из которых была только одна спальня. Они были в одном доме, и обе на верхнем этаже под крышей. Площадь их я даже затрудняюсь назвать. На мой взгляд метров 20. Вообще у них много таких маленьких комнатушек и квартирок с косыми потолками, где входя в комнату, надо склонять голову набок. В основной массе они в ужасном состоянии. Хозяева домов, делят их на бесчисленное количество отдельных помещений, для того чтобы выжать максимальную прибыль из аренды. Я видел комнаты, где помещался только стол, шкаф и кровать. Причем кровать, уже стояла под наклонным потолком, и на ней было даже проблематично нормально сесть, не ударившись головой. Вобщем я посмотрел, то что мне показали, и у меня даже не было комментариев. Уже не говоря о цене. Но особенно меня впечатлили отопительные котлы. И в той и в другой квартирах, они стояли в спальне, причем на полу. Видимо те, кто их ставил, ставил, как им было удобнее для работы. Честно говоря, я не могу себе представить, как можно спать с отопительным котлом в одной комнате, и не представляю, как там можно жить с маленьким ребенком. Ведь котёл, это первое, куда он залезет. Я спросил у агента, как насчет квартир с газовым отоплением, потому что газ гораздо дешевле, чем электричество. Если зимой платишь за газ 30-40 фунтов в месяц, то за электрическое отопление счета доходят до 200. Он спросил откуда я, и услышав ответ, сказал мне, что в Шотландии, из которой я приехал, ситуация действительно выглядит так. Но в Англии, как раз таки наоборот, электричество гораздо дешевле газа. Он врал мне в глаза. Вобщем я отказался. А через пару дней Света нашла другой вариант. Ближе к работе, с двориком, с парковочным местом, газовым отоплением и двумя спальнями за 600 фунтов в месяц плюс счета. Счета составляли плюсом ещё около двухсот. Налог самоуправления, интернет, вода, электричество и газ. Квартирка была метров 40, а может и меньше. Глядя на размеры нашей спальни, я поймал себя на мысли, что в Латвии в последней съёмной квартире у меня была такая кухня.

56. Только потом, через некоторое время, она мне рассказала, чего ей стоило получить эту квартиру. Сколько она выслушала упреков за свой плохой английский, хотя он у неё был очень неплох, сколько раз агенты не брали трубку, сколько раз обещали перезвонить или написать и не делали этого, это просто не передать. Насчет себя я знал только одно, что пока она билась с ними, у меня пошел второй месяц в гостинице. Агентство готовило договор целый месяц. Сначала с нас потребовали депозит за один месяц, потом за два, потом ещё попросили финансового гаранта, потом проверяли нас через какую-то фирму. После этого мне дали акт сверки состояния квартиры, где были переписаны все царапины. Мне нужно было заполнить его, дополнить, если дефектов стало больше, и принести обратно им на подпись. Два дня я делал это с помощью моих литовских друзей, но проверять то, что мы добавили никто не пришёл. А потом, меня несколько раз приглашали за ключами, и каждый раз не давали их, говоря о том, как они понимают мою сложную ситуацию, и обещая, что вот я покину гостиницу и перееду в их замечательную квартиру. Я отказывался от овертаймов, бежал в агентство, и каждый раз понимал, что снова не заработал денег, не получил ключи. Но, наконец, наступил знаменательный день, когда в агентство сообщило, что сегодня точно. Женщина совладелец фирмы сказала, чтобы я пришел после работы, и её партнер выдаст мне ключи, после подписания договора. Я пришел в назначенное время, на всякий случай взяв с собой литовца, который хорошо говорил по-английски и вызвался мне помочь. Солидно одетый партнер был в офисе один. Когда мы зашли, он спросил кто мы, и почему мы не записались на прием. Мол у него важная встреча, и он не может терять время на нас. Мы сказали, что вообще-то нам назначено, и нам непонятна его реакция. Важный господин, с недовольным видом стал ковыряться в бумагах и искать договор, который мне надо было подписать. Договора не было. Видимо его забыли подготовить. Он начал копировать на ксероксе болванку договора, но тут закончился картридж. Я в процессе разговора извинился за свой плохой английский, на что получил резкий ответ, что в любом случае его польский хуже моего английского. Я сказал, что я не поляк. На что он спросил откуда я, и услышав название страны, спросил где это находится. Где находится Балтийское море, судя по всему, он не знал, поэтому удовлетворился тем что это бывшая республика Советского Союза. Вообще, я потом очень часто сталкивался с тем, что при слове Латвия англичане спрашивают, далеко ли это от Польши. Я подписал бумаги и получил ключи. Это была минута счастья. Я рванул в супермаркет и накупил всего чего только можно. Начиная с продуктов и заканчивая сковородками и кастрюлями. Боже мой, какой же вкусной была яичница с беконом, пожаренная на нормальной кухне!!!

57. Тем временем, на заводе кипела работа. Заказов было невпроворот. Только что закончилось Лондонское бот шоу. Завод работал 24 часа в сутки. Мы вкалывали с 6 утра до 6 вечера. А в 6 вечера приходила ночная смена и работала до 6 утра. Благо, теперь квартира находилась ближе чем отель, и идти до работы надо было всего 25 минут. Поэтому, можно было поспать немного дольше. А еще был нормальный душ, широкая кровать и холодильник с нормальной едой.

58. Мой бригадир, его звали Эрик, в третий раз спросил меня, откуда я приехал и где работал раньше. Услышав в третий раз ответ «с шетландских островов с рыбного завода», он в третий раз искренне удивился и сочувственно покивал головой. С виду приличный парень. Всего 35 лет… Работники постарше откровенно издевались над ним. Первое время я не понимал почему. Потом понял. Когда он шёл за чем-то на склад, по дороге забывал за чем. Он несколько лет работал с одной и той же моделью яхты, и не мог запомнить простейшие вещи. Каждый раз, когда у него спрашивали разновидность применяемого материала, или размеры детали, он шёл смотреть чертежи. Даже, если это была одна единственная деталь в корпусе, он не мог запомнить ее технологическую карту. Для сравнения, мне понадобилось всего два месяца, чтобы запомнить наизусть основные производственные параметры нашей модели. Со временем, новые работники перестали ходить с вопросами к нему, и стали обращаться ко мне. Потому, что со мной не надо было ждать. Эрик поначалу очень обижался, а потом понял, что теперь он может гулять по цеху ещё больше, и мы стали видеть его ещё реже. Иногда утром, он мог просто не прийти на работу, и не появиться еще полторы недели. Он практически никогда не оставлася на овертаймы. За год моего пребывания на заводе, он работал с нами всего раза четыре. И, честно говоря, лучше бы он не работал. Ведь переделывать что-либо за кем-либо, всегда тяжелее, чем делать с нуля. Вобщем, он все время пропадал, а мы искали его, чтобы попасть на склад за инструментами и материалами. Кончилось все тем, что мы сделали дубликат ключа от склада, и втихаря ходили туда за всем необходимым. У нас не было времени искать его по углам и туалетам. Нам надо было работать. Однажды утром супервайзер зашел в цех и спросил:

— Эрик сегодня есть? (его не было уже 4 дня).

Мы спросили в шутку:

— А кто это?

Супервайзер вздохнул, рассмеялся и ушёл. Я думаю Эрик был чьим-то родственником из офиса. Потому, что ему никогда ничего не говорили, что бы он не вытворял.

59. Круче него был только другой бригадир. Когда он заполнял рабочие документы, которых, кстати, в цеху было безумное множество, он писал слово «bot» вместо «boat» (корабль), а название нашей фирмы, списывал с логотипа на своей рабочей куртке.

60. Вообще, в компании было много непонятных людей. Был один англичанин. Уильям. Маленький и рыжий. Он постоянно приезжал проверять наш филиал. Иногда он выступал на митингах, и говорил о том, что мы должны хорошо работать и выбрасывать определенный мусор, в определенные корзины, в зависимости от их раскраски. Больше ничего он сказать не мог. Остальное время он ходил по цеху, и пугал всех своим пристальным взглядом через большие квадратные очки. Все старались его избегать. Это был начальник. Однажды я спросил кто он. Мне сказали, что бывший простой работник, просто папа у него, когда-то сидел в головном офисе. А потом, он тоже попал в офис. Потому, что ходил в одну церковь с начальником кадров предприятия. А потом Уильям пропал. Позже мы узнали, что он ушёл работать в другую компанию. Менеджером по персоналу. Там ему предложили 60 тысяч фунтов в год, против 50 на нашем предприятии. Я сразу вспомнил рыбный завод. Там тоже все устраивали на тёплые места своих друзей и родственников. Умственные и профессиональные качества, в этом случае, не имели никакого значения.

61. В первые несколько месяцев приходило очень много новых людей. Тогда шел постоянный набор через агентство. После меня пришло ещё человек 8. Из них, поляк был всего один. Когда он пришёл, он был в шоке от бардака и давно устаревших технологий. Он не понимал, почему на таком известном предприятии, до сих пор все делается вручную. Даже на его маленьком заводе в Польше, всё было гораздо современнее и лучше организовано. А потом он спился, и в один прекрасный день, просто больше не пришел. Остальные были местные. Из них удержался только один. И то, только потому, что у него был стаж 17 лет. Был ещё один англичанин в возрасте. Он делал всё отвратительно и его перекинули на другую верфь. Остальные были молодёжь. Они продержались меньше всех.

62. Был у нас ещё один интересный товарищ из местных. Его звали Джек. Он приезжал на работу за 40 минут. Правда до тех пор, пока не получил контракт. Потом стал приезжать за 5 минут до начала рабочего дня. У него был зелёный микроавтобус, который он время от времени разбивал. Джек никогда не говорил что случилось, но потом я понял, когда он поставил его недалеко от моего дома. Вернувшись спустя несколько часов, он еле стоял на ногах. Все это время Джек просидел в пабе. А автобус оставил подальше потому, что если владелец паба увидит что водитель пьяным сел за руль, он обязан позвонить в полицию. Так как автобус стоял далеко, и владелец паба ничего не видел, Джек сел за руль, и спокойно поехал домой. Полиция неоднократно ловила его, забирала автобус, сажала его под арест, выписывала огромные штрафы, но это был не повод бросить пить. Каждый вечер, он регулярно выпивал два литра сидра. А во время выходных, всё это, вдобавок, хорошо сдабривалось пивом и вином. Это было удивительно, но это был единственный англичанин, который все время оставался на овертаймы. Его соотечественники недолюбливали его за это, и называли fucking masochist (гребаный мазохист). Только перед отъездом, я узнал, что этот мазохист работал не потому, что любил работу, а потому что у него были многотысячные штрафы за пьяную езду, и ему нужно было их гасить. Имея большую зарплату, он вечно ходил как оборванец, и денег у него не было просто никогда. Когда же у него, наконец-таки, отбрали права, он уже работал в ночную смену на другой верфи. Теперь, вечером, он стал выпивать только литр сидра. А после этого, ехал на работу. И если раньше, он пил после работы, то теперь получалось до. Ему был 51 год. Правда выглядел он на 60. В Англии вообще многие люди выглядят старше своего возраста. Думаю, сказывается постоянный алкоголь и постоянное курение. Был случай, когда у меня попросили документ при покупке крепкого алкоголя. Его там можно купить после 25 лет. Я рассмеялся, но мне было приятно осознавать, что по их меркам, в свои 40 я выгляжу на 25. В один из дней мы с Джеком работали вместе. И нам нужно было отрезать на три детали, по 6 кусков стекломата на каждый. Джек задумчиво произнес: «три детали… по 6 кусков на каждую…. это будет 21». И начал отрезать. Я промолчал. Но каково же было его удивление, когда мы все сделали и три куска осталось!!!! В этот момент я вспомнил Кевина с рыбного завода. И понял, что с математикой у них очень тяжело у всех. Даже у тех, у кого нет справки.

63. Наконец-то приехала подруга. Она привезла все наши вещи, и в доме появилась нормальная посуда и бельё. Она сразу же познакомилась с соседкой с нижнего этажа. Англичанкой, которая жила со своим сыном и считалась одинокой мамой, не смотря на то, что ее бойфренд регулярно её посещал. Через пару месяцев, у соседки пропал автомобиль, который всё время стоял рядом с нашим. Когда мы поинтересовались где он, выяснилось что автомобиль на штрафной стоянке, и в ближайший год, он ей не понадобится. Потому, что её на год лишили прав за езду в пьяном виде. Видимо хозяин паба успел позвонить в полицию. Очень скоро, Света начала, время от времени, угощать соседку нашей едой, совершенно нехарактерной для Англии. Благо и я и она хорошо готовили. Очень многие наши говорят, что англичане не едят то, что едим мы. Это неправда. Они едят, и еще как, но только тогда, когда ты даешь им это все горячим и на тарелке. Еще и нахваливают. Соседка всегда говорила, что нам нужно открыть свой ресторан. А однажды, когда я приготовил жареную квашеную капусту с варёной картошкой и запечённой свиной ногой, её бойфренд слопал всё, что было на тарелке, пока она ходила за второй вилкой. Самое экзотическое блюдо для неё были жареные грибы. Она не понимала как можно поехать в лес, набрать диких грибов и приготовить их них такую вкуснятину. Если ты в Великобритании заговорил о грибах, всегда нужно к слову mushrooms (грибы), добавлять впереди слово normal, иначе твой собесебник будет думать, что речь идет о галюциногенных грибах, которые постоянно жрут наркоманы, и будет думать, что ты делаешь то же самое.

64. По приезду подруги, мы ударились в мысли о собственном деле. Реально не хотелось ходить на завод, да и зарабатывать хотелось побольше. Мы внимательно изучили рынок и поняли, что есть направление, которое изумительно подпадает под местные особенности, и что самое главное, такого здесь нет. Фуд бизнес. Что может быть лучше жареной картошки для местного населения? Её здесь едят в огромных количествах. В Латвии мы не раз видели спиральную картошку на палочке, жареную во фритюре. В Англии нашлась только одна фирма, занимающаяся этим, и то далеко за Лондоном. Есть! Подумали мы. Только мы сделаем все еще хитрее. Мы сделаем нашу точку передвижной. И всегда сможем быть в центре любого праздника. Своих денег для старта не хватало. Регистрацию на малый бизнес и сертификаты для работы с продуктами, здесь можно было получить не выходя из дома. Ещё надо было сходить в самоуправление, и получить разрешение на торговлю. Света пошла в самоуправление. Она рассказала нашу идею, показала картинки и чиновница англичанка пришла в неописуемый восторг:

— Какие же вы молодцы! – сказала она. — Наше графство приветствует все новое и интересное. Такого у нас действительно нет.

В банке наша идея тоже понравилась кредитному менеджеру. Оставалась одна формальность – бизнес план. В Англии бизнес план – это краткое описание того, чем ты хочешь заниматься. Ты сам можешь написать эти пару листков, и посчитать несколько основных цифр на калькуляторе. Бизнес-план был сделалан за один вечер, и он сразил банковскую служащую наповал. Доступная цена, блестящая идея, 400% рентабельность. Плюс ко всему, мой постоянный контракт с заводом, полностью гарантировал возврат кредита. Расходы, доходы, и даже налоги были подсчитаны до пенса.

— Кто это делал? — спросила менеджер.

— Мой партнер — ответила Светлана.

— Что он заканчивал?

— Ничего. Просто всю жизнь занимался бизнесом.

— Это блестящий бизнес план!!! — подвела она итог разговора – У нас такие за год можно по пальцам пересчитать.

Нам пообещали перезвонить через три дня. Ответ был неожиданным.

— Вам отказано.

Разумеется, причины отказа они имели полное право не объяснять. С одной стороны было обидно. А с другой, мы были рады. Потому, что через несколько дней, нам написали из самоуправления, что торговать «с колёс» мы бы все равно не смогли. Всё, чем они нам могли помочь, это сдать в аренду свои ларьки на пляжах. А на автобусе мы подъезжать к пляжам не имели права. При таком раскладе, вся идея теряла свой смысл, потому что мы планировали работать сами. А в ларьки надо было сажать людей, платить им зарплаты, и аренду самоуправлению. А это далеко не копеечные расходы.

Позже поляки объяснили мне, что кредит нам не дали потому, что мы в Англии всего полтора года. Реально что-то получить там можно только лет через 5 или 6, при условии что ты работаешь, а не сидишь на пособии.

65. Совершенно удивительная личность жила за соседним забором. Я до сих пор не знаю как его зовут. Когда он, сидя на улице, закуривал косяк с марихуаной, мне всегда хотелось выпрыгнуть в окно. В доме дышать было нечем, а детям было довольно трудно объяснить, что же это так невыносимо пахнет. Видимо, так была расположена роза ветров, что весь дым шёл к нам. Сосед всё время жил в гараже, который был переоборудован под жилое помещение, а внутренняя стенка его, которая выходила во внутренний дворик, была полностью из стеклопакетов. Благодаря этому, мы могли видеть, что он там делает. Это был молодой английский семьянин. Его жена с маленьким ребенком жила в доме, а он туда ходил только ночевать. В остальное время он самореализовывался в гараже. Первое что он сделал в нём, это оборудовал стенку для болдринга (лазанья по стене). Через какое-то время, видимо освоив её, он установил такие же панели на потолок. И после очередного подкура, залезал и висел на потолке, как австралийский ленивец. Несколько позже, я услышал из гаража какие-то звуки. Заглянув со второго этажа за забор, я увидел, что он, со своим другом притащили откуда-то барабаны и гитары, и теперь начинают постигать всю красоту и мощь музыкального искусства. Они бренчали и стучали, извлекая из музыкальных инструментов жуткий вой. Это продолжалось почти неделю. Но вскоре, видимо смирившись с неудачей, они бросили эту затею, и инструменты бесследно исчезли. Следующим проектом был спортзал. Всего за пару часов, весь гараж был уставлен тренажерами, к потолку были подвешены груши, и теперь, по вечерам, молодой человек выжимал штангу, качал трицепсы, а потом долго избивал мешок. Кульминацией всего был грохот завевшегося лодочного мотора. Они притащили его откуда-то, занесли с улицы пустой мусорный контейнер, налили в него воды и пол дня мучились, пытаясь его завести. В конце концов мотор завёлся. С чувством выполненного долга они его заглушили, положили на землю, накрыли тряпкой и оставили лежать на всю зиму. Глядя на это, я всегда думал, ну ладно, ты вообще не занимаешься своей семьей, это твое дело, но кто же платит за весь этот банкет? Ведь глядя на тебя, приходящего в заляпанной краской одежде, я понимаю, что ты какой-то простой работяга, который всё это может купить иключительно в кредит. И скорее всего, всё это стоило гораздо больше, чем я просил в банке на свое дело. Просто я здесь чужой.

66. Кстати, по улицам, в заляпанной краской одежде и обуви там ходят очень многие работяги. Они не переодеваются утром из чистого в рабочее, прийдя на работу, и из рабочего в чистое в конце рабочего дня. И утром и вечером в грязной рабочей одежде, они выходят и садятся в городской автобус, машину или на велосипед. Сначала я не понимал, как так можно. А потом понял. Это лень, махровая лень, ну и, может быть, отчасти отсутствие должного воспитания. Лично у меня всегда хватало сил и желания переодеться и пойти домой в человеческом облике.

67. Прошли три испытательных месяца, и я замер в ожидании контракта. Нареканий на меня не было, поэтому все шансы получить его были налицо. Литовец финишер, который пришёл позже меня, контракт уже получил. С финишерами вечная проблема. У них более тонкая работа, и хорошего финишера всегда трудно найти. Ну а на этой территории, их трудно найти в принципе. Мне дали контракт на месяц позже срока. Не знаю почему. Супервайзер объяснил это тем, что согласие на мой контракт должны подписать четыре начальника. Трое подписали, а четвёртый был где-то в отъезде. Наверное отдыхал, что им ещё делать…

68. Через какое-то время, литовец-финишер, расстался со своей девушкой и нашел себе другую. Но она жила очень далеко. В Бостоне. Вообще, это наверное, центр литовской диаспоры в Великобритании. То, что он мне рассказал по приезду обратно, просто поразило воображение. Он, вобщем то, и сам немало впечатлился, потому что все время жил на югах, а на югах совершенно другая ситуация. По сравнению с другими регионами, у нас здесь очень мало прибалтов. В основном поляки, ну и немножко других. А в Бостоне он увидел целое литовское поселение. Первое, что его удивило, это количество крепких лысых ребят в спортивных костюмах, с золотыми цепями на шеях, разъезжаюих по району на БМВ. По его словам, его не оставляло ощущение, что он вернулся домой в Литву, где идешь по улице, и у тебя в любой момент могут отобрать деньги и мобильный телефон. А ещё там бродили люди, которые собирали бутылки и алюминиевые банки из-под пива. Последней каплей был момент, когда они сидели с девушкой в кафе. В него зашел какой-то оборванец, который услышав литовскую речь, подошел к их столику и спросил:

— Скажите, Вы из Литвы?

После получения утвердительного ответа, он упал на колени, и целуя руки моему другу, стал причитать, как он рад видеть земляков, и стал просить дать ему покушать. Литовец вернулся в шоке. Он не ожидал увидеть ничего подобного. По его словам, такой плотности бомжей на квадратный километр, он не видел даже в Литве.

69. Тем временем, на очередном митинге, которые обязательно проходили каждую пятницу, наш супервайзер объявил, что компания оплатит обучение в колледже, всем желающим приобрести NVQ. Это Национальная профессиональная квалификация. Вообще, это очень неплохо, иметь такую бумажку. В зависимости от категории, с ней можно претендовать на более высокую зарплату, и работать с композиционными материалами в аэрокосмической и военной промышленности. Предложение было встречено гулом негодования. Самые старые работники стали возмущаться, что какие-то дилетанты-теоретики из колледжа, будут обучать великих мастеров, которые проработали по этой специальности всю жизнь. Я удивился, а литовец, который стоял рядом со мной, сказал, что они просто не умеют читать и писать и не хотят облажаться. Подавляющее большинство местных фыркнуло, и заявило, что им это нахрен не нужно, а я согласился, потому что, учиться было предложено всем, невзирая на плохое знание языка. В самых сложных случаях, были обещаны языковые курсы за счёт фирмы. Немного позже, подумав, я сказал своему бригадиру, что наверное я не потяну учебу. На что получил ответ, что главное это не язык, а то, что я очень хорошо знаю свою работу. Тем более, что в колледж ходить не надо, все будет происходить на рабочем месте, в рабочее время. Люди из колледжа просто будут стоять рядом, фотографировать и задавать вопросы. А тебе надо будет работать, и объяснять что ты делаешь, и почему именно так. В крайнем случае, сказал он, ты всегда можешь подойти к любому из команды и он тебе поможет объяснить или написать то, что тебе нужно. «Окей» — сказал я. И наступил день предварительного теста. Нас всех вызвали в столовую, и раздали по четыре задания. Два по математике и два по языку. Видимо преподаватели из колледжа хотели убедиться, что будущие ученики умеют читать, писать и складывать двузначные числа. Мне можно было пользоваться перводчиком на телефоне. Я не знаю для какого класса были эти задачи, но я решил их за считанные минуты. Остальные как-то подзадержались. С языком было сложнее, но и там я сделал почти всё. Но самое удивительное было то, что я сдал свои бумаги в одно время со многими англичанами. Для меня было непонятно, как можно так долго делать такие простые задания, к тому же на родном языке. После тестов, нам выдали толстые канцелярские чёрные папки, в которых не было ничего кроме цветных вкладышей. Преподаватель подняла над головой такую же полную, и сказала, что наши будут такими же. Там будут подробные поэтапные описания, и фото всех технологических процессов. Реально, там было листов 70-80. Я даже как-то запереживал. Ничего, сказал бригадир. Они сами все напишут и сфотографируют. Тебе надо будет только показать, что ты это умеешь. А потом было ещё два занятия. Приехали совершенно другие люди, усадили нас в столовой и стали задавать кучу вопросов. Нужно было сначала подробно описать какой-то технологический процесс устно, а потом выложить это всё на бумагу. Это уже были задания, которые я, естественно, сделать не смог. Мне выдали какую-то жёлтую бумажку, на которой было написано заключение, что мне требуются дополнительные занятия по английскому языку. Никто не ходил в цех, и никто ничего не фотографировал. Фотографировать нам предложили самим, но с учетом того, что у нас всё время руки в липкой смоле, это не представлялось возможным. Поэтому один за другим все начали отказываться. Перед третьим занятием я тоже подошел к супервайзеру, и сказал что это слишком сложно для меня. Так закончилась моя попытка получения национальной квалификации…

70. Была еще одна яркая личность в нашей команде. Это Стивен. У него постоянно было красное лицо, потому что он постоянно пил. Сколько бы он не зарабатывал, денег у него никогда не было. Однажды, во вторник, он начал издавать дикие вопли, скакать по кораблю как мартышка, и хлопать себя руками по заду. Я спросил, что происходит, на что получил ответ от коллеги:

— А у него нет денег на сигареты. А когда он не курит, у него едет крыша.- Когда у Стивена были сигареты, он постоянно бегал курить в рабочее время. Но однажды он забыл, что у нас поставили камеры, и попался. Дисциплинарное взыскание, это, конечно, было не самое страшное наказание для него, но удивительнее всего было то, что спустя пару недель после этого инцидента его назначили fire marshall (инспектором пожарной охраны), потому что предыдущего перевели на другую верфь. Через какое-то время его тоже перевели на другую верфь. Супервайзеру надоело, что он записывается на овертаймы и субботы, и никогда на них не приходит.

71. Был день, когда во всем цеху появился отчетливый запах марихуаны. Кто-то втихаря вышел курнуть, и спрятался на холодном складе. Видимо товарищ не знал, что заборник главного вентилятора, который нагнетал в цех свежий воздух, находится у него прямо над головой. В цеху все переглядывались и смеялись. Бригадир тоже смеялся вместе с нами.

72. Для того, чтобы в яхте было чисто, и между слоями стекловолкна не было мусора с подошв ботинок, перед тем, как в неё спуститься, на рабочую обувь нужно надевать синие защитные резиновые галоши. А когда выходишь, их надо снять и положить на специальную полку, которая расположена у трапа. Многие англичане надевали эти галоши на рабочую обувь утром у шкафчика с одеждой, и снимали их там же вечером, или только тогда, когда меняли на новые. Они ходили в них по всему цеху, заходили в туалет, в столовую и даже выходили на улицу. А когда шли домой, то снимали рабочую обувь вместе с галошами. И она так и стояла около их шкафчиков. По-моему, они не понимали предназначения этих галош. А может думали, что это для того, чтобы была чистой их рабочая обувь.

73. Однажды утром, когда нужно было выбросить мусор, я уже было замахнулся над мусорной корзиной, но вдруг увидел на её дне сине-красный британский union jack (британский государственный флаг) и два красно-белых флага Англии. Я замешкался. Бригадир стоял неподалеку, и я позвал его.

— Послушай, — сказал я, — По-моему это не очень хорошо. Ведь это государственный флаг. Плюс два флага Англии.

— Ну и что? – сказал он, — Здесь нет футбольных фанатов.

Я выбросил мусор в другую корзину. В этот момент ко мне подошел литовец.

— Что нового? — спросил он.

Я молча показал ему пальцем в мусорник.

— Ни х… себе! — сказал он, — Как так?

Я сказал ему, что я тоже не понимаю, как так может быть. Мы сошлись на том, что в наших странах такого не делают. Снова подошел бригадир.

— Что вас так беспокоит? — спросил он.

Мы сказали, что флаг это государственный символ, и мы относимся к таким вещам с уважением, вне зависимости от того, в какой стране это происходит.

— Да ладно вам, — засмеялся он и пошел на склад.

— Что будем делать? — спросил я литовца.

Он пошел в офис супервайзера и сказал, что мы не можем работать, по причине того, что не можем бросать мусор на государственный флаг Великобритании. Супервайзер сначала опешил, потом сказал вынуть флаги из мусорника и принести к нему в офис. Что и было сделано. Спустя несколько часов, видимо получив соответствующие инструкции, бригадир улучил момент, и снова заговорил со мной на тему государственной символики.

— Так почему ты так отреагировал? — спросил он.

Я в очередной раз объяснил ему что, есть понятие государственных символов, и что мы приучены относиться к этому серьёзно и с уважением. После чего началась длинная лекция о том, что на самом деле ничего страшного не произошло. Что Великобритания очень демократичная страна, что в конце концов, никто не сжигал эти флаги и никто над нимим не надругался, и что насчёт этого не надо даже забивать себе голову. Он сказал мне, что если бы мы находились севернее Лондона, то там районы, в которых победили две националистические партии, и что там можно за такое дело даже получить по морде. А юг настолько толерантен, что здесь на это даже никто внимания не обратит. Вобщем он сделал вид, что прочистил мне мозги, а я сделал вид, что всё понял. На том и разошлись. А потом в магазине, я увидел коврики, которые кладут перед входными дверями, чтобы вытирать ноги. Они были в виде флага Великобритании. После этого я уже ничему не удивлялся.

74.Все более или менее толковые мастера из местных в цеху – это люди предпенсионного возраста. Молодёжи почти нет. В реальности, заменить этих мастеров некем. Единственная замена – это мы. Эмигранты. Или как они говорят fucking immigrants (гребаные эмигранты).

75.Бывшая девчонка литовца, которая работала в гостинице, рассказала, что начальница англичанка жаловалась, что из-за прибалтов и поляков её сын, после окончания школы, не может найти работу уже 7 лет. Наши люди, ответила ей литовка, приезжают и находят работу в течение недели.

76.Поляк, который работал со мной, несколько лет назад травмировал ногу на другом заводе. Травма была серьёзная настолько, что он 9 месяцев держал ногу в гипсе. Он отсудил у компании 50 тысяч фунтов, но какое-то время, до этого момента, не имел дохода. Государство дало ему квартиру в социальном доме и пособие. В доме было ещё три квартиры. В одной жила социальная семья с кучей детей, в другой какие-то алкаши, а в третьей жил англичанин, который был безработным уже 20 лет, и жил исключительно на пособие. Он спал до часу дня, потом шёл отмечаться на биржу. Он называл ее не job center (центр по трудоустройству) а joke center (шуточный центр). На обратном пути он покупал пару банок пива, косяк марихуаны, и шёл домой смотреть телевизор. Когда заходишь в самоуправление, где начисляют пособия и бенефиты, на входе висит плакат: «Мы инвестируем в людей». Невольно начинаешь задумываться, в кого же они, в основной массе, инвестируют.

77.Литовец рассказал, как можно годами сидеть на пособии. Главное отработать год. Тогда оно тебе положено. Потом ты можешь становиться безработным, и становиться на биржу. Тебе начинают платить. А ты ждёшь предложения по работе. Когда тебе дают направление на интервью, ты берёшь его, приезжаешь в компанию-работодатель, и изображаешь из себя полного дебила. Естественно, тебе говорят, что ты не подходишь. Ты говоришь:

- Хорошо, но пожалуйста, напишите это на направлении.

После этого возвращаешься обратно на биржу, и показываешь им надпись на направлении на интервью. В следующий раз делаешь то же самое. Биржа продолжает платить пособие и искать тебе работу. Он сказал, что один его знакомый получает тысячу в месяц и живёт так уже четыре года. Литовки пашут в гостинице за тысячу в месяц, убирая иногда, до 50 номеров в день.

78.На заводе издали приказ не пользоваться ножами с фиксирующимися лезвиями. Нам показали нож, с выдвигающимся лезвием, которое надо всё время держать, иначе оно заскакивает обратно в ручку. Абсолютно не приспособленная для нашей работы конструкция. Видимо тот, кто их продвигал в компанию не представлял характер работы. Но их всё равно стали закупать. Видимо их поставлял чей-то родственник.

79.После летнего отпуска мы поняли, что у нас нет заказов. Всех раскидали по другим верфям. Я вначале попал на 5 верфь. Там я проработал неделю. Меня приставили к поляку, который уже очень давно там работал. Он всё время говорил, чтобы я сбавил темп работы. Это всё при том, что и так, делать было в принципе нечего. Это была мучительная неделя, потому что спрятаться там было негде, а делать было нечего. Одно утро, мы целый час сидели и терли наждачной бумагой одно и то же место на палубе. Реально, то, что мы здесь делали за день, можно было сделать за час. Здесь же я впервые увидел очередь в туалет. Позже я понял почему. Когда я спросил у поляка, что делать ещё, он сказал, что если у меня в телефоне есть интернет, то нужно идти минут на 20 в туалет. И таких страдальцев там было очень много. Что касается его самого, он ходил туда каждый час. Их бригадир подошёл ко мне, и спросил, почему я ничего не делаю. Я ответил, что делать нечего и попросил дать мне работу. Он сказал мне «если нет работы, look busy (выгляди занятым)». Это значит , что надо взять метлу и мести пол. Главное успеть взять метлу. Потому, что метёлок мало, а работников, которым нечего делать, много. Потом был митинг. Глядя на огромный цех, мне казалось, что там работает максимум человек 20. Но когда объявили митинг, из каких-то щелей вылезло ещё человек 40, и собралась огромная толпа. Супервайзер промямлил что-то невнятное, все поаплодировали и разошлись на брейк. Потом была верфь 2, где делают самые большие серийные модели, длиной 40 метров. Там всё было очень строго. Наверное это единственное место на фирме, где есть хоть какой-то порядок. Но и там, все работают очень медленно. Мне дали работу на весь день, которую можно было выполнить минут за 40. И я мучительно растягивал её. Там же я познакомился с литовцем, который прожил в Англии 12 лет, из них 6 в Пуле. Когда я сказал ему, что здесь на юге тихо и спокойно, не так как в Манчестере, где можно получить бейсбольной битой по голове, если говоришь с акцентом, он спросил меня, ходил ли я здесь по клубам и дискотекам. Я сказал что нет. Он засмеялся и сказал:

- А ты сходи. Это конечно не Манчестер, но урвать можно и здесь.

Потом была верфь 4. На ней, в это время, делали самую большую композитную яхту в мире по индивидуальному заказу. И работали тут только англичане. Мне пришлось клеить изнутри топливные баки. Это была ужасная работа. Ты залезаешь через маленький люк вовнутрь огромной по размерам, но очень маленькой по высоте емкости, и ползаешь там как червь через отверстия в перегородках. Сверху дуют огромные вентиляторы, на лице маска, из освещения несколько лапм дневного света. Скажем так, место не для тех, кто болен клаустрофобией. Эта яхта была анонсирована на начало года, но уже заканчивалось лето, а она до сих пор стояла без верхней палубы, не говоря об оснащении и внутренней отделке. Нам давали огромное количество сверхурочных часов, потому что время поджимало уже дальше некуда. Когда меня переводили на другую верфь, бригадир поблагодарил меня за работу, и сказал, что он держит пальцы крестом, чтобы меня вернули обратно. Пальцы крестом, это как у нас держать кулаки. А держал он их по одной простой причине. Потому, что я очень быстро и хорошо работал, а время надо было нагонять. Потом была верфь 3. Там я делал формы с поляками. А потом меня вернули на мой завод. Разброс людей дал возможность супервайзеру отфильтровать какое-то количество бездельников. Их просто не позвали обратно. А из тех, кто вернулся, была сформирована команда, которая вшестером, легко выполняла то, что раньше делали девять человек. Правда англичан теперь было только двое. Кроме них было трое поляков, и я. В это же время, выгнали всех, кто работал через агентство. Это были те, кто имел временный контракт и работал на проверочном сроке. Некоторые из них работали уже по 5 месяцев вместо трех. Всем сказали «до свидания». А через неделю взяли обратно. На новый проверочный срок. Это очень выгодно для компании. Потому, что контрактника выгнать тяжело. А временных работников можно выгнать в любой момент без объяснения причины. Им просто говорят, что завтра они могут не приходить.

80.Но самой выдающейся личностью в нашей команде был Пол. Это самый молодой, и самый запомнившийся мне англичанин. Ему было 27 лет, и он каждый вечер ходил в паб чтобы выпить 3-4 пинты пива. Англичане, между собой, называли его fucking alcoholic (гребаный алкоголик). Когда однажды в процессе работы зашел разговор о том, у кого какая религия, Пол сказал: «My church is a pub, my God is alcohol» («Моя церковь – паб, мой Бог – алкоголь»). Во время работы он все время издавал какие-то вопли, похожие на крики павиана, подпевал дурным голосом певцам на радио, но самое интересное, что когда начиналась песня, которая ему очень нравилась, он извинялся, говорил, что это его любимая песня, клал инструмент на пол, и начинал как собака, трахать ближайший выступающий угол корпуса яхты. Видимо, положительные эмоции от прослушивания песни ассоциировались у него с сексом. Позднее, он стал помимо песен, трахать детали корабля, которые предстояло делать. Если ему давали что-то ламинировать, например вклеивать резонатор глушителя, он сначала трахал его, потом начинал делать. Так же, он постоянно трахал стрингеры и моторные фундаменты, перед тем как начать с ними работать. У нашей соседки, было два золотистых ретривера. Сука, которой было 8 лет и кобель, которому было 4. Время от времени сука залезала на кобеля и начинала его насиловать. Мы спросили в шутку у соседки, что это она делает, и та на полном серьёзе объяснила нам, что таким образом она показывает свое превосходство и то, что она доминирует над ним. Думаю, что у Пола, это тоже было как-то связано с проявлением превосходства над деталями корабля. Однажды мы стояли с ним около яхты в цеху, и Пол, в глубокой задумчивости сказал мне:

- Наверное мне надо сходить к врачу. Мне кажется, что у меня что-то не в порядке с головой…

Несмотря ни на что, бригадир постоянно советовался с ним в технических вопросах, и считал, что это самый толковый и ответственный работник в нашей команде.

81.Интересный факт. Если ты хорошо сделал трудную работу, то она в дальнейшем автоматически будет свалена только на тебя. Например, очень сложно, перед покраской формы, ровно наклеить на неё четыре полоски бумажной ленты по всей длине бортов двадцатиметровой яхты. Это делается, когда в заказе, корпус из несколькоих цветов. Многие специально клеят ленты криво, чтобы их больше не заставляли это делать. Я сдуру наклеил хорошо. Бригадир похлопал меня по плечу и сказал:

- Молодец. Теперь ты будешь делать это всегда.

Получается, что легче прикинуться дураком, и тогда ты будешь делать только простую и лёгкую работу.

82.Вообще, англичане, в основном, работают только 40 часов. Крайне редко они остаются на овертаймы. Много работать невыгодно. Установленный государством порог обеспеченности семьи, немногим больше 30 тысяч. Если ты зарабатываешь меньше 17 тысяч в год, государство доплачивает тебе разницу. Если ты превышаешь планку дохода в 17 тысяч в год, тебе перестают платить пособия и бенефиты. То есть, работать не выгодно. С условием того, что местные, как правило, живут в своих домах, этих денег им вполне хватает. Плюс, государство доплачивает им как малоимущим, они имеют бесплатную медицину и много чего ещё. А мы платим бешеные аренды за жилье, высокие страховки, и поэтому вынуждены работать много.

83.В течение рабочего дня, все, у кого есть интернет в телефоне, постоянно в него залазят и проверяют свои чаты. Один день, команды разделились, и мы с поляками весь день что-то делали. А англичане, весь день сидели, болтали с бригадиром и игрались с телефонами. Когда закончилось основное рабочее время местные пошли домой, а нам предложили остаться и сделать их работу, которую они даже не начинали. Оказывается завтра, по графику, надо было вынимать корпус корабля из формы. Мы с поляками переглянулись, и сказали, что не сможем остаться. В конце концов, сколько можно было это терпеть? Тогда супервайзер спросил, может быть, мы можем выйти в 6 утра? То есть на 2 часа раньше основного времени. Мы снова переглянулись, и сказали, что не можем. Тут началась паника. Нас уговаривали, просили, но мы стояли на своём. Супервайзер, с огромным трудом, уговорил остаться двух англичан. Но они всё равно ничего не сделали. Потому что, как правило, на овертаймы из руководства не остается никого, поэтому можно просто посидеть в корабле. Мы сдвинули график сознательно, чтобы они почувствовали, что большая часть работы на заводе зависит от нас. Эффект действовал не больше суток. Потом они снова стали принимать нашу переработку как должное.

84.Один из поляков, который до нас работал на верфи 3, рассказал, что там он всё время работал в ночную смену. По ночам супервайзеров и бригадиров никогда не было. Работникам просто оставляли список того, что надо сделать за ночь, и начальство уходило домой. Ночники кое-как, за несколько часов, по-быстрому делали то, что им написали, а потом тащили ноутбук в закрытый носовой отсек яхты, где нет доступа камер, и до утра смотрели фильмы. А кто-то просто спал. В один из дней, он пришел и сказал, что ему банк дает кредит на покупку квартиры. Маленькую двухкомнатную квартирку в промышленном районе, он покупал за 115 тысяч фунтов. Ему предстояло 24 года платить по 585 фунтов в месяц. Общая сумма по итогу, выходила почти 170 тысяч без учёта счетов. Он вздохнул, и сказал, что это лучше, чем платить по 1000 фунтов в месяц за аренду такой же двухкомнатной квартиры, и отдавать деньги вникуда.

85.Интересный случай был в банке. Света прочитала на форуме, что Ллойдовскую дебетную карточку, перед тем как выезжать из Великобритании, нужно активировать на ту страну, в которую ты едешь. Для этого нужно идти в банк, и просить активацию с указанием страны, даты выезда и даты возвращения обратно. Три раза я ездил в Латвию, и все три раза мы ходили в банк, за этой услугой. Каждый раз, работники банка просили показать карточку, что-то вводили в компьютер, проверяли наш адрес, вбивали страну, дату и вежливо улыбались. На четвертый раз старший менеджер сделала большие глаза и сказала нам:
- А зачем вам открывать доступ? У вас же зеленая карточка. Она работает по всему миру. Если бы у вас была серая, то она имеет ограниченную зону действия. Только Великобритания. И вот её нужно активировать, перед тем ка ехать за границу. А вы, я вообще не понимаю, зачем сюда ходите.
Теперь, внимание вопрос. Все предыдущие работники банка не знали об этом? Или они не различают цвета?

86.Что абсолютно убивает наповал, это качество мобильной связи и интернета. По мобильнику очень тяжело дозвониться, до тебя тоже дозваниваются с трудом, интернет работает с постоянными перебоями. Если ты говоришь по Скайпу с видео, за время получасового разговора, роутер приходится перезагружать раза три-четыре. При всём при этом, за интернет мы платили 24 фунта в месяц, а мобильная связь, притом, что по месту мы разговаривали не так много, и иногда звонили в Ригу, меньше 40-50 фунтов за один номер не выходила никогда.

87.Однажды ночью был очень сильный ветер, и утром, выходя на работу, я обнаружил во дворе упавшую секцию забора. Теперь у нас был проход в соседский двор, а калитка перекосилась и одним углом легла на землю. В связи с перекосом, калитка открывалась и закрывалась с огромным трудом. Так как этими делами должно заниматься агентство, мы сфотографировали аварию, и отослали им на электронную почту фотографии и письмо. Ремонтник ехал полторы недели. Соседские коты и собаки получили прекрасную возможность прогуливаться по нашему двору, а мы ждали. Потом он всё-таки приехал. Что он делал, я не знаю, потому что был на работе, но через некоторое время секция снова отвалилась, и калитку снова было не открыть и не закрыть. Я выругался, взял свой инструмент, привинтил на место секцию, вставил распорку в калитку, и все заработало. И, кстати, работает по сей день. Это был момент истины. Я понял, что большинство местного населения не может ничего. Ни построить качественный корабль, ни упаковать рыбу, ни починить забор. Иногда они даже вызывают электрика, чтобы поменять лампочку в светильнике.

88.А потом, под утро выпал снег. Его было санитиметров 5 или 7. И он растаял через два часа. Но он парализовал весь город. Школы не работали, половина англичан не приехали на работу, а курьерская почта не развозила посылки весь день. Супервайзер разрешил взять пол дня выходных тем, кому далеко ехать домой. Все местные были очень рады, потому что это был ещё один повод не работать.

89.Несмотря на то, что на заводе, ко мне уже все относились очень дружелюбно, время от времени я находил на своем столике в столовой банановую кожуру и другой мусор, который бросали на мой стол или под него. Видимо это делалось исподтишка, пока никто не видел. Тем не менее, кто-то это делал. И тот, кто это делал знал, что это мой столик, и вполне может быть, что он даже улыбался мне в цеху, и жал руку по утрам.

90.У одного из поляков была травмирована рука. Давно ещё где-то повредил. Травма была на запястье, и со временем рука начала очень сильно болеть. Работать ему становилось всё труднее, и он решил записаться к врачу. Это типа нашего семейного врача. Он записался и сходил. Не получив никакого внятного ответа, он записался к другому врачу. Тоже семейному. Тот отправил его на рентген. Очередь на рентген была около двух недель. После рентгена он снова пошёл к этому врачу. Тот посмотрел рентген и сказал, что ему надо к ортопеду.

- Идите домой, мы перезвоним Вам, и скажем когда можно прийти к ортопеду.

Прошло две недели. Поляк не выдержал и пошел снова.

- Ну посидите дома. — сказали ему, — Мы же сказали что позвоним.

- Так сколько мне еще сидеть, и кто мне будет платить зарплату? — спросил он.

- Не знаем. — ответили ему, – Но мы можем выписать Вам больничный еще на пару недель.

Он вышел на работу в бешенстве. Те слова и междометия, которые он употреблял, я здесь приводить не буду. Всё кончилось тем, что он сказал, что поедет делать операцию в Польшу. Потому что здесь, наверное, скорее умрешь, чем тебя вылечат. Мой знакомый из Риги, когда у него заболел зуб, пошел к стоматологу и поросил его удалить. Врач сказал, что нужно сделать рентген. В этой клинике рентгена не оказалось. Парня отправили в другую. Там надо было ждать около двух недель. Он плюнул, залил солярку в свой минивэн, позвонил на работу, что его не будет пару дней, и рванул в Ригу. В Риге ему всё сделали за полчаса. Да что говорить, если английский семейный врач, в январе месяце, записывает ребёнка к ортопеду, только на май? Когда мы на работе возмущались по этому поводу, англичане пожимали плечами и говорили, что наверное в Великобритании слишком много больных людей. Видимо так оно и есть. Много больных и мало врачей. По правде говоря, нормальные врачи это либо наши эмигранты, либо индийцы. Местные специалисты, любую болезнь лечат парацетамолом.

91.Как оказалось, раз в году можно брать шесть оплаченных недель по причине стресса или депрессии. Конечно же, это всё делается с согласия супервайзера. От эмигрантов я этого не слышал, но англичане время от времени пользовались этой «услугой». Когда им совсем надоедало ходить на работу, они шли в офис и говорили что у них депрессия. Их безоговорочно отправляли отдыхать. Поляк, который лег в больницу на операцию, отсутствовал около месяца. По возвращению на работу, его сразу вызвали на дисциплинарную комиссию. Сказали, что нельзя так долго отсутствовать.

92.В 4 классе middle school (средняя школа), в первом полугодии, по математике на дом, задают счёт до 20. После нового года, счёт до 40. Таблицу умножения, там не знает толком практически никто. Зато в третьем классе, всем ученикам прямо в школе, дарят по калькулятору. Это еще один повод её не учить. Система деления выглядит так: 15:3. Я уже не говорю, что это опять-таки таблица умножения, которую надо знать наизусть. На листочке пишется цифра 15. Она обводится кружком, и к кружку пририсовывается три ножки. Это 3. А потом напротив каждой ножки последовательно ставятся точки, пока ты не досчитаешь до 15. Всё что остается, это сосчитать точки напротив одной ножки. Это правильный ответ. Поначалу я думал, что ребенок занимается ерундой. Я даже спросил, что это она выдумала? На что получил ответ:

- Это нам в школе объяснили, как делить цифры.

Я был в шоке. Через пару секунд я спросил:

- А ты можешь разделить 200 на 10?

- Ооо, это сложное задание, — ответила мне восьмилетняя дочка моей подруги, — Но я попробую.

Она написала цифру двести, обвела кружком, пририсовала 10 ножек, и начала ставить точки и считать.

- Ради Бога остановись – попросил я, — я не могу на это смотреть.

Один из поляков, у которого была 14-летняя дочка, задумался, что может быть вернуться в Польшу. И отправил жену и дочку на разведку, посмотреть что и как, потому что они прожили в Англии уже больше 6 лет. Когда они приехали в Польшу, первым делом пошли в школу. Через несколько уроков, дочка выбежала в слезах, и сказала маме, что никогда не останется здесь. Еще бы, её ведь надо было определять в класс на пару лет обратно. А самое страшное, что над ней смеялись все одноклассники. Брат поляка, переехал в Англию и привез свою 12-летнюю дочь. Её определили в класс по возрасту, но она начала жаловаться, что ей там нечего делать. Математические задачи, которые её одногодки решали минут по 20, она делала за полторы минуты. Девочку перевели на класс выше. Но и там она сидела и смотрела в потолок, потому что ситуация практически повторилась. Так как ещё выше уже перевестись уже было нельзя, её оставили как есть. Дочка полностью потеряла интерес к обучению. Ещё был поляк, у которого сын закончил английскую школу. Мальчик проучился в ней последние 8 лет. Я спросил у него:

- Ну и как?

- Дурак дураком — ответил он.

Не знаю как в старших классах, в младших они делают всё что угодно, кроме учёбы. Поют, танцуют, рисуют, плавают, ходят на экскурсии, к ним приводят каких-то собачек, курочек, зайчиков. А на самом деле, дети не знают элементарных вещей. Например, заполняя дневник на завтра, они каждый день спрашивают какое завтра число. Ничего удивительного. Ведь в третьем классе, в школе, им читают сказку про трёх поросят. Ещё одна любопытная опция, это записки для учителя. Если ты не можешь сделать домашнее задание, ну или не хочешь, нужно написать записку что ты не можешь это сделать. Причем пишет записку сам ребёнок. И когда он приходит в школу с этой запиской, никаких санкций за невыполненное домашнее задание нет. На мой взгляд, это все равно, что написать «Я тупой», и отнести это учителю.

93.На всех ёмкостях с алкоголем стоит дневной лимит употребления. Например, на сорокаградусных напитках, для мужчин, это 100 грамм в день, для женщин 75. Судя по всему, это считается нормой. Но если подсчитать, это от 27,4 до 36,5 литров в год без учета выходных и праздников, когда алкоголь течёт рекой. Если посмотреть статистику, то употребление алкоголя в Великобритании идет практически вровень с Россией. При этом россиян считают алкашами, а англичан великой нацией. Я никого не оправдываю. Просто сопоставляю факты.

94.А потом я решил уходить. Надоело валять дурака и изображать работу. Надоело, когда твое начальство, реально тупее тебя. Надоело получать деньги и просто перемещать их с места на место. Брать на заводе и разносить по счетам. Надоело это общество рыгающих и пердящих за столом, и разговаривающих только о футболе, пиве, сиськах и размере члена. Кроме того, ситуация шла к тому, что заказов на заводе становилось всё меньше и меньше. Потом стало нехватать материалов. Потом, пошли слухи, что у завода многомиллионные долги. Потом, бригадир сказал, что заказов нет, потому, что потеряна репутация из-за плохого качества и отношения к клиентам. А потом, пошли слухи, что закрылся судостроительный завод в Саутгемптоне, государственное предприятие выпускающее военные корабли. И я понял, что либо сейчас, либо никогда. Я понял, что сейчас ещё есть шанс поробовать заново. Возродить бизнес, заняться тем, что нравилось, несмотря на тяжёлую ситуацию в моей стране. Попробовать ещё раз. Потому что если я не попробую это сейчас, через пару лет уже можно не начинать. В конце концов, в рабство вернуться я успею всегда. Недаром мой бригадир сказал мне на прощанье, что мои руки нужны будут здесь всегда. «Жаль что не голова» — подумал я.

95.В процессе рабочего дня многих работников по различным вопросам супервайзер вызывает к себе в офис по громкой связи. Наши молодые англичане сразу изображают, что вызываемый в офис идет делать супервайзеру минет. Они изображают мнимый член, который они засовывают себе в рот, и издают горловые звуки. Возможно, это тонкий английский юмор. По крайней мере им смешно. Когда в последний день меня вызвал супервайзер чтобы попрощаться, молодой Пол изобразил то же самое. А потом повторил это, когда я вышел из офиса и вернулся в цех. Была пауза, и вся команда стояла вместе около корабля.

— Не знаю, — сказал я, — может быть когда ты идешь в офис, тебе дают член, лично мне супервайзер протянул руку и поблагодарил за хорошую работу. А еще пожелал удачи.

Цех взорвался диким хохотом, а Пол в этот день ко мне больше не подходил.

96.Был среди англичан один неплохой мужик. Его звали Колин. Он занимался тем, что устанавливал в корпусе яхты перегородки внутренних помещений. Довольно точная работа, и далеко не каждый мог её нормально сделать. Он, конечно, в свое время тоже надо мной здорово поиздевался, но потом мы с ним подружились. Когда оставалось несколько дней до моего ухода, Колин подошел ко мне и спросил:

— Ты раньше знал об этой компании?

— Да – ответил я, – Когда я раньше работал в России, я сидел в своем офисе и смотрел её сайт. Там были великолепные яхты, которыми я любовался и всегда хотел, чтобы мое производство достиго таких же высот.

— Ну и как? Насмотрелся? — спросил он, – теперь ты понял какое это дерьмо?

— Ну примерно… – я постарался немного сгладить ситуацию.

— Ты увидел это производство изнутри,– сказал он мне, – и теперь ты знаешь, что то, что прекрасно выглядит в интернете, не всегда является таковым на самом деле. Теперь ты знаешь, что это древние, давно устаревшие модели, технологии прошлого века и что никто не стремится к тому, чтобы это улучшить или как-то изменить. Весь блеск этих кораблей наводится в конце линии, специальной командой людей, которая ремонтирует, трет и полирует их до умопомрачения, чтобы скрыть все недостатки и брак. Мы плывём по инерции, и держимся только за счёт имени, заработанного предыдущими поколениями. И кто знает, на сколько ещё лет нам этого хватит.

Я только качал головой в ответ.

— Ты счастливчик, — сказал он, — через три дня ты уйдешь отсюда. А мне ещё работать до пенсии. Я ненавижу это место.

В последний день, когда мы стояли в очереди около электронной системы учёта рабочего времени, чтобы отметить свой уход, многие прощались со мной, жали руку, желали удачи, а один англичанин сказал:

— Я желаю, чтобы у тебя всё получилось. Но если не получится, возвращайся обратно.

Колин, который стоял рядом повернулся и сказал ему:

— Ты что, сдурел что ли? Ты что желаешь человеку?

И повернувшись ко мне улыбнулся, подмигнул и сказал:

— Чтобы я тебя тут больше не видел.

Кстати, то же самое, мне сказал один из вайзеров на рыбном заводе в последний день. Это был молодой парень, единственный, который на брейках читал книги вместо того чтобы курить траву. Поляки на верфи, за пару дней до ухода тоже говорили, что для меня будет лучше уехать домой.

— Такие как ты, здесь не нужны. Ты слишком хорошо работаешь. А они пользуются этим. — сказали они мне. Кстати, смех смехом, но вместо меня, со следующего понедельника, взяли двоих.

97.Незадолго до моего ухода, случилась нашумевшая история с повесившейся медсестрой, которую разыграли два ди-джея с австралийского радио. Она работала в отделении, где лежала беременная жена принца Уильяма. Ди-джеи представились королевой и принцем, и стали осведомляться по телефону о здоровье принцессы. Медсестра не заподозрила подвоха и все рассказала в прямом эфире. В начале была подана красивая идея о том, что медсестра не пережила позора, потому что выдала тайны королевской семьи. И только позже, стало известно, что её просто затравили на работе. Она была индианкой, и ее просто замучали подколками, что она приезжая и плохо знает язык, и что если бы она его знала лучше, то она сразу бы разобралась во всём, и никогда не попалась бы на удочку ведущих. Вобщем девушку довели до самоубийства. Я многократно сталкивался на работе с тем, когда тебя буквально тычут носом в то, что ты приезжий, и даже один раз, поздно вечером, на улице ко мне пристали трое пьяных малолеток выясняя англичанин я или нет. Но я повёл себя агрессивно и они отстали. Девушке с такой ситуацией справиться сложнее.

98.А спустя какое-то время, в Бирмингеме, повесился девятилетний школьник, которого затравили одноклассники азиаты. Мать многократно обращалась к учителям с жалобами, что ему угрожают и издеваются, но никто не предпринял ничего чтобы исправить ситуацию.

99.Перед самым моим отъездом премьер-министр Великобритании заявил, что государство будет сокращать размеры помощи эмигрантам. Что будут лишать пособий, помощи в оплате жилья и чего-то там ещё. Так же он определил группы, которым эту помощь будут урезать. Это опять были злополучные прибалты и поляки. Самая работящая группа среди всех приезжих иностранцев. А всех остальных эмигрантов, это не коснется, потому, что это их бывшие колонии, и у англичан перед ними моральные долги, за то, что они их когда-то колонизировали. Поэтому они и дальше могут жить за счет государственной казны и наших налогов. А мы будем искать вторую или третью работу, чтобы оплачивать аренду квартир и комнат, коммунальные счета, чтобы ни в коем случае не остановилось поступление налогов, а их агентства по недвижимости, страховые и энергетические компании не лишилтсь своих доходов.

100.Через три дня после увольнения, когда я сидел в аэропорту, мне позвонил литовец и сказал, что сегодня уволили 250 человек. Всех, кто работал через агентство и был на проверочном сроке. Многих из них уволили второй раз за пол года. «По-моему я вовремя» — мелькнула в моей голове мысль. А потом, когда я уже был в Риге, закрылась первая верфь.

101.Время от времени, латвийские новостные каналы сообщают о том, что пойман очередной англичанин, писающий на исторические здания Старого города, а иногда даже на памятник Свободы. И каждый раз, в этом ищут какой-то подвох. От надругательства над национальными символами, до тайных операций по дискредитации страны. А попав в Англию, я понял, в чём дело. И ведь никто не догадался, что ответ проще некуда. Они делают всё то же самое у себя дома. Выходят из паба и ссут на ближайший угол. Для них, это скорее естественное состояние, чем злой умысел. Это их нормальная среда, и напившись в Латвии, они ведут себя так же как дома.

102.Когда-то давно, еще живя в Риге, я пошел в Ливу аквапарк со своими сыновьями. Там было пятеро англичан, которые вели себя по нашим меркам абсолютно неадекватно. Они не ждали зелёный свет на горках, прыгали в трубы по пять человек подряд, ехали на животе вперед головой, не брали надувные круги, вобщем творили что хотели. Спасатели носились как угорелые, чтобы их отловить, но они не давались. Остальные посетители пребывали в состоянии тихого ужаса и обсуждали пьяные они или обкуренные, потому что нормальные люди в аквапарке обычно соблюдают правила поведения и безопасности. И, уж по крайней мере, слушаются персонал. В конце концов их поймали, и попросили покинуть аквапарк. Англичане сделали огромные глаза и отказались. Вобщем, все это кончилось диким скандалом и настроение было испорчено у всех. Тайна открылась мне спустя много лет в Великобритании. Я пошел в местный аквапарк. И что вы думаете я там увидел? Там так делали все кому не лень. За два часа пребывания в аквапарке раз в шесть меньше нашего, я наблюдал три инцидента. Один из которых был ударившаяся о каменный пол головой женщина. Ей принесли лёд, посидели около неё, и на этом всё закончилось. Два других инцидента были полегче. Красный и зелёный свет там горит на трубах для проформы. Никаких датчиков на трубах нет. Все переключения красного на зелёный происходят только по временной задержке. Да и какая разница, на лампочки смотрит только тот, кто хочет на них смотреть. А кто не хочет, просто прыгает в трубу, как ему заблагорассудится, и едет вниз. То, что казалось нам диким и неприемлемым, на самом деле, для них является обыденным и абсолютно нормальным. И это факт.

103.Поражает количество однообразных домов. Когда я купил книгу с фотографиями про Дорсет, подавляющее большинство снимков там было про природу. И это неудивиительно, ведь города очень однообразны, и выдающихся памятников архитектуры почти нет. Я не беру в расчет Лондон. Это как Москва и Россия. Есть Москва, а есть Россия.

104.У женщины в Великобритании нет никакой мотивации для сохранения отношений со своим партнёром. Если она остается одна с детьми, государство оплачивает ей практически всё. Начиная с детских пособий, до оплаты съёмного жилья. В отдельных случаях, она может запросто получить и само жильё от государства, которое будет оплачивать само государство. Фактически, без мужчины она становится совершенно обеспеченным человеком. Шиковать не будет, но и с голоду не умрёт. С одной стороны это хорошо, с другой, у женщины всегда есть железный аргумент в любом споре: «Не нравится –вали отсюда». Золотая середина для семьи – это когда один работает, а второй сидит с детьми. Тогда государство оказывает помощь в виде бенефитов и пособий. Но это только часть общего дохода. Если пара расходится, тот, кто остался с детьми, получает всё полностью и в гораздо в больших размерах. Ну а бойфренда или подругу, можно иногда просто приводить. Правда втихаря, чтобы не попасться, иначе пособий лишат.

105.Подводя итог, я хотел бы высказать мое субъективное мнение о ситуации в целом. Находясь в Латвии, мы представляем себе Английский остров, как некое сказочное место. Где нас любят, ждут и только мечтают нас встретить, расцеловать у трапа самолета и дать нам любимую работу за огромные деньги. Там нас ждёт доступное жилье, дешёвые машины, приветливые люди, и невиданные перспективы роста. Это великолепный миф, созданный не знаю кем, но в принципе догадываюсь. Я догадываюсь, кто и зачем направо и налево раздавал здесь кредиты, зачем людям дали возможность вставить голову в петлю, а потом взяли за эту верёвку и отвели на рабочее место. Только уже не около родного дома, а где-то в Европе. Зачем создана эта убийственная экономическая ситуация, зачем сравниваютс

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Tanya
29.07.13 14:24

Помбол: -вы пока читайте, а я пообедаю...

 
Я
29.07.13 14:45

Видно, что автор нытик, который везде ищет какое-нибудь говно, а потом ещё идёт и специально наступает в него. То, что он при этом чухонец, с этим отлично увязывается.

 
singleuse
29.07.13 16:01

А сопливый аффтар, видать, думал, что они со своей сраной Латвией нужны комунибудь в Европе.
Надо было сразу пиздовать в Германию и требовать пенсию, ибо тока та страна при Гитлере ценила прибалтийских пулецаев и прочую мерзость...

 
Чапаев
29.07.13 16:08

помбол мудаг ( часть 2)

 
AG
30.07.13 00:19

ебааааааать. ну этож надож. это я уже ниасилил. повторю свой вопрос. в латвии у него совсем плохо всё было? прям ещё хуже чем на рыбном заводе в шотландии? у меня есть пара знакомых латышей. живут хорошо. один ещё и в тайланде большую часть года. в ригу только летом на месяц - друзей повидать. обычные ребята кстати. на олигархов не похожи ни разу.

 
куриардина
30.07.13 10:06

четал-четал и заибалсо четадь сопли ебучего приебалта. понаехали и ноют.

 
ааа
30.07.13 12:51

Автор писал не сюда, Воффка тупо своровал без фоток и всего прочего

 
Domb
30.07.13 14:51

Ну им же при СССР не нравилось - пришли эти русские, с особым цинизмом понастроили свои заводы, порты, музеи, школы и дома и ещё, какая наглость, дали интересную работу, лучшее в мире бесплатное образование и медицину. Не нарвилось - жрите теперь капитализм, только не обляпайтесь. Дибилы.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Проучили автохамку
Военный оркестр без спирта не играет
Токсичные люди
Отвали от моей сестрёнки, слышишь?!
Онижедети
Однозначно!
В нашем доме поселился невменяемый сосед
Самый стильный пенсионер страны


Случайные посты:

Вот что значит хорошая кредитная история
Квест по поиску выхода
Новый бьюти тренд - волосы в носу
Однозначно!
Джекпот по-провинциальному
Правильно барбекю!
Не активированный уголь
Итоги дня
От одной женщины муж ушел
Ленин которого мы заслужили