Зеркало




26 ноября, 2013

Обелиск

Толик проснулся от страшного голода. Дико сосало под ложечкой – «косяк», выкуренный совместно со Светкой после водочно-шашлычного изобилия давал о себе знать, и «пробило на хавчик». Светка сладко посапывала, свернувшись калачиком в спальнике, утомленная фееричным сексом под кайфом.
Толик открыл глаза. Лучи полной луны пробивались сквозь ткань палатки, создавая таинственный полумрак. Он с неохотой выбрался из тёплого, нагретого спальника, прополз к выходу, дёрнул «молнию», закрывавшую вход в палатку, накинул ветровку, и высунул голову наружу. В лесу стояла тишина. При полном безветрии верхушки деревьев были недвижны, листва не шевелилась, костер, на котором жарили шашлык, дотлевал, угли покрылись обильным белым пеплом.
Толик посветил фонариком вокруг в поисках топлива. Луч выхватывал из потёмок пустые водочные бутылки, небрежно разбросанные вокруг по мере их употребления, пакеты, огрызки овощей, и обломки какого-то ящика.

Углубляться в лес за хворостом было лень, поэтому Толик, пошатываясь, доковылял до обломков, перетащил их к костру, и стал кидать куски рассохшейся древесины на угли. Он раздул огонь, и костер стал весело пожирать деревяшки. Когда Толик взял очередной кусок рассохшейся фанеры, на котором была наполовину стершаяся от времени надпись: «…дии капит… Собо… …др Петр..».
Толик повертел кусок в руках, и подкинул в костер, после чего стал рыться в рюкзаке. Там ничего съестного не было, кроме каких-то носильных вещей. «Всё сожрали, суки!» - выругался про себя Толик, и в этот момент в самом углу он нащупал сверток. Когда Толик развернул его, он обнаружил три сосиски, случайно уцелевшие после вчерашнего обжорства. Он насадил сосиски на шампуры, и стал обжаривать над огнём. Сосиски стали аппетитно подрумяниваться, шкурка начала трескаться, зашкворчал и запузырился жир.
Толик снял с палочки одну сосиску, подул, порезал ножом, и стал с наслаждением поглощать обжигающие, ароматные кусочки.
- Вкусно, да? – раздался за спиной голос. Толик подумал, что кто-то из приятелей проснулся, и подошёл к костру, привлеченный запахом пищи, однако голос был незнакомым.
Толик обернулся. Перед ним стояла фигура в странном балахоне, в котором не служивший в армии Толик вряд ли узнал бы армейскую плащ-палатку.
- А вы к-кто, л-лесник? – заикаясь от испуга спросил Толик, пытаясь заглянуть под капюшон накидки. Лица собеседника не было видно – его скрывала темнота.
- «Лесник»! – передразнил его собеседник. – Нет, парень, не лесник я! В августе сорок первого тут вся моя рота полегла… Вон, - мужчина кивнул вправо. – Гнат Губенко похоронен. Там, - кивок налево – Алмас Жанбаев, чуть подальше – Резо Нукришвили, ещё дальше – Вазген Амбарцумов, здесь вот – я… А памятник, который ты сжёг – мой…
За мужчиной из клубящейся дымки вырастали тени, одни чуть повыше, другие – пониже. Все они были в таких же плащ-палатках, у некоторых на груди висел ППШ, другие держали в руках винтовки. Фигуры стояли молча, не шевелясь, только дымка за их спинами всё сгущалась.
От ужаса у Толика зашевелились волосы на голове, он оцепенел, язык прирос к нёбу, а количество теней всё прибавлялось и прибавлялось.
Он не знал, сколько времени провел в непонятной одури, потерял счёт часам, потом мрак ночи разогнали первые лучи солнца, и тишина леса была разорвана птичьими трелями. Окружавшие призраки пропали. А Толик всё сидел, уставившись в надпись на почему-то не сгоревшем, потрескавшемся от времени куске фанеры: «…дии капит… Собо… …др Петр..».
- Что, не спится? – из соседней палатки вылез взлохмаченный и заспанный Валерка, отошёл к дереву, и, открыв ширинку, зажурчал. Он обернулся к Толику, и изменился в лице.
- Ээээ…. Толян, что с тобой? Толян?! – он в ужасе уставился на приятеля.
Толик вышел из оцепенения.
- А что такое?
- На! – Валера достал из нагрудного кармана «энцефалитки» и протянул ему карманное зеркальце. Толик глянул туда – и не поверил своим глазам – лицо покрывала пороховая гарь, от крыльев носа к углам рта пролегли горькие складки, виски поседели, а взгляд… Взгляд стал усталым и каким-то осуждающим. Он оглядел одежду – на нем была та самая плащ-палатка, в которой ему явился ночной собеседник, вместо ярко-красной ветровки - драный, в нескольких местах прострелянный и прожженный ватник, и что-то тяжёлое лежало на коленях. Он опустил взгляд - он сжимал автомат с потёртым прикладом…
- Толян, да что с тобой?
Толик посмотрел на друга исподлобья, и процедил сквозь зубы:
- Будешь ссать на могилы – убью!

© Штурм

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Крендель
26.11.13 10:10

Нахну фторнег

 
Крендель
26.11.13 10:14

За идею пять, за реализацию два. Можно не читать.

 
Homer
26.11.13 10:20
"Крендель" писал:
Можно не читать.
+1
 
Чел
26.11.13 10:20

спасиба нечетал

 
йазвочко
26.11.13 10:23
"Чел" писал:
спасиба нечетал
+1 спасибодоброеутро
 
Чел
26.11.13 11:22

Превед))

 
Николай Ман
26.11.13 11:26

От травы нет голода.
От нее только есть вкуснее.

Ну и чушь, конечно. Вся земля -- могила предков. Так что, в воздух ссать?

 
Kлоп
26.11.13 14:57
"Чел" писал:
спасиба нечетал
size 1Kb
 
куриардина
27.11.13 06:47
"Николай Ман" писал:
От травы нет голода.

не пизди, сабака серая!

 
zelenyi
27.11.13 18:04

пидоры сплошные собрались! ни ума, ни памяти, ни совести!

size 51Kb
 


Последние посты:

7 шокирующих фактов о мужике-трансгендере, который смог родить ребенка
23 эмоции, которые люди чувствуют, но не могут объяснить
Наташа
Предупредил, значит, защитил
10 признаков, по которым можно судить о размере мужского достоинства
Самые редкие душевные расстройства в истории психиатрии
Известные барышни на вечеринках и в повседневной жизни выглядят совсем по-разному
США поставили на колени Китай, причем давно
Романтика
Премия Дарвина: 10 самых глупых смертей в мире


Случайные посты:

Из мира высоких технологий
Девушка дня
Про любителей лечить на дороге
Типичная девушка
Сыр не пройдет!
Одна бабка испугалась, что из за другой бабки ее поставят на бабки
Автомойкой с девушками в бикини уже мало кого удивишь
- 15 признаков, что на улице мороз
Итоги дня
Хана сарацинам!