Зеркало




20 января, 2014

Пять историй о пьянках, на фоне которых ваши вечеринки просто ничто

1. Пиршество адмирала Эдварда Рассела в 17-м веке.

Думаете, вы сможете пить как моряк? В таком случае, задумайтесь над тем, что это означает на самом деле.

Рекорд в приготовлении самого большого в истории коктейля принадлежит британскому лорду адмиралу Эдварду Расселу (Edward Russell). В 1694 году он организовал званый вечер для офицеров, а в качестве емкости для пунша использовал фонтан в саду.

Каков же был состав напитка? Туда вошло 250 галлонов бренди (английский галлон равен 4,54 литра — прим. перев.), 125 галлонов десертного вина Малаги, 900 килограммов сахара, 2500 лимонов, 20 галлонов сока лайма и два с половиной килограмма мускатного ореха.

Виночерпии в буквальном смысле слова плавали по фонтану на небольшой деревянной лодке, наполняя бокалы гостей. Да, и им приходилось работать посменно, каждые 15 минут меняя друг друга, чтобы не опьянеть от алкогольных паров и не свалиться за борт.

Пирушка продолжалась безостановочно целую неделю, и короткую паузу сделали лишь с началом ливня, чтобы установить над фонтаном шелковый балдахин — ведь кто захочет пить разбавленный водой пунш? Но фактически празднество длилось до тех пор, пока гости не осушили весь фонтан полностью.

2. Лондонское пивное цунами 1814 года.

Промышленная революция — это не только паровые машины и текстильные фабрики. В это время в геометрической прогрессии увеличивалось также производство пива. К счастью, население доброй старой Англии отважно встретило этот вызов и осушало пивные бочонки с той же скоростью, с которой их наполняли. Владельцев пивоварен стали называть «пивными баронами», и свое богатство эти нувориши тратили проверенным временем способом — кутили и бражничали, стараясь превзойти в этом благородном деле соседа.

Вот одна из таких историй. В 1814 году в лондонской пивоварне сэра Генри Мевкса «Подкова» установили чан для варки пива высотой семь метров и диаметром почти двадцать метров. Места внутри было достаточно, чтобы устроить обед на 200 персон. Что и было сделано в честь окончания сборки. (Почему 200? Ежу понятно: потому что конкуренты сделали чан, вмещающий 100 человек.)

После обеда чан заполнили доверху, на что ушло 4000 бочонков. Это произвело большое впечатление, учитывая огромные масштабы проекта, а также огромный фурор, потому что строители недоглядели, и один обруч оказался бракованным. Хлоп! — и чан разорвало, из-за чего лопнули и другие чаны. Взрыв было слышно на расстоянии восьми километров.

Вниз по улице полилась река из 1,3 миллиона галлонов темного пива. Она обрушила два дома и убила девять человек, которые «утонули, получили травмы, отравились парами портера или напились до смерти».

Но далее история становится еще более невероятной. В этот квартал ринулись тысячи людей, которые начали пить пиво прямо с земли, препятствуя действиям по спасению пострадавших. А когда раненых привезли, наконец, в больницу, ее пациенты, ощутив вожделенный запах, подумали, что по палатам разносят пиво, а их палату обошли стороной. Начался бунт, и пострадало еще больше людей.

К сожалению, тот случай посчитали недостаточно трагическим, чтобы учредить в его честь ежегодную поминальную службу.

3. Нью-йоркское состояние души: как голландцы снискали расположение туземцев.

В 1609 году голландцы отправили английского мореплавателя Генри Гудзона на запад, чтобы он с третьей попытки отыскал северный морской путь, о котором ходило много легенд. Но назревавший на корабле бунт вынудил его пойти на юг, и достигнув земли, Гудзон встретил индейцев из племени делаваров.

Чтобы наладить отношения, Гудзон налил бренди вождю, и тот вскоре отключился. Но проснувшись на следующий день, вождь попросил Гудзона налить остальным индейцам из его племени. Гудзон налил, и с тех пор индейцы стали называть место, где произошла знаменательная встреча, «Манахатаниенк», что буквально переводится как «холмистый остров».

Скорее, им надо было назвать его «островом, где мы напились вдрызг». Большинство людей согласятся с тем, что Манхэттен до сих пор остается верен такому названию.

4. Ром, пробудивший народ: скачка Поля Ревира с посошком в Медфорде.

Хорошая история про пьянку состоит не в том, сколько ты выпил, а в том, какие глупости ты натворил после. Глупость типа начала войны.

Оказывается, знаменитая скачка Поля Ревира не просто так сопровождалась «тревожным призывным криком», что «до каждой деревни и фермы достиг, нарушив дремотный покой и мир». По словам историка Чарльза Тоссига (Charles Taussig), Ревир поскакал со своей тайной миссией из Чарлстона в Лексингтон, чтобы предупредить Сэма Адамса (того, что организовал Бостонское чаепитие) и Джона Хэнкока (того, что поставил особо крупную подпись под Декларацией независимости) о приближении англичан. Но так получилось, что путь его пролегал через Медфорд, являвшийся американской столицей рома. А в то время ром был товаром номер один в колониальной Америке. Так что Ревир, естественно, сделал небольшую остановку в доме предводителя местных минитменов и производителя «Старого Медфордского» рома капитана Исаака Холла.

К тому моменту, когда Ревир снова взобрался в седло, он изрядно попользовался гостеприимством капитала Холла, и из человека, который «бродил по улицам, чутко внимая всему вокруг», превратился в бесстрашного рыцаря, чей «голос из тьмы, в дверь удар кулака» пробудил весь местный люд. Неудивительно, что «красные мундиры» задержали выпившего храбреца на час, и лишь потом отпустили. Так что Адамса и Хэнкока в половине пятого утра разбудили пьяные вопли Ревира, а не «страстный призыв». И произошло это всего за полчаса до начала сражения при Лексингтоне. К сожалению, история не сохранила данных о том, какова была реакция Ревира на следующий день, когда он проснулся с большого бодуна и узнал о том, что натворил.

5. Слоны в спиртной лавке.

Неудивительно, что в цирке не продают спиртное. Известно, что слоны не прочь приложиться к рюмке. История говорит нам о том, что форпост индийской армии в джунглях Багдогры регулярно подвергался нападениям с тех пор, как стадо местных слонов ворвалось туда в поисках еды и обнаружило солдатский запас рома на зиму.

После этого слоны стали регулярно нападать на форпост в попытке раздобыть спиртное. Они отважно прорывали все оборонительные сооружения, возводимые военными, в том числе, проволочные заборы под напряжением и огневые полосы.

Как писала Daily Telegraph, «недавно назначенный туда офицер рассказал, что слоны умело разбивали бутылки с ромом, беря их хоботом за горлышко. Разбив донышко, они выливали содержимое себе в глотку. Слоны быстро опьянели и начали шататься. Получив удовольствие и хорошо проведя время, они вернулись в джунгли».

Но это далеко не единственный случай. Представители мира животных хорошо умеют отыскивать забродившие фрукты. Антропологи даже считают, что именно благодаря им древний человек открыл для себя алкоголь, наблюдая за странным поведением животных во фруктовом пьяном угаре.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Крендель
20.01.14 11:14

Бля, я слон!

 
aaa
20.01.14 11:15

По поводу Рассела: на вскидку, выходит меньше 3 кубов. У меня детский бассейн на даче больше. Какая нах-й лодка?!!

 
111
20.01.14 11:15

хуле вы в пьянках понимаете.
Проебать хуйевознаит сколько бухла может распоследний американский шклоьник-даун.

А вот в говно со ста грамм - вот это мастерство.

 
Свиблово
20.01.14 11:22

У меня у одноклассника у его теперешней жены, а тогда просто подруги, собачка была Санта, сука ещё та, доберман-пинчер, у неё постоянно была течка, так что все кобели вокруг с ума сходили, и собачка эта постоянна искала пожрать. Не раз за ней гонялись разъярённые хачи, когда она на модных в те времена уличных рынках хватала из лотка связку сосисек и улепётывала с ней. Я уже рассказывал про неё. Дома тоже надо было опасаться, что она сожрёт гречку прямо вместе с пакетом, а потом из жопы её торчат метровые полиэтиленовые обёртки. При этом она была беспросветно тупа, и отчаянно, вонюче и беспрерывно пердела. А родители той девочки-хозяйки люди были интеллигентные, творческие, и гостеприимные, у них дома часто случались приёмы, даже как-то пару раз с шотландскими художниками тусили (отличные ребята, весёлые и остроумные, любители побухать и порикалываться, правда, говорили они с таким акцентом шотландским, будто у них рот был набит сыром, я реально напрягался, чтоб понять, что они говорят), так вот, одному из них пришло в голову угостить вертевшуюся под ногами и выискивающую чтоб съестного спиздить Санту, пивчелом. Сказано - сделано, Две полных миски крепкого тёмного эля были вылаканы Сантой за один присест. И она ужралась просто в сено, стала замысловатыми зигзагами бегать по квартире бьясь башкой своей деревянной о стены и мебель, дико подвывать, пердеть в три раза обильнее, в общем, треш и угар. Ну и под занавес, как классика жанра, пришёл пан Блевотинский и Эдик. Фонтаны жижи из её пасти плотным слоем легли на стены кухни, мебель, утварь, плиту и пол. Один был плюс - мразота двое суток вела после этого себя очень тихо, хозяевадаже опасались, не сдохнит ли та и хотели везти ей к ветеринару. Но тварь оклемалась, и всё пошло по прежнему сценарию.
... Где сейчас та собака? а хрен её знает, может, уже померла от старости, дело то году в 1993-м было.

 
StrayCat
20.01.14 11:24

По поводу пункта 2 - чистая правда. Англичанишки и сейчас ни чем не отличаются.

 
Старый Склеп
20.01.14 11:30

Опять глупые сказки...

 
Я
20.01.14 11:39

Походу истории "как мы с пацанами нажрались в гавно" никогда не выходили из топа одноклеточных.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Пойми ее, если сможешь: как читать между строк при общении с девушкой
Страшная тайна отечественной мультпликации
Основной признак гулящей жены
Советы по экономии, которые не работают
Можно ли ударить чужого ребенка?
Павел Воля о мужчинах
С каким-то — не значит с любым
Как Леонид Броневой Мюллером стал


Случайные посты:

Наконец-то бабы поняли как надо намекать
Девушки и их тату
Даже чуть-чуть страшно
Не знаю даже, чьё лицо тут лучше
Краткий курс для невест, разведёнок и сильных+независимых
Старый вор
Хорошо быть корейцем
Друг человека
Крик души о пешеходах
Почти по Станиславскому