Зеркало




20 мая, 2014

Пропавший труп

Это у меня, наверное, со студенческих пошло и укрепилось долгими годами работы в экстренной нейрохирургии – всё делать в последний момент.
Вот и годовой отчёт о работе нашего отделения я пишу в последнюю ночь, перед сдачей его главному врачу.
Сейчас делать отчёт нетрудно: есть стандартная его форма.
Почти не меняя текста предыдущего отчета, вставляешь, куда надо новые цифры основных показателей – вот и все дела!
Лет …..надцать тому назад всё было не так.
Отчёты писались по принципу: «кто во что горазд».
В них вставлялись куски диссертаций сотрудников, фото освоенных приборов, фото отремонтированного отделения и схемы новых операций и даже воспоминания об удачном цикле усовершенствования в пивном баре на Заневском проспекте, что рядом с Домом Врача в Питере.
Зав неврологией, в обиходе - «Кубышка», поместила в свой годовой отчёт фоторепортаж с коммунистического субботника по уборки территории больницы!
Пухлые эти альбомы облекали в бархат, и не хватало в них только засушенного цветка системы «роза» и капли слезы на финальной подписи: «С любовью и надеждой. Зав отделением Имярек».

Ну и вот.
Наш главный врач требует, что бы годовые отчёты заведующие дополняли мартирологом. То- есть списком всех умерших за год больных.
Напротив фамилии каждого умершего – два диагноза.
Первый – наш, тот с которым мы этого больного успешно лечили и с которым направили его труп на вскрытие.
Второй диагноз – диагноз патологоанатома, поставленный в результате вскрытия.
...Расхождения – не приветствуются, мягко говоря.

Сижу, печатаю фамилии и диагнозы. Умерших у нас – много. Не скажу сколько. Вдруг вы захотите у нас полечится.
Фамилии всё знакомые, диагнозы – понятные.
Сижу в ночи, стучу по клавишам, а в голове в такт клавишам – морзянка: «Пиздец, пиздец, пиздец»….

И вдруг- хоп! Что за Хорват такой? ЧуднАя фамилия! Что-то я такого не помню.
«Наш» диагноз: «Опухоль головного мозга. Отёк и дислокация головного мозга. Операция – такая-то и такого-то». Летательный исход.
Всё ясно.
Но патологоанатомический диагноз!!!
Откуда и почему вдруг вот это: « Язвенная болезнь желудка. Кровотечение из хронической язвы дна желудка. Острая кровопотеря»?!

Немыслимо, невероятно!
Во- первых, это очень надо постараться, что бы пропустить кровотечение.
Но, предположим невероятное – пропустили.
Как могло проскочить незамеченным такое расхождение клинического и патологоанатомического диагнозов?

Во-вторых: у нас заведено так, что без присутствия лечащего врача или заведующего отделением, патологоанатом вскрытие не начинает.
Иногда, по договорённости, допускается вскрытие в присутствии другого врача заинтересованного отделения, но бывает это – редко.
Но что бы вообще без лечебников – никогда!

Допустим, что пришедший в морг нейрохирург попросил начать вскрытие с интересующего его объекта- головы.
Посмотрел и, убедившись, что всё, что осталось в черепе - соответствует нашему диагнозу, ушёл, отговорившись неотложными делами.
А после его ухода прозектор вскрыл живот умершего и обнаружил неотражённую в диагнозе язву и кровотечение из неё!
Но не может быть, что бы наш прозектор Рувимыч нашёл такую плюху и не позвонил нам!
И как такой промах мог избежать ежемесячного разбора летальных исходов, который проводится в нашей больнице?
Тот же Рувимыч предоставляет администрации список всех умерших в больнице за истекший месяц и мы, заведующие отделениями, отчитываемся перед замом по лечебной части за каждый труп!
Поучительные случаи рассматриваются затем на врачебных конференциях.
А те случаи, в которых есть расхождения диагнозов – выносят на ЛКК (лечебно контрольную комиссию). Выводы ЛКК могут иметь печальные для врача, допустившего промах, последствия.

Но в этом случаи – тишина!

Тут же, ночью, обзвонил всех врачей отделения. Никто больного по фамилии Хорват – не помнил.
Утром пошёл в архив и попросил найти историю этого умершего.
Перерыли девки весь амбар и искомого не обнаружили.
- А откуда вы знаете, что он у вас был?- спрашивают.
В самом деле - откуда?
Мы в отделении ведём журнал учёта умерших.
Взял журнал. Не умирал у нас больного с фамилией Хорват.
Лезу в наш отделенческий компьютер. Нет в базе Хорвата.
Как тогда он попал в наш список умерших?

Операционный журнал! Благо, есть дата операции.
Листаю прошлогодний операционный журнал….
Сердце упало: 30 июня лично я удалил у больного Хорвата опухоль правой лобной доли.
А ассистировала мне- наша испанка Мария
Позвал к себе девушку:
- Ты вот этого больного помнишь?
Девушка Мария, прочитав протокол операции, смотрит искоса и ждёт подвоха. Не дождавшись, говорит сурово, как не родная:
- Опухоль эту – помню. Больного – нет.

Пошёл к зав. пат. анатомией Рувимычу. У того вся бухгалтерия в полном порядке.
Рувимыч, чуть тёплый после вчерашнего, стал тыкать пальцем в экран монитора:
- Вот он, Хорват! Вот протокол вскрытия. Да, опухоль удалили. Вот гистология – астроцитома. А в желудке – хроническая язва с признаками малигнизации в дне желудка. Желудок и кишечник забит сгустками крови. Расхождение диагнозов имеем, друг любезный! А что не так?
- Что же ты, скотина такая, мне не позвонил?
- Куда? Ты же в отпуске был! Охуел ты, братец мой, окончательно! Айда со мной в Карелию! В понедельник выезжаю. Санный поход по рекам и озёрам. Благодать! Представляешь: морозец, полозья саней шуршат и поскрипывают, кони фыркают. Пахнет сеном, кожаной сбруей…. Подлёдная рыбалка у костра с девушками под водочку! А?!

Хлопнул по спине, аж загудело.
Патологоанатомы, как я замечаю – сплошь оптимисты, жизнелюбы, бабники и выпивохи.

Пошёл в своё отделение. Со старшей сестрой пересмотрели все журналы за прошлый год. Должен же был Хорват получать списываемые сильнодействующие препараты и всяческие психотропы.
Судя по нашим бумагам, он вообще ничем у нас не лечился!
А может быть, он в отделение и не поступал? Как тяжёлый больной поступил сразу в реанимацию и там умер в результате нашей филигранной операции?
Пошёл в реанимацию. Перерыли все бумаги.
Через полчаса - радостный вопль старшей сестры реанимации:
- Вот! Есть! В журнале передач дежурств 30 июня в 16.00 запись:
« Б-му Хорв. – очистительную клизму».
И всё. Более ни одного клочка бумаги с большой буквой «Х» нами найдено не было.

Но куда могла запропаститься история болезни болезного Хорвата? В архиве- нет, в базе – нет.
Перерыл весь свой кабинет. Вдруг где-то завалялась. Прожил он у нас недолго, история должна быть тоненькой.
Ни в столе, ни в книгах, ни в кипе старых рентгеновских и прочих снимках история Хорвата не обнаружилась..
Пошёл в ординаторскую и на всех наорал:
- Ищите, мерзавцы, историю Хорвата по своим сусекам! Мне что, больше всех надо? Что вы тут без меня творили? Я в отпуске был, а вы неразбериху с умершими устроили! По одним бумагам он был, по другим – исключается. Что за дела? И как я мог его оперировать, находясь в отпуске? Чьи это шуточки? Вот и ассистент Маша не твёрдо помнит этого больного. Так, Мария?
Мария высовывает раскрасневшееся лицо из-под стола, где она, очевидно, надеется найти историю умершего Хорвата и говорит:
- Не помню. У меня, П.К, как и положено, память девичья. Я и тех, с кем сегодня ночью переспала – не помню. А оперировать этого больного вы вполне могли. Вас же тем летом из отпуска выдернули…. Забыли?

Точно, вызывали!
Хотели уволить по-быстрому, но обломилось. Объявили благодарность и дали ещё десять дней к отпуску. В гробу я видел эти дни и ночи!
Но не помню я этого больного! Ход операции – тоже не помню. Они все одинаковые эти полушарные астроцитомы.

Думаю: пойду ка я и напьюсь! Рабочий день закончился, имею право.
Иду по коридору. Красотка Вика из пятой палату свесилась через подоконник и перекрикивается с кем-то, стоящим под нашими окнами. То, что до адресата её криков – шесть этажей, Вику ничуть не смущает.
Викина поза и короткий халатик позволяет достаточно высоко осмотреть её ножки. Молодец! До операции по поводу грыжи диска Вика была кривой и правая её нога волочилось, как крыло раненой птицы. А сейчас – красотка! Вон как гнётся в спине. И боли её не беспокоят.
У кабинета, подперев спиной стену, стоит мужчина. Пропала выпивка!
Мужчина оторвался от стены и сказал:
- Я к вам, П.К., второй день попасть не могу! Вы меня помните? У меня астроцитома левой лобной доли была. Моя фамилия Хорват.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
зшщ
20.05.14 14:26

На этом месте П.К. должен был ёбнуться в обморок.

 
kiz
20.05.14 15:19

Чёт я не понял. А кого патологоанатом вскрывал тогда ?

 
Дима
20.05.14 15:27

Незавершенность какая-то, явно должно быть продолжение. По крайней мере, тема ебли паталогоанатома не раскрыта.

 
Дима
20.05.14 15:41

Ан нет, аффтар (жэжэшник onoff49) таки мудак, хотя креатив и ниче так.

 
куй
20.05.14 16:57

Незавершенность какая-то, явно должно быть продолжение.
Что ж тут непонятного. Его патологоанатом при вскрытии и вылечил. Язву резанул, а потом зашил суровой ниткой. Все - жив человек.

 


Последние посты:

Капитальный ремонт
Как я случайно мужику мозг сломалa
Люди, изуродовавшие себя до неузнаваемости
Князь! А?
Девушка дня
Итоги дня
Проучили автохамку
Военный оркестр без спирта не играет
Токсичные люди
Отвали от моей сестрёнки, слышишь?!


Случайные посты:

Активность по дням недели
Малайские диалоги
Предметы, идеально подходящие друг к другу
Её трахают, а она одежду разглядывает. Типичная баба
Пятничное заседание женского клуба
Как меня накачали клофелином по самое буль-буль
ТОП 5 самых воруемых товаров в Пятерочке
Аптек-менеджер
Биткоин девяностых
"Математика по-американски"