Зеркало




10 сентября, 2014

Камень

Июнь, Рига. Мы с мужем и Дианой возвращались из Юрмалы. Об этой поездке я потом расскажу отдельно - думаю, очень многим будет интересно. Намекну только, что это было 21-го числа.
Так вот. Возвращаемся мы из Юрмалы. Диана за рулём, я - рядом, любуюсь родной Ригой. Муж - на заднем сиденье, любуется нами. Вообще, надо сказать, этот подлец отлично пристроился: я его во всех странах теперь знакомлю с красивыми девчонками и он по этой причине всей душой полюбил путешествия.
Едем мы, значит, и я рассказываю Диане, что завтра хочу посетить район, в котором родилась и прожила первые пять лет. Найти нашу улицу, наш дом. Вот подготовлюсь морально, соберусь с духом - и поеду, обязательно. Прямо завтра. Или послезавтра... Но точно поеду.
- А на какой улице вы жили? - спрашивает Диана.
- На Лудзас.
- Номер дома помнишь?

- Помню.
- Мы сейчас поедем через этот район, - вдруг говорит Диана. - Я вас отвезу к твоему дому.
Я испуганно вжалась в кресло. Объясню, почему.

Больше двадцати лет (почти четверть века!) я таила обиду на Ригу. Это очень тяжело - жить с камнем на сердце и не находить в себе сил этот камень сбросить.
Представьте себе, что вы очень любите одного человека. Вы живёте далеко от него, но всегда находите возможность встретиться. Приезжаете к нему, радуетесь, обнимаете, слушаете его новости, рассказывате, как жили без него и как скучали. И вот однажды вы сходите с поезда, бежите ему навстречу, а он вдруг наотмашь бьёт вас по лицу и изрыгает в ваш адрес поток гадостей. Вы в одночасье перестанете его любить? Возненавидете?
Примерно так получилось у меня с Ригой. Я по-прежнему любила её и считала самым прекрасным городом на свете, но общаться с ней больше не могла. Да, я бывала там. Приезжала, потому что там жил папа. Но не ходила дальше ближайшего магазина. Это была, пожалуй, самая горькая обида и самая острая боль в моей жизни.

У меня были друзья в Риге. Как-то так вышло, что все они - латыши. Хотя район у нас был русский, но вот так получилось.
Мы дружили со времён формочек и совочков. Гоняли на велосипедах наперегонки. Лет в 6-7 самостоятельно болтались по центру города и даже ездили в Юрмалу - времена были безопасные, хотя от родителей потом на орехи доставалось. Я постоянно жила в Риге только до пяти лет, потом мы переехали в Ленинград. Но на каникулы, на выходные - туда. Вроде, жили в разных городах, а росли-то, получается, вместе. Стали старше - делились секретами, песни во дворе орали под гитару (наши блатные песни с ярким латышским акцентом - это нечто, доложу я вам), курили втихаря за гаражами. В общем, как говорится, "потому что мы - банда". И я даже представить не могла (да и они, наверняка), что это может однажды рухнуть.
Но оно рухнуло, когда однажды в наши отношения вмешалась одна дама. И даму эту звали Политика. Знакомое имя, верно?
Нам было лет по 16-18, у нас не было никакого жизненного опыта, умишко ещё не вырос, нами двигал исключительно юношеский максимализм. Вокруг нас с бешеной скоростью стали происходить какие-то непонятные и нереальные события. Мы оказались в самом эпицентре этих событий, ни черта в них не понимали и делали какие-то собственные выводы. Иногда - страшные.
Нет, национализм в Латвии был всегда. Не верьте, когда вам говорят, что в советское время его не было. Был, ещё какой. Но одно дело, когда вы идёте по городу, спрашиваете у людей, как пройти на улицу Суворова, а вас попросту не замечают или презрительно произносят "Не паннимайю" - да плевать, это же чужие люди, у других выясним, - и совсем другое - когда это презрительное "Не паннимайю" вы внезапно слышите от своих друзей. Вот же, в прошлые каникулы курили вместе за гаражами и анекдоты на русском языке травили, и тут - бац - не понимают они, здрасьте.
Я долго не могла осознать случившееся. Бежала во двор, услышав их голоса, а они разговаривали в моём присутствии только на латышском, зная, что я не понимаю ни слова. Увидев кого-нибудь из наших на улице, бежала навстречу и махала руками, а он отворачивался и переходил на другую сторону. И вот так, в своём родном городе, среди своих друзей детства я внезапно стала изгоем.
Сколько было слёз пролито - сейчас даже вспоминать страшно. Был даже период, когда я начала стыдиться своих русских корней. Теперь неловко за себя, но из песни слов не выкинешь - было, было. И депрессия была жуткая, такая, что я даже не чувствовала запахов, не чувствовала вкуса еды. Я тогда призналась папе, что курю, и дымила у него на кухне ночи напролёт.
И в этом дыму я придумывала речь. Мне всё ещё казалось, что это какая-то временная ерунда, что им просто запудрили мозги, наговорили про меня что-то. И надо всего лишь поговорить по душам. Вот я приду завтра и скажу: "Ребята, ну вы чего? Это же я, я всё та же, ничего не изменилось, эээй! Помните, как Арнис упал с велосипеда и разбил лицо и колени, а моя неправильная мама обрабатывала ему ссадины? Или как Сильвия начала тонуть на взморье, а моя неправильная сестра вытащила её за трусы и откачала? Или как наши мальчишки разбили футбольным мячом окно злобного дяди Юриса, а неправильная я не выдала их и взяла вину на себя, а потом мой папа вставлял новое стекло?" И тьма рассеется. Мы засмеёмся и пойдём за гаражи курить и вспоминать разные истории из нашего общего детства. И всё опять будет по-старому.
И я пришла и начала говорить. А меня назвали русской швалью и оккупанткой, навесили на меня все грехи Ленина, Сталина и Андропова, обвинили в том, что я отняла у них свободу и прогнали прочь. И Арнис, тот самый Арнис, плюнул мне в спину. Не просто сымитировал плевок, а отхаркался и плюнул. Жирной слюной.
И больше я никого из них не видела. Почти четверть века - никого. Они остались в том свободном дворе, а оккупант ушёл с плевком на спине.

Появились они через десять лет.
Году в 2002-ом, наверное. Позвонил папа и сказал, что к нему заходил Арнис, спрашивал обо мне. Говорил, как ему стыдно за тот поступок, как он хочет попросить прощения, поговорить. Они хорошие же ребята на самом деле, я ведь знаю их столько же, сколько знаю себя. Они очень хорошие, иначе они не были бы моими друзями. И они поняли всё, только поздно. Если бы он догнал меня сразу, если бы попросил прощения через десять минут, я бы всё простила. Через десять лет - нет. Моя обида за эти годы выросла до таких невероятных размеров, превратилась в такой огромный камень, что сбросить эту ношу мне было не под силу. Я запретила папе давать Арнису мой номер телефона.
Потом появилась Сандра. Эта девочка - мой двойник, нас все постоянно путали, до того мы были похожи. Врали всем, что мы близнецы, но маме было тяжело растить нас двоих и одну из нас отдали в другую семью. Во фантазия была.
Не знаю, где она отыскала мой телефон - наверное, кто-то из родственников дал.
Она говорила, что вышла замуж за русского, дома они говорят по-русски, и у неё есть дочь, которая носит русскую фамилию. И она очень часто вспоминает меня и то, как они со мной обошлись. Сандра произносила практически те же слова, которыми я когда-то себя успокаивала: что им задурили голову, что была такая ситуация в стране, что они были молоды и не понимали, что творят. Я не простила. Камень. Камень.
Потом в разное время звонили Сильвия, Кристапс, Марис. Я ни с кем не разговаривала. Я всё для себя решила. Вы в меня плюнули. Я утёрлась. Желаю удачи в вашем свободном от меня мире.

Я приезжала в Ригу - и одна, и с мужем. К папе, на два-три дня. Никуда не ходила, даже ни разу в центр не выбралась. Боялась, что задохнусь, разревусь от воспоминаний. Потому что всё, всё там связано с этими людьми.
А потом папа переехал в Елгаву и стало легче. Рига теперь была только перевалочным пунктом, я и вокзал-то почти не покидала.

И к дому, в котором прожила первые пять лет своей жизни, не ездила с 91-го года. Тоже боялась. Потому что всё самое светлое и безмятежное осталось там. Там мама и папа были молоды, счастливы и женаты друг на друге. А наши пожилые родственники там сажали анютины глазки, жарили сосиски и готовили нам кофе гляссе по субботам (а мы с сестрой быстро вылавливали из кофе мороженое и врали, что так и было, и нам давали ещё). А кошка Мурлин Мурло там была перманентно беременна и мы с соседским мальчиком Вилисом вечно пытались установить отцовство и прищучить подлеца папашу. А ещё мы с этим Вилисом строили шалаш у нас под окном, и в самый разгар игры его мама кричала: "Вилис! Вилис!", и он тут же отвечал "Йа, йа!", срывался и убегал выполнять её поручения - то в магазин, то мусор вынести, то по дому помочь. А я злилась и думала: до чего противный мальчишка, разве можно быть таким послушным? Фууу. Вот моя мама хоть голос сорвёт, я а шиш игру прерву, я молодец, у меня характер.
В этом доме жило безоблачное счастье. А потом родители развелись, папа переехал в другой дом, мы - в Ленинград. В начале девяностых из-за границы заявились "хозяева" дома и милостиво разрешили нашим пожилым родственникам доживать там свой век. Они послушно дожили. Счастье осталось в этом доме, а нас там больше нет. Нет моих стариков, нет кошки Мурлин Мурло, и кто знает, где теперь тот мальчик Вилис?

И вот весна 2014-го. Мне почти сорок лет, меня зовут Вита и у меня на сердце камень. И я решаюсь. И беру билеты в Ригу.
Я бы разревелась ещё на автовокзале, но, по счастью, нас там встретила Диана, и я сдержалась.
Вечером мы впервые бродили с мужем вдвоём по Вецриге. Я выглядела абсолютным идиотом: узнавала знакомые дома, подходила к ним и гладила. Хорошо быть замужем за понимающим человеком, другой бы меня в дурку сдал. Боялась расплакаться у Домского собора, но там - ура! - была ярмарка и концерт перед праздником Лиго. Очень много народа, нужно себя контролировать. Но вот это ощущение - я дома, дома, я вернулась - непередаваемо.
А на следующий день мы возвращались из Юрмалы и Диана сказала: "Я вас отвезу к твоему дому". И я вжалась в кресло - теперь вы понимаете, почему?
Можно было отказаться. Отложить на завтра. На послезавтра. Но я не была уверена, что решусь. Боялась передумать. А от камня нужно избавляться, нельзя так больше. И мы поехали.

Наш дом теперь совсем другой. Его перестроили, обшили, обнесли высоким глухим забором. Там живут "хозяева", у них огромная собака. А сарай наш, развалюха, стоит на месте. Наверное, безоблачное счастье переселилось в него - зачем ему жить с чужими людьми в доме за забором?
Из соседнего дома вышла пожилая женщина. Наверное, я знала её когда-то. Наверняка. Не помню.
Стала спрашивать, что мы ищем. Я сказала, что жила здесь давно. Назвала фамилию пожилых своих родственников, свою не стала - побоялась расспросов о папе. И так слишком много эмоций внутри, не выдержала бы уже.
Начала вспоминать: там клумба была, там мы шалаш строили, а вот в Вашем доме жил мальчик Вилис, самый послушный сын в мире.
- А он и сейчас здес живёт, - сказала женщина. - Только они уехали за город на Лиго.
Надо же, Вилис. Жив, здоров, по тому же адресу. С ума сойти.
Помнит ли он меня? Столько лет прошло, целая жизнь. Хорошо, что уехал. Было бы глупо и обидно, если бы не вспомнил. Как бы мы встретились, о чём говорили? Взрослый мужик, семья своя, наверное. Может быть, теперь жена кричит ему из окна: "Вилис! Вилис!", а он отвечает: "Йа, Йа!" - и бежит в магазин, бросив все дела. Зачем тут я? Но как замечательно, что он есть. И что я теперь знаю, что он есть и с ним всё в порядке. Так хорошо.
Прошла до сарая. Из нашего дома вышла молодая женщина, посмотрела на меня угрюмо.
- Я раньше здесь жила, - объяснила я. - Просто приехала посмотреть.
Она кивнула и ушла в дом. Наверное, будет жарить там сосиски и готовить детям кофе гляссе.
И я - горжусь собой - снова сдержалась, не расплакалась, сохранила лицо.

А потом мы сели в машину и поехали обедать в ресторан "Лидо", там было красиво, вкусно и весело.
А потом Диана отвезла нас на набережную и поехала домой, а мы с мужем пошли гулять. И там, на набережной, меня накрыло.
Я ревела минут сорок. По нашему дому. По своему детству. По своим старикам и по кошке Мурлин Мурло. И по друзьям, с которыми нас навсегда развела дама по имени Политика.
И в какой-то момент я услышала всплеск и поняла, что это упал с моего сердца тяжёлый камень. И ушёл на дно Даугавы.
Сразу стало легко и я осознала, что в эту секунду простила всех. Никакой обиды, ни на кого. Время давно уже всё расставило по своим местам, все осознали свои ошибки и покаялись, и только я этого не понимала. Камень мешал.

А потом, дома, я нашла их всех на фейсбуке. Сильвию, Сандру, Мариса, Криспаса и Арниса - всех. Они все живы и, судя по всему, благополучны. В Риге живёт только Сандра, остальных разметало по шенгену. У всех семьи, работа, друзья. Я не стала им писать - зачем ворошить былое? Я просто знаю теперь, что они живы и с ними всё в порядке. Пусть так и будет, они прекрасные.
И Рига прекрасна. И я счастлива, что вернулась к ней. Она мудрая, она всё мне объяснила и я простила её. И буду иногда к ней приезжать, потому что очень её люблю.

И ещё раз, Диана, огромное спасибо тебе за то, что отвезла нас тогда к дому. Ведь я бы не решилась. И продолжала жить с этим камнем.

А зачем я всё это написала? Чёрт меня знает. Поток сознания, желание выговориться. И ещё маленькая робкая надежда на то, что, может быть, хоть кто-нибудь, хоть один человек задумается о том, стоит ли плевать в спину друзей по прихоти дамы по имени Политика.
Это личное дело каждого, я не настаиваю и не поучаю, ни боже мой. Но жить с камнем на сердце очень тяжело, поверьте. Политики приходят и уходят. Стоит ли позволять им уносить с собой ваше счастье? Ведь иного-то потом может и не быть.


© yapritopala

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
asd
10.09.14 15:09

Я бы не простил.

 
Александр
10.09.14 15:47

Прекрасно понимаю автора. Родился в этом городе, при союзе и после часто приезжал. Самые светлые впечатления о городе и ужасные о том, что случилось после распада СССР. Национализм - не самое страшное, хуже, что сменились ценности. Куда бы не ткнулся, везде латы и латы (деньги). Главая ценность - деньги. Люди "испоганились" больше, чем в РФ. Хотите узнать, что будет у нас через поколение - езжайте в Ригу. Чисто, местами красиво, люди улыбаются, а внутри - гниль.

 
Залупа молодая
10.09.14 15:50

я бы тоже не простил.

 
dfs
10.09.14 16:17

Плачут от бессилья и признания собственного поражения.
А чтобы не плакать надо было или пизды своим "друзьям" заказать (сама баба маломощная, но могла бы русских друзей своих попросить выписать пизды друзьям латвийским за плевки)
или если русских друзей готовых на драку не было - просто мстить тихо - бить окна ночами, ссать на коврик у двери.

А по прошествии времени не ехать обратно и не тратить свои деньги во враждебной тебе стране.
Поехала бы лучше на байкал или в пресловутый крым.

А так утерлась чужими соплями, свои пустила, разревеоась и всех простила.
Вывод - пиздить еще, если слабохарактерная.

 
Вася
10.09.14 16:50

Национализм - это любовь к своей родине и народу, а не ненависть к другим.

 
Катерина
10.09.14 17:14

Это не национализм, а развал огромной страны, обнищание, одичание и социальное разделение. У меня было то же самое в абсолютно русском небольшом городе, где жили мои прабабушка и прадедушка. Я точно так же, как автор, в один момент из "своей" превратилась в "езжай отсюда в свою Москву, вы там черную икру бидонами жрете, а у нас тут последняя скорая помощь модель буханка сдохла".

 
Поцреот киллер
10.09.14 19:09

Так хули ты поползло туды ? Няшмаш, затокрымнаш - вот там и пускай слезы! Там кстати недобор по туристах - а ты шавка по гейропе шляешся! НКВД на тебя нету! Срочно ввести суды-тройки расстрельную статью за туризм по гейропе!

 
Ога
11.09.14 21:22

Тю. У меня тоже были друзья в Риге, со студенческих времен. Обнаружились в социальных сетях но на письма не ответили. Ну и хуй с ними, че у меня других дел нету?

 
Mashulja
17.09.14 21:26

Профессионалки, индивидуалки. Москва и СПб, доступные цены, красивые девушки.
================================================
СКОПИРОВАТЬ И ПЕРЕЙТИ: [   WWW.PUTANI.ML   ]
================================================

size 65Kb
 
Tatjana
20.09.14 22:26

Суперметод изучения английского языка! По Драгункину выучили инглиш многие людей! Попробуйте и Вы тоже.
================================================
СКОПИРОВАТЬ И ПЕРЕЙТИ: [   WWW.ENGLISHABC.MOPO3.RU   ]
================================================

size 92Kb
 


Последние посты:

Не бит, не крашен
Песни любящих сердец
Когда дунул в системник
Лоза vs БГ
57 лучших фотографий National Geographic за 2017 год
Квасок
Романтика жива!
Вы находитесь в Узбекистане, если...
Гламур по-тамбовски
- 15 признаков, что на улице мороз


Случайные посты:

Не злите продавцов
Грамарнаци негодуэ
Как ищут вторую половинку в Беларуси
Хаос на дорогах Великобритании: температура опустилась до -4С
11 цитат из женских журналов 100-летней давности
Секс ликбез для дам: глотать или не глотать?
Девушка дня
Филантроп
Холодные звонки
Я не нажимала!