Зеркало




03 октября, 2014

Климакс

- Водочки давай ёбни! Давай, давай – ёбни!
Анюта, не морщась, проглотила пол грязного стакана жуткой дряни – вместе с плававшими в ней крошками черного хлеба и какой-то масляной плёнкой. Выпучила глаза, держась за горло, басом выдохнула и попросила ещё. Грязная седовласая рука сунула ей под нос все тот же стакан. Ровно на два больших глотка. Выпила. Отдышалась.
- Не могу я больше, Петрович! Ну, честное слово – не могу! Отпусти ты меня, грешную, бес попутал!
Толстая некрасивая женщина в летах, слизывая с опухшего лица слёзы, полулежала на обтёрханном половике у ног плохо выбритого костлявого мужичонки. Её руки запястьями упирались в колени кавалера; пальцы, подрагивая сосисками в воздухе, брезгливо приподнялись над приспущенными грязными трусами ухмыляющегося – не то бомжа, не то – трёхнедельного запойного алкоголика. Мужик отпил из горла, утёрся и наклонился вперед, перегарно дыша в макушку рыдающей партнерши.
- Слышь. Ты соси давай, а то снова в ебло пропишу. Последний раз тебе осталось. Ща молофейку сглотнёшь и пойдешь домой. Ну, давай. Подымайся с пола, кому говорю! Разлеглась, бля!

Подвывая, Анюта неуклюже перевалилась, встав на колени, и придвинулась к промежности своего мучителя. Даже сквозь пелену слез, женщина видела каждую крошку перхоти, каждый слипшийся от грязи пучок волос. Ей казалось, она уже целую вечность смотрит в это царство человеческой неопрятности. Неопрятности – не то слово! Имя этому царству – Буйство гнуси!
Вони Анюта уже давно не чувствовала – с тех пор, как Петрович съездил ей по носу ребром костлявой ладони. Нос распух и сочился слизью, что женщина в сложившихся обстоятельствах воспринимала как благо: помимо всего прочего, кавалер не стеснял себя газами и выпускал их при каждом удобном случае. Но, все же, самым отвратительным – венцом Безобразия – был член Петровича. Анюта еще ни разу не смогла, даже про себя, назвать этот ужасный орган «членом». Даже слово «хуй» как-то не подходило к удивительно корёжной, оргомных размеров штуковине, обсыпанной белоголовыми гнойными прыщами в основаниях мокрых седых волос, местами уже вскрывшимися, с присохшей у лобка рыжей коркой – бог знает, от чего и когда здесь появившейся. То, что обычно называется головкой, имело жуткий пятнисто-синюшный окрас, источало мутноватую слизь, застывающую тут же корками, и запах. Запах! Это был первый повод для тесного знакомства с большим эмалированным тазом, заботливо приготовленным Петровичем.
Сейчас ей предстояло продолжить то, ради чего она сюда приехала, то, что сам Петрович называл «минэтом»… Или – «сэксом»… Похоже, он не улавливал особой разницы.

***

Жизнь у Анюты сложилась. По крайней мере, так, как у всех. Рано ушедший муж, двушка в хрущёбе, быстро повзрослевший сын, уехавший за северным рублем, да так и осевший там – на Полярном круге, обремененный семьёй и нехитрым бытом. Контора, опостылевший бабский коллектив – изо дня в день в течение тридцати с небольшим лет. Телевизор, газеты, соседка-собачница, редкие ухажёры и частые слезы в подушку. В общем, жизнь прожита не зря. Незаметно подвалил полтинник, и вот тут Анюта столкнулась с чем-то ранее ей незнакомым.
Началось все с очередной бессонницы, когда, вдоволь наплакавшись, Анюта решила попить чайку. Сидя на кухне в обществе одного лишь ворчащего чайника, женщина вдруг испытала необъяснимый прилив внизу живота, а потом толчок в голову. Всю ее так и обдало жаром.
Не очень понимая, что с ней происходит, Анюта, расхотев пить, вернулась в спальню и от нечего делать включила телевизор. Показывали какую-то эротическую программу: мускулистый мужик мощно насаживал на себя белокурую красавицу с огромной грудью. В общем – ничего особенного, но Анюта просто вся вспыхнула жаром изнутри, немедленно обильно потекла и, едва коснувшись себя, бурно с содроганием и нечеловеческими воплями кончила. Да так, что, очнувшись, стала ожидать прихода соседки, вероятно, подумавшей, что её подругу заживо расчленяет маньяк-убийца. В ту ночь, слава богу, ничего такого не произошло.
С тех пор Анюта потеряла разум. Любой, а точнее – каждый – мужчина, который попадал в её поле зрения, заставлял стареющую плоть генерировать невероятное количество похоти. Это чувствовали и мужики, и, что самое скверное, женщины, окружавшие Аню. За спиной шушукались, неприятно замолкали, когда она приходила утром, слегка припоздав, иногда открыто обижали. Так постепенно рассосались все друзья и подруги.
Попытка наладить какую-никакую интимную жизнь окончилась полным провалом, причиной чему – Анюта это хорошо понимала – были ее возраст и малопривлекательная внешность.
Так продолжалось почти два года. В один из сопливых бабских вечеров, когда была уже почата третья – на двоих – бутылка красненького, Анюта, не выдержав, рассказала все как на духу соседке-собачнице.
- А я-то думаю, что за ёбарь к тебе ходит, - сказала Верка и опрокинула бокал себе на юбку, - Ох, бля!, - покачиваясь, встала, стянула с себя промокший элемент одежды и направилась в ванную – застирывать. За шумом воды Анюта едва ловила Веркин бубнёж.
- …А он оказался волшебник, просто – волшебник, Ань! Я такого сроду не видела. Только я тебе не скажу ничего. Тебе самой надо все... Короче, он сам расскажет. Давать телефон-то? – соседка выглянула в коридор, так, чтобы ее увидели.
- Вер, а ты про кого вообще говоришь-то?
- Ну, у тебя же с мужиками проблемы? А тут не будет тебе никаких проблем. Время такое: на каждый спрос – свое предложение. И не дорого…

***

- Ало… Да, барышня – он самый!.. Да ты не стесняйся, думаешь, одна такая… Ну, так ёптыть!.. Ага… Да понял – не диот, ё… Значица так, чего скажу тебе. Эта. Гарантия пожизенная, поняла?.. Так. Пройдешь три процедуры. Деньги вперед… Ага – за три. Ровно три тыщи... Рублёв – да. В один день всё. Так? Перед процедурой не жрать. Бухать – боже упаси тебя, поняла?.. Сам налью, если чо. Да, и обратного хода нету. Это ты себе сразу уясни. А то ломаются потом – да я не то, да я не это, ёпт… Это я сразу пресекаю. Деньги уплочены – я безнэсмэн, ёпт, свою работу знаю… Больно будет, если ломаться начнешь – это тебе обещаю... Нет. Это – забудь. Это тебе не клиника-хуиника. Говорю ж – гарантия пожизненная. Выйдешь от меня как тока родилась… Дрочить перестанешь, не то что на мужиков смотреть… Кем? Лезбианкой? Тьфу, ёпт!.. Не, не было такого… Ну, если такая хуйня, от баб у меня соседка лечит – Нюра Иванна. Она эта – партнер мой по бизнэсу. К ней сходишь… Да. Ну так чо?.. Ага. Ну смотри – та неделя у меня расписана вся. Давай четырнадцатого тебя запишу… Чо?.. Ага – пишу… Так… Как, гриш, фамилиё? Да не – ничо, это я так… Ага… Ну пиши адрес теперь…

© НИЖД

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
...
03.10.14 17:14

На-ко хуй,потри-ка спинку...

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
4 причины, почему мужчины уходят от тебя
Реальные новостные заголовки из реальных СМИ. Топ 2017.
Следите за детьми!
На форумах молодых мам
Только после свадьбы
Горько!
Козел! Опять пришел!
Мгновенная карма. Лучшее за год


Случайные посты:

Мягкие игрушки, развивающие шизофрению
Секс ликбез для дам: глотать или не глотать?
Просто случаи с работы
Забавные\курьезные случаи в жизни
Юмор уровня /b/
Вдруг щука говорит ему человечьим голосом: Поцелуй меня
Как мой друг ребенка сбил
Как воспитывают суровых челябинских детей
На#уй так жить
Косплей по-русски