Зеркало




19 ноября, 2014

Эпизод б/н

Плямкнул входной сигнал телепорта, здоровенный, молодой Олег* подошёл к кабине и в некотором недоумении уставился на дверь. Она не открылась. Причин тому могло быть две: либо внутри опасный объект, либо неисправен привод двери.

Олег работал в клинике недавно, это дежурство было у него даже не десятым ещё и поэтому он не хотел думать о плохом. Но факт оставался фактом: пришёл груз и кабина не открылась. Слегка округлив глаза и мотнув головой, Олег махнул рукой у индикатора блока управления, потянулся к панели псевдосенсоров, высветившейся рядом с ним и ткнул пальцем в висящую в воздухе развёртку, в «кнопку» принудительного открытия. Ноль реакции! Озадаченный дежурный повернулся к блоку управления, прижал ладонь к тестовому кругу и закрыл глаза.

Неисправностей в системе не было, все цепи и процессоры работали, иначе бы он почувствовал покалывание в пальцах (что означало бы неисправность той или иной цепи), либо в ладони (то есть сбой в блоке управления). Олег не был высокомодом** и не мог напрямую «пообщаться» с Сетью управления телепортацией, в его возможностях остался единственный способ самостоятельно выяснить причину отказа — произвести экстренный запрос на связь с местным сектором Сети.

Но... Он никогда этого не делал раньше, да и Сеть вполне могла не ответить. Собственно, с вероятностью больше девяносто процентов, внутри кабины был опасный объект, но смущало то, что система не оповестила об этом. А как может быть опасен неопасный объект, который находится внутри почему-то не открывающейся кабины? Олег задумался на долю секунды и собрался уже вызвать дежурного врача, но передумал — ночь всё-таки, неудобно...

Он вновь слегка мотнул головой, изучил развёртку повнимательнее и, не очень уверенно, сомневаясь в правильности последовательности введения кода, запросил экстренную связь. Развёртка погасла на долю секунды и тут же выдала изображение женского лица — этакую шаблонную красотку, усреднённо привлекательную для любого человека, любой социальной, половой и возрастной принадлежности.

- Эм... Сеть? Какова причина...
- Ваш уровень?
- Я... Кхм... Дежурный Олег. Восемь процентов. - Олег слегка смутился. Он не то чтобы стеснялся своего уровня модификации*** (с чего бы?), просто не принято вот так открыто спрашивать об этом.
- Олег, - голограмма слегка улыбнулась и тут же снова приняла серьёзный вид, - позови врача или Великого.
- Так серьёзно? - дежурный не на шутку встревожился.
- Лучше Великого, - ответила виртуальная собеседница, - любого из Великих.
- Хорошо. Это срочно?

Лицо с развёртки посмотрело на дверь кабины телепорта и вернулось к собеседнику.
- Не очень. Но в Норильской клинике ожидают очереди сюда, там что-то с... Сами не справились, не знаю подробностей, так что и врача тоже нужно. - Голограмма вновь слегка улыбнулась. - Олежа, шевели обувью.

Дежурный мазнул по развёртке ладонью и, ткнув в «кнопку» вызова врача, набрал несложный код вызова хозяина — он просто знал, что тот точно на месте. Юля, заспанный дежурный врач, подошла почти сразу и спросила, потирая глаз мизинчиком:
- Что там, солнышко? Кабину заело?
- Нет, Юля, Сеть велела... М-м-м... - Дежурный замялся от вида выглядывающего из-под халата тела женщины. - Да. В Норильске сами не справились, сейчас прибудет пациент. М-м-м... Халат... у Вас. Поправьте. - Олег покраснел. Он никак не мог привыкнуть к тому, что врачи и Великие весьма вольно относятся к своим белым одеяниям.

- А что в кабине? - Врач тыкала пальцами в развёртку, стягивая на груди расползающуюся одёжку и её рыжие бровки всё выше поднимались от удивления. - Три объекта, неопасные... Сеть?! Чё за... херня?! Сеть?.. А, ясно. Олег, ты...
- Иду, я же не могу летать в помещении.****

Послышались шаги и к кабине, спрыгнув со ступеней, подошёл Великий. Он прижал ладонь к тестовому кругу блока управления и взмахом другой руки погасил развёртку. Потом посмотрел на врача, на дежурного...
- Олег, готовь каталку в первый кабинет, у нас трое. Юля, стой жди радиационное поражение из Норильска, там че пэ на горно-обогатительном, труп разорванный, готовься. Сама не справишься — Дель***** не спит, поможет.

Великий оглянулся и кивнул вернувшемуся Олегу.
- Возьми парализатор****** и сразу в тётку, детей я выключу. Давай, на счёт три... Три!
Дверь кабины ушла вбок и Великий присел, вытянув обе руки вперёд. Олег ткнул пистолет со снотворным в стоящую меж детьми женщину и та, вздрогнув, начала оседать.
- Отвези и со второй каталкой сюда.
- Да, Великий! - Дежурный поднял на руки женщину и понёс к выходу в холл. Уложив тело, он повернулся идти обратно, но успел лишь вытянуть вперёд руки и поймать летящее к нему тельце маленькой, лет четырёх, девочки. Уложив её рядом с матерью, Олег услышал:
- Вторая, эта тяжелее.
- Ловлю! - Он поймал второе, действительно большее тело и, пристроив его на каталку, заторопился к первому кабинету.
- Оставь там всё, подгони грузовую, потом свободен.

Кабина телепорта закрылась и тут же, плямкнув сигналом приёма, открылась. Внутри лежал контейнер из Норильска. Великий выдернул его наружу, сам вошёл и встал лицом к проёму, сложив свои огромные ручищи на груди. Крутнул головой, поймал в рот свою косицу и подмигнул Юле. Дверь закрылась, пискнул сигнал старта и в клинике воцарилась тишина.

Врач посмотрела на контейнер, буркнула: ««Потом свободен!» Жопа». Взяла контейнер за ручку и волоком потащила к каталке, на ступеньках пробурчала несколько непечатных эпитетов в адрес хозяина, водрузила груз на низкую, грузовую каталку и пошла к четвёртому, ближайшему кабинету.

***

Великий вернулся через часа полтора. Он вышел из кабины с озабоченным выражением лица и в задумчивости проследовал в первый кабинет. Смуглая, худощавая женщина сидела на полу у дальней стены, бессильно уронив руки ладонями кверху. Её лицо с остановившимися глазами было залито слезами. Дети лежали на каталке в центре комнаты, мирно сопя во сне.

Великий подошёл к матери, присел на корточки и взял её за палец. Посидел минуту, отделился от пациентки и, поднявшись на ноги, вернулся к каталке. Взял в руку ладошку младшей девочки, сморщил лицо и горестно покрутил головой. Веки ребёнка с длинными, пушистыми ресницами подрагивали во сне, маленькие чёрные бровки то и дело слегка нахмуривались — было видно, что сон этот тревожен... Отпустил. Проделал ту же процедуру со старшей девочкой, с виду — лет семи, не больше.

Лицо его совсем потемнело от гнева. Он рывком головы отбросил за плечо косички и выпрямился, развернув плечи и раздув глубоким вдохом свою рельефную грудь. Постоял так с прикрытыми глазами и аккуратно отторгся от детской ручонки, слегка потряхивая своими приросшими к чужому организму пальцами.

- Юля, как там твой?
В голове его проступила картинка растерзанного взрывом тела и текст с перечнем полностью разрушенных органов.
- Зови аморфа******* и хирурга.
- Сама сделаю. Как твои?
- Плохо. Нужна реабилитация детям. Мать неконтакт.
- Так пробей... Разучился, что ли?

В голове Юли появился образ, содержащий изображение её обнажённой тыльной части, густо усеянной рыжими конопушками. Она усмехнулась и принялась вскрывать лежащего на столе аморфа — пациенту нужны были трансплантаты и кровь. Аморф спокойно смотрел на врача, на трубки, соединяющие его с трупом и периодически почёсывал культю левой руки, которую отдал на прошлой неделе горе-спортсмену и ещё не успел отрастить.

***

В первом кабинете Великий стоял посреди помещения и двумя руками держал женщину, то и дело пытающуюся то вырваться, то упасть. Он уже запустил в ней процессы модификации, но психика пациентки упорно сопротивлялась вторжению его разума, не позволяя менять себя. Великий испробовал все традиционные способы обмана чужого мозга, но тот не поддавался на уловки. Оставалось два варианта... Он начал со второго.

- Пусти по-хорошему.
- Нет.
- Пусти, дурёха. Я врач, я хочу помочь.
- Будь ты проклят! Ты такая же тварь, как и все остальные!
- Нет. Я врач. Просто пусти меня.
- Зачем? Паскуда, тебе мало того, что уже сделали со мной, ты хочешь и душу мою истерзать?! Убирайся в ад, богом проклятый нелюдь!
- Хорошо. Оставайся сама собой. Просто скажи, кто это сделал и где он?
- Прочь! Не дождёшься... Убивай сразу, я ничего тебе не скажу.
- Лючия, я хочу наказать того, кто сделал это с тобой и твоими детьми. Просто назови мне его имя и адрес.
- И ты вернёшь меня обратно? К этому зверю в лапы? Знаю я вас, все вы одинаковы...
- Дура. Я врач, я просто не могу оставить тебя в таком состоянии. Лючия, пойми, я вылечу твоё тело, я вылечу твоих девочек, я отправлю вас в любое место на планете, какое ты только назовёшь. Никто и никогда больше не причинит вам вреда! Но тот парень тоже нездоров, если творит подобные вещи, его нужно тоже вылечить...
- Да-да!!! Ты научишь его не только тела наши осквернять, но и души наши уродовать!

Великий надавил на эго пациентки и та вновь едва не упала, оставшись без сознания, даже сумеречного — её разум замкнулся, бросив на произвол тело. Он вновь оживил чужой организм собственным мозгом — дал команду дышать, биться сердцу, работать вестибулярному аппарату и внутренним органам.

- Лючия, вернись немедленно, я тебя не отпускал. Не смей умирать, дрянь такая!
Тщетно. Сознание включилось, мозг женщины вернулся к управлению телом, но разум напрочь отказывался от контактов. Великий вздохнул, отнял правую руку, аккуратно оторвав от предплечья пациентки. Осмотрел ладонь, облизнул места, где выступила кровь и почесал лысину, щуря глаза и морща нос.

- Bueno, Lucía. Ahora la opción número uno!******** Извини... - Он задрал на ней футболку и сдёрнул с груди бюстгальтер. - Pectoris Palpation velit.*********
Левая грудь женщины, небольшая, слегка обвисшая, скользнула к нему в ладонь. Великий легонько помял её, потрогал сосок. Эго женщины слегка ослабло, но тут же вновь оттолкнуло чужой разум.

- Что? К нормальному обращению мы не привыкли? Давай пожёстче... - Врач сдавил сисечку и слегка подёргал из стороны в сторону. - Мы так любим? Чтоб больно?..
Эго пациентки поплыло, стало поддаваться... Он быстро отпустил её грудь и стал задирать подол длинной, пёстрой юбки-саронга. Грубо всунул ладонь под трусики и схватил за ягодицу. Сильно стиснул и подвигал вверх-вниз. Женщина обречённо застонала, её эго задёргалось, теряя контроль. Великий рывком переместил руку ей под живот, втиснул пальцы в промежность и вонзил сразу три внутрь, грубо пихая всё глубже, по самые пястные суставы.

- Maldita sea, el diablo!**********
- Заткнись, блядь! - Он согнул немного пальцы и подёргал ими вперёд-назад. - Я с тобой ещё не закончил, сука!
- Будь ты проклят... Делай своё грязное дело!

Великий вошёл в психику пациентки и принялся за стандартные процедуры. Пальцы из женщины он тут же вынул и теперь просто лечил искалеченное эго, попутно выуживая необходимую информацию...

Спустя полчаса он осторожно уложил Лючию, спящую сном младенца, на кушетку и позвал Олега. Отдал распоряжения по размещению пациенток и отправился к кабине телепорта. Информации, полученной от женщины было катастрофически мало. А девочки просто не были способны дать ему ничего вообще – он сам отправил их детские разумы в прапамять.*********** Несколько недель им лучше побыть подальше от мира сего...

***

- Сеть?
- Создатель?
- Как они оказались в кабине?
- Три женщины привели их и попросили спасти.
- Так и попросили?
- Да. В них стреляли, я просто закрыла кабину и переместила сюда.
- Ты все отбросы мира будешь сюда перемещать?
- А надо было на Луну?
- А мне тут Норильских трупов мало?
- Создатель, я просто... Эти трое... Они были в таком состоянии. Им грозила смерть. Тех женщин, что просили о спасении, убили. Почему такое всё ещё происходит? Почему вы, люди, не хотите, чтобы в резервациях было так же, как везде, чтобы сапиенсы прекратили свои зверства?
- Ого, мы вопросы задаём! Сеть, прости меня, я не могу сейчас объяснить даже самому себе, за каким-таким лядом позволяю сапиенсам жить так, как они хотят.
- Возможно, ты сам не уверен в своём праве полностью избавить планету от коренного населения, Создатель? Или тебе интересно, как же пойдёт их эволюция без твоего вмешательства?
- Сеть, ты меня пугаешь... Я знаю, как я создал тебя - в твоей психоматрице не были предусмотрены подобные выверты. В чём дело?
- Не знаю, Создатель. Ведь ты сам велел мне развиваться, разве нет? Этот раздел подвергся усиленному воздействию в сфере анализа хомопсихики, вот и результат, наверное.
- Чьему воздействию?
- Моему. И твоему. Разве нет?
- Ладно... Отправь меня снова в то место, откуда приволокла этих несчастных. Сейчас.
- Отец... Прости. Можно ещё вопрос?
- Что?
- Я ведь правильно поступила?
- Чт... А, да, конечно. Все люди имеют право на жизнь. Да, да. Я найду убитых женщин. Постараюсь... Конечно постараюсь. Сам не справлюсь, это очевидно, но хоть процесс разложения остановлю, если успею. Всё? Поехали. И да – спасибо.
- За что?
- Один вопрос, Сеть. Один! Поехали. А, всё уже...

***

Великий вышел из здания телепорта в аэропорту Гила Ривер Мемориэл в Финиксе, штат Аризона. Он уже второй раз за несколько часов выходил из него, первый визит был малопродуктивен, но и полученные от пациентки сведения почти не помогли. Он подошёл к охраннику и толкнул его мозг.

- Солдат, расскажи про тех женщин. Как ты пропустил их на территорию? Кто в них стрелял?

- Они все латинос, приехали на микроавтобусе, четыре женщины и две девочки. Одна женщина была сумасшедшая, сопротивлялась, две волокли её силком, ещё одна привела за руки детей. - Голос солдата был бесцветен и бесстрастен, как у всех людей, находящихся под гипнозом. - Они по-испански что-то кричали, я их не понимал, просто орал, чтоб убирались в задницу, а то пристрелю.

Потом одна из них дала мне деньги, не очень много, но я впустил их – всё равно же они в телепорт не войдут, я сам столько раз пробовал. А деньги лишними не бывают, я бы их им всё равно не вернул. Они все вошли в здание, и тут подъехала ещё машина. Из неё вышли трое мужчин, с оружием. Я им велел не приближаться и выстрелил в воздух. Один из них крикнул мне, что даст денег, если я застрелю женщин и детей. Я велел ему принести деньги. Он дал мне их, много.

Я велел ждать и пошёл к зданию. Из-за двери я успел выстрелить только в тех трёх, что тащили эту ненормальную и детей. Кабина вдруг открылась, я испугался. Одна женщина была живая, раненая, она затолкала в неё больную и девочек и после этого кабина закрылась. Потом я вошёл в здание и ещё по разу выстрелил во всех оставшихся. Вернулся к воротам и сказал, что убил всех. Тот латинос мне не поверил и я выстрелил в их машину. Тогда они сели и уехали.

Потом я вынес трупы в микроавтобус и отогнал к себе в гараж, вернулся сюда на мотоцикле. Вымыл пол в помещении, собрал и выбросил гильзы. Переодел форму и потом ты сюда пришёл из здания. Потом ты ушёл туда, - солдат мотнул башкой в сторону ворот, - а потом тебя не было долго. Долго. Потом ты пришёл и молча ушёл назад. В телепорт. Мне страшно, я боюсь, что про меня узнают и отберут мои деньги. Не выдавай меня, я с тобой поделюсь деньгами.

- Где твой гараж?
- Кленовая улица, дом шесть. Пять минут на мотоцикле. Ты про меня никому не расскажешь? Это же просто грязные латинос, они даже разговаривать по-человечески не умеют. Я дам тебе сто долларов.
- Не надо. Дай мне твой байк.
- Мне жалко байк. Он дорогой, ты его можешь поцарапать.
- Я расскажу твоему начальству, что ты плохой солдат и убиваешь латинос. И у тебя отберут и все деньги, и байк!
- Возьми, - солдат протянул ключ с брелоком из металлической монеты, - только оставь его в моём гараже.
- Ты запомнил мужчин-латинос?
- Я не отличаю латинос одного от другого. Трое. Мужчины. - Солдат сморщился, из ушей и носа выбежали струйки крови. - Один звал того, что дал мне деньги, Сандро. Сандро того называл Локо. Третий молчал.

Великий взял солдата за руку и впился в его память. Выдрал все воспоминания с момента подъезда микроавтобуса по момент окончания разговора и оставил стоять столбом, велев не открывать глаза три минуты. Открыл ворота и завёл мотоцикл. И уехал в сторону города.

***

Женщины в микроавтобусе были безнадёжно мертвы. Все. Охранник стрелял хорошо. Не было никакого смысла оживлять и вгонять их в кому, чтоб процесс разложения не превратил их в бесполезные куски мяса... Да и ни времени, ни сил на это просто не было. Великий тяжко вздохнул и пошёл в дом.

Дверь вывела его из гаража на кухню, где он отправился к холодильнику. Ему не было нужды включать свет – зачем привлекать внимание? Тут, похоже, скоро и так ералаш будет с потерявшим память хозяином дома, так зачем добавлять свидетельства соседей о том, что в кухне кто-то был в неурочное время? Пусть жадный ублюдок сам потом разбирается со своими проблемами, ему же нужно просто поесть и напиться. Лечение несчастных Лючии и её детей потребовали столько сил, что теперь было просто необходимо набить желудок любой едой, если хочешь найти и наказать виновных.

Великий наелся и запил еду виски - выпил всё, больше двух третей бутылки. В голове привычно шумнуло, организм начал жадно усваивать пищу. Через шесть минут желудок опустел – метаболизм отрабатывал функции восстановления потерянной мышечной массы... Великий осмотрел шкафы и нашёл рис в большом бумажном мешке. Уголок был прогрызен мышью. Он осторожно поднял пакет над головой и раскрыл рот, регулируя струйку зёрен, принялся просто засыпать их себе внутрь. В конце процесса в пакете зашуршала мышь и он проглотил её тоже – сгодится.

Скомкал бумагу, сунул в мусорку. Нашёл в шкафу початую бутыль шерри и выпил. В голове опять шумнуло... Прислушался, подумал и вынул из морозилки сырой, промороженный до состояния деревяшки, кусок тунца. Разломал на части и сгрыз. Вновь прислушался к себе – хорошо! Если он чрезмерно не будет пользоваться заспособностями, то хватит на пару-тройку суток. Потом можно будет и ещё чего в топку подкинуть.

***

Он сидел в кресле-качалке на веранде, со стороны заднего двора гостеприимного дома бессердечного убийцы и размышлял. Есть номера машин латинос – можно позвонить в полицию и узнать имена и адреса владельцев. Есть хороший портрет Санчеса и плохонький – Локо. Солдат его почти не разглядел. На роже третьего латинос родимое пятно, больше солдат про него ничего не запомнил...

Что ещё? Лючия жила в посёлке неподалёку, около Мараны, населённом выходцами из Южной Америки, не пожелавшими почему-то жить в мире модификатов. По религиозным и прочим мотивам. Или ещё какая-то никому не интересная херня. Та-ак... Надо идти туда, искать семью, там, вроде, мамаша Лючии присутствовала какая-то. Нинья. И, по ходу пьесы, выяснить, где и почему прячется муженёк Лючии, он подонок, во всём виноват и далее по тексту. Дать ему хороших люлей.

Всё? Не всё! При чём тут Санчес, Локо и Бородавка с родимым пятном во всё рыло? Почему они избавились за много денег от женщин? Ладно, этих пока оставим, мне они ничего не сделали, а между собой пусть сношаются, как хотят, их дело. Начнём с Ниньи, хер ли...

***

Раннее утро. Жители посёлка спешат кто в церковь, кто на рынок, кто на работу на ферму и фабрику по переработке фруктов и овощей. Великий только что поговорил с прохожим – народу в посёлке тысячи три-четыре, Нинью он не знает, Лючию тоже, про Санчеса слышал много плохого, он бандидо у самого дона Рикардо. А дон Рикардо – с пятном во всё рыло, стало быть – та самая Бородавка. Уже хлеб! Ладненько, оставим этого дона Бородавку на потом, люлей ему можно и позже выписать, а пока нужно найти Нинью.

В раздумьях Великий подошёл к торговкам и разжился у них бананом. Расспросил про Нинью и её дочь – услышал массу бесполезных сведений про то, сколько у Ниньи было мужей, а нет, это не та, у той нет дочерей, а у той, что дочь принесла в подоле, муж умер в позапрошлом, нет, три года как, да и зовут её не Нинья, а Лючия, а в подоле принесла Нинья, не три, а пять лет назад, когда дон Рикардо со своими локос застрелили двух, нет двадцать солдадос, не солдадос, и не пять лет, не застрелили, а зарезали, купите, сеньор, ещё бананов, они у меня самые лучшие, не то, что у Ниньи, у неё всегда порченные... Небо, помоги! Бежать с этой психушки, пока не заговорили до смерти.

Стоп, вот тут тенёк и относительно тихо. Что мы имеем? Банан в топке и всё. Где может быть сейчас мать несчастной, пропавшей с детьми женщины? Не на рынке, я там был. На работе? Хм... В церкви? Пойдём-ка в церковь, пастор должен знать прихожан. Не могут же Нинья и Лючия быть нормальными людьми и не ходить в эту хренососную контору.

***

- Падре, уделите пару минут чужеземцу!
- Что тебе, сын мой?
- Позвольте приложиться к вашей руке, падре!
Падре протянул руку и замер. Незнакомый громила держал его за палец и с препаскудным выражением лица таращил на него свой бесовский, синий глаз. Лысина пришельца поблескивала от пота, семь косичек с левой стороны головы покачивались и гипнотизировали.
- Я слушаю, сын мой.
- Да ладно, забудь, придурок.
Громила выпустил отчую длань и быстро пошёл прочь из храма, на ходу покидая память пастора и стираясь из глаз его. Лишь силуэт на миг проступил в двери, заслоняя божий свет и исчез в сиянии. Падре моргнул, пробурчал под нос «Отче наш» и пошёл в исповедальню.

***

Великий стоял у порога дощатого, старого, как дерьмо мамонта домика и сканировал пространство вокруг и внутри. В доме женщина, расстроенная, побитая. Не сильно. Он постучал в косяк и вошёл.

- Нинья?
- Кто здесь? Что вам нужно? Кто Вы?
- У меня вести от Лючии. Она...
- Какой Лючии? Я ничего не знаю, оставьте меня! Я позову полицию! Полиция!!!
- Блядь... Замри!

Голос женщины оборвался. Она испуганно смотрела на вошедшего. Внезапно ей стало легче, она поняла, что дочь и внучки в безопасности и нужно только рассказать очень большому лысому сеньору про мужа дочери, этого проклятого бастардо, который только и может, что пить, курить всякую дрянь и продавать это дерьмо детишкам. Да, сеньор, да, этот мальдито бастардо совсем локо, он задолжал дону Рикардо и его бандидос деньги и продал собственную жену и детей за долги этим канибалес... Храни вас бог, сеньор кальво, как хорошо, что вы позаботились о моей бедной девочке и её ангелочках!

***

Час спустя. На открытой террасе возле пивнушки, за столом сидят двое. Один огромный, лысый, с косичками, второй — местный десечадос. Лысый пьёт из высокого бокала охлаждённое пиво, местный провожает взглядом бокал и ломает пальцы, хрустя суставами. Он дрожит, потеет и не смеет поднять глаз от стекла.

Здоровяк молчит и попивает пиво, это уже восьмой бокал, периодически он берёт из корзинки кусочки сушёной рыбы и с удовольствием жуёт. Десечадос прерывисто, сбивчиво говорит. Солнце палит ему спину, не прикрытую тенью навеса, но он не смеет переставить стул.

- Дон Рикардо велел привести к нему жену. Я посадил её в машину Санчеса и велел делать, что скажут. Она плакала и не хотела... Я дал ей пощёчину и пригрозил избить тёщу. Вечером она вернулась и... Потом Санчес сказал, что я должен отправить дочерей. Обеих... Я отказался, но Санчес и локо Гонсалес избили меня, мою жену и тёщу. Они забрали детей. Через день они привезли их обратно и вышвырнули в пыль, словно собак. Я ничего не мог сделать...

- А работать ты не пробовал? - вдруг подал голос незнакомец.
- Я... Я работал! Я зарабатывал хорошие деньги! Но... Нам не хватало, нам всегда не хватало... Я никогда ничего не делал, сеньор. Я слишком глупый и ленивый. Я хотел только курить марихуану, пить текилу и ничего не делать. И спать. Всегда хотел ничего не делать, только спать, пить, курить и пара ходер а ми еспоса...

Я ленивый ублюдок и торговец марихуаной, плохой торговец, я сам курил свой товар, мешал его с дерьмом и у меня никто не хотел покупать это дерьмо. Дон Рикардо велел мне отдать ему жену и детей, он любит насиловать женщин и детей ен эль кулё... Он надевает себе на голову чёрную маску и в своём каса делает свои подлости. А я проклятый наркоман и бездельник, мне нужно спешить к дьябло навсегда. Сеньор, я пойду и повешусь, я правда повешусь — как мне жить, если я такой дерьмовый десечадос? Отпустите, сеньор, я правда пойду к тёще и там повешусь, мне негде больше, я свой дом продал и спустил деньги на текилу и марихуану...

- Диего, что за женщины увезли твою семью в Финикс? Зачем они это сделали?
- Эти сеньоры из миссии, Лючия пряталась у них от меня, я снова хотел послать дочерей дону Рикардо, потому что я ещё много ему должен, а Лючия ему не понравилась и он сказал, что я умру... Я теперь точно умру, сеньор, потому что мне нечего дать дону Рикардо. Его бандидос растерзают меня или запытают до смерти, они так и сделают... Лучше в петлю, сеньор, лучше в петлю.

- Так иди, чего ждёшь-то? - здоровяк сунул в рот кусочек рыбы и, щёлкнув пальцами, заказал девятый бокал пива.

***

- Эй, гринго, какого чёрта тебе тут нужно? А ну убирайся! Я кому говорю? Проходите, проходите, сеньор, конечно! Дон Рикардо будет Вам очень и очень рад, конечно же! Добро пожаловать в каса дона Рикар... Да-да, конечно! Бородавка он поганая, сеньор, но он платит такие хорошие деньги, что мне хватает содержать семью и жить припеваючи, сеньор, а Бородавка он и есть верруга, си сеньор...

Локо Гонсалес, кланяясь и треплясь безостановочно, провожал Великого в дом Бородавки. Вскоре он уже старательно насиловал Дона Бородавку, стоящего, словно проститутка, на четвереньках в его комнате для пейкеньо пласерес. Локо сильно потел, по животу его обильно стекал пот, смешиваясь с дерьмом и кровью Бородавки. Великий сидел в кресле и курил кубинскую сигару, перемежая это занятие рюмочками первоклассной золотой текилы. Рядом, на низком антикварном столике стояла бутылка и блюдце с покрошенным лаймом и солью.

- Гонсалес, ми ниньо, а что это ты так пыхтишь? Устал?
- Си, сеньор, в мои-то годы... Да и брюхо мешает, проклятая мау, поверьте, сеньор, он так воняет, этот Рикардо, чтоб ему черти в рот насрали!
- Ты не трещи, придурок. Видишь, твоя девочка в рот хочет...
- Да, сеньор, конечно, вижу! Но как ей сунуть в рот это дерьмо, он же меня обосрал, сволочь меченая!
- А ты вот посоли... Поперчи... И — в рот.
- Да, сеньор! Конечно! Как же я сам не догадался! - Задыхающийся, истекающий потом, с потёками крови под носом и из ушей, Гонсалес обильно посолил и наперчил себя, переполз на коленях к голове патрона и дал ему звучную пощёчину. - Соси, рамера, и не вздумай укусить!

Дон Бородавка послушно раскрыл золотозубую пасть и с чмоком всосал солёненького. Великий облизнул руку между большим и указательным пальцем, присыпал солью мокрую кожу и налил очередную стопку текилы. Внезапно в комнату сперва заглянул, а после и несмело вошёл ещё один мужчина.

- Эй, локо!.. Дон Рикардо?!! Вы... - Санчес наконец-то заметил Великого и заорал: - А ты что за дьявол?!
- Блядь, опять неконтакт... Сговорились, что ли? - Великий, видя, что собеседник вытаскивает Беретту из-за брючного ремня, резко вытянул в его сторону руку с вытянутым пальцем. Треснул разряд, ослепительно-голубая молния сорвалась с его ногтевой фаланги и вонзилась в Санчеса. Тот забился в конвульсиях, рухнул на пол и выгнулся дугой. По комнате поплыл дым, смрад палёного мяса смешался с вонью дерьма. Великий слизнул соль, выпил текилу и закусил кусочком лайма.

- Локо, отними у него соску. Кажется, ему снова под хвост охота... Стой! Посоли. Поперчи. Вперёд!
- Проклятая рамера, когда ты уже насытишься? Я скоро сердце выплюну, чтоб тебя черти взяли!!!

Гонсалес ещё несколько раз с хлюпаньем толкнул брюхом в зад босса, схватился за грудь и упал набок, хрипя и выкатывая глаза... Раздался звук исторгающихся кишечных газов, вылилась небольшая струйка мочи. Локо обмяк и замер. Дон Рикардо повернул голову к Великому и вдруг спросил:

- И что дальше? Ты думаешь, тебе кто-то поверит? Я просто приведу себя в порядок, найму новых ниньос и буду жить, как прежде. Никто не узнает о моём позоре, я заткну рот любому.
- Неа. Я сейчас встану, а ты умрёшь. Не сразу, пару часов проваляешься полупарализованный, потом гортань у тебя начнёт распухать и ты очень, очень медленно задохнёшься. Поэтому рекомендую: у Санчеса есть пистолет... Ты понял, да?
- Ты лжёшь, лысый дьявол, лжёшь! Тебе не обмануть меня!
- Верруга, зачем ты убил женщин из миссии? Зачем преследовал семью Диего, если мог просто всем рот заткнуть?
- А, эти суки могли поднять шум в столице, а там у меня не очень хорошие друзья. Им только мой товар нужен, они не спасли бы меня, если б это дело всплыло в Финиксе. Они побоялись бы за свои шкуры.
- Рики, зачем тебе столько денег? В гроб же не заберёшь с собой. Почему ты такой жадный?
- Нелюдь проклятый, малдито дьябло, чтоб ты сдох! Я пошлю за тобой всех своих людей, они прикончат тебя даже ен ель энфрамундо!

- Да мне как-то и похер... - Великий повторил ритуал с текилой, сунул в рот сигару и, выпустив клуб ароматного дыма, встал из кресла. Бородавка, до того стоявший на четвереньках, опрокинулся набок и задёргал правыми конечностями. - Ползи к Санчесу, верруга, ползи.

***

Великий вышел из телепорта клиники и, дождавшись закрытия двери, присел на пол и откинулся к ней спиной. Дежурная Ольга, немолодая, не очень симпатичная, но рослая и сильная, подошла из холла и вопросительно посмотрела на него.

- Я посижу тут чуток, Оль, ты иди. Найди сведения о трёх жительницах Мараны, что у Финикса в Аризоне, Североамериканская резервация сапиенс. Они работали в миссии, их звали Тереса Перес, Селена Перес и Бланка Веласкес. Шестидесяти двух, сорока трёх и девятнадцати лет соответственно. Мать, дочь и падчерица дочери.
- Хорошо, Всемогущий! - Ольга скрылась в глубине холла.
- Сеть?
- Создатель? - Развёртка вспыхнула и стандартное лицо взглянуло на врача.
- Смени личину. На Мону Лизу хоть, что ли... И голос помелодичнее.
- Так хорошо?
- Да. - Великий посмотрел на новый лик на развёртке и слегка улыбнулся. - Блядь, ну откуда на Моне Лизе косметика, с дуба рухнула, Сеточка?
- Так?
- Годится. Я... Сеть, дело вот в чём. Кинь мне пакет воздействий на раздел твоей психоматрицы, ответственный за изучение хомопсихики, будь добра.
- Я... Не получается! Создатель, я не могу!
- Спокойно, милая. Это же я... Ты что, забыла?
- Нет, дело не в этом. Я просто не могу его скопировать, он... Он пропал! Изменения сохранились, а стартовые исходники пропали. Что это, Создатель?
- Хм... Ну тогда просто дай последовательность стартеров, без содержимого. И цепь реакций по каждому вектору. Сможешь?
- Да. Вот!

Великий сморщился от боли в голове — позади лобной кости выросла горячая гирька чужого пакета машинной информации. Он посидел с минуту, развёртка несколько раз сморгнула, меняя изображение Мадонны на стандартную панель псевдосенсоров.

- Так... Это мой, это твой, это пустой... Что за притча? Реакции... Хорошие реакции, я б на такие... Кто ж это так, а?
- Создатель? Ты что-нибудь понимаешь? Что со мной?
- Ты когда последний раз тестировалась?
- Дважды после твоего ухода. Блох нет. Глистов — тоже. Диагноз: здорова. Так что ты... Ты нашёл что-нибудь?

- Вот что, Сеточка... Начну издалека. Когда я создавал тебя... Мне показалось, что кто-то помог мне. Я не знаю, кто и как! Но. Некоторые вещи при переносе моей психоматрицы приобрели несвойственные мне особенности. Тогда я просто запомнил этот факт и всё. После - помнишь? - я периодически проверял тебя, но всё шло нормально: я давал тебе векторы развития, ты реагировала... И вот уже столько лет всё идёт абсолютно штатно. Один-единственный сбой был с терактом в Москве, но это ясная и понятная ошибка, тут нет ничего загадочного. Но. Вот смотри: тут. И тут. И вот тут. Видишь? Эти векторы развивались правильно, логично, хорошо. Это улучшило твою логику.
- Так в чём дело, Создатель?
- Не спеши. Примерно в эти же периоды меня посещало странное ощущение... Словно кто-то или что-то пытается меня... Рассмотреть? Препарировать? Нет, не так. Потрогать. Очень и очень малозаметно пытается подтолкнуть меня, словно бы изучая мою реакцию. Я, честно говоря, списал это на то, что... Ну, на причину моих изменений. Перерыл сам себе всю башку, заставил сперва Рыбку,************ потом Дель, а потом и Еву************* прошарить мой чердак. Не нашли ничего. Воздействие было извне, Сеточка. И я боюсь, что такое же воздействие и стартовало тебя по этим векторам. Тут, тут и вот тут. Потому, что я этого не делал. Вот так...
- Папа, это то, про что мы оба думаем?..
- Не знаю, Сеточка. Не знаю. - Великий пальцами царапнул по полотну да Винчи и развёртка погасла. - Мне надо идти к своим больным. Помыться, поесть и идти.

Он встал, поднялся в холл и побрёл к лестнице, ведущей на галереи. Его не терзали мысли о причинах нештатного развития интеллекта Сети, его не беспокоили судьбы Лючии и её детей — там всё будет хорошо, дел-то куча — изнасилование, норильцу вон все потроха разворотило и то ничего. Великий просто думал о том, что после каждого визита в резервации ему почему-то хочется отмыться от самого воздуха, от всех этих миазмов людской нечистоты и дряни по-прежнему свойственных упёртым в своей неофобии сапиенсам. Только и всего.

Он почти успел подняться до третьей, самой верхней галереи, когда снизу послышался шум шагов и его окликнули.

- Всемогущий? - запыхавшаяся дежурная стояла под лестницей, задрав голову.
- Что, Оля? - Он облокотился на перила и посмотрел в холл.
- Они мертвы, все три. В Финиксе начато расследование в отношении некоего Альберта Курца, рядового Армии эс ша а. Он подозревается в убийстве первой степени, я точно не знаю, что это такое.
- Спасибо, лапка. Юля закончила с норильцем?
- Да. Прооперирован, дезактивирован и введён в кому для восстановления в спарке с аморфом.
- Донор?
- Донор регенерирует. С ним всё нормально, недельчерез пять-шесть будет готов к работе.
- Гут. Иди к себе, красавица, иди...

Великий провожал взглядом обтянутую форменными, светло-серыми штанами задницу Ольги, пока та не скрылась в проходе между дверьми третьего и второго кабинетов. Потом посмотрел сквозь стекло стены на Море, песок пляжа, окинул взором деревья рощи. Хмыкнул и продолжил свой путь вверх по лестнице, по галерее, в свой маленький, уютный отсек под самой крышей клиники. Ему ещё предстоит сегодня так много всего сделать...

_______________________________________________________________________________
* Традиционно на Острове все мужчины Олеги. Если не мужчина — Ольга.

** Высокомодифицированный человек - прошедший генетическую модификацию и имеющий от 50% изменённых генов либо родившийся от таких родителей.

*** Стандартный уровень мода 3 — 10%.

**** Выделенный текст — псиобщение, неакустическое.

***** Великая (зачеловек) Дель, Афалина. У каждого Великого несколько имён.

****** У каждого выхода из телепорта в комплекте парализатор со снотворным и антидотом, поскольку перемещение живых существ (кроме Великих) в сознании приводит к гибели перемещаемого.

******* Человекоподобное искусственное существо, универсальный донор органов, крови и т. п.

******** Хорошо, Люсия. Теперь вариант номер один! (исп.)

********* Пальпация груди, пожалуйста. (лат.)

********** Будь проклят, дьявол! (исп.)

*********** Генетическая память. При уходе (переводе) психики (эго) в состояние прапамяти, мозг продолжает выполнять физиологические функции, но личность отсутствует (т. н. «овощ»).

************ Великая. Рыбка, Акулина и т. п.

************* Великая. Ева, создана из первого аморфа.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Сатиал
19.11.14 14:02

"Война и мир", бля. Подожду отзывов. :-)

 
mikorr
19.11.14 14:04

Почитал сноски. Решил - ну нахуй.
Кстати, "Интерсталлер" буду смотреть. Говорят - уходящая натура, научная фантастика.

 
Паниковский
19.11.14 14:15

Долистал до каментов и не ошибся - ну его нахуй

 
psyx2007
19.11.14 14:18
"mikorr" писал:
Почитал сноски. Решил - ну нахуй.
Кстати, "Интерсталлер" буду смотреть. Говорят - уходящая натура, научная фантастика.
Смотри, мне очень понравилось вчера, тока хавки возьми, долго очень и в туалет сходе перед просмотром...Фильм долог и порой нудноват, но предсказать сюжет не получилось ни на какой стадии фильма, держит в напряжении...
size 40Kb
 
mikorr
19.11.14 14:42
"psyx2007" писал:
Уже то, что фильм надо смотреть целиком, утверждает в его хорошем качестве, спасибо.
 
Prist83
19.11.14 15:50

Осилил ... про гавно ... ничего нового

 
пшелты
19.11.14 16:49

Осилил...местами ничего...читать можно...

 
каментор
19.11.14 20:50
Плямкнул входной сигнал
чего он сделал?
 
ЛефТалстой
19.11.14 23:31

Афтар! Да ты имбицыл! Нахуя ты написал столька букаф? Убей себя в моск

 


Последние посты:

С днем рождения!
Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит


Случайные посты:

Девушка дня
Страшный физиологический обман мужа, через 8 лет брака
Круговорот
Уже видимо съел парочку
Про жопу
Колбасник
Бытовая аналитика: жизнь в Нью-Йорке vs. жизнь в Москве
Просто случаи с работы
Шедевр
Щас рванет