Зеркало




24 марта, 2015

Тапочный выключатель

Курортные романы с обслуживающим персоналом, когда я трудился электриком в доме отдыха, были для меня полным табу. Глупо это, когда вокруг полно отдыхающих представительниц противоположного пола, заглядываться на горничных, официанток и прочих соседок по дому для работников. Во-первых, отдыхающие в доме отдыха девушки обычно намного симпатичнее, чем те, кто в нём работает. А во-вторых - хотя хватило бы и первого пункта - в отличии от электрика со свободным графиком работы, остальным приходится трудиться с утра и до вечера, и на всякое баловство почти не остаётся времени. К тому же, это не курортный роман получается, а служебный, со всеми его сомнительными прелестями в виде сплетен коллег и осуждающих взглядов женского коллектива, когда интрижка закончится. Впрочем, однажды я чуть было не нарушил своё же табу.

Её все окружающие звали Анюта. Именно так, уменьшительно-ласкательно. Потому что ни строгое Анна, ни обычное Аня, никак не вязалось с хрупкой девушкой со скромной улыбкой, от которой на щеках появлялись трогательные ямочки. Она, вместе с группой студенток кулинарного техникума, приехавших на месячную практику, работала официанткой. На контрасте со своими одногруппницами, отличавшимися избытком веса и манерами базарных торговок, Анюта выглядела и вовсе сногсшибательно.

Познакомились мы в первый день их заезда. После ужина, на выходе из столовой, мой путь преградила одна из новеньких официанток, придирчиво осмотрела меня, сощурив глаза, и требовательно спросила густым баритоном:
- Ты чтоли электрик местный?
- Ну да, - слегка растерялся я.
- У меня чо-то плойка не работает. Починить сумеешь?
- Обещать не буду, но попробовать могу. Давай вечером загляну, заберу, а завтра гляну.

В сумерках, на минутку забежав в свою комнату, чтобы переодеться, я вспомнил о данном обещании. Из-за закрытой двери комнаты студенток-практиканток звучала громкая музыка, и бубнили женские голоса. Я постучал, в комнате послышалась возня, негромкий звон стекла, сопровождаемый приглушённым матом, потом звякнул отпираемый шпингалет, дверь приоткрылась, и на меня уставилось лицо той самой официантки, что просила об услуге. Она непонимающе поморгала и спросила, густо обдав меня свежим перегаром:
- Чего надо?
- Я электрик. За плойкой пришёл. Ты меня недавно просила её посмотреть. – Жалея, что зашёл, я постарался говорить простыми и понятными фразами.
- А, электрик! Так бы сразу и сказал! – На лице девушки отразилось радостное узнавание. Она повернулась и крикнула вглубь комнаты. – Девки, отмена шухера, это свои! Заходи.
Последняя фраза, сказанная безапелляционным тоном, относилась уже ко мне.

В комнате был бардак. На кроватях валялись не до конца разобранные вместительные спортивные сумки с вещами, на натянутой посреди помещения верёвке сушились полотенца, а между ними примостился белый кружевной бюстгалтер, из-за размеров больше смахивающий на спаренный парашют. Посередине комнаты стоял стол, на котором стояла тарелка с котлетами, похоже, оставшимися с ужина, открытый пакет персикового сока и одноразовые стаканчики. Вокруг стола сидели раскрасневшиеся новенькие официантки.
- Девки, знакомтесь это - электрик! - Довольно произнесла хозяйка сломанной плойки, гордо глянув на своих соседок. – А за знакомство надо выпить.
Из-под стола мгновенно появилась початая бутылка дешёвой водки.
- Тебя как зовут-то? – поинтересовалась девушка, открывшая мне дверь, протягивая одноразовый стаканчик, примерно до половины наполненный алкоголем.
- Витя.
- Ясно. А я - Снежана, это… - дальше последовали имена сидящих за столом, которые я тут же позабыл, а хозяйка комнаты, продолжая знакомить, кивнула головой на кровать в углу, - а там – Анюта. Только она у нас непьющая…

Девушка, которую я поначалу даже не заметил, сухо улыбнулась мне и приподняла чашку с чаем, стоявшую до этого на прикроватной тумбочке. Рядом с ней на кровати лежала книжка, открытая примерно на середине. Чокнувшись с потянувшимися в мою сторону стаканами, я выпил, с усилием протолкнув в себя дрянную водку, быстро зажевал ацетоновое послевкусие кусочком хлеба и подошёл к Анюте.
- Привет. Что читаешь? – Спросил я, аккуратно присаживаясь на край соседней кровати.
Девушка равнодушно взглянула на меня и, не говоря не слова, повернула книжку так, что мне стало видно черно-белую обложку, на которой крупными буквами замысловатым шрифтом было выведено «Алхимик».
- По мне, так – муть. Вот именно эта книга у Коэльё мне не нравится, «На берегу чего-то там я сел и заплакал», забыл полное название, по-моему, куда интересней. – Сказал я, с удовлетворением видя, что равнодушие в глазах девушки сменяется огоньками заинтересованности.
- Просто в вашей библиотеке ничего новее не было, - как бы оправдываясь, произнесла девушка, тихо, так что мне пришлось прислушиваться, чтобы разобрать её слова в окружающем гвалте.
- Странно, что это-то есть, - искренне удивился я, - там репертуар подобран так, чтобы скучающие тёти предпенсионного возраста могли что-нибудь на пляже почитать. Либо любовные романы, либо книги, оставшиеся со времён союза.
- Может за любовный роман её приняли, когда покупали, - предположила Анюта.

Ответить я не успел, ревниво наблюдавшая за нами хозяйка плойки провозгласила новый тост и потребовала мой стаканчик, который я так и держал в руках. Повторения пытки дешёвой водкой мне совсем не хотелось, поэтому пришлось, сославшись на занятость, отказаться и побыстрее уйти.

Загорать, валяясь весь день на пляже, лично я считаю лишней тратой времени. Поэтому на берег озера ходил только окунуться. А к июлю и на пляж дома отдыха, тесно оккупированный многочисленными отдыхающими, ходить перестал, открыв для себя маленький плёсик, надёжно спрятанный от посторонних. Там можно было нырять, разогнавшись с берега, не боясь при этом наступить на играющих на мелководье детей, и в своё удовольствие поплавать, не следя чтобы на твоём пути не попадались отдыхающие постарше, барахтающиеся тут же.

На следующий, после знакомства с новыми официантками, день, после обеда, я привычно заглянул на облюбованный плёсик, искупался, а уже выходя из воды, с удивлением отметил, что не один. Расстелив в траве казённое покрывало с кровати, чуть выше по берегу загорала Анюта. Пока я поднимался, она смотрела на меня из-под солнцезащитных очков.
- Привет. – Улыбнулся я, присаживаясь рядом на корточки, чтобы не пачкать свои плавательные шорты. – Загораешь? А почему одна?
- Да, загораю. Девчонки пошли на общий пляж, а я не люблю, когда народу много.
- Тут наши мнения полностью совпадают. Я именно поэтому и хожу сюда купаться. – Я скользнул взглядом по изгибам её тела, лишь слегка прикрытого ярким бикини, обратив внимание на совсем не летнюю белизну кожи. – Слушай, а ты что, первый раз в этом году на пляже? Бледненькая такая.
- Да, - смущённо ответила девушка, - как-то до этого времени не было.
- О, а где Коэльё? – заинтересовался я, увидев рядом с Анютой открытый томик Пастернака, ещё советского издания.
- Прочитала. Другую книгу взяла в библиотеке.
- Понятно. Ладно, рад был увидеться. Смотри, не обгори, - подмигнул я симпатичной соседке и убежал по своим делам.

После этой встречи, я каждый день начал приходить на «свой» плёс примерно в это же время. Настороженность Анюты постепенно растаяла, и мы могли проговорить весь её перерыв между обедом и завтраком, когда у официанток было свободное время. Обсуждали прочитанные книги или когда-то виденные фильмы, вспоминали случаи из жизни или просто болтали о каких-нибудь пустяках. Я искренне ценил эти два часа времени, и не потому даже, что рядом находилась полуобнажённая красивая девушка, как раз их в доме отдыха хватало, а потому что нормальный собеседник здесь – редкость.

Прошло две недели и по всему корпусу для работников поползли слухи: Анюта договорилась о окончании практики досрочно, увольняется и уезжает.
- …А нам теперь вчетвером за пятерых работать, - зло шептались её соседки.
- …Она ж замуж выходит, - сплетничали, сидящие вечером около крыльца горничные.
- Прикинь, даже зарплату получать не хочет, наоборот, директрисе заплатила, чтобы ей, значит, практику заранее зачли. Конечно, у неё муж-то будущий – богатый, зачем ей деньги. – Завистливо жаловался дворнику сантехник.
- Ну да, уезжаю завтра. – Спокойно ответила на мой вопрос Анюта, когда мы в очередной раз встретились в нашем «тайном» месте. – Вечером девчонки пьянствовать будут по этому поводу. Приходи.
- Не, не люблю такие мероприятия. – Постарался спокойно ответить я, чтобы моя собеседница не увидела, как резко испортилось моё настроение.

Вечером, чтобы развеселиться и развеяться, я поддался на уговоры знакомых отдыхающих устроить локальный турнир по «настольному теннису с гандикапом». Правила простые. Тот же самый настольный теннис, вот только после игры победитель должен выпить пятьдесят грамм водки, запив её пивом, чтобы понизить свой профессиональный уровень. Впрочем, особо развеяться не получилось, играть не хотелось, и весь вечер я хмуро просидел в уголке. А когда и остальным надоело такое времяпрепровождение, и они решили двигаться дальше - «навстречу приключениям» - я отказался, подхватил теннисные ракетки, взятые в прокате под моё честное слово, и отправился в свою комнату спать. Пройдя мимо комнаты официанток, где вновь громко орал магнитофон, я зашёл к себе и, не раздеваясь, повалился в кровать. После чего поднял лежащую около постели теннисную ракетку и кинул её в стену, чтобы «тапочный выключатель» погасил лампу.

«Тапочный выключатель» - это моё ноу-хау. Ещё в самом начале работы мне стало лень каждую ночь вставать, идти в другой конец комнаты гасить свет, а потом в темноте, на ощупь, возвращаться обратно. Решение этой несложной инженерной задачки быстро пришло в голову. Чуть-чуть помудрив с пружинкой, поддерживающей клавишу, я добился того, чтобы выключатель срабатывал от удара чего-нибудь твёрдого в стенку рядом с ним. Удобно стало: лёг спать, поднял шлёпку, в которой ходишь, с пола, швырнул её куда-нибудь в стену и оказался в темноте. Кто-то обозвал эту систему "тапочным выключателем", так и повелось.

Проснувшись ночью от света, бьющего в глаза, я, зажмурившись, машинально нашарил на полу вторую ракетку для настольного тенниса, и кинул её в стену. И тут же окончательно проснулся от женского вскрика, раздавшегося сразу за броском. Осмотревшись в тусклом свете фонарика, валяющегося на полу, я с удивлением обнаружил Анюту, держащуюся обеими руками за лицо.

Включив свет и закрыв входную дверь, я разглядел подробности случившегося недоразумения. Похоже, девушке повезло и раздражённо запущенная в стену ракетка, лишь вскользь зацепила её по носу. Но нежному девичьему личику хватило и этого. Носик распух, и из него двумя ручейками лилась кровь. Тёмно-бурые капли пачкали полупрозрачную белую футболку, как раз там, где из-под ткани соблазнительно проглядывала грудь, не обременённая бюстгальтером. Ещё из одежды на Анюте присутствовали только небольшие трусики.

Наскоро разорвав на куски казённое вафельное полотенце, скрутив из получившихся лоскутков что-то наподобие тампонов и засунув их в обе ноздри пострадавшей, не прекращая при этом извиняться и ругать себя, чтобы успокоить плачущую девушку, я задал вопрос, который уже давно крутился у меня на языке:
- Анют, а что это ты тут делаешь?
- Попрощаться пришла. – С вызовом взглянула на меня девушка и густо покраснела.
- А зачем в лицо светила, вместо того, чтобы просто разбудить?
- А мне девчонки говорили, что ты один не ночуешь никогда. – Смутившись, ответила Анюта.
- Врали. Всякое бывает. – Грустно ответил я.
- Я бы, если бы ты был не один, просто тихо ушла, чтобы не мешать. А ты проснулся и кидаться начал, - обиженно надув губки произнесла девушка.
-Анют, ну извини ещё раз. Я, правда, не специально. Думал, что это свет включился, выключить хотел. Хочешь, покажу, как выключатель работает?
С этими словами я подошёл к стене, несильно стукнул по ней кулаком и лампочка послушно погасла. Я снова включил свет и вернулся к девушке.
- Вить, а можно твою олимпийку одеть? – Спросила она, оглядывая себя.
- Одевай, - огорчённо кивнул я, понимая, что, похоже, «прощание» переходит в обычное дружеское русло. – Чай будешь?

Мы ещё немного посидели, потом девушка, повесив мою олимпийку, вкусно пахнущую какими-то духами, на стул ушла к себе, на прощанье чмокнув меня в щёчку. А я ещё долго курил и, глядя на злосчастный выключатель, мысленно грозился прямо завтра поменять его на обыкновенный. Но на следующий день было лень. Всё следующую неделю тоже. А потом и вообще от этой мысли отказался – уж больно удобная штука этот «тапочковый выключатель», привык я к нему.

© витян

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
drowse
24.03.15 11:56

Какой-то слишком нестандартный электрик: водку не пьет, баб не трогает, в сортах говна коэльях разбирается, а еще по ночам тапками и теннисными ракетками в выключатель кидается - лень ему, видите ли. На месте Анюты я бы зарядил ему той же ракеткой (ребром) по яйцам и насрал на подушку, ладно, хватит и по яйцам. Странные люди встречаются в этой жизни, однако. Даже среди электриков.

 


Последние посты:

С днем рождения!
Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит


Случайные посты:

Оплачивать доставку своей женщины к ебарю, бесценно... Для всего остального есть Мастер Карт
Про клиентов банка
Смотрите как мило мишка купается с коровк... ОЙ
16 вещей, которые женщина никогда не простит мужчине
Правильное воспитание
С Днем Учителя!
Итоги дня
Тортики для сторонников единого арестантского уклада
В одежде не считается
Торт на свадьбу