Зеркало




08 мая, 2015

5 невероятных историй о детях, перепутанных при рождении

Жизнь иногда оказывается удивительнее самых запутанных мыльных опер. Очередное доказательство тому – собранные нами истории о детях, перепутанных при рождении. Читайте и удивляйтесь.

1. Японский нищий, который должен был стать принцем

60-летний гражданин Японии внезапно обнаружил, что являлся старшим ребенком в весьма обеспеченной семье. Его три биологических брата, а также мальчик, с которым его перепутали при рождении в 1953 году, выросли в окружении всяческих благ, включая образование в частных школах и стремительный карьерный рост – так, «заменивший» его ребенок, став взрослым, получил должность президента компании по продаже недвижимости.

Сам же мальчик в том далеком 1953-м году отправился домой с двумя бедными родителями и стал младшим братом для трех других мальчиков. Его отец (то есть приемный отец) умер, когда ему было лишь два года, после чего овдовевшая женщина была вынуждена самостоятельно обеспечивать четырех сыновей и едва сводила концы с концами. Жили они в квартире площадью 10 квадратных метров, и их единственным предметом роскоши был радиоприемник. «Она была словно рождена для того, чтобы пережить все трудности жизни», — говорит этот мужчина о женщине, которую всю жизнь считал матерью. К тому моменту, когда выяснилась правда о его рождении, ее уже не было в живых.

Получив неполное среднее образование, он отправился работать на маленькую фабрику, параллельно продолжая учиться на вечернем отделении. Впоследствии он стал водителем грузовика и так и не обзавелся семьей. Уже в пожилом возрасте он помогал своим приемным братьям, один из которых пережил инсульт.

В обеспеченной семье, где рос его сверстник, вопросом об истинности родства задались младшие братья: им не давал покоя тот факт, что их старший брат был не похож ни на одного члена семьи. Запросив документы из больницы и сделав анализ ДНК, они убедились в том, что много лет назад была совершена ошибка. Предполагается, что подмена произошла, когда медсестра купала детей, после чего отдала их не тем родителям.

Подав в суд на больницу, мужчина, выросший в бедности, получил компенсацию в размере 317 тысяч долларов. Он сожалеет, что его не растили его собственные родители, но рад, что братья сейчас ищут общения с ним. Тот факт, что его родные мать и отец уже умерли, его глубоко расстроил. «Мне бы очень хотелось увидеть их живыми. Мне понадобилось несколько месяцев на то, чтобы научиться смотреть на их фотографию без слез».

2. Нарочно не придумаешь: драма в Шарлоттесвилле

В 1995 году новорожденных Ребекку Читтум и Калли Джонсон случайно поменяли местами в госпитале Шарлоттесвиля (штат Вирджиния). Когда девочкам было три года, Паула Джонсон (считавшая себя матерью Калли) решила расстаться со своим бойфрендом Карлтон Конли. Отношения у них были сложными, периодически дело доходило до рукоприкладства, за что Карлтон даже успел побывать в тюрьме. Пауле вообще, судя по всему, не слишком везло с мужчинами, зато она успела родить нескольких детей – от разных отцов. В случае с Калли она, решившись на разрыв с Карлтоном, потребовала от него материальной помощи на содержание дочери. Тот, в свою очередь, потребовал проведения экспертизы, чтобы установить отцовство, после чего и выяснилось, что Калли Джонсон не является их родной дочерью.

История пары, растившей Ребекку Читтум, была совершенно иной: Уитни Роджерс, 16-летняя школьница и Кевин Читтум, ее 22-летний бойфренд, были без ума друг от друга и души не чаяли в своей маленькой дочке. Через год они решили родить еще одного малыша, а чуть позже купили дом и запланировали свадьбу.

То, как дальше развивались события, достойно сценария для голливудской драмы: в день, когда в госпитале стало известно о совершенной несколько лет назад ошибке, Кевин и Уитни погибли в автомобильной катастрофе. Они так и не узнали о том, что Ребекка не была их биологической дочерью. Пауле Джонсон сотрудники госпиталя отказывались сообщить имя ее настоящего ребенка, ссылаясь на правила конфиденциальности. Как водится, в дело вмешались СМИ, и личность малышки была обнародована журналистами «USA Today» — буквально через несколько дней после гибели Кевина и Уитни.

Сперва казалось, что Паула Джонсон – с одной стороны – и бабушки и дедушки Ребекки – с другой – смогут прийти к какой-то договоренности самостоятельно. Однако ситуация обернулась такими претензиями и обвинениями, что без судебного разбирательства обойтись не удалось. Суд в итоге принял решение, что девочки останутся в семьях, в которых они росли, а с биологическими семьями будут встречаться в соответствии с установленным графиком. Для Калли Джонсон эти встречи стали постоянными, в то время как Ребекка Читтум прекратила их в раннем подростковом возрасте.

Калли подружилась со своей биологической младшей сестрой Линдси Читтум, и девочки планируют впоследствии переехать в дом, который Кевин Читтум купил перед смертью. Вишенкой на торте этой необыкновенной истории стало знакомство Карлтона Конли (того самого бойфренда Паулы, потребовавшего провести экспертизу ДНК) с приемной тетей своей биологической дочери Ребекки (то есть с сестрой погибшего Кевина). Знакомство переросло в роман, роман – в женитьбу и семью: теперь Кевин и его супруга вместе воспитывают Ребекку и Линдси Читтум.

3. Вес как улика: история двух аргентинских младенцев

Эта история произошла в частной клинике города Сан-Хуан в Аргентине в 2013 году. Мария Лорена Гербено в результате кесарева сечения родила девочку весом около 3 килограммов. Однако вскоре после родов ей принесли ребенка весом 3 кг 750 г – очевидно, малышей перепутала невнимательная медсестра. «Я заверила их, что это невозможно, — рассказывает Гербено, — но врачи пытались убедить меня в том, что я ошибаюсь».

Предположения об ошибке медперсонала подтвердились, когда спустя несколько недель Мария вернулась в госпиталь на обследование и встретила там Веронику Техада, которая недавно тоже родила там дочь. Женщины разговорились и выяснили, что странные изменения в показаниях веса детей произошли в обеих семьях. Гербено, будучи профессиональным юристом, тут же затребовала проведение анализа ДНК через суд, экспертиза подтвердила предположения женщин, и младенцев тут же вернули биологическим родителям. Несмотря на недоразумение, малышки все это время были окружены нежной заботой своих «приемных» мам.

4. История о матери, которая знала и молчала

Эта история началась в 1951 году со случайной подмены младенцев в госпитале города Прэри ду Чьен (штат Висконсин). Мэри Миллер с самого начала была уверена в том, что ей отдали чужого ребенка, так как девочка весила намного меньше, чем при рождении. Повзрослев, Марта (или Марти, как ее звали в семье) выглядела и вела себя совершенно иначе, нежели остальные дети Мэри.

Кэй и Боб МакДональд, соответственно, также принесли домой не своего ребенка – девочку Сью. Она также заметно отличалась от прочих членов семьи, но они ни разу не предположили, что дело в ошибке медсестер, и воспитывали Сью как родную дочь.

Мэри, у которой не было сомнений по поводу подмены, вскоре рассказала о происшествии своему мужу, Реверенду Норберту Миллеру. Однако он не захотел вредить репутации врача, тем более что тот не взял с них денег за ведение родов, а жила семья весьма бедно. Норберт заявил, что даже если случайная подмена действительно произошла, это все равно их ребенок — биология здесь ничего не решает. Мэри, знавшая строгий нрав мужа, не стала настаивать на своем, опасаясь разрушить их брак, — остаться одной с детьми ей не хотелось.

Поэтому она выбрала другой способ. Миллеры и МакДональды иногда встречались на церковных мероприятиях, и Мэри начала то и дело приглашать МакДональдов в гости. Каждый раз при встрече она пыталась намекать Кэй Макдональд, что их детей перепутали при рождении, но Кэй сочла ее сумасшедшей. Мэри также делилась своими домыслами с друзьями, знавшими обе семьи, но МакДональдам об этом никто не рассказывал.

Когда Норберт наконец увидел в 1994 году свою биологическую дочь, Сью Макдональд, он мгновенно понял, что его жена говорила правду, — сходство было слишком очевидным. Спустя три месяца Мэри Миллер написала письмо, в котором рассказала правду обеим женщинам (которым на тот момент уже было 43 года). Тест ДНК подтвердил факт ошибки.

Сближение семей оказалось процессом долгим и непростым. Сью МакДональд тут же тепло приняли в семье Миллеров, в то время как Марти оказалась в растерянности – ее биологические родители вели себя достаточно прохладно, а «приемные» одновременно отстранились, обратив все свое внимание на Сью. На то, чтобы отношения между вновь обретенными родственниками наладились, ушло немало времени и обоюдных усилий.

5. Признание на смертном одре

Житель штата Вайоминг Джим Морган на старости лет решил положить конец сомнениям, мучившим его всю жизнь, — особенно после того, как врачи заявили, что жить ему осталось пару недель. Джим собрался с духом и признался своей дочери Кэтти, что считает свою другую дочь, 43-летнюю Ширли, не своим ребенком. Сомнения одолевали Моргана с того дня, как малышку принесли в 1958 году из госпиталя – она явно отличалась своим темноватым оттенком кожи от прочих членов семьи, бледных вследствие ирландского происхождения.

Джим Морган не знал, что думать: может быть, ему изменила жена, или в госпитале произошла ошибка? Как бы то ни было, он принял решение молчать о своих опасениях. «В глубине души он знал, что это точно не его ребенок, — говорит Кэтти. – Но он решил, что любой ребенок – это дар, и он будет помогать жене воспитывать ребенка и делать это от всего сердца».

После того, как Джим перед смертью признался в своих сомнениях Кэтти, она самостоятельно организовала экспертизу ДНК, подтвердившую, что Ширли не была ее родной сестрой. Сама Ширли была совершенно ошеломлена такой новостью, а Кэтти решила начать поиски потерянной сестры.

Прежде всего Кэтти восстановила записи в госпитале, но в выданных бумагах имя матери было залито чернилами. Находчивая Кэтти решила отмочить документы в дистиллированной воде с отбеливателем, после чего на бумаге наконец проявилось имя «Полли». Кэтти пришлось немало потрудиться, прежде чем она отыскала в библиотечном архиве альбом выпускников местной школы, где нашла фото Полли Муноз, которая в 17 лет выглядела в точности как юная Ширли.

Кэтти наняла тайного агента, который и отыскал ее родную сестру. Ее звали Дебра Дилэй, она оказалась светлокожей блондинкой, которая выросла в мексиканской общине, где чувствовала себя не в своей тарелке. Тем не менее, новость о том, что ее родители ей не родные, шокировала Дебру, и она тут же отправилась на встречу с биологическими родственниками, тепло принявшими ее. Ширли тоже познакомилась с настоящей матерью — Полли, правда, их отношения развивались чуть сложнее. «Жаль, что Дебру и Ширли перепутали, — подытожила Кэтти, рассказывая эту историю журналистам. – Я думаю, они прожили бы более гармоничную жизнь».

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть



Последние посты:

Известные барышни на вечеринках и в повседневной жизни выглядят совсем по-разному
США поставили на колени Китай, причем давно
Романтика
Премия Дарвина: 10 самых глупых смертей в мире
12 примеров, в которых вся суть мужской и женской логики
Хит-парад придурков, которым никогда не перепадет
С днем рождения!
Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета


Случайные посты:

Любовницы против жен
Хит-парад придурков, которым никогда не перепадет
Кто может объяснить этот фокус?
Вот что значит хорошая кредитная история
Очень функционально!
Итоги дня
Эволюция крупного контактного центра в провинциальном городе
Расти, Серега!
Реклама шампуня у арабов
Как жадность губит людей