Зеркало




25 мая, 2015

Халва

Вот и пробил час вселенского откровения, спасибо что разрешили, да и я созрела для этого, я не боюсь уже ничего.

ОНИ смотрят на меня, наблюдают за мной, и я не могу так больше. Не могу нести это в себе, это слишком тяжело нести, неким внутренним бременем, которое еще и разъедает тебя, как ржавчина железяку.

***

Халва бывает разная.

Она разнообразная.

Но мне больше нравится та, которая если немножко постоит, после того как вы ее купили, то такая сразу маслянистая становится. А вот та, которая сухая, та даже через месяц остается сухой, она мне не нравится, да она и приторная очень, я такую не люблю.

Маслянистая халва слюдяная на вид и на ощупь. Такими прессованными слоями ее производят. А рассыпчатая которая, так та комком продается таким, будто намочили ее, и она так и высохла, и не раздолбить ее ничем, а если раздолбишь, если повезет, то она сухая становится, рассыпчатая и приторная.

Мне очень нравится запах маслянистой халвы.

Обычно я убираю все в холодильник с обеденного стола, на ночь. Но халву не убираю никогда, - во- первых, она на воздухе становится еще маслянистее, и во вторых, мне очень нравится запах халвы.

Утром заходишь на кухню, а если еще и выспался хорошо, потягиваешься, истома разливается по всему телу, и, значит, заходишь такая на кухню, и оба-на, в нос бьет запах сладко - масленичный, на душе сладко так и хорошо становится. Блаженство тела подкрепляется блаженством духа. И все благодаря обычной подсолнечно-масленичной халве.

Но, стоит только убрать халву на ночь в холодильник и с утра депрессия.

Один профессор медицины советует на ночь вдыхать аромат герани. Я же, без всяких профессорских регалий, настоятельно советую нюхать по утрам маслянистую халву.

Все и началось с этой слюдяной, слоистой, масленично-ароматной халвы.

И еще, совсем забыла, в такой слюдяной халве попадаются желтоватые кусочки тягучие, точь в точь как жвачка, но только съедобные, или как карамель мягкая, ну, очень вкусные кусочки. Может у них и название есть, типа ошметков, или хуерыжек каких. Но зачем мне эти названия знать? Да и вам тоже.

В мире осталось, ОКАЗЫВАЕТСЯ, только две сладости, настоящие и избранные теми, о ком сейчас расскажу. Я и не знала сама, до этого.
Так вот, слушайте, пожалуйста, делюсь открытием.

Клюква в сахаре и маслянистая халва.

Есть ведь и другие сладости, - рахат-лукум, например, козинаки, сырные пончики и так далее и тому подобное. Но клюкву в сахаре и маслянистую халву ЭТИ любят больше всего...

ЭТИ…ЭТИ…ЭТИ…

Стала я замечать, что халву кто- то ест кроме меня. Кроме меня некому, но кто - то ел, я это понимала, даже делала завес.

Вот как только поняла, то сразу стала взвешивать на электронных весах. За ночь исчезало ровно 120 граммов.

Продолжалось это где-то с неделю, а надо сказать, что халва у меня не переводится с тех самых пор, когда я стала жить отдельно от родителей. Пока я жила с родителями, там были перебои с халвой, но как только я стала жить отдельно, халва поселилась в моем доме, и стала его неотъемлемой частью, как и запечный сверчок во всяких сказках про буратин. Я покупала халву железными пятикилограммовыми банками и хранила в кладовке. Иногда я ничего не ела кроме халвы. Целый день я могла поглощать маслянистую халву с несладким чаем. Ела, ела, ела, ела, ела и ела. И ела бы бесконечно. Душа поет и норовит вырваться от кайфа в небесную высь в эти минуты поглощения халвы.

А по 120 граммов между тем с тарелки исчезает. Каждую ночь.


Живу я в частном доме, это переоборудованная в жилой дом дача.
Со всеми коммуникациями.

Да, когда-то это была дача, которую мои родители купили у поэта-песенника, продавал ее за бесценок, в связи со срочным переездом в Израиль. Я была тогда только в проекте, поэтому нюансов не знаю, но меня всегда раздражала дырка в полу, под холодильником.

-папа, что это за дырка, почему ее не заделывают?
- там же все равно холодильник закрывает
- а если крысы полезут?
- не полезут, там все предусмотрено, доча
- ну, трудно заделать что ли, что за тайны?

Отец однажды сказал.

-старый хозяин посоветовал не заделывать дыру, иначе начнут гнить подпоры под кухней, так и сказал.

И зияла эта дыра, сколько себя помню.

А тут и халву маслянистую кто то жрет вместе со мной.

Естественно, я связала эти два события.

Халва-дыра.

И поставила камеру наблюдения, наведя ее на низ холодильника.

Время шло, халва исчезала, камера не фиксировала. Я начинала потихоньку выходить из себя.
Крысу камера поймала бы, если бы это была крыса. Камера хорошая, поверьте мне.


Стою я однажды на остановке, мучимая пропажей очередных ста двадцати граммов, собралась в город прикупить еще железный бочонок халвы, и подходит ко мне женщина знакомая и, глядя мне в глаза, произносит
– ты совсем исхудала, дорогая. Я врач и чувствую, что тебе кровь надо проверить, вид болезненный.

Я всегда пытаюсь отшучиваться и тут тоже решила пошутить

- а посмотрите внимательней, говорю,- признаков шизофрении у меня не наблюдается случаем? У меня халву кто- то ворует каждую ночь, но это не крысы и не тараканы.

Как по команде все, буквально все, кто стоял на остановке и ждал автобуса, все обернулись на меня.

-ОНИ вернулись - пробежал шепоток по толпе.

Куда- то я опять влипла. ОНИ. ОНИ. ОНИ.

В автобусе ко мне подсела уже другая женщина и сказала следующее

- не держите дома халву и клюкву в сахаре. Послушайте моего совета. Это давняя история, и вам старые хозяева должны были об этом рассказать. Убирайте халву и клюкву, а лучше вообще не держите в доме. Иначе ...иначе... я даже не знаю что будет, этого никто не знает, так как все соблюдают эту заповедь.


Так как я ехала именно за халвой, мне пришлось побыть какое-то время в прострации. Чтобы осознать творящееся вокруг меня не пойми что.


И как это бывает в такие моменты, выйдя из автобуса на автовокзале, я встретилась взглядом с ним. С единственным и неповторимым.


Есть такое понятие - абсолют обстоятельств. Может и нет такого понятия, может я его только сейчас придумала.. Это когда в один день с тобой случается много всего и непонятного и прекрасного и не очень. Очень много всего. Одна новость, вторая новость, огорошеннее предыдущей. Одна встреча, другая встреча, тебя даже поколачивает озноб немного от такого изобилия.


Если говорить о нем, о НЕМ, то в жизни любой девушки всегда бывают такие встречи. И не всегда они заканчиваются близостью. Человека видишь в первый раз, не знаешь о нем ничего, но очень сильно его хочешь. Прямо тут, именно в том месте, в котором с ним встретился. И надо еще чтобы желание было обоюдным, чтобы и его током прошибло.
Именно так все и произошло, даже его быстрее прошибло, чем меня, так как я же все-таки еще и о халве немного думала.
Парад стечений обстоятельств достиг своего апогея, и мы поняли, что если прямо вот тут, на вокзале не сделаем то, что должны, мир рухнет.

Это был тот единственный случай в моей жизни, который мог ничем и не закончиться.

Сколько я слышала от мужчин подобных историй, да и от женщин. Мол, вижу девушку (парня), и понимаю, что хочу ее (его), и вижу, что и она (он) хочет, но тут подходит трамвай и она (он) в нем уезжает. Что- то типа того. Всегда что- то мешает. Всегда.

Мы живем один раз, подумала я. О халве я подумаю завтра.


Вернулась домой я, понятное дело, не одна. Я точно знала, что ОН не маньяк, я это чувствовала, я прошла по коридору на кухню царской поступью, легла на стол, задрала ноги и поманила того, того, кого судьба посылает один раз, даже он пусть и мужем моим, в последствии, не станет.

Он подошел ко мне, погладил нежно мои ляжки, посмотрел на холодильник что стоял рядом со столом и произнес тихо

-ух ты... халва... маслянистаааааяяяя...

Я немного расстроилась, подумала, что он, конечно же, мой человек, но дело то надо делать не отвлекаясь.

Секс был удивительным, у меня никогда такого раньше не было, но в тот самый момент, как мы достигли невероятного по своей красоте и накалу оргазма, в этот самый момент и появились ОНИ.

Мы закричали одновременно и от оргазма и от страха. Зазвенели стекла, мелодично, хрустально, и пространство вокруг, словно немного наклонилось. Накренилось, как пизанская башня.
В это трудно поверить, и многие в это не поверят, но… по дверце холодильника взбирались маленькие человечки, совершенно не обращая внимания на меня и него, назовем его Алексеем.

У человечков на руки и ноги были надеты присоски, похожие на овальные щетки, с брезентовым ремешком. Знаете, такие еще в советские времена продавали в хозяйственных магазинах, и всегда почему-то зеленого цвета, хаки.
Маленькие люди ползли, молча, их было человек десять, лица их были сосредоточенные, суровые и закопченные, как у шахтеров. Одеты они были в одежду французских маргиналов начала девятнадцатого века.

Когда я почувствовала оргазм, я в этот момент обняла ладонями лицо Алексея и так и лежали мы, он на мне, я с поднятыми ногами, обнимающая Алешино лицо, а он в этот самый момент стал судорожно вытаскивать рукой член, а может поправлять, мне еще показалось странным это,- представляете, сколько событий выхватил мой мозг и запечатлел в этот самый момент.

А человечки ползли, не обращая внимания на нас, путь их был не близок, холодильник же высокий, почти достает до потолка. Человечки ползли к халве. Я это понимала, а Алексей был испуган так, что мне было его даже жалко.

И такое желание двойственное, хотелось и продолжения, тем более я чувствовала в себе пульсирующий, не обмякший еще член, и хотелось посмотреть, что будут делать человечки, когда достигнут вершины. Я понимала, что это все похоже на бред и сон, но это было явью, уверяю вас.

-ты куда меня привела... ты кто - наконец подал голос мой мужчина.
- я сама это вижу первый раз, я не знаю
- похоже на то, что они нас не видят и не слышат, смотри, они не реагируют никак

Алексей, наконец, вытащил из меня свой член, присел на корточки у холодильника и стал внимательно разглядывать ИХ.

-кому скажи, не поверят,…ползут куда-то
-к халве они ползут…

Я тоже поднялась и тоже осторожно присела рядом с Лешей на корточки.

Человечки продолжали ползти. Мы пытались чинить им препятствия, ставя на их пути свои пальцы, вилки, ножи, ложки. Потом я попыталась намазать дверку постным маслом, и даже вареньем.

И не сговариваясь, будто нас кто-то натолкнул на это, нашептал в наши уши, дал команду, мы, два идиота, одновременно стали давить их, безжалостно, хладнокровно, как маленькие дети отрывают крылья у бабочек.
Люди беззвучно кричали, открывая широко рты. Они кричали, а мы их не слышали. Три человечка повернули назад.
Я раздавила и этих трех, оставляя на дверце холодильника кишки, мозги. Примерно такое месиво остается на стекле от раздавленной мухи. Мы не успокоились, пока не подавили всех.

-тебе здесь оставаться нельзя… Наверное, нельзя…
- ты думаешь, они придут за мной?
- конечно, есть еще и другие, как есть штампы и клише, как есть законы жанра.

Интеллектуал с высоким айкью-подумала еще я в тот момент.

Трупы я смела на совок и вытряхнула в дырку под холодильником, холодильник любезно отодвинул Алексей.

Я осмелела, не одна же, и крикнула в дыру

- больше не будете жрать мою халву, крысы-мутанты.
- ты считаешь это были крысы-мутанты? Да ну. Нет. Не может быть. Я же сам пятерых раздавил. Головы, я даже лица успел разглядеть.

-а зачем мы их раздавили?
- трудно сказать, хрен знает, бдительность проявили, наверное


И снова вспыхнул огонь любви, но я сказала Алексею

-подожди-ка, милый

Я вынесла из кладовки все запасы халвы, вскрыла их консервным ножом решительными и волевыми движениями руки и вытряхнула содержимое в дыру
Три пятикилограммовых банки!

Дырку закрыла куском линолеума и закрепила его скотчем.

-это ты зря, со всей округи крысы набегут
- не набегут, я им набегу - прошептала я, увлекая Алексея в спальню.

С той поры я не ем халву и клюкву в сахаре и не живу на даче. Дом мы продали, по моему настоянию. Я больше не видела человечков, но у меня, вот как у каждого врача есть свое кладбище, так и у меня есть свое, хоть и понимаю, что некорректно сравнивать. Интересно, мучаются ли врачи угрызениями совести, как мучаюсь ими я, нет-нет.
Я не знаю, зачем мы их давили, возможно, это последствия стресса и оргазма, Алексея я больше тоже не встречала. Возможно, он меня и искал, скорее всего искал, хочется верить, что искал, но я решила, что жить с этой тайной лучше одной. Вдвоем с ума сходить было бы тяжелее.

Что это было, параллельный мир или что-нибудь еще, но это было и останется немым укором на всю мою оставшуюся жизнь.

А самое страшное то, что ОНИ следят за мной, они придут за мной, процесс распада халвы в моем организме долог, от меня до сих пор пахнет подсолнечным маслом, а вдруг они придут за мной? Что же делать? Что делать?

За окном шумят одуванчики,…Вы слышали хоть раз как шумят одуванчики? Порыв ветра, и – шшшшшшуууурррхххххх, как кит из воды выпрыгивает, только потише. Всасывающий вздох и шшшуршащий выдох.

Ковер из одуванчиков напоминает мне маслянистую халву.


Она часто снится мне по ночам, маслянистая, пахучая, с желтыми тягучими вкраплениями, тает во рту, такое блаженство от таких снов. Маслянистая, слюдяная халва.
И десять трупиков сверху.
Обнимают ее.
Они так и не доползли.
Они любили ее, так же как и я.
Они это я.
Я это они.

© ната из нато

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
анальная помпа
25.05.15 22:10

Рекомендую по утрам для настроения, нюхать немытый чеченский хуй

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Полностью разделяю боль автора
Понедельник, а работать уже не охота
Неловко получилось
Когда дал покататься
Суд решил!
Страх и ненависть в строительном магазине
Похудеть? Легко!
Обеденный Перерыв
Про то, как баба член отморозила
Взрыв башни в Екатеринбурге