Зеркало




30 июля, 2015

Выдра, секс и два ствола

- Сёма! Ты посмотри, как солнце светит! - с детской непосредственностью удивилась Софья Аркадьевна, - Будто еще и не вечер!
Семён Семёнович вынужден был согласиться с супругой. В светлом чесучёвом костюме и палевом пикейном жилете ему было жарко.
Но оделся он так, потому что положение обязывало. Как-никак - ответственный работник Моссельпрома. Пусть и среднего звена - завфинотделом, но всё же.
Местом своим Семён Семёнович очень дорожил. Учреждение солидное, уважаемое, богатое.
Нигде кроме как в Моссельпроме! - слыхали, наверное?
И их вклад в выполнение задач второй пятилетки - ого-го какой весомый!
Но нелёгкие еженощные труды иногда требовали и разрядки.
Согласитесь, что справедливо. Даже в наш век индустриализации, эмансипации и повсеместной электрофикации.
Семён Семёнович небезосновательно считал себя пролетарием.
Умственного труда, разумеется.

Семён Семёнович с супругой по месткомовской путёвке выходного дня отдыхали на ведомственной базе отдыха, в дощатом домике на берегу Клязьминского водохранилища.
Сегодняшним воскресным вечером они совершали прощальный променад вдоль берега. Имея, впрочем, вполне конкретную цель - напоследок покормить зверушку.
Зверушка была водоплавающая.
Они звали её выдрой. Хотя, на самом деле, это была водяная крыса, или нутрия.
Но при слове «нутрия» сразу возникает ассоциация - шапка, слово «крыса» вообще никаких ассоциаций не вызывает, кроме чувства брезгливости и гадливости.
Вот «выдра» - приятное во всех отношениях слово, округлое, такое, меховое, пушистое.
Сразу вспоминается бессмертное: в недрах тундры выдры в гетрах тырят в вёдра ядра кедров.
Первый раз они увидали эту выдру еще в прошлый заезд.
Когда неожиданно заметили, что впереди треугольника расходящихся по глади воды маленьких волночек торчит небольшая забавная мордочка с пуговкой-носиком, бусинками глаз и двумя будто кукольными ушками.
Благо, с собой была горчичная сушка. Семён Семёнович ловко бросил бублик прямо перед мордочкой. Мордочка, не колеблясь, быстро схватила бублик, развернулась, описав красивый плавный полукруг и показав при этом маленькие чёрные лапки и небольшой хвост, а затем нырнула.
Видно - в норку. Но через минуту вынырнула опять. Уже без бублика, но с явным желанием-требованием, - Дайте еще, не жлобитесь!
Вот так и познакомились.
С тех пор Семён Семёнович с супругой стали частенько приходить на берег фактически с одной целью - покормить выдру. На самом-то деле под эти прогулки Семён Семёнович прихватывал обычно с собой и бутылку ноль-семь белого массандровского портвейна.
Вроде и пустячок, безделица, - а вдвойне приятно.

Вот и в этот раз они перед отъездом пришли попрощаться с выдрой.
Кроме них на берегу расположилось всего лишь несколько пар.
Даже если бы Семён Семёнович и не хотел, не заметить эту парочку, расположившуюся неподалёку от них за жидким кустом орешника, было невозможно.
Молодые, красивые, так и пышущие задором юности, нерастраченной энергией и феромонами.
Крепкий, белобрысый парень, которого девушка называла Васенькой, был, безусловно, пригож, но с гораздо большим интересом Семён Семёнович рассмотрел девушку - чуть пухленькую, с налитыми дыньками грудей и крепкими голыми ляжками, которые выглядывали из-под короткой белой спортивной юбки.
Парочка сидела на берегу, видно, уже давно.
Такой вывод Семён Семёнович сделал исходя из того, что рядом с ними лежала опустошённая бутылка из-под вина, а парочка не сидела, а лежала. Причём не просто лежала, а обнявшись и прижавшись друг к другу.
- Эх, молодеж, - с ударением на первом слоге сказал Семён Семёнович и, зачем-то крякнув уткой, выпил портвейну.
Выдра что-то не появлялась.
Будто невзначай, Семён Семёнович опять скосил глаза на парочку.
Те целовались взасос, причём так, будто они были совсем одни и на необитаемом острове.
Неожиданно оторвавшись от Васеньки, девушка сползла немного вниз, подняла вверх бело-чёрную полосатую футболку парня и начала целовать его живот, а потом самозабвенно сползла еще ниже, оттянув резинку мужских спортивных штанов.
- Неужто она…? - подумал Семён Семёнович, не в силах оторваться от зрелища.
Осторожно взглянул на Софью Аркадьевну.
Та подслеповато смотрела на гладь воды.
- Выдру выглядывает, - понял Семён Семёнович, - Ну, Бог ей в помощь!
Быстро налил, выпил и с нетерпением взглянул за куст орешника.
Диспозиция изменилась.
Василий лежал на спине, а девушка его целовала. Наклонившись к его лицу, поскольку она полулежала на парне сверху. Хотя вернее было всё-таки сказать - сидела, ибо её широко раздвинутые коленки были разбросаны вокруг бедер парня, а тело почему-то совершало тягучие возвратно-поступательные движения.
- Да что же они, бесстыдники, творят? - возмутился про себя Семён Семёнович.
Неожиданно девушка сползла с парня и отвалилась в сторону.
Василий же рукой быстро залез к себе в трусы и несколько раз будто передёрнул.
И затем тоже упал в изнеможении.
Не в силах более, Семён Семёнович тоже передёрнул.
Перед этим убедившись, что супруга по-прежнему перескопит появление выдры.
- Семён Семёнович…! - подал возмущённый голос внутренний голос.
Взгляд Семёна Семёновича в прострации, а может, тоже в изнеможении, встретился с глазами девушки, которая случайно взглянула в его сторону.
Та застенчиво, и одновременно по-заговорщицки улыбнулась Семён Семёновичу.
Тот испуганно отвёл глаза и опять взглянул на супругу.
Застывшая как пушкинский Командор, та сохраняла статус-кво.
Семён Семёнович налил. Выпил. Потом зачем-то повторил.
Было неловко и в то же время чертовски приятно.
- Что-то в этом есть! – подумал Семён Семёнович, не разобравшись в своих растрёпанных чувствах.
- Плывёт, Сеня, плывёт! – вдруг раздался обрадованный голос Софьи Аркадьевны.
- Да уже приплыли, - хихикнул внутренний голос Семёна Семёновича.

Когда уже уходили, взглянув на Софью Аркадьевну, грустно, но с бюрократической прямотой и безаппеляционностью ответработника Семён Семёнович подытожил итоги вечера, - М-да…Солнце светит, но не греет.

На следующий день, перед обедом выйдя из кабинета в отдел, Семён Семёнович витиевато разлагольствовал, - Да, товарищи, вы знаете, я вчера некоторым образом соприкоснулся с нашей славной советской молодёжью, комсомольцами, наверное. Это же чудеса, товарищи!
Какой энтузиазм, какая удивительная личная инициатива! Я прямо почувствовал небывалый подъём…Давно у меня такого не было, - добавил он в некотором смущении.
И посмотрев на роскошные формы машинистки Елизаветы, прикомандированной к ним на стажировку от низовой организации с периферии, высокую грудь которой украшал значок «Ворошиловского стрелка», Семён Семёнович застенчиво и с потаённой тоской подумал, - Да…Вот с кем бы я…в тир сходил.
И засунув руку в карман коротких, но широких штанин, незаметно для окружающих поправил вдруг отвердевший ствол.


© Шева

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
каментор
30.07.15 15:31

да что ж за на хуй!!??

 
asd
30.07.15 17:43

Еще хуита

 
анальная помпа
31.07.15 11:58

Сказ про то, как пенсионер выдру выебать захотел, но смог только падрачить

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Имидж ничто, жажда всё.
Почему умный и честный человек не пойдет работать в такси
Итоги дня
Интеллигентный рэп
Гибкая подводка
Итоги дня
Волк и Красная курточка
А Трахань таки хороша
Не ходите в ЗАГС весной, там люди нервные
Интересно, фильм про Цоя достойный будет?