Зеркало




03 декабря, 2015

Ударила своего одноклассника

Дочь пришла из школы с виноватой физиономией и со сторогой записью в дневнике: "Ударила своего одноклассника! Просьба разобраться и провести беседу!"

Начала разбираться - позвонила учительнице. Да, взяла и ударила. Он её не бил. А она ему - хрясь! - и прямо по физиономии. И со всей силы. Ребята могут подтвердить.

...В первый раз я подралась с мальчиком в детском саду. Он ударил меня в раздевалке сапогом по голове. Он бил всех, сильно и больно, мальчиков и девочек, все его боялись, он был без тормозов. Ему было очень смешно, когда жертва плакала. Хорошо помню, как он смеялся и радовался, когда у меня из рук вырвали сапог, занесённый для ответного удара, но не помню, как я чисто технически умудрилась загнать ему в ноздрю сухую горошину. Мальчика водили к врачу. Больше он меня не трогал.

В первом классе меня единственный раз в жизни дёрнули за куцые хвостики, которые тщательно сооружала мама из моих не желавших расти волос. Я обернулась и врезала улыбающемуся до ушей любителю чужих хвостиков пеналом по голове. Советским металлическим пеналом-коробкой, которым можно было заколачивать гвозди, - и больше никто и никогда не прикасался к моим хвостикам.

С мальчишками я много и успешно дралась на равных - до тех пор, пока не выяснилось, что эти же вопросы можно решать другими, менее травматичными, но часто более болезненными способами. И хорошо помню причины, по которым начиналась драка: я совершала поступки, не совместимые со званием девочки, когда мальчик делал что-то, на что, по его мнению, я ответить не могла, ещё и радовался при этом: например, бил сапогом и ждал, что я буду сидеть и реветь, или дёргал за хвостики, зная, что я не смогу ответить тем же, отнимал что-то и держал, зная, что я не смогу дотянуться, и так далее.

В третьем классе Антон, с которым у нас была честная борьба за лидерство, не омрачённая пока всякими гендерными заморочками, на перемене задрал на мне юбку. Это был удар ниже пояса, потому что ответить чем-либо адекватным по степени унижения я не могла. Он удирал от меня, перепрыгивая с парты на парту и радостно хохоча, а я стояла внизу (тоже символический акт унижения) и, сжимая кулаки, смотрела на его удаляющуюся спину в чёрной водолазке. Мы только что пришли с завтрака, и я держала в руке творожный сырок в шоколадной глазури. В те времена их продавали в бумаге, они всегда текли и быстро превращались в кашу. И, посмотрев на свою руку, я поняла, что сейчас поражение обернётся полной и бескомпромиссной победой. Я медленно и аккуратно, никуда не торопясь, развернула этот сырок. Планеты надо мной выстроились в одну линию - и я точно знала, что сейчас у меня всё получится. Антон уже сделал один круг по партам и пошёл на второй, удаляясь в конец класса. Одноклассники почтительно хихикали, стоя у стен, девочки смотрели на меня сочувственно. Я, улыбаясь, занесла руку с сырком, размахнулась и бросила. Сырок просвистел через весь класс и влепился аккурат в центр его спины, роскошным белым снежком посреди чёрной водолазки. Остаток перемены мне пришлось провести в женском туалете, слушая, как разъярённый Антон ломает дверь. Я сидела на подоконнике, болтала ногами и была совершенно счастлива.

...Как я и думала, всё-таки моя дочь "ударила своего одноклассника" не просто так. Он целенаправленно её доводил, добиваясь того, чего все они добиваются такими способами. Она попросила его не трогать чехол с очками - а он его трогал, потом хватал, потом размахивал у неё перед носом, а она просила и просила, а потом играл с ней в игру "а ну-ка отними", ненависть к которой она, вероятно, унаследовала от меня, и ему было ужасно весело. И тогда она, интуитивно выбирая между двумя способами - пожаловаться учительнице или решить вопрос самой, - врезала ему по физиономии. Современные пеналы мягкие и в таких делах бесполезные, учебники тонкие и несолидные, поэтому она обошлась рукой.

И представила я себе всю эту картину в красках - как она просит, уговаривает, а он смеётся, и прячет чехол за спиной, а она и злится, и переживает, потому что ей строго-настрого велено беречь очки, и поняла, что сказать мне ей нечего. И теперь она стоит, несчастная, передо мной, опустив голову, потому что в школе ей, наверное, уже объяснили, что девочки так себя не ведут и что все вопросы можно решить словами, в ожидании моих гневных речей. И я махнула рукой на всю эту педагогику.

- Ну и молодец, - говорю, - всё правильно сделала.

И обняла, и поцеловала её, совершенно ошалевшую, и мы пошли обедать. А в дневнике я написала: "Разобралась. Поговорила. Ругать не буду, потому что я бы на её месте поступила точно так же".


© Ксения Кнорре Дмитриева

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть