Зеркало




06 февраля, 2017

Анальный клещ

А вчера позвонили трихологи. Девочка в телефоне сказала, что на районе открылся трихологический центр, и они рады помочь, если у меня проблемы.
Сперва, я конечно здорово растерялся. В башке так и замелькало: трихопол, трихолог, венеролог…
Да, я не раз лечился от половых паразитов трихомонад и т.п., но это же врачебная тайна.
Как они узнали, что у меня ослабленный половой иммунитет, и я с юности предрасположен к «этим» инфекциям? Вот же суки грязные.
А ведь давно дело было. Неужели, позорное досье анализов из хуя и прошлого тянется за мной до сих пор?

Даже засвербело в конце, как в… В каком же это году, стоял я со спущенными штанами перед коробочкой - прибором, излучающим: то ли смертельные для половых микробов волны, то ли целебные для простаты биотоки?
Давненько. Стоишь такой за ширмой, подведя выздоравливающую залупу к коробочке (дергаться нельзя), а она сука гудит довольно – коробочка-то, а денежки твои капают в кассу диспансера. Я б тоже гудел.
А врач прием ведет, и еще покрикивает весело: «Держите дистанцию, юноша. Не менее пятнадцати сантиметров от головки полового члена до излучателя. Это в ваших интересах. Еще три сеансика, любезный, и можете по-новой, хы-хы..!», и посмеивается в бородку падла.

Что-то не чисто. Нарочно подводил головку к самой херовине – и ничего, – не стрекает, хуй не отваливается, черные мысли о женитьбе, или чтоб закодироваться не посещают – одним словом, ничего дурного не происходит.
Ну, думаю, шельмуют жабы медицинские, – лишь бы денег с больного содрать. А всё лечение, по правде - то, – заключается в антибиотиках для крупно-рогатого скота и уколах стрихнина. Коновалы вы.
Прибор подозрительно походил на батин старый тестер, но верить в чудо скорого исцеления хотелось, потому пару сеансов дорогостоящего биотока принял.

Однако, вовремя смекнул, – ведь еще недавно, Кашпировский и Чумак на всю страну хуярили биотоками бесплатно, прямо через Центральное Телевидение – жопой ешь целебное электричество, всем хватит.
А ведь врачи первые же их поносили, как шарлатанов, и вот, этой же хернёй меня пользуют за деньги.

Ладно, тут другое. Оказалось, – трихологи, это врачи по волосам. Никогда б не догадался. А я думал – вроде проктологов, или кто глистов, червей жопных лечит, не знаю как их, а оказалось интеллигентная работа, чистая. Ну какие болезни у волос? Прописал парик и аскорбинку, отдыхай.
Конечно, сразу повеселел. Пообещал трихологичке непременно прийти, когда мех на лобке вытрется. У неё. Я ей тогда со своего подсажу – обоюдным трением. Больше не беспокоят однако, трихологи-то, как отрезало…

Кто только не звонил...
Запомнились деятели культуры – антрепренёры. Они пытались залучить меня на громкие премьеры, бенефисы и прочие артистические сабантуи, капустники и Кривые Зеркала, за смешные ( как они уверяли) деньги.
Если две пятьсот, за шабаш с Ветровым и Воробей это смешно, то нашей культуре не хватает самоиронии, скажу я.

Но особо, озверел один инвестиционный фонд «N». Ребята очень хотели, чтобы я инвестировал: то ли в «Льдинку», то ли в «Снежинку». Это такой новый СПА-отель или турбаза неподалеку от «Роза Хутор», что на Красной Поляне.
Видимо, хутор уже трещит по швам от наплыва туриста и пора вводить вторую очередь и тем окончательно похоронить нахуй выскочек: Давос, Шамони, Инсбрук и прочих.

Да собственно, мы и так в славном четырнадцатом году, лишили их всякого смысла существования, открыв миру Красную Поляну, изуро…преображенную до неузнаваемости.
Осталось лишь добить агонирующих конкурентов, маленьким семейным курортом «Снежинка», раскинувшемся у подъемника – такова его концепция, логично дополняющая и завершающая общую концепцию кластера «Красная Поляна».
Это не мое, это мне так втюхивали. Не все мне понятно конечно, но свежо! Вот же у кого-то светлая голова – маленький, уютный семейный курорт у подъемника.
Это ж осиновый кол в гробину всех куршавелей.

Компанию не смущало, что моих средств хватит ровно на отделку пары санузлов в домике для персонала.
Сперва, позвонил молодой человек Максим. Представился моим финансовым советником. Здравствуйте, говорит, Николай, я ваш советник. Самоназначился пиздюк с ходу.
Я позволил ему озвучить «уникальное предложение», – понимаю, кушать всем надо, и это его работа. И разговор наш пишется. Зачем человека подводить. Выслушал, и твердо сказал, что мне инвестиции не интересны.
А мне в ответ: «А что вы знаете об инвестициях? Расскажите-ка, пожалуйста!». Эх бля! Оно еще и подъебывало. Честно сказал, что деньги мои на депозите. В ответ: «А что вы знаете о депозите? Позвольте я вам объясню! Это прошлый век. Мы предлагаем современные инструменты».
Да не надо, не интересно. А мне блядь опять: «Вы не пробовали, а уже отказываетесь. Почему? Был неудачный опыт? Расскажите. Уверяю, мы сможем заинтересовать. Вам понравится», и настаивает на личной встрече. Ну такой навязчивый молодой человек!

Проще мандавошек вывести заговором, чем отделаться от этого анального клеща. И тон такой веселый, задорный, – сидит эта блядюга, прется от себя, фраппирует немолодого человека.
Но я вежливый, мягкий по природе. Согласился получить в почту презентацию для ихней галочки, только отъебитесь.
Спустя неделю, из конторы звонила девочка. К счастью, Максим был в отпуске, и наверное ебал мозги туркам или египтянам, – один хер кому, хоть бабушке, главное не мне.
Выслушал, – кушать всем надо. Сказал, что не интересно. Упорно настаивала на личной встрече.
Через неделю, выслушал от новой девушки предложение. Процент доходности подрос на ноль ноль каких-то, что не могло не радовать… кого-то. Настаивала на встрече. Поблагодарил, отказался. Думал, всё…
Судя по оптимизму в голосе, Максим прекрасно отдохнул, или его выебли, что я до сих пор не готов расширять, расстраивать кластер «Роза Хутор» за кровные бапки.
Товарищ был в ударе. Согласился я на встречу.

Звонок: – Николай, я пришел по указанному адресу, а тут…Тут бани. Вы не ошиблись?
– Да, бани. И что? Заходите.
Зашел в предбанник, поздоровались. Неприятный развязный тип. Улыбка с лица не сходит, рот не закрывается. Сел за стол, достает из портфеля презентацию.
Тут, из маминой из спальни…Вышел красный голый… Флюс. Из парилки.
Флюс, потому что за небритыми щеками, словно по флюсу выскочило – такая с детства будка нажрата, что пиздец. И сам боров - боровом, а голосок тонкий, как у Поночки – потешно, я ебу!
Но Максим улыбаться перестал и смолк. Потому, – голый шерстистый Флюс, мог расположить разве только животных самок человека, жаждущих БДСМ.
Подошел этот Никола Питерский к столу, стакан водки всосал смачно, и кивает на делягу моего: – Этот штоль?
Я б обосрался. А «Этот» вскочил, презентацию прижал к груди, глазки бегают на дверь – съебаться надумал. Хуй!
– Это Флюс, – представляю я приятеля, – Знакомьтесь, Максим. Флюса тоже заинтересовало ваше предложение. Он крупный бизнесмен – занимается углем. У него свой угольный разрез. Верно, Флюс Иваныч?
– Верно.
Флюс и вправду плотно занимался углем… Плотней некуда. Уже лет десять, он состоял при старых банях истопником – не один разрез перекидал в топку. Уголь въелся в рожу, жопу, руки – всюду. Мавр угольных копей, однако.

Максим протянул капиталисту ладошку: – Здравствуйте.
Флюс ручищу о войлочную жопу отер, пожал дрожащую лапку.
– Флюс, вы хоть простыню накиньте. – попросил я. – Вам сейчас про инвестиции задвинут, а вы хуем, как постовой регулировщик палкой, – сбиваешь же человека.
– А что, – просвистел Флюс, – пидарасы есть?
Я отстраненно пожал плечами, – мол, ручаюсь только за себя и тебя дружище. Флюс вопрошающе поскреб мудя, а Максимка мой прям закудахтал, замотал головенкой: «Нет, нет!».
– Ну вот, – улыбнулся Флюс, и налил три полстакана теплой водки.
Максим взглянул на меня, – в глазах: недоумение, оторопь, и ожидание поддержки, но я молчал, а отказать Флюсу, – ну не знаю. Выпили.

– Так вот, господа. Позвольте мне предложить вам…
– Нахуй-нахуй! – прервал спохватившегося докладчика Флюс. – Извини, что перебиваю, но так дела не делаются. Сперва попаримся, выпьем, потом уже трави свою херню.
Макс собрался с духом: – Простите, но я не для того…Не готов. Не люблю баню.
Флюс так и вылупился на гостя: – Баню не любишь?! Не русский?
– Русский. Гипертония. Нельзя. – врал тот.
– Максим, вы неправильно парились. – безапелляционно заявил я. – Вы вообще были в настоящей бане? Знаете, что такое русская баня? Расскажите-ка мне!
– Конечно! – живо воскликнул тот. – Баня это…Пар. Ну… Веник.
– Да ни черта вы не знаете! Флюс вам покажет. Уверяю, вам понравится. Это как с инвестициями, – стоит раз попробовать, потом хуй оторвешься.
– Простите, но…Вы не поняли…
– Так дела не делаются. – Флюс легко вздернул аналитика с лавки. – Щас попаримся, потом попиздим за дело. Ты чё, не мужик?
– Мужик…
– Тогда раздевайся, хули целку корчишь. Все свои. Отложи ты свои бумажки! – Флюс вырвал презентацию, и знай подгоняет. – Давай. Живей. Трусы долой. Мужик в бане без трусов должон быть.

Тот покосился на меня в шортах.
– А он всегда в трусах. Стебанутый, хули. – объяснил про меня Флюс.
Нихуя не уловив логики, едва не плача, Макс стянул труханы: – А вы, Николай? – взмолился он.
– Я, с Флюсом?! Да я его боюсь! Как ты с ним запросто…?!
Тут у Максимки аж ебало вытянулось. Но было поздно…
Через минуту, из парной раздались визги суки за мусоркой – Флюс умел вышибить дух из человека… веником. Советник появился из парной, дымясь, как навозная куча на морозе, и ни хуюшечки не соображая.
Кинулся к родным трусам, а Флюс хвать его, и швырнул в ледяную купель. Там завизжало, заухало.
Флюс рассмеялся – колыхался как студень в пуховом платке. Этот КвазиУгольный магнат, ногой, раз за разом сшибал Макса с лесенки в воду, а наигравшись, выдернул скукоженного одной рукой.

– Понравилась? – спросил я.
– А-а! Г-ы! – заикался тот.
– А вы не хотели...
– Водки! – приказал Флюс и разлил всем. – За инвестиции!
Макс отодвинул стакан: – До..доста..то..чна..а...
– Убью! – пропищал Флюс.
Выпили.
– Я па..пойду? – пролепетал перебздевший советник.
– А презентация? Я время выделил. Флюс вообще разрез оставил. Вы что, Максим, охуели?
– А? Хорошо. Сейчас…Вот, это график, который…
– Трусы - то накинь. А то как-то не убедительно, голословно как-то…
Мы с Флюсом так и прыснули, а в дверь вежливо постучали со словами: – Пошли нахуй! Сеанс окончен. Московское время девятнадцать ноль ноль. Пи-пи-пи.

Флюс оборвал смех, кинулся одевать трусы, позабыв банные принципы, и махом протрезвевший, прошипел: – Эх, Коля Николай, нахуй? Так было хорошо…
Это был Павлик Беда. Пригласил его я. Флюс этого не знал.
Беда это не только фамилия, но кредо, карма, тяжелый рок. Не в смысле хеви метал, – драйв по жизни, а тупо фатум.
Павлик полусумасшедший. С детства. Как человека и индивида, его характеризует эпизод.

Дело было вроде в седьмом, – не помню точно, когда женскую половую систему проходят.
Беду выставили из класса, на самом интересном – на больших половых губах. Учитель-то Мудилыч старенький, в очках, не помнит уж нихуя, заплутал указочкой в пизде этой агитплактной.
Клитор у него на лобок уехал, анус в промежности – чистый Дали. А Беда систему знал уже на зубок, вернее на… Вот он Мудилыча и поправлял.
Выставили полового умника. В коридоре никого. Он выдернул из вазона фикус, внес в ямку свое органическое удобрение, вставил деревце на место, прикопал.
Перекормил конечно. Фикус сгорел на глазах с жуткими миазмами. За неделю, от загадочного мора погибло все поголовье.
Три этажа, на каждом штук по пять прекрасных растений. Вот и считайте, каков террорист. А ведь это Мудилыча хобби было, как дети его. Он им листья мыл, подкармливал по науке. Старик слег.

В молодости Беда увлекался самбо. Попав в компанию, он должен был с каждым побороться. А больше он ничего и не умел. После восьмого класса, каблуха.
Беду тоже представил бизнесменом. Беда обрадовался новому лицу – тут же занял полторы тысячи, и принял Макса как своего. Бедный блядь советник…
Выпили, через десять минут, мы с Флюсом наблюдали коронные приемы Беды. Через пять, Беда вывихнул Максу запястье. Сам же и вправил.
До презентации так не дошло. Больше мне из конторы не звонили.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть