Зеркало




20 апреля, 2017

Короткометражки

Детектив.

- Так, мужики, слушайте: нам до конца месяца надо отчитаться по административным правонарушениям, а то Тихоныч глаз на жопу натянет и премии пиздец. – старший наряда задумчиво разминал сигарету, обращаясь к коллегам. С заднего сиденья УАЗика донеслось кряхтение и неразборчивый бубнеж.

- Оно конечно, товарищ старшина – бубнеж оформился в членораздельную речь. Можно в четверг к проходной Видеофона подъехать и вокруг гастронома на Ленинском прокатиться – аванс на заводе, авось кого зацепим. Но это Стрыгина земля, он нам в прошлом месяце грозился морды поразбивать за проходную.

Старшина представил пудовые кулаки прапорщика Стрыгина и поморщился. – Ладно, разберемся, к концу месяца нароем что – нибудь, - сказал с деланной бодростью командир, - поехали.
И только УАЗик тронулся, как в свете фар появилась женская фигура. Размахивая руками, она бросилась под колеса. Заскрипели тормоза.
- Гражданочка, да что же вы делаете, - пробормотал старшина, открывая дверь.
- Ограбили только что! Гражданка схватила старшину за рукав.
- Где?
- Вон, в пятом доме, в подъезде. Старшина усадил гражданку на заднее сиденье. В прокуренном салоне вдруг всплыл запах дерьма и тут же пропал. «Вот скоты, при бабе пердят, как дома» - подумал старшина.
- Коля, разворачиваемся.

В подъезде тускло светила лампочка. Дамочка указала дрожащей рукой на дверь, сержант включил фонарик. Вниз вела лестница, на второй ступеньке стояла объемистая женская сумка, чуть ниже лежало тело. Страшно воняло говном.

- Бомж обосрался что ли? – старшина спустился вниз. Гражданка схватилась за сумочку и прижала ее к груди. Зажимая нос, старшина склонился над телом. Мужик в спецовке, в говне с головы до ног, скорчившись, лежал на полу. Старшина брезгливо пнул его сапогом:
- Так, подъем! Тело промычало что – то, повернулось на бок и захрапело. Картина была ясна.

Старшина обернулся к всхлипывающей женщине.
- Ограбили, говорите? – в темноте подъезда послышалось всхлипывание. – Вы то как сюда попали?
- Приспичило, товарищи милиционеры.
- Понятно. Этой оформите мелкое хулиганство, тело грузите.
- Товарищ старшина, куда нам его? В вытрезвитель не возьмут в таком виде, машину потом мыть замучаемся…
- Ладно, поехали эту в опорный сдадим и хорош.

Из милицейского рапорта.
21. 12. 1987 в 00.30 экипаж ПМГ в составе старшины Пешкова Р. С., ст. с – та Михайлова В. В. и мл. с - та Ценных Н. В. задержал гр - ку Маслову И.В., 1955 г. р., проживающую по адресу: ул. Минская, д. 9, кв. 24, в подъезде дома №5 по ул. Минская за исправлением большой нужды. Материалы по ст. 158 КоАП РСФСР отправлены в административную комиссию по месту работы гр - ки Масловой И.В.

Старшина довольно ухмыльнулся. Премия начинала вырисовываться.


Хоррор.

Ирочка со второй смены задержалась. А всему виной наполеон, который Светка принесла вчера. Не надо было кусочек доедать сегодня, ой не надо было, отказались ведь все. Вот и сейчас она сидела в туалете и прислушивалась к своему организму. Знобить перестало и кишки успокоились, надо до дома добраться, там левомецитинчику и все нормально будет. Ирочка переоделась, добежала по переходу до проходной, вахтерша, не глядя, выбросила ее пропуск, щелкнула вертушка, в животе вроде бы улеглось.

Идти было недалеко, они с мужем недавно получили квартиру на Минской. Светили фонари, падал мелкий снежок, город спал.
- Фух, вроде бы прошло, - подумала Ирочка и перешла через дорогу. Снег поскрипывал под каблуками, легкий мороз приятно пощипывал щеки. От проходной было уже метров сто, когда Ирочка ощутила позыв, да такой сильный, что остановилась и инстинктивно сжала булки.

Собрав волю в кулак, она побежала, пытаясь не расслаблять ягодицы. Новостройки, впереди пустырь, белый снег, кустов нет, на пустыре – припозднившийся мужик с собачкой… В животе творилось что – то страшное, Ирочку прошиб холодный пот.
- Не добежать, - промелькнула предательская мысль. Пустырь почти закончился, ближайший дом, подъезд. Думать некогда, Ирочка свернула в подъезд, дернула дверь в подвал. Открыто, слава богу!

Два шага вниз, в темноту. Кое как выпутавшись из одежды, Ирочка присела и зажмурилась. Залп превзошел все ожидания: после короткого шипения струя говна ударила в темноту, перемежаясь таким готичным пердежом, напоминающим одновременно стон раненой горгульи и дьявольский хриплый смех. Ирочка поднатужилась и напоследок выдала концовку, как заправский блюзмен, не хватало только аплодисментов.

В подвале было тихо, слышно только, как говно каплями стекает на пол. Ирочка счастливо улыбнулась. Внезапно кто – то хрипло зарычал из темноты и когтистая, как показалось Ирочке, лапа схватила девушку прямо за пизду.

Ирочка взвизгнула и выдала второй залп. Ужас и реактивная струя подбросили ее над полом, она пушечным ядром вылетела из подъезда, роняя остатки говна и визжа во все горло. За спиной хлопнула дверь. Ирочка остановилась и натянула рейтузы. Никто за ней не гнался. В подвале осталась сумка, возвращаться за ней было очень страшно. Но в сумке была мороженая курица и аванс, а еще паспорт и кое – какая косметика, да и новая сумка очень нравилась Ирочке… нет, ни за что!

Вдруг за пустырем нарисовался милицейский УАЗик, он медленно полз по дороге. План созрел мгновенно – заправив на всякий случай слегка обосранные трусы между булок, Ирочка бросилась наперерез машине, призывно размахивая руками.


Мистика и потустороннее.

Андрей Гаврилыч напиздился. Не то, чтобы это была редкость, но сегодня – особенно, да и повод был весомый. С утра они возились в пятом доме, вроде бы новый еще дом, а все задвижки в подвале потекли. По яйца в холодной воде перекрыл задвижки, потом выкачивали воду, бесперестанно матюкаясь, а мастерица стояла на верхних ступеньках подвала и переживала за мужиков. Переживания к обеду трансформировались в червонец на бригаду – погреться мужикам да и в целях профилактики простуды.

Пока сушились да переодевались, ПТУшник Вовка сбегал на Димитрова за самогоном и жизнь вроде наладилась. После обеда ждали водоканал, потом накатили с аварийщиками, пока меняли задвижки, еще пизданули. Короче, часам к пяти Гаврилыч сидел в углу на перевернутом ведре и радостно крыл молодежь хуями, изредка вставляя в поток какие – то цифры: это он припоминал, сколько стоила пакля после войны и в пятидесятом годе.

И тут случилось непоправимое – худой хер со второго этажа приперся в подвал и отдал Гаврилычу какой – то давнишний пузырь, месяца три назад меняли ему мойку, думали – зажал, а оказалось мужик честный. В пузыре оказался спирт.

Ясен хуй, Гаврилыча забыли на рабочем месте. Проснувшись в кромешной тьме подвала, он наощупь добрался до лестницы, присел отдохнуть и тут силы окончательно оставили его. Он уронил голову на руки и заснул.

Снился ему странный и тревожный сон: вроде бы идет он по деревне, а навстречу ему дед Митрофан, в рубахе до колен, борода белая на ветру развевается, а в руках ведро крышкой накрытое.
- Что ж ты, Андрюха, поганец, о душе своей не думаешь? Пьешь, как скотина, женку бьешь, всех наебать норовишь? Смотри, сучонок, попадешь в ад, как мы с батей твоим, будешь волосенки рвать, да поздно будет.
- Дедушка, а как там, в аду?
- Как? Ничего хорошего, ясен хер, черти грешников лопатами бьют, все говном покрыто и стены в том аду из человеческой плоти, даже кое – где волосами покрытые, черти рычат, грешники орут – ад, ебанарот. Я вот тебе посмотреть взял, гляди – дед поставил ведро на землю и приоткрыл крышку.
- Дедушка, так в ведре говно же!
- А ты получше приглядись!
Гаврилыч наклонился, чтобы получше рассмотреть ад, вдруг дед схватил его за шею и макнул головой в ведро. Гаврилыч вздрогнул и проснулся.

Да только стало еще хуже: совсем рядом в темноте кто – то зарычал и в ту же секунду ему в лицо ударила струя чего – то зловонного и горячего. Попытавшись закрыться, Гаврилыч наткнулся рукой на что – то мягкое и теплое.
- Блять, доигрался, - подумал Гаврилыч и потерял сознание.
Очнулся он от холода. Перевернув затекшее тело набок, Андрей Гаврилыч увидел висящий в полной темноте прямоугольник, ограниченный мерцающим желтым пунктиром.
Он долго смотрел на него, пока не осознал, что это свет пробивается через щели в двери подвала, затем поднялся и, покачиваясь, побрел хуй знает куда.


Титры.

Зы: Через неделю по месту работы Ирочки разбирали правонарушение на административной комиссии. Сурово решили не наказывать, но ржали всем заводом, да так, что Ирочке пришлось уволиться. С тех пор она работает вахтершей в общаге технологического института и слывет самой неприклонной и строгой из всех вахтерш.

Ззы: Сантехник Андрей Гаврилыч в тот же день подшился, на следующий день уволился с работы и поступил в отроженскую церковь служкой. Был трезв и благочестив, служил дьяконом много лет, пока в девяностые не сел за наркотики в особо крупном размере – говорят, нашли у него плантарь гектара с два, а как на самом деле – кто его знает.

Зззы: Экипажу старшины Пешкова Р.С. премию так и хуй дали.


© Джаггабой

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть