Зеркало




07 мая, 2018

Ночь у Наташи

Мы ехали с директором филиала в головной офис, который находился в Самаре.

Директор инструктировал меня, что я должен сделать:
- Твоя главная задача, хорошо познакомиться с твоим куратором. Проспект эмиссии акций – это большой бумажный гемор, ошибок будет куча. Мне некогда всё проверять, поэтому, все ошибки вылезут в Самаре, у твоего куратора. А он может либо втихаря сообщить тебе о них, если у вас будут нормальные отношения; либо исправить их самостоятельно, если у вас будут дружеские отношения; либо доложить шефу, что в Сызрани работает полный придурок, которого надо срочно уволить. С этим всё ясно? – спросил меня директор и пригубил бутылочку с минеральной водой.
- В целом да, - начал я уныло, - а как я за один день установлю хорошие отношения?
- Жаль, что ты не пьющий. Бухло хорошо сближает мужиков, а если ещё сауна с тёлками…

- Так давайте снимем в Самаре сауну, Вы с куратором бухнёте, а я с ним потом тёлку на пару.
- Это крайний вариант, самый дорогой, да и времени много потребует. Мы в Сызрань вернёмся только после обеда. День пропал. А ты ещё и не рулящий, так бы я прилёг утром на заднее сиденье, а ты бы рулил. К обеду бы уже вернулись. А так мне до обеда просыхать надо будет. Слушай, Артур, только без обид, ты не пьёшь, не куришь, машину не водишь, а баб ты трахаешь? Какой-то ты стерильный, как дистиллированная вода. Её можно пить, но она не вкусная. Тебе не скучно жить?
- Так я бабами жизнь и заполняю, чтобы не скучать.
- Ну, слава богу, а то я уже…

Директор не договорил, отхлебнул минералки, и продолжил:
- Сейчас заедем, и купим дорогое бухло. Насколько я знаю, твой куратор любит коньяк Мартель икс о. Дорогой, падла. Поэтому покупаем вскладчину.
- А сколько он стоит?
- Сто баксов.
- Ого!
- Скажи спасибо, твою задницу прикрываю, непьющий ты наш. А как ты собираешься подарить ему пакет с бухлом?
- Ну, представлюсь, а потом отдам пакет, в знак дружеских отношений.
- Ты меня пугаешь.
- Почему?
- Объясню на обратном пути. Короче, пригласишь его вместе пообедать, в кооперативное кафе на Авроре. Там манты знатные делают. Поедем втроём. Пообедаем без бухла, а ты пообещаешь ему, что когда он приедет в Сызрань, то обед состоится в более тёплой атмосфере, т.е. в сауне.
- А про баб как сказать?
- Артур, в сауну, без баб, настоящие мужики, не ходят! Там даже бабы свои есть, их выдают как простыни.
- Понял, - ответил я, ещё более уныло.
- Не унывай! У тебя вопросы по проспекту есть?
- Куча. Я ведь впервые его делаю.
- Вот и завали его своими вопросами. Пусть он поймёт, что тебе надо помогать. Усёк?
- Да. Спасибо Вам, Владимир Анатольевич, сам бы я до этого не додумался.
- Отработаешь, - усмехнулся директор.
Мы купили коньяк, и приехали в офис. Директор сразу повёл меня знакомить с куратором. Открыв дверь кабинета, и увидев на месте куратора незнакомую девушку, директор спросил:
- А где Тимур?
- Уволился, - мрачно ответила девушка.
- А кто за него?
- А вы кто? – спросила девушка.
- Мы из Сызранского филиала. Вот привёз нового сотрудника, познакомить с куратором.
- Я вместо него.

Директор обречённо посмотрел на меня и кивнул головой в сторону девушки. Я понял, что теперь мне никто не поможет, и присел к столу. Девушка вопросительно посмотрела на меня.

На лице девушки полностью отсутствовала косметика. Глаза были красными, видимо она плакала. Она с трудом держала глаза открытыми, видимо болела голова. Но в целом, это не портило её миловидное лицо. Я решил использовать своё мужское обаяние:
- Я чувствую, что Вам сейчас не до меня, поэтому буду краток. Моё имя Артур. Я буду заниматься проспектом эмиссии акций СТЗ. Делаю впервые, поэтому рассчитываю на Вашу помощь. В качестве компенсации нервных затрат, могу отремонтировать домашнюю электрику, помочь клеить обои, побыть жилеткой или слушателем.

Девушка с удивлением посмотрела на меня и слегка улыбнулась. Взяв листок бумаги, она начала писать и одновременно озвучивать написанное:
- Я Наташа. Телефон на бумаге. Электрика работает, обои клеить не надо, а вот слушатель мне сейчас не помешает. Только сразу условимся: утечка информации, и проспект Вы не сделаете. Лады?
- Да, есть хотите?
- Хотите меня угостить?
- Да, хочу, и как куратора, и как симпатичную девушку.
- Лихо! – усмехнулась Наташа, - и посмотрела на часы. До обеда двадцать минут, но мы вернёмся пораньше.

Когда я попросил директора отвезти нас с Наташей в кооперативное кафе, он уважительно посмотрел на меня и тихо сказал: «Молодец! Вот тебе деньги, напои её, и трахни. На работу жду послезавтра. Поехали!»

Во время обеда, Наташа рассказала мне, что у неё закончились отношения с женатым мужчиной. Отсюда и депрессия. Я, как мог, успокоил Наташу, рассказав о своих неудачных романах. И во время десерта, большой вазочки с мороженым, густо посыпанным шоколадной крошкой, Наташа уже смеялась.
Вернувшись в офис, Наташа подробно объяснила мне, что и как я должен сделать с проспектом. Закончив, она спросила:
- Всё понял?
- Нет.
- Что будем делать?
- Я сова, и лучше запоминаю вечером, - начал я.
- Ты просто бульдозер! – засмеялась Наташа, - я даже твоей фамилии не знаю, а ты уже ко мне в гости напрашиваешься!
- Всё будет деликатно, и я уйду спать в гостиницу. Клянусь СТЗ!
- Болтун! Ладно, идём ко мне, разносолов не обещаю, но кофе гарантирую. Любишь в турке?
- Да, но поесть надо будет купить.
- Валяй!
Директор повторно меня похвалил, когда я ему сказал, что иду к Наташе в гости. Он дал мне ещё денег, и посоветовал купить набор Сызранской водки – три поллитровки разных сортов в подарочной упаковке.
- А зачем так много? – удивился я.
- Приучишь к водке – не надо будет возить дорогущие коньяки!
Наташа удивилась, когда я купил в магазине набор водки. Но я её успокоил:
- Её все хвалят. Попробуешь с друзьями. Потом расскажешь.
- А твой отзыв?
- Да я не пью.
- А что ты собираешься делать у меня сегодня вечером?
- Слушать.
- Тогда давай купим Родник, только Самарский. Водка проверенная.
- Ты собираешься, сегодня пить водку? – удивился я.
- Теперь я тебе доверяю, - ответила Наташа, пристально на меня посмотрев.

Когда мы сели за стол на кухоньке однокомнатной квартиры, в которой жила Наташа, я почувствовал себя дискомфортно. Многодневная пыль на подоконнике; стоящая на столе фотография мужчины, с чёрной лентой на правом нижнем уголке; и доберман Даша, которой я сразу не понравился. Причина у неё была веская, из-за моего визита, её прогулка была сокращена до минимума.

А дальше начался какой-то сюрреализм. Я пил кофе с бутербродами, а Наташа самостоятельно наливала в стопку водку, из початой бутылки, извлечённой из холодильника, затем нажимала кнопку на кассетном магнитофоне, и ждала, когда звучал припев песни:

Любовь, похожая на сон,
Счастливым сделала мой дом,
Но вопреки законам сна,
Пускай не кончится она.

Потом Наташа опрокидывала в рот стопку водки и плакала. Когда песня заканчивалась, Наташа перематывала кассету обратно, наливала очередную стопку, и всё повторялось. После седьмой стопки, я уже пожалел, что пришёл. Мне надоело слушать эту песню, мне надоело подвывание добермана, мне надоела плачущая Наташа. Я никогда не любил поминки. Выбрав момент, я обратился к Наташе:
- Давай я пойду. Завтра тебе на работу. Ложись спать.
- Никуда я тебя не отпущу! – прогундосила Наташа. Помоги мне разложить и застелить диван. А потом я приберусь на кухне, а ты в душ! Тебе что на завтрак приготовить?
- Омлет.
- Будет сделано! Только утром напомни.

Справившись с диваном, я разделся и пошёл в душ. Никакого возбуждения я не испытывал, просто хотелось спать. Вымотали меня эти поминки.
Обтеревшись полотенцем, я повесил его на сушилку и открыл дверь. Послышалось рычание добермана. Я опустил взгляд – Даша сидела на полу, преграждая мне дорогу в комнату. «Дашенька, ты чего рычишь? Уже забыла, кто тебя сегодня колбаской угощал, сырокопчёной, между прочим. Пропусти меня, Наташа меня ждёт», – обратился я к собаке. Но Даша проигнорировала мои слова, а её рычание стало более угрожающим. Я прикрыл дверь, и стал ждать, когда Наташа спохватится и пойдёт меня искать. Наташа так и не пришла, а Даша добросовестно охраняла путь в комнату. Сделав несколько попыток, открыть дверь и позвать Наташу, я понял, что скоро терпение Даши может закончиться, и она бросится на меня.

Вспомнив институтский курс теплотехники, я налил в ванную горячей воды и лег в неё спать. Для уменьшения утечки тепла, я закрыл занавеску. Спалось не очень, тем более, что периодически приходилось менять остывшую воду.

Разбудил меня характерный шум унитаза. Я одёрнул занавеску и увидел Наташу. Обернувшись на шорох, и увидев мою голову, Наташа испугалась и вскрикнула:
- Ты кто?
- Водяной, из Сызрани. Омлет готов?
- Какой омлет? Как ты сюда попал? В доме бойцовый доберман, лучше не дёргайся!
- Добермана зовут Дашей?
- Да, - удивлённо ответила Наташа, - а ты откуда знаешь?
- А моя одежда на стуле тебе ни о чём не говорит?
- Какая одежда?
– Сходи и посмотри, - ответил я уже с раздражением.
- Сейчас схожу, только ты не вылазь из ванной, а то Даша тебе твои причиндалы откусит. Она на это обучена.
- Догадываюсь, а то лежал бы я тут…
Всю дорогу, пока мы с Наташей ехали на работу, она меня подкалывала. Около офиса мы остановились, и она сказала:
- Ты извини за эту ночь. Не смогла я с тобой в своей квартире. В ней ещё пахнет Володенькой.
- Так ведь он тебя бросил.
- Не бросил, а оставил. Он умер.
- Тогда, это ты меня извини.
- Ладно, оба постарались. Лучше я к тебе приеду в Сызрань, а там посмотрим.

Дальнейшие отношения с Наташей, как с куратором, сложились отлично. Без её помощи, работу я бы не выполнил. В Сызрань она так и не приехала, а всякий раз, когда я с ней созванивался, в преддверии своей поездки в Самару, она задавала свой коронный вопрос: «Ты по делу или в ванной полежать? Даша про тебя спрашивала…»


© Буер Артур

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть