Зеркало




05 июля, 2018

Дело случая

Вот живём и думаем, мол де, глянь, дед старый, помрёт скоро, ой, чирей на заднице, всё, час до смерти остался, у моей бабки такое перед смертью было…
Да нет. Костлявая не тех выбирает, кто слаб, да стар - точнее, не только их.
Она сама знает, кому пора. У каждого ровно свой, отмеренный срок, в гости к богу не бывает опозданий, как там Владимир Семёнович пел…

… вот только ангелы поют такими злыми голосами… - чуть помедленнее, кони…

- А у нас “резонансный” нарисовался, - затянул старую песню про глухарей на новый лад начальник УгРо по кличке Розенбаум - Дима, что у нас, ты выезжал?

- Да, я выезжал, - ответил Клейстер, и продолжил - в период между 9.00 и 18.00 неустановленным лицом совершено убийство гражданки Конаревой Анны Анатольевны, 1980 года рождения, проживала - Папанина, 10-138, студент ФинЭка, работала бухгалтером сети ресторанов русской кухни “Берендей”.
- Короче - прервал Розенбаум, - сводки все читаем…
- Девочка отличница, из примерной семьи, папа успешный коммерсант, не вор… Мама преподаватель в музыкальной школе. Не шалава, не наркушка - домашний ребёнок, школа с медалью, иняз, музыкалка.
- Странное совпадение, коммерсант и не вор… - надо в ОБЭП позвонить, что за нонсенс, продолжай…
- Семья очень богатая, но ничего не похищено, по словам матери, всё цело. Труп нашли в ванной, перерезано горло кухонным ножом от уха до уха - испанский галстук. Нож изъят при осмотре. Вся ванная в крови, следов борьбы нет. Труп на вскрытии, но предварительно изнасилования не было. Девочка. Дверь цела, видимо, сама Аня открыла. Эксперты отработали, результатов пока нет.
- Кто из руководителей выезжал?
- "Кисель" был на месте, из "убойного цеха" ГУВД.
- Что сказал?
- Приехал пьяный, сказал зачем такую тёлку завалили, её же ещё еб@ть и еб@ть можно… При матери. Мать в обморок упала.
- Мудак. А по делу сказал что нибудь?
- Обещал на её отца ОБЭП наслать и мехом внутрь вывернуть вместе с налоговой. Понятно, из квартиры ничего не пропало, значит отца заморочки. Месть или тёрки с братвой.
... Попал мужик. Дочь убили и ещё ОБЭП…
Не похоже… Дочь бы украли, трахнули и вернули. Или прикопали… - подумал Опер.
- Версии? - продолжил Розенбаум.
- Нет версий. Непонятно. Вообще ничего не ясно. Вещи целы, врагов у семьи нет.
- Так, мальчики - резюмировал Розенбаум - берете своих участковых под белы ручки и на обход. Обходите каждую квартиру в подъезде. Каждую!!! Видел, слышал, друзья, подруги, мальчики - всё.
Особое внимание - бабушки у подъезда, это наша главная агентура. А что бы не было соблазна вместо обхода провести время в пивной - с каждого по пять объяснений в письменном виде. Или результат в виде крепкой информации. А лучше - задержанный «по подозрению». Справки по обходу сегодня к 17.00 у меня на столе. Клейстер домой спать, Кобзон - заводишь оперативно - поисковое дело. Завизирую справки, подошьете в дело. Я в прокуратуру, - работаем, мальчики.
Обход результатов не дал. Нет, не гуляла, мальчиков не водила, не пила, семья интеллигентная, наркотики не интересовали. Девочка - припевочка. Вот за что её, а? У, бля....
Одноклассник был, часто заходил в гости. Нет, не любовь. С детства дружат, в один горшок пИсали. Родители знают. Нет, дома не было. Да, повестку оставили его соседям - сам к следователю придёт.
Глухарь по “сто пятой”. Прокурор, Иван Александрович, не спустит. Бесполезно. Старый коммуняка, не вписался в рынок. Каждый день с оперативно-поисковым делом на ковёр вызывать будет. Главк тоже не обделит вниманием. Резонансное…
- Ало, Василич?
- Я - Розенбаум выдохнул в трубку старого телефона свежим коньячным перегаром.
- Это “Пятак”, помнишь такого?
- Помню, Петрович, ещё бы - ухмыльнулся Розенбаум, - чем обязан уважаемым людям?
- “Берендей” - наш кабак. И Аня - хороший человек. Во-первых, братва здесь ни при чём. Это беспредел. Во-вторых, отец тоже не при делах. У него всё ровно. Найди тех, кто это сделал, мы сами накажем.
- Но-но, - усмехнулся в трубку Розенбаум, - законность прежде всего.
- Найди, я тебя прошу. Мы готовы помочь.
- Ты бы себе помог, Петрович…
- Мне только Бог поможет. Пока, Василич, надеюсь ты меня понял?
- Да, Петрович, попробую…
- Телефон знаешь.
- Да я даже знаю, где ты, несмотря на твой федеральный розыск.
- Это другой вопрос. Что нужно от меня, скажи.
- Ничего, бывай.
На другом конце провода бросили трубку.
- Хреново, - выдохнул Розенбаум и потянулся к бутылке.

****
- На повестке дня - “глухарь” по 105-й, убитая девочка Аня. Я обращаюсь ко всему личному составу РОВД, надо со всей ответственностью отнестись к раскрытию этого особо тяжкого преступления - вечный исполняющий обязанности начальника – начальник «криминалки» по кличке “Шумер” окинул взглядом личный состав Отдела, - поэтому, назначаю сегодня рейд по несунам с завода. Будем ловить "люминий"!
- А почему "люминий"? – «забаянил» старший участковый Иван Иванович
- А вот ты, Ваня - Ваня, если будешь умничать, пойдёшь ловить "чугуний" - поддержал баян Шумер… - по рабочим местам!
- Товарищи офицеры! - прозвучала команда. Личный состав, недовольно бурча, потянулся по своим кабинетам.
- Иван Иванович, скажи мне, в районе совершено тяжкое преступление, зверски убит ребёнок - спросил у Ивана Ивановича Опер, - почему у нас рейд по «несунам» с завода, вместо того, чтобы идти всем коллективом раскрывать убийство?
- Смотри, молодой, - сделал умное лицо из ироничного товарищ старший участковый уполномоченный, - убийство - это одно нераскрытое преступление?
- Ну.
- Не нукай, не запряг. А сегодня личный состав поймает как минимум десять работяг с «фасониной» и чугунным литьем. Это сколько раскрытых преступлений?
- Десять.
- Итого, раскрываемость сколько?
- 90%.
- Верно. С Шумера спросят не за один “глухарь” - он их перекроет раскрытыми. Это статистика. Мы в выигрыше. Ударили онанизмом по проституции, а «фасониной» по убийству. Победа!
- Но это же глупость, надо раскрывать убийство!
- Не надо ничего раскрывать. Надо повышать процент раскрываемости путём очковтирательства, ты ещё разве не понял?
- Но это же идиотизм, это же использование сил и средств впустую?
- Эта твоя Родина, сынок… - ухмыльнулся старый участковый - пошли ловить несунов, как сказано…

*****

В пивной было многолюдно, несмотря на разгар рабочей недели. Бывший совсем недавно гегемоном пролетариат, употреблял разбавленное пиво, смешивая его с “красной шапочкой”-стеклоочистителем, для крепости.
В углу “рыгаловки” кучковались молодые парни в потертых джинсах и модных тогда майках “Абъебос”.
- Дима, что у тебя, - Опер потянулся к кружке холодного пива, - обошёл кого?
- Бред - обход в рабочий день. Все на работе. Бабок у подъезда опросил, два объяснения взял.
- Интересное есть чего?
- Ничего. Обычная семья. Девочка Аня хорошая, отличница, всегда здоровалась. Врагов не было. Больше ничего бабки у подъезда не видели, и не знают. Водку будешь, у меня с собой “мерзавчик”?
- Нет, жарко, развезет… Ты же знаешь - я слабый, упаду, сам потащишь - парировал Опер, - у меня та же ерунда. Только этот её сосед. Отец убиенной был главным инженером, отец мальчика - слесарем. Заводской дом, квартиры получили вместе, погоди, одноклассники. Дружили конечно. Мальчика звать Артуром. Учится в бывшей “путяге”, вежливый, скоро в армию заберут. В общем, ни хрена и лука мешок…
- Глухарь.
- Ага. Ладно, допивай, в контору поехали… Нам ещё справки писать по обходу.
Опера уселись в розыскную “Ниву”. Водитель взял курс на родное РОВД.
- Блин, я опять дежурю сегодня. “Бук” запил, за него поставили… - заныл Клейстер, - отчёт по линии работы не сдал, Розенбаум окрысился
- А ты не косячь, дежурить не будешь - заржал Опер, - отчёт он не сдал, три палки несчастных в три клетки вписать не можешь…
- Скучно, я в дополнительной группе, о!!!! - заорал он, глянь – «нарик» на остановке, “Алёша”, - заорал он на водителя, тормози!!!
На автобусной остановке стоял молодой парнишка. С бледным лицом, худой. Первый признак - в жару рубашка с длинным рукавом, скрывает следы от инъекций. Бледность лица, бегающие глаза, характерные движения телом. Наметанный глаз опера не ошибся - нарик.
- Крепим! - будет развлекуха и информация. Если с “весом” черняшки или героина - будет “палка”.
Опера выбежали из машины.
- Привет, обсос - Клейстер не сильно, но резко ударил нарика под дых.
Нарик бесшумно опустился на землю. Щелкнули наручники. Шмон. Пустой. Хреново… Опера подняли нарика с асфальта и забросили в багажник розыскной “Нивы”.
Есть пленный. Не с пустыми руками… Хоть что то, можно работать. Кинем в “клетку” по “мелкому”. Начнётся “ломка”, можно говорить. Всё расскажет, что знает. Лишь бы отпустили… Там, глядишь, сделаем «вес» или «сбыт» - лишняя «палка» не помешает.
Вытащив нарика из багажника, Клейстер задрал рубашку ему на голову, на глаза, что бы не видел, куда привезли. Задрав руки в наручниках вверх, опера привели его в кабинет и усадили на табурет.
- Ну что, бля, попался, гаденыш - глядя на наркомана сказал Клейстер и влепил ему подзатыльник.
- Я не убивал! - истерично закричал наркошка - я не убивал!!!
Клейстер и Опер впали в ступор. Кого он не убивал?
- Кого ты не убивал, скотина? - удар ногой по голове смёл наркомана с табуретки.
Его подняли за застегнутые руки и усадили опять на стул.
- Дима, посиди, я к Розенбауму… - сказал Опер и вышел из кабинета.
- Тебя хоть как звать, пленный? - Клейстер взял наркомана за подбородок, сейчас же я тебя убивать буду. Говори!
- Артурчик…


У нас в милиции не бьют - не помню, кто сказал эту великую фразу, но она достойна занесения в анналы истории, как афоризм.
Скользкая тема. Ибо били. Иногда жестоко и даже очень. Чем страшнее становились преступления, тем сильнее били в милиции.
Били из чувства внутренней справедливости, потому что знали - преступник останется безнаказанным, но хоть напугаем на всю оставшуюся жизнь.
Били, что получить необходимые показания - как правило, самая большая ошибка и глупость.
Били от бессилия. Бессилия огромной государственной машины перед бритоголовой братвой и их хорошо проплаченными адвокатами.
Били из чувства мести - ибо смотреть на девочку с перерезанным горлом, а после этого смотреть на её убийцу без эмоций нереально.
Скользкая тема. Преступная. Плохо это. Никогда никто этим не хвалится. Все знают, как это плохо - но все равно бьют. Бьют изощренно, без следов, или при задержании - ломая носы и разрывая селезёнки.
Каяться бы… Да время такое было… Не мальчиков с айфонами и не девочек с силиконовыми губами на новеньких БМВ, которыми славится нынешняя профессиональная полиция. В милиции любители работали, но суровые.
Пили самогон, курили Беломор и искали бензин на служебную “Ниву”, ремонтируя её же вскладчину из скудной зарплаты. Питались в дешёвых столовках или китайской лапшой под запись в гастрономе. Пропивали забытые вещдоки и казённые берцы.
Именно любители спасли страну от скатывания в беспредел. В том числе и крепкими кулаками. Да, плохо это. Но был ли выбор?
Выбор всегда есть - скажет рафинированный, социально ответственный гражданин своей страны. И будет прав. Есть выбор - отпустить Артурчика, пусть дальше режет глотки девочкам. Или…
Ну что, читатели, “поколем” Артурчика? Или адвоката пригласим? Что бы по закону?
*****
Шлеп - “маваши” Клейстера отправило закованного в наручники наркомана в нокаут.
- Вставай, сученыш… - рука Клейстера подняла его с пола и усадила на стул, - кого, ты говоришь, не убивал?
- Я… Никого…
- Давай по нормальному. Где живёшь?
- Папанина 10-136.
- Ани Конаревой сосед значит… Почему к следователю не пришёл? Повестку получил?
- Получил… Испугался… Бить думал будете…
- Будем - ударом ноги Клейстер выбил из под Артурчика стул, наркоман упал на пол, - убивать будем…
- Эй, драчуны - голос начальника УгРо Розенбаума прервал процедуру - ну-ка разошлись… - молодой, - веди понятых.
Опер завёл в кабинет двух перепуганных студентов Педколледжа.
- Стриги! - скомандовал Розенбаум.
Опер сел верхом на задержанного и канцелярскими тупыми ножницами срезал несколько обрезков с его грязных ногтей, после чего упаковал их в конверт.
- Понятые, - распишитесь, - скомандовал Розенбаум - молодой, берёшь “Алешу”, “Ниву” и марш в суд - мед. Бегом, я договорился.
- Клейстер!
- Я!
- Объяснение с него. Потом в камеру, по “мелкому”.
- Понял.
- Бегом!

****
Спустя два часа главный врач СМЭ по секрету сообщил Розенбауму, что под ногтями Артурчика обнаружены следы крови, группа которой ему не принадлежит, но чудесным образом совпадает с группой крови убитой Анны Конаревой. Данная информация стоила Василичу бутылки коньяка из его личного неприкосновенного запаса.
Но эта информация была не лишней, но запоздалой.
Артур написал явку с повинной. Без физического или психологического давления, конечно. В явке с повинной просил суд строго не наказывать.
Опер уехал на неотложный обыск в квартире Артурчика. Нырнув в корзину с грязным бельём, он вытащил из него окровавленные майку и шорты.

****
- Зачем ты это сделал, Артур? - глядя задержанному в глаза спросил Опер, - она же как сестра была тебе? Вы же с детства… Вы же…
- Ломало меня страшно… А она ...
- Что она?
- Она мне давала деньги на “ширку”, воровала у отца из заначки… У неё отец держал её в кадке с фикусом… Я увидел тайник и решил … Взять всё и сразу… Я взял нож и… я не помню…
- Сколько ты взял?
- 1200 долларов.
- Из-за этого ты убил Аню?
- У меня долги… Мне…
Договорить он не успел. Удар по лицу, хорошо поставленный на занятиях по рукопашному бою, сбил его с ног.
- Ну ты и мразь… - Опер плюнул на упавшего.

****
- Ало, здравствуйте, это Валерий Васильевич? - приветливый женский голос услужливо залепетал в трубке старого телефона.
- Да, я.
- Вас беспокоит управляющая ресторана “Берендей”.
- Слушаю вас.
- Вас и весь личный состав уголовного розыска мы приглашаем в наш ресторан…
- Знаете ли, девочка… Один обед в вашем ресторане стоит мою месячную зарплату…
- Для вас и ваших сотрудников всё совершенно бесплатно. С 22.00 до 8.00 утра в ночь с пятницы на субботу. Мы ждём вас.
- Откуда такая щедрость?
- Вы нашли убийцу нашего бухгалтера, Анечки. Мы благодарны вам. Приходите.
- Кто дал вам мой телефон?
- Пётр Петрович кланяться велел.
- А, "Пятак"?
- Мы ждём вас.
- Мы будем.
- Слышь, Пятницкий, ты коньяк “Ной” пробовал? - ржал Клейстер, пытаясь перекричать живую музыку, - под седло молодого барашка?
- Наливай, Дим, гулять так гулять… - проорал в ответ Опер.
“Господа офицеры, по натянутым нервам, я аккордами веры эту песню пою”- рвал душу “лабух “.
- Эх бля, три рубля - орали пьяные опера и плясали “Барыню”.
"Глухари на токовище разгулялись… не до жиру, быть бы живу" - напевал любимую песню Розенбаум прямо в тарелку с салатом.. .
Изрядно принявший на грудь Шумер заигрывал с официантками, склоняя их к разврату в подсобке.

****
В соседних квартирах дома 10 по улице Папанина плакали матери. У одной героин отобрал сына, у другой - дочь.
Светало…

© Вадим Пятницкий

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть