Зеркало




01 июля, 2019

Ковер

Жил в Танжере человек, по имени Абу. Он владел ковровой лавкой, лучшей в Магрибе. На Абу работало множество ткачей, но ни один из них не мог сравниться в искусстве ковроткачества с хозяином.

Люди восхищались свойствам ковров Абу: если на узоры, воссоздающие пламя огня, ставили холодную еду, то она казалась горячей; если больной ложился на ковер с изображением речной гальки, разогретой на солце, то у него проходили боли в спине; если узоры напоминали райский сад, то сидящий на них ощущал благоухание цветов и слышал щебет райских птиц........правда для слепого еда оставалась холодной, спина больной, аромат цветов был ему недоступен.

Абу состарился, и продолжал заниматься только торговлей, и главным ткачом стал его сын—Ильяс.

Сын превзошел отца в ремесле, ковры, снимаемые с его ткацкого станка, стали самыми дорогими в Магрибе...

Однажды Абу позвал Ильяса, и сказал ему такие слова:

--Ты достиг небывалых высот в своем исскустве сынок, пора тебе исполнить мечту нашего рода...

--Какую мечту?—спросил Ильяс.

--Мечту твоего деда Джавада—основателя нашего дела, он хотел сотворить ковер-самолет—это было его самым заветным желанием, он даже частенько говорил об этом людям, за что они называли его мечтателем, а иногда и лжецом. Я пытался воплотить в жизнь мечту своего отца, но у меня не вышло,но ты искуснее меня сынок, теперь пришло твое время попытаться.

--Хорошо отец—ответил Ильяс—я попытаюсь, но с чего начать?

--Спроси у нашего муллы—ответил Абу—он мудрее нас, может что посоветует...

Пришел Ильяс к мулле, и спросил его:

--Достопочтенный мудрец, как мне сделать ковер-самолет?

--Почему ты меня спрашиваешь об этом?—удивился мулла—я разве умею летать? Спроси у того, кто умеет...

Утром следующего дня Ильяс вышел на берег океана, открыл коран на случайно странице, положил его на песок, и обратился к атлантическому ветру Сироко:

--Ты летаешь от создания мира, о Сироко, ответь мне, как сотворить ковер-самолет?

Сироко завыл пуще прежнего, вобрал в себя песок Сахары, и выдохнул его на открытые страницы корана. Песок лег только на отдельные слова в книге, по тем же словам, которые остались видными, Ильяс смог прочесть послание ветра:

«... одна половина нитей, должа быть сплетена из пуха летающих существ......

..... другая половина , должна быть шелковой, и нити эти, выбели в снегах на высочайших кручах Гималаев.....

...должно быть и несколько особых нитей:

... Первую нить, сплети из волос юного Икара, чтобы мечта, устремляющая вверх, жила в ковре...

...Вторую нить, создай из волос с бороды викинга-берсерка, чтобы имелась дерзость и отвага оторваться от земли...

...Третью нить, добудь из кровавой плащаницы пророка Исы (Иисуса Христа), которая отторгла дух Исы на небо, как веруют миллионы христиан....их верою ковер и преисполнится силы для подъема...

...Ковер, также, должен быть пропитан кровью невинной девы, в память о Мирьям, вознесенной на небеса...

...и последнее: чтобы ковер вознес ввысь человека, от него потребуется отречение....»

Ильяс записал секрет создания ковра-самолета, поклонился Сироко, и стал готовиться к странствиям, для поиска особых нитей.

Он набрал много товара из лавки отца, и с первым караваном отправился на восток, только одна строка в его записях, не давала Ильясу покоя: «что значит ОТРЕЧЕНИЕ?».

Много стран исходил Ильяс с караванами: был и в Гималаях, где выбелил в снегах Джомолунгмы нити, сплетенные из пуха молодых аистов, и тончайшие шелковые нити из Китая.

И вот однажды, Ильяс добрался до острова Крит. Люди подсказали ему, где находится расщелина, на дно которой, по преданию, бог Посейдон отнес разбившегося Икара. Юноша добрался до этого места. Расщелина оказалась настолько глубокой, и страшной, и в ней обитало великое множество летучих мышей, что Ильяс замешкался. Люди сказывали также про это место, что в глубине расщелины, обитает страшный змей—порождение подводного царства Посейдона, скрывающийся с незапамятных времен от гнева Апполона, и охраняющий тело Икара.

Ильяс разложил по скале свой лучший ковер, вытащил кинжал, и вырезал им из ковра изображение солнца, прибил его к деревянному щиту, и стал спускаться в расщелину.

Летучие мыши черным смерчем атаковали Ильяса, но юноша прикрылся щитом, и солнце превращало мышей в пепел. Парень спускался все ниже и ниже..

Оказавшись на самом дне, Ильяс вытащил из ножен саблю...солнце на его щите потухло, ведь для того, чтобы оно светилось, нужно, чтобы его кто-то видел...

Через сотню шагов, Ильяс услышал чье-то тяжелое дыхание. Юноша ударил плашмя саблей по камню, высек сноп искр, и в их свете черный глаз чудовища, притаившегося в шаге от Ильяса, увидел узорное солнце на щите.......и оно вновь заполыхало ярким светом.

Ильяс отпрянул назад, и сумел рассмотреть чудовище получше: перед ним стоял Великий змей Пифон, угрожающе клацал огромными зубами, а в его темных очах отражалось сонце со щита:

--Ты зачем нарушил мой покой? –спросил змей.

--Мне нужна прядь волос Икара—ответил Ильяс—позволь мне взять ее, и я уйду с миром.

--Вот так просто?—засмеялся Пифон—ко мне редко гости заходят, неужели ты меня никак не развлечешь?

--По сказкам знаю—ответил Ильяс—что с такими как ты нужно либо драться, либо разгадывать загадки, я готов сделать либо то, либо другое.

--Ты меня с кем-то путаешь—усмехнулся змей—я был величайшим прорицателем на земле, пока Апполон не разгневался на меня, так что для меня, наивысшим удовольствием будет давать ответы на твои загадки.............давай же....задавай три загадки....ежели не отвечу, то отдам тебе прядь волос вечно юного Икара, а ежели отвечу, то сожру тебя, вместе с твоим солцем на щите.

--Хорошо—ответил Ильяс—загадка первая: зачем мне прядь волос Икара?

--Не мог сложнее придумать?—засмеялся Пифон—ты хочешь создать ковер-самолет.

--Ну ладно—поежился юноша—загадка вторая: где мне найти невинную деву, которая станет мне женой, и пойдет за мной, хоть в рай, хоть в ад?

--Оазис Аль Фаюм—заговорил вновь Пифон—твою суженную зовут Зухра—дочь тамошнего судьи, она пойдет за тобой хоть в рай, хоть в ад. У тебя последняя попытка...

--Что значит «отречение»?—спросил Ильяс.

Змей вдруг гневно зарычал, и заметался по расщелине из угла в угол:

--Ур-р-р-р-р,...твоя взяла—завял Пифон—причина, по которой я не могу показаться на свет дневной, в этом вопросе, Апполон задал мне его две тысячи лет назад, и я не смог ответить, за это он изгнал меня, и запретил пророчествовать. Ответ на этот вопрос, сможешь найти для себя лишь ты сам. Возьми пряди вечно юного Икара, и ступай...

Ильяс выбрался из расщелины, сплел из волос Икара нить, и продолжил свои странствия.

Долго еще он странствовал по земле, пока не забрел в земли викингов. Северные варвары хотели ограбить Ильяса, но юноша не растерялся, и бросил вызов на бой сильнейшему из викингов—берсерку Эгилю Скалагриму.

Огромный воин захохотал, глядя на Ильяса сверху вниз:

--Ты меньше меня в два раза парень, но все же осмелился бросить мне вызов, что ж, будь по твоему, мы сразимся, и если я одержу победу, все твои ковры станут моими, и я продам тебя в рабство, если же ты победишь, мы тебя не станем грабить, сохраним тебе жизнь, и выполним одно твое желание.

--Быть посему—ответил Ильяс—мы сразимся, и если победа останется за мною, ты отдашь мне пучок волос из твоей бороды.

Эгиль ухмыльнулся, и кивнул.

Ильяс надел на себя доспехи, сшитые из кусков ковра, с изображением каменной твердыни, взял в руку деревянный щит с солнцем, вынул саблю из ножен, и пошел в атаку на викинга...

Скалагрим занес над головой двуручный топор, и с яростью обрушил его на плечо Ильяса................топор разлетелся вдребезги, будто встретился со скалой, а Ильяс лишь слегка отшатнулся.

Тогда берсерк достал меч, и ударил им Ильяса в грудь, и меч тоже разбился, будто был сделан из стекла.....................Ильяс на мгновение остановился, перевел дыхание, и вновь продолжил наступление.

Викинг рассвирепел и метнул в Ильяса деревянный щит, но столкнувшись со щитом юноши, тот превратился в пепел....

Тогда Эгиль Скаллагрим вырвал порток из сапога, нахлобучил его себе на глаза, и вслепую пошел на Ильяса с голыми руками.

Юноша опешил, но в следующий момент рубанул саблей с плеча, и та обломилась о голый, татуированный зачарованными рунами торс берсерка.

Эгиль повалил Ильяса на землю, и могучие руки викинга стали смыкаться на шее юноши, и когда Ильяс уже прощался с жизнью, вдруг, хватка врага ослабла, викинг убрал правую руку с шеи соперника, вырвал ею пучок волос из своей бороды, и, вложил в руку Ильясу:

--Ты хорошо бился парень, хоть ты и не воин, но сумел достойно противостоять мне силой своего ремесла, бой получился незабываемый, и я припомню о нем в своей саге, которую сейчас сочиняю. Иди куда пожелаешь, и помни: здесь у тебя есть друг.

--Хочу спросить тебя берсерк—сказал Ильяс, поднимаясь с земли—что такое «отречение»?

--Это значит отринуть свои страхи, и стать непобедимым воином—ответил викинг.

Ильяс поблагодарил Эгиля, и, распрощавшись с ним отправился дальше...

В поисках кровавой плащаницы Исы, юноша пришел в Турин, к кафедральному собору. Видит, у собора толпа народу, плачут, скорбят...

--Что здесь случилось люди, почему горюете?—обратился к толпе Ильяс.

--Умер наш благочестивый епископ—ответили они—хороший человек, святой.

--Скорблю вместе с вами, добрые люди, скажите, я могу вам как-то помочь?

--Можешь—сказал один старенький священник—если придумаешь как сделать, чтобы тлен не коснулся покойного.

--Хорошо—кивнул юноша—к утру придумаю.

Ночью, Ильяс разложил все свои ковры, которые у него остались, и на каждый из них поставил блюдце с мясом, и стал наблюдать: тот ковер, на котором были изображены арабески, символизирующие ядовитые цветы, отпугивал мух, и они не сели на блюдо, стоящее на нем... Утром Ильяс попросил христиан положить тело святого епископа на этот ковер, и так отнести его в крипту под собором, а также попросил повесить над головой святого деревянный щит, с прибитым к нему изображением солнца. Люди так и поступили.

Прошло три дня, несколько жителей Турина решили спуститься в гробницу, и посмотреть, коснулся ли тлен тела святого. Когда спустились, в полумраке увидели солнце на щите, и оно засияло, осветив лик покойного епископа, тот лежал как живой.

--Что мы можем сделать для тебя парень?—спросил старый священник юношу.

--Подарите мне нить из кровавой плащаницы Исы—ответил Ильяс

--Быть посему—ответил священник—может что-то еще?

--Ответь мне мудрый человек—попросил Ильяс—что такое «отречение»?

--Это отказ от всех земных удовольствий, и всего, что связывает тебя с миром греха, корысти, и недоброго умысла—ответил священник.

Ильяс поблагодарил старика, и отправился дальше. Теперь он держал путь в оазис Аль Фаюм, мечтая повстречать свою суженную...

Когда юноша добрался до оазиса, ковер-самолет его был почти готов. Ильяса хорошо приняли в деревне, и даже купили у него несколько ковров, а дочка судьи Зухра пленила своей красотой Ильяса навеки.

Юноша решил, что пора отправляться домой, в Танжер, и, попрощавшись с жителями Аль Фаюма, обещал скоро вернуться, чтобы справить свадбу с Зухрой....

Утром следующего после отбытия из оазиса дня, посреди пустыни, Ильяс обнаружил спрятавшуюся в его коврах Зухру, которая объявила, что убежала из дома, и будет следовать за ним всюду, хоть в рай, хоть в ад... Ильяс пообещал ей, что из Танжера, они вновь отправятся в Аль Фаюм, и там сыграют свадьбу, но до того момента, он не будет касаться ее.

Когда молодые люди пришли с караваном в Танжер, то узнали, что отец юноши Абу умер, и управлять ковровой лавкой стал кузен Ильяса, Рашид.

Рашид не желал передавать лавку Ильясу, и сказал всем соседям так:

«Мой брат хвастался, что вступит во владение лавкой тогда, когда сможет показать вам ковер-самолет».

На следующее утро, после возвращения, соседи обступили дом Ильяса, и требовали показать им ковер-самолет.

Юноша расстелил перед соседями ковер, и встал на него вместе с Зухрой.

--Почему не летит твой ковер?—выкрикнул кто-то из соседей.

После этих слов, Зухра, чиркнула лезвием кинжала себе по пальцу, и капля крови упала на ковер................тот задрожал, бахрома по краям затрепетала, но ковер не поднялся.

--Все равно не летит—подначивал соседей Рашид.—может ты солгал нам?

Ильяс стоял в смятении, и вспоминал, что ему говорили люди про «отречение»... Он припомнил слова викинга, и постарался подавить в себе страх.....он вспомнил слова священника, и заглянул в глаза Рашиду, в них отразились лишь злорадство и алчность, и люди вокруг, казалось заразились этим от него... «это и есть то, что не жалко оставить на земле......не жалко лавки...не жалко Рашида....не жалко и соседей»--подумал он, и произнес вслух громко и решительно:

--Ковры не летают!

--Лжец! Лжец!—завопили со всех сторон люди—ты недостоин владеть лавкой отца, убирайся из Танжера...

Рашид бросил в Ильяса косточкой от финика, и следуя его примеру, все соседи стали швыряться в Ильяса и Зухру мусором...

Так и стояли молодые люди на ковре, побиваемые со всех сторон и поносимые толпой, подстрекаемой Рашидом.......как вдруг....резким порывом завыл Сироко, и сорвал с соседей тюрбаны, сдул вместе с ними весь мусор, и ковер, на глазах у изумленной толпы стал подниматься, и устремляться ввысь, пока вовсе не исчез из виду...

Ошарашенные соседи еще долго стояли у дома Ильяса, и молча хлопали глазами....потом еще долго обсуждали произошедшее...некоторые даже каялись, что называли Ильяса лжецом..., а дела в лавке Рашида стали идти все хуже и хуже,...и однажды он совсем разорился.

Через некоторое время, караванщики принесли весть, что в оазисе Аль Фаюм появился мастер, который создает дивные ковры,....мастер женился на дочке судьи Зухре, и открыл ковровую лавку, лучшую в Магрибе.

Мое©

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть