Зеркало




01 июля, 2019

КФС

Я с детства очень стеснительный. Даже купить в магазине хлеб для меня подвиг. Показать человеку дорогу – всплеск адреналина. Я уж не говорю о случайных беседах. Но больше чем свою захиккованость я ненавижу курицу. Когда о ней заходит речь у меня сразу же начинается мандраж. Я ненавижу курятину. Ненавижу КФС. Вы спросите «Почему?» Тебя что обоссали прямо в этой забегаловке?

Если бы обоссали.

С детства, увидев в каком–то фильме это местечко, я мечтал попробовать эти деликатесы. Я долго готовился к этому шагу. С 20 лет я твёрдо решил – я попробую их фирменную курицу. Но меня предупреждали, а я не воспринимал истории всерьёз... На всякий случай окончил школу ораторского мастерства и походил три года в секцию восточных единоборств. Тысячи часов я провёл в «ГТА Сан–Андреас» в тех самых закусочных, представляя, что я нахожусь там на самом деле.

Вот в феврале мне исполнилось 28. Я проснулся и понял: "Да. Сегодня я готов". С утра я рассказал родителям, что иду в КФС. Естественно истерика, скандал, эти крики: "Ты видел что стало с Федькой тёти Любы? Тоже в КФС ходил" — я не стал ничего слушать, погладил пиджак, брюки, оделся и вышел из дома.

Добрался до местного Торгового центра. Поднялся на лифте. И вижу ЕГО. Полковник Санденс сверлил меня своими глазами. Сквозь очки, в чёрной оправе, виделся немой вопрос: "Готов ли, а?". Я сглотнул и с уверенность сказал: "Я смогу".

После небольших размышлений в духе: «А принято ли тут разуваться на входе?» я захожу в небольшое помещение. Красные стены напоминали воды реки Дон окрашенные кровью монгольских войск и наших братьев после Куликовской битвы. Я посмотрел на экран. Господи, как это было прекрасно. Курочка, баскеты, стрипсы — ооо.

Я встал за какой–то девушкой в светлой курточке, прекрасными тёмными волосами и серёжками в виде совы. Она оценивающе посмотрела на меня и улыбнулась. Я подумал, что действительно, не всё так страшно, как мне рассказывали. Очередь продвигалась, из колонок играла приятная музыка.

Я смотрел на экран и подбирал слова. Точнее не подбирал, а репетировал. Я ещё дома подготовил речь своего заказа. Ещё пять лет назад. Он отлетал от моих зубов. Но тут я понял, что совершил ошибку. Я с точностью мог воспроизвести свой вожделенный заказ, но я не знал как расставлять ударения! Меня пробил пот. Колени затряслись. Как же правильно сказать? БАскеты, баскЕты или баскетЫ? Что? Почему я не продумал это заранее.

У меня заслезились глаза. Я стал вытирать их руковом своей куртки. Было ужасно жарко. Девушка стоящая спереди спросила: "С вами всё в порядке?". "Д–да–даа... Да... Извините" промямлил я. Она снова улыбнулась и начала что–то делать в своём телефоне. Один человек. Один человек остался в очереди. А потом я... Что же со мной будет? Я боюсь оборачиваться. Не знаю сколько за мной ещё людей. Блять. Я пытался унять свою дрожь, щипал себя – бесполезно. Всё. Девушке впереди меня сказали: «Вот ваша кола, бургер с курицей. Картошечка будет чуть позже, подождите пожалуйста… Я вас слушаю».

Приветливая кассирша с улыбкой посмотрела на меня и поставила новый поднос – специально для моего заказа. Я впал в ступор. Я простоял секунд десять без всяких слов. «Я васс слушаааюююю», — пропела кассирша. Я пришёл в себя. Говорю : «Добр… Добрый день. Мне колу, пожалуйста, меленькую(как я додумался хорошо, об этом нюансе), бургер с курицей и картошку… фри».

Девушка ожидающая передо мной посмотрела на меня и улыбнулась. Кассир пробил что–то на своём странном аппарате и спросила: «Ещё что–нибудь?». Уверенность и адреналин сделали своё дело. «И стрипсЫ!».

Повисло гробовое молчание. Фоновая музыка перестала играть – колонки выключились. «Что, что, вы сказали?», — с недоумением посмотрел на меня кассир. Девушка повернулась на меня с удивлением. «Стри–п–сЫ» — повторил я дрожащим голосом. Кассирша улыбнулась и сказала: «Нет, нет, произошла ошибочка. Вы меня не поняли. Что ты, жалкий, ебучий слизняк, сейчас сказал? ГРОМКО ПОВТОРИ». Девушка передо мной залилась хохотом. Кассирша сказала: «Понятно» и нажала кнопку под прилавком. Дверь в помещение закрылось большим металлическим листом, окна перекрыли жалюзи. Кто–то заломил мне руки и ударил лицом об кассовый аппарат. «Я сейчас усссусь», сказала брюнетка.

Меня отволокли на кухню. Приковали к огромной курице. Все кто находился в зале надели куриные маски. Кассир была в маске петуха. «Сейчас придёт администратор», пояснили мне.

«АДМИНИСТРАТОР» хором повторили посетители, словно служители тайного культа. В комнату зашёл человек. Он был в маске Полковника. Того самого с эмблемы заведения. Он мне долго рассказывал историю происхождения КФС, что такое РОСТИКС, рассказал биографию Санденса, нюансы приготовления их фирменной курицы, показал мюзикл «Атака куриных зомби», привёл пару афро–россиян, которые, Боже, насиловали меня своими огромными членами под гимн КФС, пока мне показывали диаграммы о квартальной прибыли и конкурентной среде между «МакДоналдсом», «Королём Бургеров» и святым КФС.

Мне рассказывали насколько ужасны и мерзки культы Шута и Короля. Что они делают благое дело и у меня очень важная роль. Прошло пять часов. Мне больно это говорить и вспоминать. Но потом мне задали вопрос: «Что ты, уёбищное создание, знаешь о секрете 11 фирменных трав Полковника?». Я просто мотнул головой. «Так вот, — продолжил Администатор, — ты сейчас узнаешь в чём секрет». Мне принесли таз полный куриной кожуры. Велели: «Ешь» я повиновался. Дальше было ещё 10 тазиков полных куриных клювов, перьев, петушиных голов, куриных ног… я всё съел. Меня спросил Полковник: «СтрипсЫ хотел?». Я качнул головой. И тут мне сказали: «ОНИ И ЕСТЬ ТЫ».

Я всегда думал, что когда персонажи мультфильмов съедают острую курицу, то они потом гротескно, гиперболизировано мучаются на туалете и пускают огонь из анала. Я почуял ужасную боль внутри. «Что вы со мной сделали?», — прокричал я. Все молились Полковнику и святой Курице. Из моего анала вырвалось адское пламя. Сектанты подносили к моей заднице куриц и зажаривали их.

Через три часа я родил куриного Бога, как мне сказал Полковник. Из меня вышло яйцо размером со страусиное. Из него вылез ужасный мутант получеловек–полукурица. Это существо подошло к кассирше, спустила с неё и джинсы и приступила к соитию с мерзким, сатанинским глоготанием. Когда оно кончило, в эту девушку, на которой до сих пор была маска курицы, оно издало крик «ПОК–ПОК–КУУДДА». Крик хтонический –абсолютно чуждый человеческому уху и сознанию. После полового акта этого монстра поцеловал каждый посетитель заведения. Администратор принёс ритуальный топор с древними рунами: «Этот топор принадлежал вождю племени Огненных Петухов из резервации в Кентукки… пока мы с ними не разделались», — с улыбкой пояснил он.

Инфернальное создание встало на колени. Чудовищу вырвавшемуся из моего чрева отрубили голову и отправили во фритюр. Я лежал с набитым животом, лицом в сперме, порванным и опалённым аналом. Но на меня уже никто не обращал внимание. Двери кафе открылись. Стали заходить новые люди. Школьники, хипстеры и случайные посетители. А я лежал в углу среди столиков и диванчиков. Никто не обращал на меня внимание. Лишь один раз ко мне подошёл уборщик и сказал: «Можешь идти, петушок».

Я подобрал свою выпавшую прямую кишку и неуверенной походкой пошагал к выходу. Мне уже было всё равно. Только я стал подходить к выходу, как «приветливая» кассирша крикнула: «Заходите к нам ещё!», — поглаживая свой животик. Теперь вы предупреждены.

Я вас прошу сделать МАКСИМАЛЬНЫЙ репост, пожалуйста. Люди должны знать правду. Культ Курицы существует, я это знаю. Шут, Король, Принцесса – тоже не дремлют. Кто знает сколько их ещё? Мы должны остановить их. Но самое главное, Ей Богу, Аноны, когда я уходил мне показалось, что Полковник с логотипа мне подмигнул…

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть