Зеркало




29 апреля, 2008

Как крестьянский сын за счастьем ходил

Сказ пойдет про дни былые: когда предки наших предков еще были молодые. Сказ пойдет про те века, где на каждого Спинозу было по три дурака. Где-то с Брянском по соседству жил старик со всем семейством: дочка, сын, курей с полста. Ну а больше ни черта. Дочка всем на загляденье: к ней, как мухи на варенье, собирались женихи, предлагая руку, сердце и другие потрохи. Только от ее ворот женихам был поворот. Дескать, нет вам тут приюта: повертай назад, народ. Не для местных голодранцев зреет здесь запретный плод.
Так и жили вместе дружно: ели, пили сколько нужно. Сын в сестре души не чает: угодить ей как не знает.
- Что душа твоя желает?
- Кто ж об этом, Степа, знает. Только что-то не вставляет... Нету радости такой, чтоб во всем моем сознаньи наступил тотчас покой.
- Ну конечно не вставляет - вся деревня это знает. Да и некому вставлять: женихов за километр ты велишь не подпущать.
- Я ведь, Степа, не о том. Я об общем ощущенье: чувство будто в горле ком.
- То видать с вчерашних щей: ты водички то попей...
- Вот и ты не понимаешь, что сейчас в груди моей.
- В левой? В правой? Ей же ей. Может фельдшера покличем. Ты водички все ж попей.
Девка лишь рукой махнула и на пруд гулять рванула. Поплескаться чтоб в воде и подумать о судьбе.

***
Окунувшись пару раз, обернулась: за кустами видит пару чьих-то глаз. За фигурою нагой из кустов глаза таращат, что-то делая рукой.
- Отзовись, ты кто такой?
Из кустов лишь "ай" да "ой".
- Ты там, часом, не больной? Ты не бойся, выходи - поздороваюсь с тобой. От людей мне неча прятать - все свое ношу с собой.
Из кустов выходит барин: брюки-клеш, пиджак притален.
- Здравствуй, барин-господин. Ты чего в кустах один? Что так тяжко ты стонал? Может что-то потерял?
- Потерял я там покой, совладать не смог с собой. Да и трудно быть спокойным рядом с этой красотой. Может вместе погуляем, пообщаемся с тобой?
- Ишь ты резвый то какой... Я
ведь девушка из честных: не шути зараз со мной.
- Ну какие уж тут шутки: я прошу лишь две минутки. Их я щедро оплачу: очень я тебя хочу. Две минутки этож мало...
- Ну, лиха беда начало. Честь моя не продается и в аренду не сдается. Я ведь принципы любви не меняю на рубли.
- Что ж, тогда хочу сказать: не желаешь добровольно, я могу и силой взять. Этот прудик и селенье - это ведь мое владенье. Этих мест я господин.
- Не колышет - спи один. Той землей владей сколь хошь, а мои холмы не трожь. Правда, барин, не в трусах. Правда, барин, в небесах. Будешь силу применять: буду громко я орать.
- Что с тебя, психички, взять... Ладно, встретимся попозже.
- Мне на это наплевать. Буду честь от посягательств я ухватом защищать.
Поскрипел зубами барин, лошадь плеткою ударил и помчал оттуда вскачь, чтобы слуг своих напрячь. Пусть найдут ему решенье, чтоб с девчонкой смог начать он половые отношенья.
***
Утро красит нежным светом стены древнего сарая. Просыпается крестьянин: в туалет идет, зевая. Только сел он поудобней, чтоб природе возвратить то что смог его желудок в этот час переварить, как услышал за забором он чужие разговоры. И затем в калитку стук. Понял кто стучит и стух. Барин прямо с утречка беспокоит старичка.
- Эй, хозяин, открывай. Разговор имею важный, побыстрей, давай, впускай.
Понял тут же наш мужик, что зазря пошел в нужник. Все что что в планах предстояло - прям на полпути застряло. Да и как тут не сробеть - барин злющий как медведь. Он уже с полсотни высек, измочалив в тряпки плеть. На согнувшихся ногах, он во двор к себе выходит, причитая "ох" и "ах". Во дворе уже народ разоряет огород: кто клубнику собирает, кто бананы с пальмы рвет.
В ноги кинулся крестьянин.
- Прикажи чтоб перестали. Этот бедный огород нам загнуться не дает: производит витамин для семьи лишь он один.
- Эй вы там, мои холопы. Ну-ка все кончайте лопать. Не затем сюда пришли, чтоб клубнику потрошить. Ну а ты, мужик, послушай: дочка где твоя?
- Марфуша?
- Имени, увы, не знаю, но как встречу - так узнаю. Нет в девчонке послушанья: есть отсутствие манер, но все это побеждает то что грудь шестой размер. Приглянулась твоя дочка. Я женюсь на ней и точка. Сколько девочке годочков?
- Дык, семнадцатый пошел.
- Да, удачно я невесту для себя вчера нашел. Молода, стройна, красива, лишь характером строптива.
- Извини, любезный барин. Я Марфуше не хозяин. И хотя я и отец - не могу ее заставить.
- Ты перечишь мне, наглец? Отдавай скорее дочку, а не то тебе конец.
- Повторяю по слогам: без ее на то согласья дочку замуж "не от-дам".
- Ах, подлец, упрямец, хам. Я тебя за эти речи палачу под плеть отдам. Запорю до полусмерти и не дрогну: уж поверьте.
- Удручающий расклад. Я признаюсь - я не рад. Но решенье не меняю - принял я его давно. Так что вы не обессудьте: вот такое я говно.
- Ладно, раз добром не хочешь, не по чину рожи корчишь, значит силу применим. Приготовьте вазелин. Ну а ты снимай штаны - ведь изгибы твоих бедер через тряпку не видны.
Стал мужик белее мела - понял что хотят с ним сделать. Потерял сознанье он, а боярские холопы подошли со всех сторон...
- Примитивный организм. Он, видать, всерьез поверил в этот гомосексуализм. Эй, водой его полей. Пусть поймет он что нарвался на порядочных людей.
Старичок едва очнулся, зад потрогал, улыбнулся.
- Благодарен на века - не порвали старика.
- Значит дочку добровольно ты не хочешь отдавать? Ну так будем по-другому мы мозги тебе вправлять. В общем слушай мой указ: я аренду за землицу поднимаю в десять раз. Чтоб принес ко мне оброк без задержек, точно в срок. То есть время две недели - вот и думай что тут делать. Если в срок не принесешь, то на деньги попадешь. Отберу хозяйство, дом. Дочку тоже отберем. На законных основаньях в дом ко мне ее введем.
- Умоляю, пощадите.
- Все, старик, прием окончен. От лошадки отойдите.
***
И за ужином старик весь "расклеился", поник. Голову не поднимает: как сказать про все, не знает.
- Папа, папа, в чем причина и откель в глазах кручина? Может сердце беспокоит, может снизу не мужчина? Может в сексе аппарат перестал давать заряд? Может перхоть напрягает, ну а ты тому не рад? Это дело поправимо - бабки все заговорят.
- В том и дело, то что бабки получить с меня хотят.
- Был наезд "по беспределу"?
- Если б так, а то за дело. Поднял барин наш оброк и велел внести все в срок. В десять раз взвинтил он плату - то за дерзости расплата. Он хотел забрать Марфушу - голос разума не слушал. Без ее на то согласья, он на ней хотел венчаться.
- Ах какой он все ж подлец. Ты послал его, отец?
- Да, сказал я, что насильно не отправлю под венец.
- Так и надо - молодец.
- Денег нет - без них капец.
- По знакомым я пройдусь. Может кто-нибудь поможет и я с денежкой вернусь. Так что ты, отец, расслабься, ну и ты, Марфуш, не трусь.
***
По знакомым Степа ходит и как только про заемы с ними речи он заводит: каждый третий посылает, каждый пятый взгляд отводит.
- Мне хотя бы до субботы...
- Денег нету, что ты, что ты...
- Не могли бы до субботы десять рубликов занять?
- Я бы рад помочь соседу, только где ж те деньги взять?
- Я вот с чем до вас зашел: денег мне вы не займете?
- Ну-ка вон отсель пошел. Если б знал что в долг попросишь - я б к двери не подошел.
- Дайте, слезно вас прошу.
- Кобеля сейчас спущу.
Так промыкавшись весь день - он тех денег не увидел: даже запах, даже тень. Дело к вечеру идет - он понурый и усталый неспеша домой бредет. Что же делать, как же быть - где наличность раздобыть.
Словно мысль его читая, кто-то сзади нагоняет. Обернулся наш Степан: мужичок стоит нездешний, с виду вроде даже пьян.
- Ты чего, мужик, хотел?
- Я б тебе помочь сумел.
- Дашь мне денег?
- Денег нет. Но могу я дать совет.
- А зачем мне твой совет? Без финансовых вливаний от советов толку нет.
- Экий ты, милок, горячий. Мало жизнь тебя корячит.
- Ближе к делу...
- Ну так значит: ты иди-ка в брянский лес. Там есть чудо из чудес. Там есть птица-голубица. Кто увидит - поразится. Говорят что эта птица в разговорах мастерица. Иногда, под настроенье, она даже матерится. Кто поймает это чудо, напременно счастлив будет. Царь дает за ней в награду: деньги, водку и наряды. Денег больше ста рублей. Много нынче предлагают за диковинных зверей.
- Это правда?
- Хоть убей. Нет резона врать про это - я сижу ведь на проценте: с каждой пойманной зверушки от рубля и до полушки.
- Ну, спасибо за совет. Я, пожалуй, попытаюсь, коль других раскладов нет.
***
- Ну, сынок, какие вести? Есть в финансах пополненье или топчемся на месте?
- Нет, с наличностью голяк - все отказывают занять...
- Ожидаемый косяк.
- Так то вроде оно так, только есть одна зацепка - незначительный пустяк. Час назад за кабаком я встречался с мужиком. Вид его внушал доверье, хоть и профиль незнаком.
- Огорошил ты, Степан. Я то думал: сын в папашу - на красивых баб глядит... Оказалось балом правит похотливый содомит. Если это из-за денег, то огнем пусть все горит - честь рублем не отшлифуешь, так мне совесть говорит.
- Встреча была деловой.
- То есть трахались за деньги?
- Что тут сделаешь с тобой. Объясняю для небыстрых - твой сынок не голубой. Тот мужик мне дал совет, где найти такую птицу, что чудесней в мире нет. Говорят что Брянский лес прячет средь своей дубравы это чудо из чудес. И за эдакое чудо сто рублей оплата будет. Мой послушай, батя, сказ. Это вам не финтифлюшки - государственный заказ.
- Понимаю, сын мой славный, я ведь тоже много пожил, чай не вовсе деревянный. Вот мое благословенье - отправляйся без сомненья. Да возьми-ка мой зипун. Ночью что-то холодает - натуральный колотун.
***
Путь лежит сквозь буераки, горы, реки: в реках раки, горы полные руды - в буераках нет еды. Там синичку он поймает, там картошку откопает. В общем сытый худо-бедно, хоть желудок то страдает. Он под каждою березой пару стульев оставляет.
Заминировав березу, злой идет он и тверезый. Тут навстречу из кустов видит парочку голов. Впереди идет старушка, сзади видит на подушках, на спине у ишака, с бородою старика. У старухи на спине два мешка лежат тяжелых, тянут бабушку к земле.
- Здравствуй, добрый аксакал. Из каких заморских далей конь с ушами прискакал?
- Вай, обидел старика. Так назвать неблагородно чудо-зверя ишака.
- Извини, отец, не знал. Я такого организма тут впервые увидал. За каким же интересом рок сюда тебя послал?
- Да старуха захворала - чуть не померла к хренам. Вот, везу ее в больницу - докторам супругу сдам.
Пожелав ему удачи, наш Степан поперся дальше. Долго-ль коротко-ль идет, только чует каждым членом, организм уже сдает. Тянет тело все поспать: мозг сигналит - ляг в кровать. Глаз уж ищет средь ветвей место, где бы потеплей. Наконец, в одном овраге, возле высохшей коряги, он нашел себе местечко - рядом дуб, лужайка, речка. Поудобней повертелся, почесался и согрелся. Сон сморил его тотчас: глаз закрылся, мозг погас.
***
Просыпается Степан, связан по рукам-ногам. Двигаться никак не может, озирается в надежде: может кто ему поможет? Чует запах от костра, слышит крик:
- Варить пора.
- Подождем пока проснется. Съешь лягушку, коль неймется.
- Надоело жрать лягушек. Мне б колбаски аль ватрушек.
- Не дворянских чай родов. Будешь кушать что придется, а на пасху будет плов.
- Сколь еще до пасхи ждать - мне сейчас уже охота мясом брюхо наполнять.
- Шеф сказал пока не трогать - значит будем голодать.
Степа весь похолодел: так нежданно, между делом, угодить в меню сумел.
- Эй, кончайте мужики, я ведь жесткий и невкусный, не гожусь на шашлыки.
- О, еда заговорила. Между прочим неплохую мысль на завтрак предложила. Может правда шашлыки? Пикничок устроим классный - выпьем водки у реки.
- Я ведь вовсе не съедобный. Ну, поймите, дураки.
- Да, сильнее обзывай. Называй нас нецензурно, жалость в сердце вытравляй. Чтоб недрогнувшей рукой разделить тебя на части и назвать тебя едой. Назови меня козлом. Я за это самолично завяжу тебя узлом.
- Может мы договоримся?
- Вот ведь как зашевелился: может ты еще не понял - ты уже договорился. Ты достаточно сказал, чтоб частями на шампуре приземлиться на мангал.
- Так, разбойнички, заткнулись, гостю дружно улыбнулись, пожелали добрый день и свалили резко в тень.
То главарь преступной шайки начал Степе плести байки.
- Ты откуда, молодец? Как зовут, кто твой отец? Что искал в моем лесу и готов ли ты морально, что пойдешь на колбасу?
- Я с деревни, что далече. Ординарный человечек - без претензий и понтов, я на многое готов. Но пойти на колбасу: сгинуть не за хрен собачий в неизвестном мне лесу... Это в планы не входило - быть растерзанным на части полуграмотным дебилом.
- Ты вот это что сказал? Как меня сейчас назвал? Я ведь слов таких не знаю: похвалил ты иль сбрехал?
- Словом ласковым "дебил" я тебя сейчас хвалил. Нету радости сильней, чем прослыть средь всех дебилом. Это слава королей.
- Ну, умаслил, ей же ей. Что ж тебе в награду дать?.. О, я за это перед смертью запрещу тебя пытать!
Дам тебе, крестьянин, шанс, коль покажешь в споре класс. Редкий спорщик шанс имеет Фарадея удивить. Только если он сумеет меня перематерить. Если скажешь ты такое, что повергнет меня в транс: отпущу тебя на волю. Покажи каков ты асс.
- Знаешь слово ...?
- Можешь даже не ругаться - отгадал его я враз. Этим словом называет каждый третий пленник нас. Ведь на сто окрестных верст только дупла - нету гнезд.
Степа к уху наклонился, зашептал, разгорячился. Фарадей насторожился, рот в улыбочке расплылся.
- Что, неужто так бывает? Прям туда его вставляют? Вот меня ты удивил.
- Ты такое знать обязан, как потомственный дебил.
- Все, считай что ты на воле. Я тебя освободил. А скажи-ка мне, любезный, кто такому научил?
- Мне отец такое в детстве между делом говорил.
- Ладно, все, мужик, свободен. Вас помиловал дебил.
Степа, словно окрыленный, ноги в руки и свалил.
***
Подошел Степан к воде, оглядел ее везде. То конечно не Байкал, но болотом я б назвал. Степа наскоро помылся, кое-как, как смог, побрился - будто заново родился. И пустился Степа в пляс, отмечая этим радость в том, что шкуру свою спас. Разошелся он слегка, отбивая гопака. На лягушке поскользнулся и в болото навернулся.
Тянет вниз его болото - очень страшно, парень против. Тихо так, щебечут птички. Все, капец, попил водички. Степа наш руками рыщет - он опоры точку ищет. Наконец его рука ухватила что-то вроде или палки иль сучка. И вот тут вот приключились интересные дела: эта палка ожила и Степана подняла. Он по палке вверх ползет: сантиметр за сантиметром - так не каждому везет. И поднялся сколько смог, пока лбом он не уперся в кучерявый жесткий мох. Взявшись сбоку посильней, он вдруг резко подтянулся. Что тут стало: ей же ей. Слышит он утробный рев: будто рядом проходило стадо бешеных коров. Огляделся он на суше, что же все таки стряслось. От него, мыча ужасно, удирал огромный лось. Понял он, за что схватился - покраснел, слегка смутился.
- Руку помощи, сохатый, протянул ты мне отважно. Впрочем как-бы и не руку, ну да это ведь неважно... Хорошо что в час тревожный мне на помощь вышел лось. Если б мелкая зверушка - туго с ней бы нам пришлось. Этот подлый водоем утопил бы нас вдвоем. И во цвете лет мужчину поглотила бы трясина.
Поплутав среди кустов, он морально был готов, что напрасно в лес дремучий он залез - упущен случай: не исполнит в этот раз государственный заказ. И к тому ж на небе тучи: дождь пойдет - не будет скучно. Надо где-нибудь успеть или встать или присесть под какой-нибудь навес, а не то промокнешь весь.
За зеленой шапкой крон, вход в пещеру видит он. Он такому виду рад - для защиты от осадков это лучший вариант. И как только он вошел - дождь сплошной стеной пошел.
- Кто внутрях весь воздух спер? Очень дух здеся тяжелый - хоть прям вешай тут топор. Хоть иди отсель наружу. Я б пошел, коли б не лужи. Но придется тут остаться и скумекать себе ужин.
Развернул он узелок - там был хлеб, но хлеб промок. Получается что жрать на сегодня не видать. Чтож, таперича, без пищи на природе помирать?
Слышит он в пещере шум. Может зверь съедобный бродит? Наш Степан во власти дум: ежли там шумит кабан, то пирушку с шашлыками я себе сейчас задам. Ежли там хотя бы гусь, то севодни я нажрусь. Я и крыс готов погрызть, коль пошла такая жисть.
Так и думал бы один, но навстречу важным шагом неспеша идет пингвин. Степка ажно обмер весь: что за диво видит здесь? То ли птица, то ли зверь, толь еще какая херь. Как его он увидал - волос весь под шапкой встал.
- Ты того, дитя природы, отойди, меня не трогай. Сколько видывал зараз, но такое в первый раз. Как же звать тебя: тюльпан? Иль, постой, кажись дельфин.
- Ну, мужик, ну ты баклан. Натуральный я пингвин.
- Он еще и говорит. Знать бесовское созданье проникает мне в сознанье. Чем я бога прогневил, что такого поросенка, ой пингвина подложил.
- Это я спросить хочу, где ты видел объявленье, что в моем родном жилище видеть я гостей хочу? Тут ведь частное владенье, ты уж, друг, развей сомненья, в том что ты, брат, не засланец, а обычный деревенский тунеядец и засранец.
- Растуды тебя в качель. Ишь ты хитрый, хоть и зверь. Хочешь, тонко намекну? Подойди чуть ближе метра - я тя ножичком проткну. Между гусем и совой место эдакой зверюге лишь в цепочке пищевой. Значит ты молись богам, иль в кого ты веришь там, я тебя посредством "финки" враз отправлю к праотцам.
- Не губи меня, мужик. Я готов тебе служить. Если ласково попросишь - буду тапки я носить.
- Об отказе быть едой, говори ты не со мной. О таких тебе уступках ты реши вопрос с желудком.
- Знать прощай весь белый свет. Неужели жизнь пингвина оборвется в цвете лет? Хочешь ты узнать секрет?
- Почему бы нет? Ну давай, вещай, обед...
- Веришь, парень, ты иль нет - не в зверином облаченьи появился я на свет. Сын я вашего царя.
- Не болтай ты про монарха глупых домыслов зазря. Сплетни, байки, анекдоты можно только втихаря. Неужель наш славный царь народил такую тварь? Ни за что я не поверю - не ввергай меня в печаль!
- Слушай молча и робей: царский сын я, Елисей. Злою волей колдуна превращен я в пингвинА. Зуб имел он на отца: не давал ему он должность чародея-мудреца. Тот колдун интриги вел - на других поклепы плел. От евойных анонимок не один, простившись с миром, на тот свет уже ушел. А меня заколдовал и навеки в этои теле как пингвина прописал.
- Необычную легенду ты сейчас мне рассказал. Ну а как так получилось, что в пещеру ты попал?
- Этой вот метаморфозой очень папу разозлил и приказом номер восемь наш палач его немедля на башку укоротил. Перед смертью тот колдун все ж секрет лишь мне открыл. Если сделать некий фокус, то я стану тем, кем был. Но секрет его ужасен. Я на то был не согласен. И уже который год вместе с шерстью клюв растет. Убежал я из дворца - я не смог смотреть на слезы и мучения отца. Взял с собой лишь попугая.
- Это что за хрень такая?
- Говорящий попугай: отожрался как бугай и летать уже не может, матерится как сапожник. Все в углу вот тут лежал: каждый час, как заведенный, на три буквы посылал.
- Я его как-раз искал. Ты не против, чтоб его я от тебя сейчас забрал?
- Да бери его - не жалко. Он меня уже достал. Матерится, спасу нет: костерит весь белый свет.
Вглубь они еще прошли, попугайчика нашли.
- Эй, вставай, к тебе пришли.
- Чтой то он тебя не слышит.
- Ээ, да он, кажись, не дышит. Сдохло божие созданье. Бог, за что ты посылаешь мне такое наказанье?
- Ну, давай, колись, пингвин. Как тебя расколдовать, чтоб в мужчину превратить?
- Не могу сказать о том. Очень уж там все интимно, да и грех большой, притом.
- Грех ведь тож бывает разный...
- Этот крайне безобразный.
- Ну на ушко прошепчи. Да не стой ты, не молчи. Чай не демоны какие, чай с понятием живем. Ты доверь мне свой секрет. Может чем-нибудь поможем, ну а царь мне даст монет. Раз добыть здесь попугая для меня уж мазы нет.
Ну, пингвин посомневался, подошел и тихи-тихо обо всем ему признался. Наш Степан глаза таращит:
- Это что же, парень, значит. Неужели в самом деле колдуны так обнаглели?
- Я сказал тебе как есть. Вот и думай, пока здесь. Коль в моей беде поможешь, получить награду сможешь. И за то, что мне помог, денег царь отдаст мешок.
- Ну а как среди народа по стране пойдет слушок? Я ведь даже скипидаром не отмою сей грешок.
- Обещаю это дело в полной тайне сохранить. Не дурной ведь, понимаю, нам еще всю жизнь тут жить...
Степа свой затылок чешет: мысль о деньгах сердце тешит. Что же нужно предопочесть: кучу денег или честь? Деньги все ж таки нужней. Ну а честь... Ааа, хрен будь с ней...
- Что сказать, мой друг прекрасный? Черт с тобою, я согласный.
Уведя его куда-то, он предался с ним разврату. Что там было - это что-то... В общем сделали работу.
- Не проходит колдовство. Может раз еще тово?..
- Не входи, пингвин, во вкус. Я повторно несогласный проворачивать конфуз.
- Ладно, я, брат, пошутил. Все, считай одну проблему ты успешно разрешил. Через месяц, милый мальчик, снова буду я как раньше. А теперь пойдем домой мы секретною тропой.
Через несколько часов, на дворцовых огражденьях отпирал пингвин засов. Им навстречу царь идет, сам с собою он беззвучно монолог такой ведет:
- Да, послал господь сынка... Куча денег улетает на прокорм его очка. Мало то что он пингвин, так еще с таким извратом средь пингвинов он один.
- Здравствуй, папа. Вот и я.
- Ну, привет, я очень рад. Что, опять расколдовали?
- Да, ничо позажигали...
- Ну, спасибо, мужичок. Вот на водку пятачок и спасибо за труды.
- Обманули, ироды... Я сейчас тебя царек расколдую-ка разок. А потом разок другой...
- Ладно, ты, мужик, постой. Я ведь просто пошутил. Вот тебе три сотни денег и молчи о том, где был.
- Вот и ладно, вот и чудно. Как же это все паскудно. Ну да ладно, всем пока. Это ж надо, как ребенка, раскрутили дурака.
Плюнул Степа на крыльцо, развернул он точно к дому оскорбленное лицо.
Дома рады были все. Шутка ль, денег нет совсем. А о том, где их достал, Степа скромно промолчал. Шел по лесу, шел да шел, и в кустах рубли нашел.
Тут пора уже кончать - надоело, если честно, эту сказку мне писать. Если сказку дочитал ты, поздравляю вас, дружок. Вам на полке приготовлен самый вкусный пирожок. Если бросил ты читать, что ж, пингвин, тебе сказать...
А мораль у этой сказки выношу я для огласки: все на свете стоит денег - даже честь имеет ценник.

Juriy © 2008

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
VAVA
29.04.08 11:36

ДЕЛАТЬ НЕХУЙ.БУДУ ЧИТАТЬ.

 
Алла
29.04.08 11:36

Скока букаф!!!!!!!!!

 
Алла
29.04.08 11:38

Мля, еще и в рифму! Не читаю.

 
данунах
29.04.08 11:39

читать это говно?

 
жертва репрессий
29.04.08 11:40

Алла???? ты впереди???? Я ахуель!!!!!)))

 
Lenin
29.04.08 11:40

чтожжж 4

 
херамант
29.04.08 11:43

бляяя сколька многа букавок и всё в рифму и смысл не теряется афтору зачот за одно то что сподобился такое наваять

 
данунах
29.04.08 11:45

очень интересно, но затянуто. заебался читать и бростл

 
VAVA
29.04.08 11:55

СКАЗАНИЕ О СЕСТРЕ ЦЕЛКЕ И БРАТЕ ПИДОРАСЕ-ЗООФИЛЕ.

 
Lenin
29.04.08 12:17

зачет, в первый раз такое читаю))

 
ledd
29.04.08 12:19

а ниче так поулыбалсо, у аффтара хороший поставщик ганджибаса

 
даня
29.04.08 12:40

вообще-то офигенно!!

 
fox
29.04.08 12:49

Аффтар косит под Филатова (который Леонид)

 

02.05.08 19:18

про пидоров-зоофилов. не читать

 
fanatik
03.05.08 13:34

хз? ниасилил...такая рифма ебанутая

 


Последние посты:

С днем рождения!
Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит


Случайные посты:

Таксист забыл клиента
Козел! Опять пришел!
Она жаловалась мужу на сильно маленькую грудь...
Как рыдают взяточники при задержании
Способ сохранить семью
Следи за собой, будь осторожен!
Лифт
Странная она
Чудовище
Что лучшего всего помогает в борьбе с осенней депрессией