Зеркало




11 ноября, 2009

Колобашка и некрофил Гена

Откуда невозмись у него возникло какое то странное, гнетущее чувство, что всё это неправильно, что всё что он думает и хочет совершить в высшей степени безнравственно и невозможно. Ему даже почему-то сильно, со злостью, захотелось укусить её за что-нибудь. Гена выругался и на мгновение призадумался, пристально и с интересом всматриваясь в лицо мёртвой девушки. Кто она? Может быть она была студенткой медицинского колледжа или университета и хотела помогать людям, а может она была ночной жрицей любви или одной из всех этих модных прожигательниц жизни видимых им не раз? Кем бы она ни была при жизни, теперь она так тривиально лежала на цинковом выдвижном столе провинциального морга и ни о чём не волновалась, а над ней склонился как стервятник над куском падали мрачный санитар по имени Генадий.

Он расстегнул ремень брюк, думая о том что он делал подобное десятки раз, но теперь ему вдруг почему то стало как то не по себе, какое то жалкое подобие морали стенало и ныло в нём. Какой то маленький кусочек прежнего целомудрия увещевал в его мозгу. Санитар вдруг подумал что когда то, в своей не такой уж далёкой юности, он не осмелился бы даже думать о таком противоестественном половом акте. Но эта жизнь уже давно успела развратить его.

Да, эта ненормированная, порой зловонная и на редкость проспиртованная и проституированная жизнь санитара морга. Ему почему то ещё вдруг припомнилась девочка-утопленница лет тринадцати, которой он овладел вот так же. Её нежные черты лица и то что его чуть не схватили с поличным когда он уже закончил и вдруг услышал как поворачивается ручка входной двери. Он успел тогда отскочить и кое-как, одним рывком, натянуть штаны и прикрыть её синеющие, детские гениталии плюшевым платьицем, которое было на ней. Теперь это не могло повториться, ведь он предусмотрительно закрыл дверь на защёлку. Взобравшись на столешницу, Гена расстегнул джинсы на трупе девушки и принялся стаскивать их. Покончив с нелёгкой работой, он с животным удовлетворением отметил для себя что у покойницы красивые ноги и розовые трусики с бахромой. Характерная синева трупа нисколько не смущала его, даже напротив, она добавляла какую-то искорку в его извращённые фантазии, а может даже была их квинтэссенцией. Затем он нежно запустил свои руки ей под ягодицы и принялся с наслаждением стаскивать с неё трусы, когда с ними было покончено, он на мгновение уткнулся в них лицом. Надышавшись аромата поношенного женского белья, Гена бережно скомкал их и положил на стол сбоку. Но тут внимание, похотливо облизывающегося, санитара привлекло какое то бугристое образование. Откинув немного воротник блузки, и расстегнув пуговицу, он обнаружил странный амулет на шее мёртвой девушки. Не то африканский, не то индийский, он изображал кровожадно оскалившийся, получеловеческий анфас и был разукрашен разнообразными косточками маленьких зверей, скорее всего, птиц или мышей. Гена очень удивился неожиданной находке, а особенно несоответствию стиля амулета- стилю одежды девушки. Он прикоснулся к тотему-амулету и вспомнил что труп поступил к ним сегодня после полуночи и что виной всему неожиданно выскочившая машина, которая сбила женщину где то на М… улице, у П… моста. Затем Гена начал методично, пуговица за пуговицей, расстегивать блузку, с удовольствием для себя замечая что замок лифчика находится спереди. Трясущимися от нервного напряжения руками, он с третьей попытки расстегнул его и припал к немного разъехавшимся в разные стороны, синим, холодным грудям, своими тёплыми и шершавыми губами. Внезапный приступ асматического удушья заставил санитара достать из кармана ингалятор и принять порцию едкого медицинского пара. Отдышавшись, Гена подмял свои штаны под колени и спустил трусы, его скипетр отображал крайне высокую степень возбуждения. Сотрясаясь всем телом от будоражащего волнами вожделения, он впопыхах раздвинул ноги своей «жертвы» и припав всем телом, помог члену нацелится. Потом закусив нижнюю губу и покраснев от натуги с силой протолкнул в разжавшуюся мёртвую плоть свой рычаг. Он повторял свои толкающие движения снова и снова. В какой то момент ему показалось что труп шевельнулся под ним, Гена остановился и наигранно цинично спросил у покойницы:
- "Тебе хорошо?! Тебе нравицо со мной ебацо?!" Тишина морга и унылая акустика в которой раздались слова Гены вновь наполнили его одиночеством и тоской. Санитар немного отвлёкся от своего занятия и подумал что неплохо было бы сегодня уйти пораньше, купить пива, пиццу и взять напрокат пару дисков с комедиями. Но этому не суждено было случиться. Вдруг глаза хладного трупа широко раскрылись и Гена с ужасом увидел сотни красных капилляров наполнявших белки её глаз. Руки мертвеца с невероятной для женщины силой схватили санитара за горло и сжали его. Раздался хруст позвонков. Мертвечиха открыла рот и начала сипло хрипеть, вытаращив свои красные глазища. Санитар попытался закричать, но крикнуть ему не удалось, он только громко пёрнул. Затем Гена почувствовал острую вспышку боли из-за того что его пенис что то сильно сдавило, впившись в него десятками острейших зубов. Мгновение, и он понял что у него больше нет пениса. Гена почувствовал как его тело оторвалось от тела женщины, оставив внутри неё то что он так любил. Острая боль исказила сознание санитара, сквозь неё он ещё успел почувствовать как из его паха хлещет тёплая, артериальная кровь. Синеватые, со вздувшимися бугорками вен, руки ожившей покойницы затряслись, дернулись в сторону, сломав шею Гены и столкнули его на пол окарябав немного кожи. Гена с нелепо дернувшейся как у тряпичной марионетки головой повалился на кафельный пол смотрового помещения морга. Труп девушки свесив ноги, сел, затем спрыгнул на пол и шлёпая босыми ногами по коричневым, керамическим плиткам кафеля устремился к выходу взяв по пути медицинский халат и закутавшись в него. Из под тела санитара растекалась лужа липкой и теплой крови.

В тот момент когда сломалась шея боль мгновенно прошла, а действительность куда то
провалилась. Гена перестал что-либо чувствовать, он видел лишь бесконечный белый свет и больше ничего. Свет наполнял его теперь необычную сущность или скорее остаток от неё и был повсюду снаружи. Не существовало ни тела, ни окружающей действительности, ни времени, ни пространства, ни сознания, ровным счётом ничего не существовало, а появившаяся мысль была не похожа на привычные мысли, она была просто частью этого странного бытия и если её поместить в плоскость человеческого понимания выражала бесконечные удивление и ощущение высшего откровения над осознанием того какого это быть после смерти. Ещё эта мысль одновременно была его существованием и пониманием того, что люди раньше называли абсолютной истиной, но теперь казалось, что она не способна была удивить его своей бесконечной справедливостью, гениальной простотой и всеобъемлющим охватом не поддающимся какой-либо формулировке только лишь пониманию, теперь казалось, что он всегда знал её и даже был частью её. Гена понял на сколько всё ничтожно по сравнению с этим теперешним быть. Времени и пространства не было, ничего на самом деле никогда не было, было лишь абсолютное умиротворение, спокойствие и принятие этого безмятежного, вечного, светлого существования.
Внезапно очнувшись и обретя сознание, Гена обнаружил что он лежит в луже уже свернувшейся, собственной крови, а под ним находится аккуратно расчерченный мелом трафарет, какие ему много раз доводилось видеть в американских фильмах про полицию и убийства. Оглядевшись Гена увидел и до боли знакомую милицейскую, жёлтую полосу, которая обносила его незадачливые владения и вызывала устойчивые, неприятные ассоциации. Невыносимая сухость во рту терзала его порядком притупившееся сознание. Гена сел и бессмысленно огляделся. Неожиданно перед глазами вдруг вспыхнули чудовищные картины последних минут жизни. Гена вспомнил свой ужасный секс с трупом и немного было расслабился, вообразив себе что подобное невозможно и что всё это по видимому ему приснилось или ещё как то пригрезилось, но посмотрев на нижнюю часть своего тела Гена обнаружил что нет, никакой это был не сон, а его член взаправду откусило какое то невообразимое, страшное, мёртвое создание. Неожиданно Гена понял что он видит всё вверх ногами. Немного подрагивающими руками, бывший санитар со второй попытки поймал свою болтавшуюся голову и кое как водрузил её на плечи, зафиксировав сломанные шейные позвонки на стволе позвоночника, и с удивлением почувствовал как они вдруг немного срослись, после чего Гена посмотрел на свои посиневшие руки и постарался нащупать у себя пульс, но этого сделать ему не удалось. Нервно улыбаясь Гена подумал что он теперь наверное что то вроде зомби, затем он снова посмотрел на отсутствие свого полового члена и с надрывом в захлёст разрыдался. Проревевшись, бывший санитар нашёл свои штаны, натянул их и пошёл по направлению к выходу. Минуя помещения морга, Гена вопреки ожиданиям и ни встретив к счастью никого, вышел на улицу с заднего служебного входа и побрёл куда глаза глядят. Была глубокая ночь, видимо уже следующего дня. Пройдя несколько метров, он в ужасе остановился, увидев выразительную картину, поразившую его своей изрядной, выдающейся безобразностью. На расстоянии двух метров от него, прямо под фонарным столбом, около пакетов с мусором и каких то ящиков, маленькое, лысое и гадкое существо с большими морщинистыми ушами, мощными толкающими движениями сексуального характера терзало бедную кошку. Кошка дыбила шерсть, оглушительно верещала и пыталась вырваться от своего насильника. Освещаемое тусклым светом уличного фонаря, фантастическое, омерзительное существо интенсивно работало, как бешеный скоросшиватель, нижней частью своего тела и сладострастно пускало слюни из отвратительной, маленькой пасти, усеянной острыми желтыми зубками. Кошка продолжала жалобно истошно вопить, пока мерзкая, маленькая тварь не насытилась и не крякнула своим писклявым фальцетом полным удовлетворения, после чего существо жестоко пнуло кошку под хвост, затем спрятало свой срам в холщовых штанишках и полным ядовитейших сарказма и пафоса голосом произнесло:
- Ступай сестра, я завершил обряд освящения, пусть будут благословенны твои сосцы из которых течёт млеко жизни!
Затем отвратительное существо уставилось на Гену, и словно увидев своего старого знакомого, проговорило:
- А вот и ты! Скромный пилигрим, несущий свет истиной веры, приветствует тебя Генадий! – и оно растопырелось в неуклюжем и комичном реверансе.
Бывшему санитару, вдруг, неожиданно стало плохо. Откуда невозмись появилась и распространилась волнами по телу страшная боль. Перед глазами пошли красные круги и Гена упал на четвереньки. Сквозь охваченные болезненными спазмами пищевод, горло, а затем и через рот пошли сгустки кровавой «каши», вперемешку с частицами внутренних органов. Гена сквозь свою кровавую блевотину, сдавленным, полным отчаяния голосом, промямлил:
- Что-о? Что-о со мной?
- Ах да! Вижу, вижу, ви-и-жу! – издевательски серьёзно и растягивая слова произнесло склонившееся с интересом над Геной маленькое, безобразное существо, делая вид что о чём то сосредоточено размышляет.
- Я умираю-ю-ю - выдавил красный как варёный рак Гена.
- Да нет Генадий! Не надо паники! Ты уже давно мёртв! Ты всего лишь перерождаешься в свою новую ипостась, которая, по мнению высших сил, наиболее тебе подходит! – полу торжественно объявило своё заключение существо.
Слова долетавшие до Гены казались ему электрическими. Они рассекая воздух ломали пространство и оставляли после себя акустические следы, наподобие повторяющегося наложенного друг на друга эхо. Всё вокруг плыло, дыхания не хватало. Гена продолжал судорожно ловить воздух ртом в перерывах между приступами своей болезненной рвоты.
- Мне пло-охо – задыхаясь, в панике, протянул бывший санитар и потерял вдруг сознание.
Ему снился сон что он находится в огромной, мрачной пещере, что он не может пошевелиться, находясь в прозрачном коконе и будучи обвит сетью трубчатых сосудов, по которым к его вновь формировавшемуся телу поступают питательные вещества. Его поразило что природа этого кокона была чужда человеческой, она была пугающей и отталкивающей. Казалось что рядом с его коконом есть и другие и что пещера, в которой они находились, была живой и состояла из нагромождений плоти, усеянной выделявшимися колыбелями вновь зарождавшейся жизни, в какой то причудливой, пугающей и весьма специфичной форме. Находясь в своём коконе, Гена спал и видел странные сны о незнакомых мирах с невообразимыми пейзажами.
Он проснулся о того что кто то сильно хлестал его по щекам. Очнувшись бывший санитар увидел что его лупцует всё то же маленькое, безобразное существо которое он видел перед тем как упасть в обморок. Заметив что Гена открыл глаза маленький уродец перестал хлестать санитара и радостно воскликнул:
- Проснулся?! На поешь земли! Лучше станет!- и он навязчиво протянул только что поднятую горсть песка с мусором. Отстранив маленькую, но сильную ручонку с зажатым в ней песком, похожий на очнувшегося посреди месячного запоя алкаша, Гена задал подсознательно сформировавшиеся вопросы:
- Кто ты? Что со мной? Почему мне было так хреново?
- Я тот пастырь, который не убоявшись, поведёт тебя пустынной дорогой по долине теней! – торжественно произнесло существо и представилось:
-Я Кальбистерио Эснеро Нуминес, но ты можешь звать меня просто Колобашка! –и оно дружественно протянуло руку, лежавший на земле Гена секунду подумал и пожал протянутую отвратительную ручонку.
- А плохо тебе было из-за того что ты перерождался в то, чем тебе предначертано
было стать по провидению вышестоящих... э-э.. Короче, называй их просто Танатос и Мортис. Теперь это твои начальники. Про Танатоса я мало чё знаю, потому что сам не местный, а Мортис это страшная мёртвая сука, от которой нет спасения и с которой тебе лучше не спорить. Типа она богиня смерти и всё такое. Одним словом, мрачная баба! Кхх!- оживлённо отвечало существо. Гена тяжело поднялся на ноги, бессмысленно оглядел подворотню в которой они находились и полным отчаяния и горя голосом спросил:
- Я что теперь зомби?
- Бери выше! Ты не просто гнилая говёшка с маленьким сроком годности ты теперь упырь! А это, етит твою мать, звучит гордо и достойно подражания! При правильном обращении со своим организмом можешь прожить многие века плюс бесплатный соцпакет от Мортис: регенерация и иммунитет против финансового кризиса и прочей хуйни, наподобие сифилиса или спида! – оживлённо проговорил Колобашка.
- Типа как вампир? -растерянно спросил всё ещё немного мутный от сна Гена.
- Да нет блядь! Вампиры это олигархи тёмного мира, кстати, не редко как в переносном, так и в прямом смыслах. Тебе до них срать да срать, но ты не отчаивайся, просто забей! У них своих проблем как у меня чириев на заднице. В общем вампиры это элита -кучка избранных, посвящённых во всякие тайны, поговаривают даже что они строят под землёй космические корабли а потом бороздят на них звёздные просторы, покоряя новые галактики и планеты: насилуют, колонизируют, потом снова насилуют… Но мало ли кто чё пиздит?!
Гена попытался было что то сказать но существо перебило его:
- Это был риторический вопрос! Короче вамприр это, етит твою мать, для тебя чересчур круто! И убить их сложнее и сил у них немерено, только педики с солнцем не дружат, сгорают как солома за шесть секунд, сам один раз видел! Но у тебя вроде с этим всё в порядке. Вот та бабёха которая тебя обратила, вот она - настоящий вампир, причём на ответственной должности, кстати зовут её Герла. Не Гелла как у Миши Булгакова, а Герла, усёк?
- Ты чё Булгакова читал? - удивился немного Гена и вдруг неожиданно для себя осознал что постепенно привыкает к отвратительному виду Колобашки.
- У нас там в аду все его читают. Делать просто блядь решительно нехуй вот и читают всё подряд, а особенно русских классиков, в частности Мишу очень любят и Федю Достоевского тоже, а тяжёлых грешников насильственно заставляют читать Пелевина, пока у них мозги не расплавятся и не потекут, особенно тот рассказ про Затворника и Шестипалого! Ууу блядь! Даже мурашки по коже! Короче, я тут стою разговариваю перед тобой знаешь почему? И почему всё так получилось?
- Нет - сухо ответил растерявшийся Гена
- Да потому что ты Генадий редчайший подонок и отброс этого мира! Да, да, не удивляйся, ты грязный извращенец и жуткая мразь для которой нет ничего святого! И тем не менее в этом вся соль и знаешь почему?
-Нет – коротко и туповато повторил бывший санитар.
- Потому что тебе дали шанс залезть в хорошее место! Ты попал в величайшую программу вселенной по обмену услугами и ресурсами, которая была учреждена верховными божествами! Кстати, как тебе понравилось то место, куда ты попал, после того как Герла пришила тебя?
- Вроде бы, как то это было… странно… но мне понравилось. - неуверенно промямлил Гена.
- Короче, это был всего лишь приёмник-распределитель, по сравнению с тем что тебе предлагает наш объединенный профсоюз он покажется тебе тесным, обоссанным обезьянником! Помнишь как у Мумитроля в той песне: Остановка Ра-а-ай! Догадался о чём я? – и омерзительная, глумливая физиономия Колобашки расплылась в слащавой улыбке.
- Вроде да - немного воодушевившись, сказал Гена.
- Короче, всё просто как мычание коровы и даже к бабушке за чаем не ходи. Ты делаешь услугу нам, мы делаем услугу тебе. Всё честь по чести! - деловито продолжал Колобашка
- Типа я помогаю вам, а вы отправляете меня за это в рай? - оживившись спросил Гена.
- Да ты блядь умён, етит твою мать! Умный, блядь! - заорал Колобашка.
- В рай ангелы доставляют, а ты кем работаешь? Я имею в виду, что ты на ангела
не шибко похож - недоверчиво сказал Гена.
- Я бес, первой категории, но это не имеет никакого отношения к делу, у тебя что уши на жопе растут? Я же сказал: объединенный профсоюз! Короче, схема очень запутанная и сложная, и наверное даже верховные божества толком не помнят кто, чё, кому и сколько должен, но суть в том что существует три основных силовых энергии, что то вроде: Жизнь-Свет-Добро, Ад-Хаос-Зло и Смерть- Тьма- Хуйпоймёшь и ещё куча разных ублюдков всех мастей у кого силы поменьше, но которые не оставляют своих жалких надежд и претензий на верховенство или хотя бы панибратство, короче кучка подсосков и хуеплётов наподобие вездесущих эльфов. И вот в эпоху всеобщей информационной, финансовой и энергетической глобализации между тремя главными конкурирующими фирмами- армией Света, когортой Хаоса и гвардией Тьмы появилась клиринговая система взаиморасчётов и взаимообязательств, которая сводится например к тому что выродки вроде тебя валят плохих ребят направо и налево, а Вельзевул получает за это от архангела Михаила контейнер с амброзией, в свою очередь Вельзевул отстёгивает часть амброзии Миркулу – маленькому божку смерти, за то что тот делает посредством Герлы из тебя упыря. А твоя награда за место ада, в который такой как ты говнюк по всем определениям и канонам должный попасть, - это Рай! Итог: все счастливы и довольны…
- Во блин, интересно было бы всё это зазубрить! А на какой хрен вам амброзия?- с досадой воскликнул Гена.
- Амброзия для метафизической сущности вроде меня или даже бога это как блядь самый лучший, колумбийский кокаин для человека который никогда его не пробовал и заметь без всяких отходняков и депрессий. Вся беда в том, что ваш благочестивый Папик который сидит наверху, на небесах, подмял под себя всё производство амброзии на свете и теперь производить амброзию это исключительно Его прерогатива! Создал своего рода монополию! Даже щас вижу как Он сидит на облаке, а Его мерзкая, капиталистическая морда улыбается золотыми коронками! Это самодовольное лицо, полное гордыни и тщеславия! Короче, амброзия для нас это как самый охуительный наркотик, без которого серые, трудовые будни в аду становятся злободневными и тяжкими! Хоть в петлю лезь! А нюхнул и глядишь всё вроде заебись сразу стало и дела потихоньку выравниваются! Одним словом нельзя нам без неё, понимаешь?- в голосе Колобашки зазвучали высокие нотки.
- А как же там типа бессмертие и пища богов?
- Да хуйня всё это! Метафора наполненная аллегорией! - Колобашка сплюнул на землю.
- Нюхаете значит? - залыбился Гена
- Кто как предпочитает- тот так и употребляет. Можно нюхать, можно колоть, а можно и в виде свечей применять- суппозиториально, блядь! Можно просто хавать. Хе хе.
- А я значит должен обрабатывать всю вашу пиздабратию, за то чтобы мне дали спокойно сдохнуть?!- произнёс неожиданно возмутившийся вдруг Гена.
- Ты блядь в какой стране живёшь, сынок? – отечески спросил Колобашка.
- В России - с небольшим недоумением сказал бывший санитар.
- Вот именно, в России! Здесь все так живут! Выбора и выхода у тебя нет и не будет.
Тебе придётся обрабатывать нашу пиздабратию чтобы мы дали тебе спокойно сдохнуть, ты верно это подметил. Иначе и быть не может! - констатировал Колобашка.
- Нихуя себе перспективы - уныло прошамкал Гена. Вообще ему стало казаться, причём не безосновательно, что он начал вдруг картавить, шепелявить, присвистывать и причмокивать.
- Каждому приходится отрабатывать свой рай! Считай это теперешней капиталистической народной мудростью – безжалостно произнёс Колобашка.
- Значит че? Теперь я буду валить плохих ребят на право и налево? Убивать всех?
- Не только убивать ещё и насиловать и жрать! Шучу, только убивать и частично поедать. Хе хе хе.
- Поедать?! – безнадёжно и зло воскликнул Гена.
- А ты как хотел? Чтобы восстановить силы и отрастить свой член тебе придётся жрамкать мяско людей, без чел мяса ты умрёшь через семь дней, в пиздецовых муках с волдырями земель. Хе хе, как у Кровостока! Кстати, для этих ребят в аду уже готов пентхаус с кроватями из колючей проволки, душем из серной кислоты и прочей пасекой. Ха ха ха! Да ты не переживай, тебе должно понравиться! - маниакально проговорил Колобашка.
- А кого мне придётся убивать? Бандитов?- спросил бывший санитар и вдруг смутно представил себя в чёрном кожаном плаще, в чёрных же очках и с пистолетом в руках.
- Ну один добрый человек является депутатом мосгордумы но это не мешает ему трахать
бездомных детей, по мне так их лучше всего- съедать, ещё он держит ночные клубы в которых банчат некачественной наркотой – из-за чего люди дохнут как мухи и является убеждённым адептом организованной преступности. Другой вице президент Роскосмоса и зам.президента Роснано по общим вопросам, так вот, эта сука продаёт наши секретные, научные разработки американцам. Думаешь почему они вдруг в космос полетели на своей кукурузе? Третий крышует пол Москвы, четвёртый другие пол Москвы и оба они блядь не русские. Пятый ебёт жену американского президента, что в общем то на мой взгляд достойно подражания, но наверху это видимо сочли дурным тоном. Да, да, не удивляйся, за кардоном у нас тоже контракты и свои цели. Шестой- полевой командир вахабитских банд формирований, яростно ненавидящий политику Кремля, и если его не угандошить то вскоре прольётся кровь сотен мирных русских граждан, мне лично на всё это похуй, но видишь ли я тоже заинтересован в поставках амброзии… -Колобашка достал из кармана маленький козлиный пергамент с золотым тиснением и огромной кровавой печатью в виде пентаграммы, развернул и впившись в него взглядом, с чувством продолжал: -Так так, номер семь: врач-убийца Элеонора Иммануиловна Покобатько. Номер восемь: главный психиатр-садист юго-западного округа Москвы - Ханов Олег Юрич. За номером десять скрывается полковник фсб Жабрин – гомосексуалист, уголовник и вообще редкая мразь! Следующий за ним учитель младших классов Чуриков Антон Фёдорович, если его не замочить через два года он изнасилует, убьёт и зароет в лесу сто одиннадцать учеников начальной школы, преимущественно мальчиков. Двенадцатый широко известный в определённых кругах ведьмак и некромант Петрович. За номером тринадцать сразу два человека, странно… посчитали как одного… их мы убьём бесплатно, по многочисленным заявкам телезрителей- это Тимати и Влад Топалов. Список может быть расширен и пополнен по первому требованию вышестоящих ведомств без предварительного уведомления. Вопросы рядовой!
- А Березовского?! Березовского мы убьём? – радостно воскликнул бывший санитар.
- Долбоёб ты Гена! Как же мы убьём этого пронырливого подонка которому сам чёрт не брат? Говорят, что он вообще откупился от Сатаны и теперь творит что ему вздумается! Но поговаривают так же, что сам архангел Михаил уже точит свой волнистый меч по его голову…
Гена немного огорчился, но всё же спросил:
- Что мы теперь будем делать?
- Прежде всего, приобретём у одного барыги-контрабандиста сингапурский миниган с под ствольным огнемётом, напалм… пару реактивных, противотанковых и связку ручных, осколочных и самое главное – чешскую, мою любимую… крупнокалиберную с хорошей оптикой, да два ведра патронов с нарушенным центром тяжести. Потом купим дорожную карту города Москвы и билеты на поезд – расчётливо произнёс Колобашка и добавил: - Теперь ты тёмный отсасин её величества Мортис, незнающий усталости и пощады!
- А ты кто? - с интересом спросил немного обидевшийся Гена.
- А я твой куратор-проводник и по совместительству бес- штурмовик, обладающий инфернальной магией начального уровня и способный на все формы разврата.
- Для штурмовика ты не очень то велик, скорее всего, ты всё-таки диверсант – неуверенно сказал Гена.
- Это уж позволь моему эго решать кто я такой… - серьёзно произнёс Колобашка и вдруг
неожиданно крикнул:
- Чмо ты Гена! Пошли к барыге!
И два колоритных, новоиспечённых боевика зашагали по ночному городу, намеренные совершать многочисленные, жестокие и кровавые убийства, почти прекрасные в своём романтическом и искреннем порыве.

Много дней спустя после означенных выше событий, в полночь, в одну из московских квартир, расположенной в элитном районе, позвонили. Владик в халате и тапочках вышел из своей роскошной ванной и пошёл по направлению к входной двери. По своему обыкновению он не стал утруждать себя просмотром лестничной площадки в глазок и сразу же открыл дверь, повернув ручку немецкого замка и слегка толкнув её. На пороге стояли двое, причём один посетитель кажется был ребёнком. Фигуры незнакомцев были одеты в чёрные плащи, на головах у них были шляпы с широкими полями, а лица были наполовину скрыты шарфами. Тот который был высоким, мрачным голосом произнёс:
- Господин Топалов, полагаю…
Владик очень испугался, часто заморгал глазами и запинающимся, совершенно детским
голосом ответил:
- Да это я. Чем, собственно говоря… могу… быть вам полезен?
Незнакомцы переглянулись. Маленький посетитель украдкой взглянул на фотографию которую достал из кармана и повернувшись к своему приятелю полный злорадства сообщил:
- Он!
- Ах да, вы наверное дизайнеры! – радостно воскликнул Владик и сам себе не поверил.
Высокий незнакомец бесцеремонно протолкнул испугавшегося артиста обратно в квартиру, прошёл сам, дождался пока зайдёт его маленький спутник и захлопнул за собой дверь. Из-за закрытой, железной двери раздался истеричный, немного похожий на женский, крик отчаяния и ужаса.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Муха
11.11.09 14:42

Вова йобнулся ей Богу, ахуеть стока букв

 
Хрыч
11.11.09 14:42

Пра што туд? Чейтадь?

 
Клaйпед
11.11.09 14:49

нешмагла

 
Квадрат
11.11.09 14:51

У нас вот что на улицах творицца. Ыпидемия!

size 40Kb
 
bobik
11.11.09 15:16
"Квадрат" писал:
У нас вот что на улицах творицца. Ыпидемия!
Зря ты их запостил, их йазва не очень долюбливает...
 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
4 причины, почему мужчины уходят от тебя
Реальные новостные заголовки из реальных СМИ. Топ 2017.
Следите за детьми!
На форумах молодых мам
Только после свадьбы
Горько!
Козел! Опять пришел!
Мгновенная карма. Лучшее за год


Случайные посты:

Все что нужно знать о саморазвитие
Сенатор рассказал о выращивающих табак на дачах россиянах
Женщины! Не надо так!
Месть
Ополаскиватель для рта
Трудно быть другом
Насильники утопленниц
Гей-парад в Дели
Когда в гости пришли веганы
Нижнее белье с эффектом верблюжьей лапки