Зеркало




01 декабря, 2009

День крысы

Увидев крысу на кухонном столе, Лиза подумала, что это - шутка. Наверняка серая тварь с голым розовым хвостом напичкана внутри микросхемами, а когда Лиза решит согнать ее со стола, раскроет зубастую пасть и... Ну, мало ли. Споет "Хэппи бёздэй ту ю", например. Ведь сегодня у Лизы действительно день рождения, двадцать шестое июня. И, хотя ей исполнилось всего двадцать восемь, Лиза ощущала себя на все пятьдесят. Уже с утра навалилась усталость. Сегодня предстояла суета. Накрыть стол на работе, уйти, тем не менее, пораньше, чтобы устроить застолье уже дома, когда придут гости. Можно бы и в другой раз, но - пятница, ничего не попишешь.
Через полчаса надо разбудить Димку. Казалось бы, уже второй год в школу ходит, но утром по-прежнему не поднимешь. Все переживает - неужели еще почти десять лет так рано вставать?
Поэтому крысу до его пробуждения лучше не трогать. Зато когда проснется, картинно напугаться, вскрикнуть. Пусть посмеется...
Конечно, электронные приколы сейчас стоят дешевле коробка спичек. Но все равно приятно, что сын тратит карманные деньги на подарок маме.

Лиза поставила кофе на огонь и, помешивая его и косясь на игрушечную крысу, подумала, что шутка-то - не Бог весть какая смешная и умная. Совсем недавно по всей планете пронеслось заболевание, которое тут же окрестили "крысиным гриппом". Пострадали в основном грызуны. По телевизору показывали пути метро, заваленные мертвыми крысами. Поговаривали, что неприятные хвостатые твари и вовсе вымрут. Но этого, конечно, не произошло. Правда, количество серых паразитов, как уверяли городские власти, существенно сократилось.
На людей "крысиный грипп" тоже перекинулся. Врачи первое время били тревогу, объявляли карантин. Но для человека эта хворь оказалась не так опасна. Вон, даже Димка переболел, температурил несколько дней. От вирусной инфекции скончалось всего несколько десятков человек. Потом быстро изобрели вакцину, стали делать прививки, и о новой болезни быстро забыли. Остались только шуточки, одна из которых сейчас сидела на кухонном столе, вполне натурально шевелила усиками и даже грызла печенюшку.
- До чего дошел прогресс, - сказала сама себе Лиза.
Хотелось курить. Однако Лиза решила потерпеть, пока не вскипит кофе.
Она щелкнула пультом телевизора. Предпенсионного возраста звезда шоу-бизнеса делилась рецептом диетической лазаньи. Лиза фыркнула, она-то читала, что эта корова сама похудеть не в состоянии. Все дело в липосакции. Хотя тот журнальчик, из которого были почерпнуты сведения, мог и наврать.
Кофе вскипел.
- Ну, здравствуй, самый трудный день в году, - сказала Лиза.
Она налила кофе в маленькую чашечку. Теперь и покурить можно. Не на кухне, конечно. На лоджии.
Пачка сигарет лежала на столе. Лиза протянула руку к пачке, и тут произошло нечто непредвиденное.
Крыса издала громкий, агрессивный писк, метнулась к Лизе. А в следующий миг Лиза ощутила боль. Длинные, игольно острые зубы впились ей в руку. Крыса тут же отпрыгнула, хищно колотя по столу хвостом.
Лиза отдернула руку. Было не столько больно, сколько... удивительно. Неожиданно Лиза поняла, что крыса - самая настоящая. Грязная, вонючая. Никакой это не компьютерный прикол...
Лиза попятилась. В голове всплывали страшилки из детства. Бродячие собаки... укусы... сорок уколов в живот... Где-то глубоко вскипала обида. Ну, зачем, спрашивается, все это именно в день рождения?
Она открыла один из кухонных шкафчиков, где, в коробке с лекарствами, стоял пузырек йода.
В шкафчике сновали еще две крысы. Увидев Лизу, одна из них продемонстрировала острые зубы. Другая, как ни в чем не бывало, развернулась, взмахнув плешивым хвостом.
Лиза успела схватить флакончик, решив обойтись без обязательной ватки. Искать ее - значило тревожить крыс.
"Надо, наверное, Лешку будить, - подумала Лиза. - Все-таки разбираться со всякими неприятными вещами, особенно требующими кровопролития, все-таки мужская прерогатива".
Лешка был ее вторым мужем. Вместе они были уже четыре года. Первый (Димкин отец) представлял из себя слизняка и ничтожество. Никакого сравнения с Лешкой, гораздо более брутальным.
А как вообще убивают крыс? Над этим вопросом Лиза предпочитала не задумываться.
Машинально она бросила взгляд на телеэкран. Похудевшая звезда сыпала в лазанью тертый сыр. И вдруг изображение застыло. В кухне воцарилась тишина, прерываемая только странными, чуждыми звуками. "Шур-шур-шур!" - доносились шорохи. Доносились отовсюду: из-за шкафчиков, холодильника, из-под стола, из отсека с мусорным ведром.
"О Боже! - подумала Лиза. - Что всем этим крысам у нас понадобилось?"
Неожиданно прорезался гулкий, левитановский баритон:
- Внимание! Внимание! Передаем экстренное сообщение. Повторяю. Экстренное сообщение...
На экране появился эмчеэсовец с полковничьими погонами.
- Здравствуйте! - хмуро сказал он. - В последние часы участились обращения москвичей и гостей столицы в связи с проникновениями в жилища крыс. Только за последний час в дежурную часть поступило более двух тысяч сигналов.
Лиза замерла, чувствуя, как переворачивается с ног на голову мир вокруг нее.
- Убедительная просьба: если в вашем доме или квартире появились крысы, не пытайтесь избавиться от них самостоятельно. Надлежит вызвать дератизационный отряд быстрого реагирования. Сделать это можно по телефонам...
Записать было нечем. Лиза быстро достал из кармана домашних джинсов мобильный, принялась вбивать самый первый номер.
- Ни одно обращение граждан не будет оставлено без ответа, - продолжал полковник. - Если ваш дом или квартира поражены крысами, если в доме есть маленькие дети, вам надлежит немедленно покинуть жилище, оставив на пульте дежурной части соответствующий сигнал. Повторяю номера для вызова дератизационного отряда...
Вбив номер, Лиза нажала на "вызов". Длинный телефонный гудок сорвался в визгливое и вполне предсказуемое "занято".
Полковник исчез с экрана, вновь появилась сияющая звезда шоу-бизнеса.
- ...не забываем регулярно помешивать...
***

За всю свою жизнь Лиза привыкла узнавать новости по телевизору, ну, и из Интернета. Новости были далеко, все события и катастрофы случались с кем-то, не с ней, не с ее семьей. И теперь в душе поселилась лишь тоскливая, странная пустота, набрякшая шуршащей тишиной. Как в оке циклона, где, если верить научным исследованиям, всегда тишь да гладь.
При мысли о том, что вся эта серая, кусачая масса может вот-вот броситься на нее, что, по сути, ее и врага разделяют лишь каких-то несколько жалких сантиметров, Лиза ощутила тошноту. Та подступила неожиданно. Лиза, не оглядываясь, кинулась в уборную. Она понимала, что крысы могут броситься на нее в любой момент, и она вряд ли сможет что-то с этим поделать.
Твари были и в уборной. Одна деловито расхаживала по пластиковому ободку унитаза, еще двое - обследовали громадную и пустую чашу ванной. И - шорох. Он раздавался отовсюду. То ли это было свойство акустики помещения, то ли действительно - серой нечисти было здесь не в пример больше.
Крыса, которая сидела на унитазе, при виде Лизы угрожающе разинула пасть, издала тонкий писк. Лиза шарахнулась прочь, теряя равновесие.
Не упасть удалось только чудом. Лиза успела схватиться за металлический флакончик с освежителем воздуха, стоявший рядом со стиральной машинкой.
Крыса уже не шипела, а тонко орала. Лиза не сомневалась, что ее укусят. Скорее рано, чем поздно.
Сама не очень-то осознавая, что делает, Лиза направила выхлопное отверстие баллончика на крысу и вдавила пластиковую кнопку распылителя.
Писк перешел в истошный хрип. Крыса, по всей видимости, ослепшая, рухнула с ободка на пол.
Лиза схватила молоток, лежавший тут же, рядом - Лешка вчера новую сушилку приколачивал - и ударила по крохотной, мерзкой головке. Что-то хрустнуло. Не то тонкий крысиный череп, не то кафель. Вокруг головы растеклась маленькая буро-серая лужица. Тельце твари еще дергалось.
"Ну, вот, - подумала Лиза, теперь и я умею убивать крыс, ничего сло..."
Гневный писк вывел ее из раздумий. В две глотки пищали крысы из ванной. Лиза брызнула в них освежителем, сама закашлявшись от химического хвойного запаха.
Крысы пятились, но шорох становился громче.
Лиза попятилась в прихожую, закрыв дверь ванной снаружи на задвижку. Некоторое время постояла с закрытыми глазами, пытаясь силой воли утихомирить тошноту.
"Сейчас я открою глаза, и кошмар пройдет, - убеждала она себя. - Непременно пройдет. Жизнь вернется в прежнее русло. Все будет как раньше. И день рождения вечером..."
Она открыла глаза. Крысы были уже в прихожей, преграждая Лизе путь в квартиру. Крысы были разные - в большинстве серые, но встречались и бурые, и черные, и даже какие-то рыжие, и альбиносы с красными глазами. Возможно, это была лишь иллюзия, но Лиза вдруг поняла, что они расположились... ровным строем, в три шеренги. От удивления Лиза выронила молоток.
И это послужило крысам сигналом к атаке.
***

Серо-буро-черная масса крыс, стуча маленькими коготками по паркету, неслась вперед. Твари в первой шеренге визжали, издавая боевой клич.
Лиза отступила, прижалась к входной двери. Она выставила перед собой баллончик с освежителем и вдавила пластмассовую кнопку, сама не зная, поможет ли это.
Запах освежителя никогда ей не нравился - холодный, мертвый. Сейчас, казалось, в прихожей не осталось кислорода. Только эта резкая псевдохвойная вонь.
Но она, как ни странно, действовала. Крысы пятились. Многим из них едкая жидкость из баллончика попала в глаза, и твари пустились наутек, позабыв о стройности рядов (хотя думали ли они об этом вообще?).
"Откуда их столько? - отчаянно думала Лиза. - Неужели они жили здесь всегда? В квартире на седьмом этаже? В центре столицы? Да быть не может!"
- ...экстренный выпуск новостей, - зловеще бубнили из телевизора. - ...нападения крыс на крупнейшие мировые столицы... на связи наш корреспондент в Санкт-Петербурге...
- Димка! - отчаянно закричала Лиза. - Дима! Ты жив?
Несколько секунд зловещей тишины ("...здравствуйте, Алексей... обстановка в северной столице сложная... с утра атаке подверглись административные и жилые здания... жители нескольких районов, таких, как Купчино, Петроградская сторона, Васильевский остров, вынуждены были бежать из своих домов... башня "Газпрома" продолжает сопротивление... отряды МЧС приведены в полную боевую готовность... к работам по дератизации подключились бойцы ОМОН, а также военнослужащие-срочники..."), во время которых Лиза успела проклясть все на свете, и вдруг - Димкин голос, слабый, полузадушенный:
- Мама! Что это!
- Дима, не вставай!!
Наверное, Лиза была неправа, и сама стремилась в западню, но бросить сына она не могла.
Лиза влетела в его комнату. Димка лежал, закутавшись одеялом, а вокруг кровати кишели крысы - немного. Мигал загадочный красный огонек.
- Димка, с тобой все в порядке, Господи! - От облегчения закружилась голова, и Лиза чуть не упала.
- Мам! Тут крысы, что это?
- Потом, Димочка.
Лиза совсем позабыла об опасности. Впрочем, сейчас она уже не боялась. Под влиянием пережитой стычки страх перерос в собственную противоположность, некую отчаянную отвагу, когда уже не думаешь о своей жизни, и она перестает что-либо значить для твоего сознания.
Залп освежителя, и крысы попятились от кровати прочь. Одновременно прекратились и красные вспышки.
- Дима, быстрее одевайся! Бежим! Нет, с кровати не вставай!
Она стала кидать ему разложенную на стуле одежду - джинсы, рубашку, свитер.
- Скорей!
Сегодня утром ничего повторять Димке было не надо.
- А здорово, мама, я крыс разогнал? - спросил сынишка, впрыгивая в брюки.
- Ты?
- Ну, да! Они меня не тронули...
- Но почему? Как?
- Вот! - Димка словно бы с гордостью помахал крохотным металлическим цилиндриком. - Лазерный брелок. Помнишь, вчера купили? Они его боятся...
Лиза кивнула, но мыслями она была уже далеко. Надо было проникнуть еще и в спальню. Полчему-то Лешка молчит. Неужели... Нет-нет, не может быть...
- Леша! - позвала она.
Тишина...
"...в нашей студии эксклюзивные, переданные по спутниковой связи кадры столкновений с крысами в Нью-Йорке... люди укрылись на верхних этажах небоскребов... по последним сообщениям, несколько высоток горит... охвачена огнем знаменитая башня Эмпайр-Стейт-Билдинг..."
- Леша!
Должно быть, сейчас Лиза и Димка напоминали героев какого-то пародийного боевика. Она шла впереди, держа в вытянутой правой руке флакончик с освежителем воздуха. Левой держала Димку, который обводил лучом лазерного брелока пространство вокруг себя и мамы.
Странно, но путь в спальню был свободен.
Лиза распахнула дверь. Первое, что она заметила - то, как шевелится, ходит ходуном одеяло. Остальное - внедрялось в мозг отдельными фрагментами. Усатые мордочки... Серая грязная шерстка... Перепачканная кровью... Крови на постели было много... Лешка лежал неподвижно...
- Димка, не смотри! - Лиза зажала сыну глаза ладонью, зажмурилась сама, понимая, какой опасности подвергает и себя, и его. - Не надо...
Серая тварь с куском мяса в смрадной пасти... Вырванная щека Лешки... Проглядывают зубы...
Тошноту Лиза в этот раз все-таки сдержать не смогла...
***

В удушливом полубеспамятстве Лиза схватила со столика у трюмо Лешкин флакончик с дезодорантом - освежитель воздуха уже подходил к концу, слишком много его было истрачено. Почти бессознательно, на автопилоте, выволокла Димку в прихожую, не забывая поливать ощерившихся крыс химической дрянью. Обулась сама - в кроссовки, успев подумать, что будь она героиней голливудского блокбастера, ей пришлось бы биться с тварями, чего доброго, в туфлях на шпильках. Истерически хихикнула.
Лиза даже набралась смелости проникнуть в Димкину комнату и взять там его школьный рюкзачок, внутрь которого крысы, вроде бы, не проникли.
- Мам, а мы вернемся? - испуганно спросил Димка.
- Вернемся...
- Сегодня?
- Не знаю. Пошли...
Она даже еще раз, ни на что особо не надеясь, попыталась вызвать дератизаторов по мобильному. Но номер был занят. Похоже, безнадежно.
Крысы, конечно, чувствовали, что люди уходят. Поэтому не нападали. А, может, боялись. Все-таки Лиза хорошо их напугала. Жалко, что они от этого не умирают...
Захлопнув дверь квартиры, Лиза запустила руку в карман куртки. Там лежали ключи. Но не от дома. От автомобиля.
Лиза помедлила перед металлическими дверями лифта. Спуститься на нем? Или все-таки пешком? И в каком случае возникнет наибольшая вероятность нарваться на крыс?
Впрочем, лифт Димка уже вызвал. Из шахты доносилось гудение.
И стук...
Словно в кабине, которая поднималась все ближе, ближе, ближе, кто-то прыгал. Или, может быть, бился о стены.
Время замедлилось. Когда кабина с тем, что колотилось в ее бронированном нутре, прибыла на этаж, а двери стали разъезжаться в стороны, Лиза, еще не видя, но чувствуя, поволокла Димку прочь, подальше.
Двери разъехались, но еще до этого времени и Лиза, и Дима услышали вопль. Казалось, ни живой человек, ни даже животное так кричать просто не могут.
Из кабины вывалился... все-таки человек. Лиза узнала соседа - дядьку Витьку, жившего двумя этажами выше, на девятом. Страшно и матерщинно вопя, он вывалился на пол из кабины.
Сначала Лиза не могла понять, что с ним не так. Багровое лицо? Но оно всегда было таким. Ведь дядька Витька, отставной военный, всегда злоупотреблял спиртным. Впрочем, сейчас казалось, что кровь, копившаяся под кожей, прорвала тонкий покров изнутри и - хлынула безудержным потоком.
Дядька Витька корчился на полу подъезда, мешая дверям закрыться, хлопал ладонями по своему телу. А по его затылку, шее, корпусу - ползали крысы, нисколько, кажется, не опасаясь таких проявлений агрессии со стороны теперь уже беззащитного человека.
Что еще было не так, Лиза поняла только потом. Двумя или тремя этажами ниже. У дядьки Витьки исчезли глаза.
- Господи! - пробормотала Лиза. - Господи! Сделай так, чтобы это был всего лишь сон. Чтобы я проснулась и все было в порядке.
За дверью одной из квартир на четвертом (кажется) этаже слышались истошные крики. Потом выстрелы.
Лиза поволокла Димку за собой. Никогда еще она не бегала так быстро, перескакивая через три ступеньки. Димка семенил сзади, а Лиза думала, что не может позволить ему упасть. Не может. Не может. Не может...
***

Во дворе тоже что-то происходило. Неподалеку от детской площадки лежало безжизненное тело гастарбайтера в оранжевой жилетке. Какие-то незнакомые люди грузили коробки в "газель". Картина производила бы вполне мирное впечатление, если бы один из погрузчиков не поводил то и дело вокруг себя травматическим (хотя кто его знает, хотелось бы верить) пистолетом. Несколько автомобилей зияли выбитыми стеклами.
"Шкода-октавия", оформленная на Лешку, была припаркована в глубине двора. С ней, вроде бы, все было в порядке. Стекла не выбиты, шины не проколоты.
Видимой опасности не было, но Лиза знала, что нападение может последовать отовсюду. Впрочем, ни на нее, ни на Димку пока никто не набрасывался. Но Лиза отдавала себе отчет, что твари могут кинуться на них в любой момент.
Лиза разблокировала дверь. И, когда до спасительного салона оставалось чуть меньше трех метров, события, наконец, закрутились.
Откуда-то из-за кустов появился ранее не замеченный юнец, с неприятным лицом, фактически изуродованным пятнами багровых прыщей, деловито приблизился к дверце, раскрыл ее.
- Это вообще-то моя машина, - стараясь не волноваться, не показывать слабость, произнесла Лиза.
- Уже нет, зайка, - хмыкнул тип, с интересом рассматривая внутренность салона. - Мой совет: вали отсюда, пока цела. Симпатичная машинка...
От возмущения у Лизы перехватило дыхание. Такого не могло быть: машину, их единственный шанс на спасение, сейчас уведет какой-то хмырь?!
- Сзади! - вдруг истошно закричал Димка. - Дядя! Сзади!!
Тип обернулся, и Лизе хватило ничтожной доли мгновения, чтобы понять, что Димкин вопль оказался ни чем иным, как хитростью. Что никакой опасности (во всяком случае, со стороны крыс) сейчас нет.
"Молодец малыш! Весь в меня такой находчивый..."
Хитрость сработала. Прыщавый обернулся. А Лиза выпалила ему прямо в лицо едкие жидкости сразу из двух баллончиков. Угонщик закричал:
- Сучка, блядь, ты что же тво...
Но этой его заминки Лизе вполне хватило для того, чтобы от души врезать ему между ног, в уязвимое для каждого мужика местечко.
Тип рухнул на колени, все еще держась за лицо.
"Надеюсь, я сожгла ему глаза", - без всяких эмоций подумала Лиза. Эмоции, знала она, придут позже. Не сейчас.
Димка быстро впрыгнул на переднее сиденье, а Лиза блокировала дверцы изнутри.
Прыщавец, похоже, все-таки не ослеп. Лиза заводила мотор, а горе-угонщик, яростно матерясь, колотил по стеклам. Впрочем, поделать с уходящими жертвами он уже ничего не мог.
- Мама, а куда мы поедем? - тихо и серьезно спросил Димка.
- Не знаю, маленький, - ответила Лиза. - Куда-нибудь...
Она включила радио. И салон немедленно наполнился заполошным голосом какого-то ведущего: "Потеряна связь со Стокгольмом. Георгий, можно ли утверждать, что в шведской столице никого не осталось в живых?"
***

Впрочем, их путешествие в автомобиле не продлилось сколько-нибудь долго. На Комсомольском проспекте "шкода" намертво застряла в длинной и безнадежной пробке, без всякой возможности куда-нибудь свернуть. Машины, что стояли впереди, неистово сигналили. Где-то, не так уж далеко, звучали выстрелы. Чуть левее, на противоположной стороне, что-то горело, и улицу постепенно заволакивал густой, смрадный дым. Из "ниссана" в соседнем ряду какие-то остервенелые гопники выволакивали водителя ("Ты шо там, блядь, сказал, а? Повторишь, сучара?.."). Куда-то, с короткоствольными автоматами наперевес, несся по мостовой отряд ОМОН, не обращая на драку никакого внимания...
Неожиданно Лиза поняла, что, сидя в машине, она попросту зря теряет драгоценное время. Хозяина "ниссана", наконец, выволокли и теперь пинали ногами прямо на мостовой. Лиза вдруг поняла, что многие из автомобилей впереди - просто пусты. Из этой пробки было не вырваться.
- Пошли, - решительно сказала она, глуша мотор и оставляя ключи в замке. - Нельзя здесь оставаться...
- Мама! - теперь-то Димка пытался заканючить. - Куда мы? А, мам?
- Вперед, не разговаривай.
По тротуару валила возбужденная толпа. Черный дым разъедал глаза. Лиза кашляла, позволив толпе тащить и себя, и Димку в своем чудовищном потоке. Главное было - не выпускать его ладони. Не выпускать...
За поворотом какие-то люди штурмовали супермаркет. Здесь тоже кого-то били. Какую-то крепкую бабу с мешком.
- Я те дам, паскудина! Весь хлеб потаскала! - кричал мужик лет сорока, обрушивая удар на лицо тетки, которая, хоть и лежала на асфальте, но мешка из рук не выпускала.
- Куда вуки тянеф? Отпуфти! - Тетка плевалась золотыми коронками, но ноши из рук не выпускала.
В супермаркете стоял чад, кто-то кричал. Что-то горело. Люди толкались, падали. По их телам топтались. Откуда-то из дальнего конца зала, слышалась стрельба, на которую, впрочем, никто не обращал внимания.
На полу лежало тело в камуфляжной униформе. Магазинный охранник.
Какие-то мужики дрались за сетчатую тележку, заполненную, насколько могла разобрать Лиза, подсолнечным маслом.
И крысы... Они сновали здесь же, среди людей, нападая на обессилевших и упавших.
Со стороны мясных рядов бежал какой-то дядька. Он пытался отодрать от себя крысу, что вцепилась ему зубами прямо в нос.
- Туда! - крикнула Лиза, таща Димку в отдел бытовой химии и предметов гигиены.
По счастью, почти пустой. Лишь некая баба проворно закидывала в тележку рулоны туалетной бумаги.
- Вот, вот то, что нам надо. Дима, развязывай рюкзак!
Освежители воздуха стояли и валялись на полках. Лиза хватала их и бросала в рюкзак: хвойные, апельсиновые, мятные и еще черт-их-знает-какие.
Совсем недалеко, рядах в трех-четырех от них послышался взрыв. Полетели на пол прилавки. Заорали люди.
Лиза вновь схватила Димку одной рукой, другой держала рюкзак. Надо было вырываться отсюда.
Толпа крушила прилавки, окна. В дверях образовалась немыслимая толчея. Какой-то здоровенный дядька, к чьей шее присосались, подрагивая хвостами, сразу две крысы, обрушивал тележку прямо на окно. Хлопнуло и со звоном осыпалось стекло.
- Бежим! - крикнула Лиза.
На улице он, наконец, поняла, что означает выражение: из огня да в полымя. Вокруг происходило что-то невероятное.
***

По улице - вернее, достаточно узкой полоске тротуара бежали люди. Неисчислимая человеческая масса. Бежали менеджеры в дорогих костюмах, их галстуки сбились в стороны, а прически оказались растрепаны. Спотыкаясь, ковыляли на высоких каблуках офисные девушки. В большинстве своем они были обречены и, кажется, догадывались об этом. Продирались локтями люмпены. Людской поток влек за собой и группку молодых людей. Наверное, студентов. Те, по всей видимости, достаточно успешно старались убедить себя в том, что не происходит ничего страшного. Над толпой звучал их натужный смех. Звучал диссонансно и даже кощунственно.
- Мама, куда мы? - Димка, по всей видимости, уже устал от обилия новых впечатлений. Теперь он не говорил, а хныкал.
«Если бы я знала это сама», - подумала Лиза. Вслух же сказала:
- В безопасное место.
С какого-то момента движения, Лиза увидела, что путь толпы, ее течение определяют вооруженные милиционеры в круглых касках. Все они были на нервах, один нервно матерился в рацию. Над толпой разносился усиленный мегафоном голос:
- …няем спокойствие… родёрство и грабеж будут жестко пресекаться… твлена эвакуация в безопасные места до завершения дератизации… дежурит бригада медиков… порядок и спокойствие…
На противоположной, каким-то невероятным образом очищенной от людского присутствия, стороне улицы щерился клыками разбитых стекол магазин бытовой техники. Валялись разбитые и покореженные корпуса телевизоров.
«Поразительно, как быстро мы дичаем, - подумала Лиза. - Ведь еще вчера вечером все было чинно и благопристойно. Да и зачем, спрашивается, крушит телевизоры? Они-то тут при чем?»
Впрочем, один телевизор уцелел. Огромный. плазменный - сейчас он транслировал взволнованные лица дикторов Останкино. Голосов слышно не было. Телеведущий был откровенно взлохмачен и, кажется, даже пьян. Его напарница держала себя в руках.
Ровно до тех пор, пока откуда-то сверху ей на голову не прыгнула отвратительная серая крыса. Камера еще успела показать ее лицо, искаженное судорогой внезапного ужаса. Мельком и словно бы под углом показали и ведущего, который все сбрасывал, сбрасывал с себя клыкастых тварей, но тех становилось все больше.
По экрану пошли помехи.
Издалека, спереди послышались выстрелы. Затем что-то гулко ухнуло и взорвалось. Менты в касках истерично и беспорядочно кричали друг на друга. Большинство из них помчалось туда, в сторону взрыва.
Грохнул второй…
Толпа снова пришла в движение.
- Бежим, - сказала Лиза Димке.
Они пронеслись мимо оцепеневшего от изумления молоденького мента и ввинтились в бесконечный автомобильный затор. Сзади кто-то кричал. Доносился сухой треск выстрелов.
Отдышаться они с Димкой остановились в арке, перегороженной металлическими воротами.
- Мама, а куда мы бежим? - задал Димка уже надоевший вопрос.
«Ну, давай же, имей мужество признаться», - сказала себе Лиза.
- Я не знаю, Дима.
- Зато я знаю! - не без самодовольства сказал он.
- Что ты знаешь?
- Где нам надо прятаться от крыс.
- И где?
- Смотри… Они же живут на земле и под землей…
- Ну…
- В метро поэтому нам нельзя. Надо бежать в какой-нибудь небоскреб. Потому что чем выше от земли, тем меньше там будет крыс.
- Димочка, гений ты мой, - грустно усмехнулась Лиза.
- Мамуль, нам нужен небоскреб…
***

- Я бы с удовольствием отправилась туда, - вздохнула Лиза.
- Так пошли, мама!
- Мы туда не доберемся, - Лиза развела руками с улыбкой, которую сама иногда ненавидела. Так она вынуждена была улыбаться, когда Димка просил игрушку, но на нее не хватало денег. Жалкая была улыбка. - Ты же сам видишь, что творится на улицах…
- Мама, у нас получится! Я знаю! Знаю!
- Димочка, сейчас не лучшее время для того, чтобы мечтать. Мы, на всякий случай на «Фрунзенской». К Москва-Сити мы можем добираться целый день…
- Мамуля! - Димка даже топнул ножкой. - Я знаю, как нам туда попасть. Знаю! Пошли за мной, и ты сама все увидишь!
- Ох, Дима…
- Или у тебя есть какой-то другой план?
Лиза, совсем уж в растерянности, выдавила на лицо улыбку в разы беспомощней предыдущей.
- Нет, Димочка. Никакого другого плана у меня нет.
- Так пошли!
Сын легко и уверенно вел ее сквозь дворы. Где-то была стрельба. А в одном из дворов им чуть ли не прямо на голову посыпались осколки оконных стекол.
Эти места Лиза знала лишь приблизительно. Они располагались достаточно далеко от их дома, и сюда они с Димкой забредали лишь изредка. Да и то, двигались по улицам. В сами дворы не заходили.
Лиза сомневалась, будто Димка знает, что им делать. Хотя он был в своем роде уникальным ребенком. Можно сказать, что даже вундеркиндом. Например, он, совершенно играючи, угадывал вопросы, которые задавали в передаче «Что? Где? Когда?». Димка почему-то всякий раз знал, что лежит в «черном ящике». А вот знатоки - не всегда. Даже импозантный Друзь…
Впрочем, на школьной успеваемости эта Димкина способность никак не сказывалась. Почерк у него был отвратительный и небрежный. Сам себя ее сын называл хорошистом. Хотя, если смотреть правде в глаза, Димка был скорее троечником.
Он не всегда был таким выдающимся. Только сейчас Лиза припомнила, что угадывать сложные телевизионные вопросы ее сын стал, кажется, после того, как переболел тем самым «крысиным» гриппом.
Хотя какое это имело значение сейчас?
В одном из дворов они увидели, как к скамейке шатающейся, развинченной походкой приближается мужчина в черной униформе, с эмблемой охранного предприятия на рукаве. Еще вчера Лиза подумала бы, что он - смертельно пьян. Но сейчас видела, что тот просто истекает кровью. Кровь толчками выливалась из раны в животе. Наверное, мужику было очень больно, но он находился, как ни странно, в сознании. Левой рукой он размазывал кровь по одежде и время от времени подносил перепачканную ладонь к лицу, словно не веря.
- Суки, - хрипло стонал мужик. - Сучары…
В правой у него был пистолет.
- Пошли, мама! - тянул Лизу Димка.
Но Лиза не могла сойти с места. Она стояла и, как зачарованная, смотрела на раненого. Кто это, интересно, его так? Явно ведь не крысы. Кто-то из своих, людей. Но за что, Господи?
Мужик в черном вдруг застонал и выронил оружие. Теперь он обеими руками держался за живот и глухо выл, должно быть, терзаясь от невыносимой боли.
Пистолет - огромный, страшный и грубый - совсем не такой, не игрушечный, как в милицейских сериалах, лежал на заплеванной земле, среди пропитанного кровью тополиного пуха.
- Мама, возьми, - неожиданно серьезно, по-взрослому, сказал Димка.
- Да, - Лиза встряхнулась. - Да, да…
Что же это на нее нашло? Уже несколько покойников за сегодня видела. Почему же этого так жалко? Впрочем, наверное, дело было не в жалости вовсе. Просто столько жути за один день… Который, к тому же, еще и не кончился…
Но сынишка был прав. Лиза присела, подняла пистолет - страшный, мужской, тяжелый. Быстро развязала Димкин рюкзачок, положила оружие туда, на всякий случай под флаконы с аэрозолями.
***

- Туда! - вдруг сказал Димка, и с совсем не детской силой поволок Лизу за собой.
Через скамейки, детский городок, минуя мусорные баки, на которых, уже не скрываясь, совершенно безбоязненно, пировали крысы.
Лиза шла следом за ним, совершенно бездумно, двигаясь, будто щепка, плывущая по воле волн. Она думала о том, что Димка как-то вдруг, как-то неожиданно, меньше, чем за день, повзрослел. Он ведь - уже не мальчик, а маленький мужчина, ощущающий себя вправе руководить и направлять слабую, уставшую женщину, которая, того и гляди, с истеричным облегчением хлопнется в обморок.
Димка вел ее вдоль внутренней, обращенной во двор, стороны длинного семиэтажного дома давней, еще сталинской постройки.
- Быстрей, мама! Быстрей!
- Димочка, - вздыхала она на бегу. - А куда мы так торопимся?
- Увидишь! Только надо торопиться, а то не успеем.
- Да что ты несешь, маленький, - вздохнула она и вдруг спросила то, что подспудно и невысказанно интересовало ее: - Откуда ты об этом знаешь?
Димка на мгновение остановился и провел свободной ладонью у себя перед лицом.
- Мама, я это вижу… Вижу, да… Ну, как ответы к «Что? Где? Когда?».
Он опять устремился вперед, чуть ли не срываясь на бег. Лиза едва поспевала за ним.
Ее мысли усиленно заработали. «Что? Где? Когда?» … Способности угадывать ответы появились у Димки после… После гриппа… Который пришел, как говорили, от крыс. Которые…
Да могло ли такое быть? Ведь и они тоже - словно поумнели. Ну, или обнаглели. И - Лиза сама это видела - стали нападать на людей, построившись в шеренги.
«Да ну, - отогнала Лиза неожиданную, и от этого пугающую мысль. - Не может этого быть!»
Но беспощадный внутренний голос отвечал, что - может. Что это уже есть…
- Сюда, мама! - крикнул Димка, выволакивая ее на забитый брошенным транспортом Комсомольский проспект.
Там, напротив громады МДМ, близ магазина «Медицинская книга», толпились люди. Разъяренные, напуганные, истошно орущие, толкающиеся.
А в самом центре толпы стоял вертолет, медленно вращающий лопастями пропеллеров. Люди орудовали локтями, стремились попасть туда, к механической, гигантской стрекозе. Напор толпы сдерживали милиционеры. Лиза еще не видела их, но понимала, что долго они не простоят. Минута-две, и толпа просто сметет их.
А над людьми разносился мужской голос:
- Граждане, не толпитесь! Да не толкайтесь! Все успеем эвакуироваться! Соблюдайте организованность!
- Да пошел ты! - крикнул кто-то из толпы.
Лиза, не обладая и толикой Димкиных способностей, прекрасно понимала, что человек с мегафоном лжет. Что этот вертолет - быть может, единственный шанс унести ноги от разъяренных крыс для большинства этих людей. Да и для нее самой.
- Пропускаем вперед женщин с детьми! - надрывался человек. - Женщин… Стариков…
- Братва, да хули мы его слушаем! - вдруг раздался другой надсадный голос. - Хуй они о нас потом вспомнят. Пошли отобьем вертолет…
- Назад! Я сказал назад! - неслось из мегафона. - Следующие транспорты вскоре прибу…
- Вали ментов, ребзя!
- Вали! Вали! Пидоры серые! Сами, небось, эвакуировались…
- Повторяю: пропускаем женщин с детьми и стариков… В противном случае будет открыт огонь на поражение…
Лиза поняла, что, если она сейчас не попадет на вертолет, ее растопчут. А, если и не растопчут, то убьют. Не крысы, так люди…
Лиза стала продираться сквозь толпу.
- Пустите! Пустите! Я - с ребенком!
Однако голос ее тонул в общем гомоне. Более того, ее пихали локтями.
- Вот сучка! Людям из-за тебя места не хватает…
- Я - с ребенком!
Перед Лизой вдруг выросла мощная тетка, типичная, как показалось Лизе, рыночная торговка - крепкокостная, с суровым лицом. Она схватила Димку за свободную руку, дернула так сильно, что Лиза выпустила сына.
Не оборачиваясь, торговка поволокла Димку за собой.
- Эй! Пустили быстро! Я с ребенком! - Голос у этой торгашки оказался куда более зычным, чем у Лизы.
И толпа нехотя расступалась.
- Мама! - кричал Димка.
- Дима! Отпусти ребенка, тварь!
Но похитительница оборачиваться и не думала.
Сердце захлестнуло внезапной болью. Только сейчас Лиза поняла, что теперь-то точно - все пропало. Хотя, может быть, Дима и спасется. Его отвезут - но куда? На военную базу? В один из небоскребов Москва-Сити?
Димка, уволакиваемый чужой теткой, уже почти пропал из вида. Его уже отделял от мамы целый частокол рук, ног, спин.
- Димочка! - беспомощно скулила Лиза, прекрасно зная, что напрасно теряет силы. Никто ее не услышит.
Но тут впереди, уже почти у самой линии милицейского оцепления, стало что-то происходить. Лиза вдруг увидела, как сын впивается зубами похитительнице в запястье, трясет головой, одновременно скидывая со спины школьный рюкзак. Она видела, как тетка, рыночная мерзкая дрянь, бьет его по голове. Но Димка уже запустил руку в рюкзак и достал оттуда...
- Господи! Димочка! Ты что делаешь?!
Немыслимым усилием Лиза продралась ближе.
Она могла уже видеть Димку, который двумя руками держал тяжеленный пистолет, приставив его ствол тетке к животу.
- А ну, отпусти меня к маме…
Лиза слышала его голос.
- Ну, ты и гаденыш, - Тетка злобно прищурилась, замахнулась.
И тут на нее налетела Лиза. Она отдавала себе отчет в разнице весовых категорий. Тем не менее, ей удалось немыслимое. Она сбила гадину с ног и сейчас с каким-то поистине зверским наслаждением полосовала гнусную в потеках жирной косметики, физиономию.
- Мама! Мама! Оставь ее! - услышала она Димкин голос. - Пошли быстрее!
Остаток пути к линии оцепления прошел словно в беспамятстве. Впрочем, был этот остаток не долог.
- Так, гражданка, вы с ребенком, - Деловито обратился к ней моложавый милицейский офицер. - Хорошо, идите к вертолету. Все, скоро взлетаем. Да, и оружие ваше сдать придется…
Толпа негодующе взревела.
Протиснувшись в заполненное под завязку нутро вертолета, Лиза ощутила что-то вроде неловкости. Ей почему-то было стыдно перед той теткой. Она-то, Лиза, выживет. Но и та баба жить хотела. Впрочем, эти мысли достаточно быстро улетучились, стоило только Димке посмотреть ей в глаза.
- Мы спаслись, мама! Я же говорил!
***

Как завороженная, Лиза смотрела на Москву сверху. Такой столицы она еще не знала.
Она видела дороги, забитые брошенными автомобилями.
Здания, из окон которых валил плотный черный дым.
Стихийные баррикады, и люди в камуфляже, идущие на приступ.
«Господи Боже! Зачем сейчас воевать?» - думала Лиза.
Гигантская статуя Петра I была окутана дымом в багровых сполохах.
Может быть, благодаря тому, что пылал метромост на Воробьевых Горах.
Где-то около университета раздался гулкий и громкий хлопок. А затем вырос и раздулся шар огня.
- Из огнемета захуячили, - констатировал один из ментов.
Вертолет заложил крутой вираж, и стала видна конечная цель путешествия - башни небоскребов Москва-Сити.
Лиза покосилась на Димку. Тот, не без самодовольства, но очень-очень искренне, улыбнулся и, дурачась, сделал указательным пальцем и мизинцем «козу».
- Так, граждане пассажиры, - обратился к беглецам моложавый офицер милиции. - Мы с вами прибываем на временный эвакопункт. Большая просьба: не разбегаться, досконально следовать инструкциям компетентных лиц. Ну, и вообще, базар-вокзал не устраивать.
Стальная стрекоза заходила на посадку на крышу одной из башен. Там уже стояли и размахивали руками какие-то люди…

LoveWriter

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Муха
01.12.09 16:00

йобнуца скока букав

 
Реrкin Zelenograd
01.12.09 16:03

вот это мега текст!!!

 
Алла
01.12.09 16:05

Охуеть! До ДДы можна ничо не выкладывать))

Вродеб этот афтар зачотна пишэт, такшта сканцентрировалас и четаю...

 
чук без ГЕКА
01.12.09 16:07

за удачно загруженый аватар

 
чук без ГЕКА
01.12.09 16:07

за удачно загруженый аватар

 
йазвочко
01.12.09 16:16
"чук без ГЕКА" писал:
за удачно загруженый аватар
завязывай
 
Бублик
01.12.09 16:16

у меня в сарайчике крысюки бегают мо полметра, рыжие откормленные, и топориком их топориком

 
Свиблово
01.12.09 16:16

Говно. А-ля Стивен Кинг, только он был первый. Нах читать.

 
чук без ГЕКА
01.12.09 16:33

завязал

size 6Kb
 
Алла
01.12.09 16:36

Фуух, асилила...Написано хорошо, но зачем? Тысячи фильмов сняты по примерному сцынарию...

 
Skydiver
01.12.09 16:40

Билять Хичкок+Война и мир. Незачьйот. Тема ебли угонщиком Лизы не раскрыта.

 
Ponch
02.12.09 08:32
"Свиблово" писал:
Говно. А-ля Стивен Кинг, только он был первый. Нах читать.
сосни хуйца, школота. креос - явный закос под Уэллса, который ты не читал, тут некое подобие передать атмосферу пиздеца, который внезапно настанет и уебет таких как ты
 
ocean
02.12.09 12:33

На самом деле крысы - милейшие создания.
Давайте лучше подумаем, чем чревата эпидемия СВИНОГО гриппа. Открываешь утром сортир, а там свинья сидит...

 


Последние посты:

Капитальный ремонт
Как я случайно мужику мозг сломалa
Люди, изуродовавшие себя до неузнаваемости
Князь! А?
Девушка дня
Итоги дня
Проучили автохамку
Военный оркестр без спирта не играет
Токсичные люди
Отвали от моей сестрёнки, слышишь?!


Случайные посты:

Инициатива наказуема
Аборт для мужчин
Звонки в колл-центр банка Сосьете Женераль Восток
Мастер-класс по мгновенному засыпанию
Филантроп
11 цитат из женских журналов 100-летней давности
Девушка дня
Оплачивать доставку своей женщины к ебарю, бесценно... Для всего остального есть Мастер Карт
Дима, не будь дураком!
Сексуальное преимущество женатых мужчин