Зеркало




11 февраля, 2011

Синусоида Илмо

Знаете, иногда бывает так - можно посмотреть на человека и сказать про него «лучистый»? Лучистый взгляд, лучистая улыбка. Как-то так. Таков был Илмо. Первая моя с ним встреча произошла в 1990-ом году. Третий класс. Суровая классная, Екатерина Александровна, презентовала нам этого вихрастого нескладного кузнечика в начале учебного года.

Я в то время служил классу примером образцовости и прилежания и потому славный финский мальчуган Илмо оказался справа от меня за моей же партой. Первой в среднем ряду. Он действительно оказался финном по национальности, вполне русскоязычным и до ужаса открытым и наивным. Никому и в голову не приходило устраивать ему проверки и доёбки, и для меня на всю жизнь он остался примером идеального вливания в сложившийся коллектив на уровне десятилетнего, по своему, как известно, жестокого возраста.

Когда кто-то из нас разговаривал с Илмо было приятное ощущение, что он будто бы сидит у тебя на ладошке, и ты, независимо от своего настроения, начинаешь ему улыбаться.
Мы быстро с ним сдружились и пронесли эту дружбу далеко вперёд, через многие годы.

Наша с ним, как быстро выяснилось, общая привязанность к лыжам в преддверии быстронаступившей зимы скрепила школьное общение длинными лесными походами в ближайший лес. Термос с крепким чаем и упаковка янтарного крекера в лёгком рюкзаке за спиной. Нить петляющей полузанесённой лыжни, мохнатые еловые заросли, морозный скрип снега.

Со временем, ближе к девятому классу, наши с Илмо трёхкилометровые лыжные субботники превратились в двадцатикилометровые заезды. К тому времени нас обьединила ещё и музыка в виде совместно созданного коллектива под названием «Парапет». Тексты, пронизанные раннеюношеской философией жизни, и гитарные рифы в духе кобейновской «Нирваны», перемешанной с «Оазисом» братьев Галлахеров.

Мы с Илмо перечитали всю Марию Семёнову и всего Вольтера и даже обсудили всё, что смогли понять у второго и тупо прочитать у первой. А ещё мы с ним писали несуразные стихи, и нас с ним несколько раз печатали в тинейджерской периодике. Даже с фотографиями юных лиц. Таковы были мы с Илмо к 1996-му году.

А в начале десятого класса я решил научить Илмо пить водку. Причём ритуал праздника был спланирован мною заранее.
Итак, 1-ое сентября 1996-го года. Мы расположились в девять утра на лоджии у Илмо дома. Его родители, мама-художница и папа-до сих пор не знаю кто, в отьезде. А у нас с Илмо впереди день городских гуляний и скромный набор на полу лоджии. Поллитровая бутылка водки «Онежская хмельная», половинка астраханского арбуза, классический гранёный стакан (для меня) и миниатюрная ликёрная рюмочка (для него).

Первый стакан я осилил целиком за раз. Илмо смаковал свою мензурку, размазывая градусы по губам. Закусывали арбузом. Второй стакан приятно лёг мне внутрь уже в два захода, но, по-прежнему, без отдачи, а Илмо успел пропустить ещё пару своих напёрстков. После проделанных манипуляций нами было решено, что искомое праздничное настроение достигнуто и мы выдвинулись на народные гуляния по случаю дня знаний.

Через тридцать минут благородной поступи по главному проспекту города я подошёл к случайной встречной девушке, плотно приложил левую руку ей в область промежности и, глядя прямо в глаза, строгим голосом спросил: «Рабочая?». Илмо смутился сильнее девушки, а я спустя тридцать шагов упал в газон. Отдохнув минут пять, продолжили променад. Зашли в здание университета пописать и были с позором выгнаны из-за моего поведения и желания пописать в вестибюле, не доходя до уборной.

Дальнейшее помню отрывками. Я шлю Илмо нахуй. Я с кем-то знакомлюсь. Я сплю в крапиве. Я пью «Спрайт». Я снова встречаю Илмо уже под вечер и он мне протягивает початую бутылку пива. В общем, начало было положено.

Дальнейшее наше с Илмо времяпрепровождение было скрашено ещё не одной бутылкой «Онежской хмельной» и прочих напитков. Мой финский товарищ быстро усвоил культуру пития и правила поведения после.
Потом я научил Илмо курить траву.

А спустя года полтора, примерно в середине выпускного класса, Илмо, обуреваемый юношеской тягой к неизвестному, начал разбавлять наши алко-травяные посиделки медикаментами. Димедрол, феназепам, циклодол.
Конечно, мы продолжали учиться почти на одни пятёрки, играли в рок-группах, читали серьёзную прозу и давно забыли когда в последний раз вставали на лыжи.

Мы поступили с Илмо в разные университеты, и наши пути-дорожки стали со временем расходиться всё дальше и дальше в разные стороны.
В то время, когда я сдавал на пятёрки «Историю Древней Греции» и «Историографию истории», Илмо хоронил однокурсника по кличке Доктор, скончавшегося от передоза героина прямо на паре по основам диалектологии финского языка.

Ещё через полгода я старательно корпел над курсачом по проблемам финнизации Карельского перешейка. Илмо к тому времени уже состоял на учёте в наркодиспансере, куда его отвела мама. До этого она имела счастье наблюдать как он гоняет видимую ему нечистую силу по квартире, а потом отмывать засохшие потёки желчи за его кроватью.

Через год после окончания пятого курса я занимал кресло замдиректора одного ООО. Ведал теневой стороной бизнеса, то есть сливал, подкупал, платил, отстёгивал, отмывал и прочее и прочее. Как раз в то время вернулся из армии Илмо. Отслужил он год, как выпускник ВУЗа и, соответственно, переводчиком, согласно имеющейся квалификации. Повезло, в общем, ибо с его данными по линии наркологии вполне мог угодить и в стройбат какой-нибудь.

Илмо был лыс, молчалив и бесцельно блуждал глазами по углам моего офиса. Из рюкзака он достал полторашку янтарного «Ярпива» и отказался от предложенного мной коньяка. После первой полторахи мы пробеседовали в течении ещё двух, последовательно извлекаемых им из рюкзака, а затем разошлись. Я успел наопрокидывать за это время полбутылки «Киновского», время от времени отвлекаясь на звонки и визитёров. Илмо не просил его куда-нибудь устроить, а я ему не предложил.

Сейчас я вспоминаю ту нашу последнюю с ним встречу. Я уже давно умею и люблю читать людей по глазам. В тот раз я не увидел ничего в глазах Илмо. Сказать, что увидел только пустоту? Пустоту я тоже не заметил. Ни единого кусочка пустоты.

Я вспоминаю того Илмо, что пришёл в 1990-ом году в 3-ий «Г» класс. Того лучистого Илмо, который давно уже живёт в Хельсинки и уже два года как женат. Я не звоню ему, хотя знаю номер. Не звоню потому, что нам не о чем с ним говорить. В нынешнем Илмо не осталось ни капли от того, лучистого. А я дорожу именно тем Илмо, с которым мы торим одну на двоих известную нам лыжню среди еловых ветвей по скрипучему снегу. Лыжню, которая каждого из нас куда-нибудь приведёт.

— Дядюшка Фангус

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Чел
11.02.11 13:13

Грустно

 
x@mmlo
11.02.11 13:15

— Дядюшка Фангус ds nfrb gtlthfcn!!! да пидор ты кароче!

 
Свиблово
11.02.11 13:25

Печально.

 
Перископ
11.02.11 13:25

нах такое в пятницу

 
охиах
11.02.11 13:31

Так в жизни часто бывает почему-то

 
охиах
11.02.11 13:33

так в жизни часто бывает почему-то...

 
Ass
11.02.11 13:54

Уроки Дядюшки Фангуса не прошли даром , а потом ученик превзошёл учителя!
А мы в атвете за тех каво научили...

 
илмо
11.02.11 15:10

дак я хоть не пидр

 
kiz
11.02.11 15:54

Да, у меня тоже пара похожих знакомых есть.

 
Nonamed
11.02.11 15:58

Нех было спаивать наивного финского парня, кондом вы батенька.

 
k0ntram0t
11.02.11 16:45

Исповедь малолетнего долбоёба...

 
Упс
13.02.11 18:46

Да уж, пронизанный мудростью высер 30-ти летнего чмошника.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Никогда бы не подумал, что моя жена способна на такую тонкую и изощренную месть
Могут же, когда хотят!
Девушка дня
Показалось
Тараканы
Как рождаются анекдоты
Новая мама
Дочь узнала правду, как мы её не скрывали
В каждой девушке должна быть загадка
Выкрутимся