Зеркало




06 мая, 2011

Тридцать третий канал

Одни люди считают зиппинг нервным заболеванием, другие – моральным уродством. Моя бывшая придерживалась второго мнения. Она дала это понять, когда запустила стеклянную вазу мне в голову, поставив тем самым точку в затянувшейся зиме. Странно, что мы называли ее семейной жизнью.

После развода я испытал облегчение. Домашние вечера превратились в убаюкивающее скольжение с одного телеканала на другой – рядом не осталось никого, кто мог бы нарушить мою зиппинг-нирвану. В приливе вдохновения я даже подключил спутниковое ТВ. Полторы сотни каналов сделали забеги по кругу почти бесконечными.

Не знаю, почему я остановился. Обычная комната: шкаф, кровать, портрет Есенина на стене. Черт его поймет, что меня там зацепило. Наверное, статичность картинки. Я ждал минуту, две, три, но на экране ничего не менялось. Только на постели под одеялом кто-то пару раз шевельнулся.

Моя программа дала сбой. Каждый раз, нажимая кнопку на пульте, я проглядывал первые кадры, определял, какой шлак вынесло на берег – ток-шоу, сериал или выпуск новостей, и шел дальше. А тут завис. На фильм не похоже – таких пауз даже на студии Довженко не делали, на реалтити-шоу тоже не тянет. Тогда что?

Утром, допивая свой чай, я снова взялся за пульт. Против обычного не стал перебирать все каналы, начиная с первого – сразу нажал две тройки. Странную комнату транслировали по тридцать третьему каналу.

На экране прямо в камеру смотрела темноволосая девица и красила губы, вытянув рот в смешную дудочку. Первая мысль была: все-таки реалити-шоу. Но тут девица вздрогнула, выронила помаду и, как будто, уставилась прямо на меня.

- Мама! – шепотом сказала она.

Я приготовился услышать бравую музыку и ласковый вопрос за кадром: «Пугает собственное отражение? Воспользуйся нашим…»

- Реклама, - разочарованно вздохнул я.

- Чего? – спросила девушка чуть громче. – Вы…вы… кто?

- Хорошая попытка. Имитация диалога со зрителем, - почему-то с переходом к делу создатели ролика не спешили.

- Какая имитация? – незнакомка оторопело потерла висок. Этот жест показался мне знакомым. Внутри что-то дернулось и затихло. Но разбираться со смутными воспоминаниями было сейчас не время.

- Вы меня слышите? – осторожно, чтобы не выглядеть в собственных глазах идиотом, спросил я.

- Ну да. Еще и вижу вдобавок.

- Это трюк какой-то? – я постарался, чтобы вопрос прозвучал грозно. – Как это сделано?

- Вы МЕНЯ спрашиваете? – похоже, девица рассердилась. – Понятия не имею, как вы попали в мое зеркало!

- Зеркало? Я вижу вас по телевизору!

- Чудеса! Правда? – она внезапно улыбнулась, шагнула назад и села на кровать. Улыбка сделал ее похожей на хорошенькую лягушку, и самую малость – на Алису Селезневу. Наверное, это сходство и заставило меня поверить, что она понимает в происходящем не больше моего. Гостья из будущего не может врать. – Яна. А вас как зовут?

- Василий. Э-э-э… Василий Андреевич, - незнакомка в телевизоре была раза в два моложе меня.

- И что нам с вами делать, Василий Андреевич? Мне бы докраситься и на занятия, а вы тут все зеркало закрыли.

- Я могу попробовать выключить телевизор.

- Попробуйте. Хотя нет, подождите! Вдруг это все случайно вышло. Ну, знаете, как с телефоном бывает. Раз, и вклинился в чужой разговор. Сейчас выключитесь, и больше так не получится.

- Один раз уже получилось. Я видел Вашу комнату ночью.

Девушка изменилась в лице.

- Ночью? Вы смотрели, как я сплю?

Мне вдруг стало неловко. Точно она сказала не «сплю», а «моюсь в душе». Странно, прозвучи ее слова чуть иначе, я бы попробовал сострить: «К сожалению, у меня не было возможности Вас поцеловать», но тут растерялся.

- Извините.

- Ладно, - она немного помолчала. – Я, наверное, побегу. До семинара десять минут.

- Бегите. Только… - У меня возникло сосущее чувство. Неправильно было ее отпускать. Все равно, что отказаться от путешествия в другой мир из-за сдачи годового отчета. Тут живая девушка в телевизоре, а у меня елки. Смешно же! – Вечером приходите. Скажем, часов в девять? Я как раз с работы возвращаюсь…

Она лукаво наморщила нос.

- Конечно, приду. Я же тут живу.

***

Я открыл входную дверь без пяти восемь. Мне пришлось оставить машину на офисной стоянке, чтобы, минуя пробки, попасть домой на час раньше.

- Василий Андреевич, это вы? – спросила Яна из комнаты. Уходя, я не рискнул отключить телевизор. Она сидела с книгой на кровати.

- Что читаем?

- «Двух капитанов».

- Заполняете пробелы детства?

- Нет, просто перечитываю. Иногда хочется чего-то абсолютно предсказуемого. Знаете, чтобы лишний раз не переживать за героев.

Конечно, я знал. Сам выбирал фильмы и книги по этому принципу. Предпочитал уютное, неторопливое и без эмоциональных потрясений. К примеру, затертого до дыр Конан Доила. Или Саймака. В конце концов, почему бы и нет? Нервотрепки мне и на работе хватает. А если хочется инъекции адреналина, можно новости посмотреть.

- Вы боитесь сильных чувств?

- Да, - Она сказала это так, что я понял: боится. Как аллергик апельсинов и клубники.

- Почему?

- Слушайте, а может, попробовать специалистов вызвать? Пусть они посмотрят, что с Вашим телевизором?

- Меняете тему, Яна? – Эта девушка мне нравилась. Ее лягушачья улыбка, мелкие зубки, затененные глаза, бледные веснушки на курносом носу. И бегство от сильных ощущений тоже нравилось. Оно роднило нас с ней, - Дело ваше. Так к каким специалистам мне обратиться? В телесервис? Или сразу к уфологам? А может, к психиатрам? Вдруг, вы всего лишь моя галлюцинация?

Она сидела на кровати. Я тоже, только по другую сторону экрана. Ей было двадцать или что-то около того. Мне тридцать восемь. Яна читала «Двух капитанов». И только за это в нее можно было влюбиться.

- Значит, будем хранить тайну? - хитро прищурилась она и отложила книгу. – Тогда, может, поболтаем? Расскажите о себе. Вы женаты? А дети есть?

И я начал рассказывать. О бывшей, с которой мы, к счастью, не обзавелись потомством – в условиях вечной зимы сложно вырастить счастливых детей. О работе в консалтинговой конторе – в меру скучной и не слишком доходной. О необременительных увлечениях сотрудницами офиса и периодическом бегстве от них под Мурманск, на озера.

Потом мы искали какой-нибудь странный передатчик, подключенный к моему телевизору или ее зеркалу. Ничего не нашли, зато сделали любопытное открытие. Второй телевизор, который стоял в соседней комнате арендуемой мною квартиры, тоже и на тридцать третьем канале показывал жилплощадь Яны. Только в другом ракурсе – из прихожей. Там, напротив входной двери висело большое зеркало, и в нем, по словам девушки-лягушки, появлялась моя удивленная физиономия.

- Это выходит, мне от вас никуда не спрятаться? – она изобразила ужас на курносой мордочке. – А третьего телевизора у вас нет? А то у меня еще в ванной зеркало!

- Советуете купить? Это не сложно.

Я предложил ей перейти на «ты». Она сказала, что для этого нужно выпить на брудершафт. Пришлось согласиться. Я пил коньяк из чайной кружки, Яна – компот из хрустального фужера. Ничего крепче у нее не нашлось. Мы встали напротив изображений друг друга и постарались, чтобы наши локти соприкасались. Было смешно. И Яна хохотала, пока у нее не потек компот из носа.

Потом я читал ей стихи Гумилева. «Сегодня особенно грустен твой взгляд. И руки особенно тонки колени обняв…» И Галича. «Прилетает по ночам ворон. Он бессонницы мой кормчий…». А потом как-то естественно перешли к прозе – «Витражам патриархов» Олди. К моему удивлению, Яна ничего не слышала об этом дуэте фантастов.

Мы уснули только под утро. Я собрался с духом и отключил телевизор. В квартире сразу стало пусто. Как в патроне, из которого выкрутили лампочку. Уже проваливаясь в сон, я вдруг сообразил, что Яна так ничего и не сказала о себе.

Ни слова.

Эта мысль не давала мне покоя весь остаток ночи. Утром я первым делом потянулся за пультом.

Комната оказалась пустой.

На меня смотрела наспех собранная постель, брошенный впопыхах на тумбочку фен и открытая дверца шкафа. Яна исчезла.

Я до последнего тянул с выходом из дома. Все надеялся, что она появится. Но когда стрелка на часах перевалила за критическую отметку, швырнул чайную чашку в раковину и хлопнул дверью. Если сейчас начихать на работу, то платить за квартиру очень быстро станет нечем. А значит, исчезнет единственный канал связи с Яной. Это мысль оглушила меня, словно вопль будильника в субботу утром. Надо же, как быстро отошла в мир иной старая система приоритетов. Мне ничего не стоит остаться без денег на жилье, бензин и еду, а я беспокоюсь только об изображении странной девушки на экране своего телевизора. Вот уж седина в бороду…

Яна вернулась домой только в девять вечера.

- Репетировали весну, - устало сообщила она и плюхнулась на кровать. – Представляешь, я играю Геллу. Ну, ведьму. У нас конферанс будет по «Мастеру и Маргарите».

И снова, как вчера, меня кольнуло едва уловимое воспоминание. Гелла… Конферанс по «Мастеру и Маргарите»… Помаячило и пропало. Зато осталась обида.

- Ты могла бы предупредить. Я испугался, не найдя тебя утром.

- Правда-правда испугался? Не шутишь? – на ее треугольном личике вспыхнул такой искренний восторг, что я засмеялся.

- Ну конечно! Решил, ты мне приснилась. Поэтому жду от тебя пароли и явки. Как твоя фамилия? Где ты живешь?

Все оказалось не так плохо. Яна жила не в Москве, но и не в Петропавловске Камчатском. Это был город-милионник в семи часах езды от МКАД. То есть ничего не стоило сесть за руль в пятницу вечером и в субботу утром оказаться у нее.

Но самое главное - Яна жила в городе моей юности. Пять лет в техническом вузе сделали его почти родным. Окончив эконом, я женился и уехал в Москву, однако, в тех краях до сих пор обитал кое-кто из моих друзей. Все складывалось удачно. Лишь бы дотянуть до конца недели. Сегодня была только среда.

- Моя очередь тебе читать, - Яна уже сидела возле зеркала. Она сняла его с тумбы и поставила на кровать. Теперь лицо девушки находилось в каких-то тридцати сантиметров от меня.

- И твой выбор пал на…

- Александра Грина. «Сто верст по реке». Знаешь такой рассказ?

- Не помню.

Пока она читала, я думал, что самое большое чудо на планете – это внезапное совпадение вселенных двух раньше не знакомых друг с другом людей. Совпадение прочитанных книг, любимых фильмов и песен, ключевых фраз, воспоминаний и страхов. Острое наслаждение от узнавания – мы с тобой похожи, похожи, несмотря на пропасть в два десятка лет.

- Эй, да ты уже читал этот рассказ! Я же чувствую!

- Читал. В седьмом классе. И потом пару раз перечитывал. Но мне нравится тебя слушать.

Три дня, точнее три вечера, переходящих в ночь… Вполне достаточно, чтобы понять, насколько все серьезно. Вернее, «насколько все необратимо». Наше знакомство с Яной было совершенно неизбежным, поэтому Провидение пошло навстречу и организовало маленькое чудо – связь между моим телевизором и ее зеркалом.

- Ты будешь у меня завтра? – Яна испугалась.

- Трусишь?

- Конечно! А вдруг вживую я тебе не понравлюсь? Ну, есть же там всякие флюиды, запахи, физическая совместимость, в конце концов…

- Есть. Но нам нечего бояться. Можешь поверить.

***

Возле дома Яны я был около семи утра. Кажется, впервые в жизни мне за всю ночь езды на автомобиле ни на минуту не захотелось спать. Возбуждение действовало не хуже пары банок энергетика. Нет, пожалуй, лучше - оно не вызывало изжоги.

Я взлетел на третий этаж, нашел аккуратную дверь с номером восемь, позвонил и замер в ожидании торопливых шагов. Но Яна не спешила открывать. Наверное, смогла уснуть только под утро. Я сделал глубокий вдох, почувствовав идущий из чьей-то квартиры запах утренних блинов, и снова нажал на кнопку звонка.

- Кто там? – женский голос за дверью никак не мог принадлежать Яне. Воображение нарисовало оплывшую тетку в линялом халате.

- Мне бы Яну. Калинину. Я не ошибся адресом?

- Ошибся! – тетка все-таки открыла дверь, продемонстрировав заспанную физиономию. Воображение оказалось на высоте – женщина явно страдала от лишнего веса и носила бледно-желтый махровый халат. – Нету у нас никакой Яны. И никогда не было.

В тот момент я испугался, но не сильно. Извинился перед разбуженной теткой, убедился, что ошибки с адресом нет, и вышел на улицу. Позвонил на домашний телефон Яны – она почему-то не дала мне сотовый, а я не стал спрашивать. Трубка вежливо ответила, что такого номера не существует, и ударила в барабанные перепонки очередью коротких гудков.

Не существует… Нет и никогда не было… Тебе все приснилось: девушка, рассказ Грина, портрет Есенина на стене…

Вот тут мне стало страшно. И бесполезная поездка показалась самой маленькой из возможных катастроф. Я еще раз десять набрал номер Яны – все впустую. Потом сел на скамейку возле подъезда и закурил. Попытался рассуждать если не спокойно, то хотя бы вменяемо. Яна не живет по продиктованному ею адресу. Что это может означать? Да только две вещи. Либо пора идти сдаваться в Кащенко, либо меня жестко разыграли.

Первую версию трогать пока не имело смысла. Для шизофреника я был слишком самокритичен. Тогда розыгрыш? Кто-то из приятелей постарался? Сомнительно. Во-первых, кому я нужен, чтобы устраивать по мою душу шоу Трумана? Во-вторых, смотри «во-первых». Нет у меня ни друзей, ни врагов, которые могли бы вбухать в подобную шутку, черт знает сколько денег, сил, времени - придумать сценарий, раздобыть нужную технику, найти хорошую актрису…

Под ребрами завозилась глухая боль. Яна актриса?

Даже если так, я должен ее найти. Есть вещи, которые невозможно сыграть. Для этого нужно хотя бы наполовину, хоть на четверть быть той, кем пыталась казаться девушка-лягушка. Значит, я не успокоюсь, пока не встречусь с ней. Почему она дала мне именно этот адрес? Ей было нужно, чтобы я сюда приехал. А потом что-то сделал? Кого-то нашел?

Из подъезда вышел мужик околопенсионного возраста с лицом цвета наваристого борща. Следом на поводке ковылял английский бульдог. Я поздоровался с собачником и спросил, не знакома ли ему Яна Калинина или кто-то в подъезде с такой фамилией?

- Дык, капитан Калинин с женой здесь жил. Прямо надо мной, - радостно сообщил мужик. – Ну как капитан – военным его, конечно, не назовешь. Скорее, артистом. Он в хоре при североморском флоте пел пока в отставку не вышел. Голос у него хороший был. Как с мужиками поддаст, так давай трубить: «На палубу вышел, а палубы нет. – Внезапно затянул хозяин заскучавшего пса, - Вся палуба в трюм провалилась. На миг я увидел оранжевый свет, упал, и пол литра разбилось…» Вот такой человечише!

- А увидеться с ним можно? Где он сейчас?

- На кладбище поди. Уже лет пять как помер. Жена квартиру продала и к родственникам съехала. В область куда-то.

- А дети у них были?

- Дети? Вот чего не помню, того не помню.

- Зачем вам их дети? – за моей спиной материализовалась крепенькая пенсионерка в ярко-розовой панаме и с корзиной в руке. – Калининых-то?

- Так у них в Подмосковье родственница на тот свет собралась… - начал сочинять я на ходу. – Домик хочет оставить. Вот попросила наследников найти. Сама она давно с ними связь потеряла. Лет пятнадцать назад.

- Ну, чиста триллер! – обрадовался мужик и подмигнул бульдогу. – Мне бы кто домик в Подмосковье оставил, шоб я от своей жабы убег.

- Иди, Паш, - беззлобно замахнулась на него корзинкой пенсионерка. – Тебе на Вальку молиться надо. Вот сляжет от своих болячек, наплачешься тогда, - потом повернулась ко мне. - Вам лучше не детей искать, а жену, Анну Кондратьевну. Больше никого не осталось.

- А дочь? – брякнул я наобум. – Вроде, ее Яной звали…

- Ну, вы и вспомнили. Яночка еще в девяноста седьмом умерла. Всего год в институте отучилась. Сердечницей была. Врачи твердили, до школы не протянет, а девочка невестой стать успела, - Женщина говорила, глядя в сторону. Как будто извинялась, что вынуждена через столько лет огорчить кого-то плохим известием, - Вы не на машине часом? – внезапно оживилась она. – Мне тут на кладбище к сестре перед Пасхой надо. Может, подбросите? А я вам могилку Яночкину покажу.

***

Всю дорогу я судорожно искал объяснение услышанному пока не оказался перед свежевыкрашенной голубой оградкой. За ней лежали две ухоженные могилы. Отца и дочери. С отполированного куска черного гранита на меня смотрела фотография курносой девушки. Моей девушки-лягушки. Под ней старой позолотой поблескивала безжалостная, как приговор врачей, надпись: «Калинина Янина Владимировна. 1978-1997»

Я оглох и потерял способность двигаться. Мир свернулся до размера крохотного клочка земли, на котором стоял надгробный памятник. Все остальное исчезло, погибло в ядерном взрыве миллион лет назад. А я продолжал стоять, зажатый между двух фактов: первый - всю неделю я общался с чудесной, волшебной, невероятной девушкой, второй – эта девушка умерла в прошлом веке.

Возле надгробия лежала пустая ваза из зеленого стекла в грязных разводах, оставленных весенним дождем. Эта безделица и заставила меня вспомнить. Точно она была рычагом, поднимавшим заслонку резервуара с голосами из прошлого.

… Мне двадцать два, и я живу с ощущением невыносимой легкости бытия. Денег, которые присылают родители, хватает на квартиру, шмотки, еду и пускание пыли в глаза прекрасному полу. Этот самый прекрасный пол существует для меня не в виде отдельных особей, а в режиме эпизодов. Эпизод Даша на дне города, эпизод Катенька по случаю посвящения в первокурсники, эпизод «блондинка с биолого-почвенного» во время пятничной пьянки… Где-то в затылке сидит надежда решить часть карьерных задач за счет очередной Дашеньки или Машеньки. На экономе до чертиков потенциальных невест с энергичными папами. Середина девяностых – время наивного цинизма.

Нет, эта девушка не перевернула мою жизнь и не заставила родиться заново. Просто ее эпизод неожиданно затянулся на целых три дня. Мы бродили по лесопарку, собирали подснежники, которые она упрямо звала пролеской, и пересказывали друг другу любимые книги, сидя на краю обрыва. Я пропустил колоквиум, чтобы сводить ее на «Титаник». Отменил свидание с перспективной Викой – дочерью владельца сети магазинов бытовой техники. А под конец третьего дня притащил Яну на вечеринку к приятелю в его мансарду.

И надо же было туда явиться самоуверенной Вике.

И надо же было мне согласиться на маленькое приключение с ней в ванной.

И надо же было приятелю распахнуть хлипкую дверь и громко прокомментировать увиденное.

У Яны был врожденный порок сердца. Она принадлежала к тем нежным цветам, которые живут до первого настоящего стресса. Я ничего об этом не знал, но незнание обстоятельств, как говориться, не уменьшает вины.

Голубая калитка скрипнула, нехотя пропустив меня за ограду. Шаткая лавочка подставила потемневшую от времени и непогоды спину. Я сел, потом наклонился и поднял с земли зеленую вазу.

Человек способен забыть то, что его разрушает. Мы помним ровно столько, сколько можем выдержать без большого ущерба для душевного комфорта. Все остальное прячем в дальнем углу шкафа за грудой старого тряпья и живем дальше: ходим на скучную работу, маемся в полудохлом браке и каждый вечер ныряем в зиппинг-нирвану. А потом память возвращается к нам парой случайных фраз, старой песней или… копеечной стекляшкой.

- Вася? Вы ведь Вася? – донесся из прошлого голос матери Яны. Худенькая женщина в черной кружевной косынке подошла ко мне сразу после похорон, – Яночка просила Вам сказать…

- Я не…

- Нет, нет, ничего не говорите. Она просила передать вам спасибо. Эти три дня моя дочь жила по-настоящему, как здоровый человек. Влюбилась напоследок. Эти цветы для Яночки?

Я, молча, протянул букет голубых пролесок. Женщина поставила его в зеленую вазочку, которую кто-то, словно нарочно, принес на кладбище для скромных лесных цветов.

***

Дорога швыряла под колеса пунктир ослепительно-белой разметки. Сумерки раскололи мир на две половины: темно-синяя трасса и светлое небо в языках розовых облаков. Стрелка спидометра дрожала возле ста восьмидесяти. Но мне было мало. Я рвался домой, чтобы убедиться – на тридцать третьем канале показывают заунывные сериалы или документальные фильмы о дикой природе, а Яна… Яна жила в моем воображении лишь до тех пор, пока ко мне не вернулось вытесненное воспоминание. Я надеялся и одновременно боялся, что никогда больше ее не увижу.

Квартира встретила меня ожиданием. Оно лежало в складках плотных штор, клубилось по углам сгустками пыли, смотрело в темноту белесым экраном телевизора. Не разуваясь, я прошел в спальню, нашарил пульт в морщинах покрывала и дважды нажал цифру три.

Яна лежала, свернувшись клубочком, на своей кровати и смотрела прямо на меня.

- Тихо, не надо ничего объяснять, - зашептала она, трогательно наморщив лоб. – Я знаю, ты не смог приехать. Хотел, но не смог.

- Прости…

- Мне не нужно было тебя отпускать. Пусть… пусть все останется, как есть.

Понимание навалилось одновременно с усталостью. Яна ничего не знает о своей смерти. Она живет в странном мире детских книг, студенческих репетиций и наших ночных разговоров. Девушка-фантом, игра моего воображения, напоминание о не случившейся жизни…

Я коснулся ладонью экрана телевизора. Его поверхность показалась неожиданно холодной, словно оконное стекло. Яна потянулась навстречу и прижалась щекой к моей руке.

- Как странно, я чувствую тепло твоей ладони. Первый раз… - сказала она, блаженно прикрыв глаза.

(c) snovazima

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Чел
06.05.11 15:54

пра некрафила

 
Свиблово
06.05.11 16:01

Мало что понял, но "Титаник" вышел в 1999 году, а девушка умерла в 1997-м. Так как автор мог сводить её в это кино? Вывод: этот рассказ - плод воображения.

 
Евгения
06.05.11 16:05
"Свиблово" писал:
Мало что понял, но "Титаник" вышел в 1999 году, а девушка умерла в 1997-м. Так как автор мог сводить её в это кино? Вывод: этот рассказ - плод воображения.

был и более ранний титаник

 
Евгения
06.05.11 16:06

просит кеш почистить. это как?

 
Гы-гы
06.05.11 16:08

Как не странно, но мне понравилось.... Неожиданно, и довольно складно написано.

 
чих-пых
06.05.11 16:13

хотел сначала написать типа: "каким же мудаком надо быть чтобы забыть и лицо и имя ну и т.д." а
потом вспомнил что встретил в лифте собственного подъезда чувака, лицо очень-очень знакомое, он мне "привет, по имени, как жизнь?" а я ни имени его не помню, ни где,когда,чо... Он обиделся...

 
luciferOF
06.05.11 16:18


"Свиблово" писал:
Мало что понял, но "Титаник" вышел в 1999 году, а девушка умерла в 1997-м. Так как автор мог сводить её в это кино? Вывод: этот рассказ - плод воображения.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BA_%28%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC,_1997%29

иди на хуй, ок?

 
SS
06.05.11 16:19
"Свиблово" писал:
Мало что понял, но "Титаник" вышел в 1999 году, а девушка умерла в 1997-м. Так как автор мог сводить её в это кино? Вывод: этот рассказ - плод воображения.
"Евгения" писал:
был и более ранний титаник
Титаник вышел в 97-ом, тот самый с Леонардо и Кейт.
 
Евгения
06.05.11 16:19

"luciferOF" писал:


иди на хуй, ок?

регулярно хожу, спасибо.

 
zelenyi
06.05.11 16:20

класс!

 
Евгения
06.05.11 16:22

И блять, я смотрела Титаник без этого слащавого ебаната ди каприо. Совершенно с иными актерами.

 
Анунах
06.05.11 16:26
"Евгения" писал:
И блять, я смотрела Титаник без этого слащавого ебаната ди каприо. Совершенно с иными актерами.
Женя, был еще Титаник с Билли Зейном и Зета-джонс Кэтрин, все правильно.
"Чел" писал:
пра некрафила
Не согласен, рассказ - пичалька, хороший слог
 
Клоп
06.05.11 16:26

Написано душевно, мне понравилось... Тока грустно - не пятнично...

"Евгения" писал:
О... Нормуль! ;)
 
Гы-гы
06.05.11 16:27
"Евгения" писал:
регулярно хожу, спасибо.
Погоди....вроде на каркалыгу Свиблово послали? Причом тут ты, уважаемая Евгения? Понятно, что достойной девахе побывать там не привыкать))) Но зачем отбирать вам не принадлежащее)))))
 
Евгения
06.05.11 16:27

а рассказ правда хороший)

 
Pivos
06.05.11 16:38

Отличный рассказ.

 
Свиблово
06.05.11 19:50

"luciferOF" писал:


иди на хуй, ок?

Товарищ, за базар ответишь? Мой адрес: Москва, ул. В. Масловка. д. 16. кв. 83. Лично мне это объяснишь?
 
zagarry
06.05.11 20:14

Чувак,гениально! Под конец читал со сверхзвуковой,гадая чем кончится.Хвалю,большой зачет!

 
Гы-гы
06.05.11 21:33
"Свиблово" писал:
Мой адрес: Москва, ул. В. Масловка.
Везунчик, Тебе до стадиона Динамо идти пол-сигареты))))))
 
Свиблово
06.05.11 21:37

Да его реконструируют, разрушили всё внутри, от БСА (Большой спортивной арены) остались только стены.

 
Гы-гы
06.05.11 21:45

Свиби, я бы с Тобой вьебал бутылочку V.S.O.P.....но ты как я понял, нарик.....Я этого кайфа не приемлю(((( Лучше спиться, и сердобольные бабушки скажут в беседе на лавочке у дома: Бухарил,вежливый был, но жил!!!! А когда скажут, да хуй его знает....был тут один в галстуке, глаза впалые, точно не алкоголег, но унесли утром в матраце, и шприц в вене....видимо врачи не откачали.......

 
Свиблово
06.05.11 21:46

Да перестань - я ж не героиново-метадонный. Покурить люблю. А так - вполне адекват.

 
Свиблово
06.05.11 21:47

[QUOTE="Гы-гы"]бутылочку V.S.O.PQUOTE]
Да и Кизлярский настоящий вполне себе охуенный.

 
Володька Шелеховский
06.05.11 23:46

Побольше такого!!!

Россия на Володях держится!!!

 
Slyman
07.05.11 16:18

и как наркоман может наказать хама? не дать ему подкурить? грозные все такие по жизни... жуть аж.

 
Семеян
07.05.11 17:00

И читается легко , и сюжет зацепил.
Автор молодца!!!

 
kiz
08.05.11 10:41

Блин. Рассказ очень сильный. Аффторы- зачот!

 
Laazy
08.05.11 23:56

+пиццот. Аффтору - респект

 
Cybertronik
09.05.11 07:35

Потрясающе.

 
1
09.05.11 23:39

Пара сайтов, где за просмотр рекламы платят деньги + реферальная система.
http://fropee.com/?ref=1132805
http://fiftry.com/?ref=2445087

 
Йожег
10.05.11 03:50

Пиздец как за душу берет! Еще "Дым сигарет с ментолом" прослушать и хоть вешайся..................

 
Яков
10.05.11 11:03

Все уроды пшли в песту, а я плачу! Мне нравится!

 
effesyCoend
11.06.11 04:44

Оказываем услуги по поиску потенциальных клиентов для Вашего Бизнеса
Подробнее узнайте по телефону: +79133913837
Email: prodawez@mixmail.com
ICQ: 6288862
Skype: prodawez3837

 
vgb
16.07.11 07:43

Очень хороший рассаказ. Похоже на Грина.

 


Последние посты:

Отвали от моей сестрёнки, слышишь?!
Онижедети
Однозначно!
В нашем доме поселился невменяемый сосед
Самый стильный пенсионер страны
Диагноз: вредность. Фельдшер — о самых капризных пациентах
1917 год до н.э.
Я за народ!
Зажигательный праздник!
Исторический стёб для взрослых


Случайные посты:

Итоги дня
Счастливчики уходящего года
Потерянные яйцы
Накачали!
Пятничная баночка от Пилота
Пойми ее, если сможешь: как читать между строк при общении с девушкой
Магазинное
Ученые выяснили, когда замужние женщины начинают думать об измене
Дорогой, я просто пошла в клуб потанцевать
Девушка дня