Зеркало




11 мая, 2011

Про х...ые жизненные университеты

Родина всегда любила героев. Она пестовала их и лелеяла как сучка ощенившаяся шестью щенками. Могла облизывать и выкармливать, а могла и сожрать, пока они еще не раскрыли свои глаза. Еще Родина любит идиотов. Она посылает их на амбразуры дотов на освоение целинных земель на стройки века, который проходят, почему то в местах с большим количеством гнуса и с малым - женского полу. Родина могла прикинуться маленькой и беззащитной, сканудя и нудя,
мол защитите меня обогрейте, осветите, приукрасьте... я ведь мать ваша. Мать ее... И бросаемся в бой со штыками и лопатами наперевес, чтобы угодить ей. Мы гнием в болотах, дохнем в степях от жары, погибаем разорванные в клочья крупным калибром. А она ставит нам памятники, пишет о нас в газетах, проливает слезы на митингах.

Меня моя страна не заставляла делать ни чего подобного. Со школьной скамьи я попал в рабочую элиту и носил гордое звание ЭЛЕКТРОСЛЕСАРЬ. Мой папа был уважаемым человеком на шахте и не успел я и глазом моргнуть, как вот уже переодеваюсь с крепко выражающимися мужиками в хрустящую робу и получаю свой первый наряд. Не хер болтаться до армии по подворотням. Вливайся в гегемон. Об электричестве я знал не много. Я знал, что оно бьет, иногда убивает, а иногда и лечит. Что-то я читал про Днепрогэс. В памяти был свеж Чернобыль. Законы Ома и Фарадея еще не выветрились после уроков физики.

Но мой мастер, Николаевич, предложил засунуть в жопу все законы и сказал, что главный закон электрика это – фаза пиздячит, а ноль – нет. Он выдал еще несколько профессиональных мудростей, на вроде – ток не пахнет – когда убьет не почувствуешь или - вероятность того, что у тебя в руках окажется нулевой провод равна 50%. Да, да электрики знают такие умные слова, как «вероятность». Просто они очень редко их употребляют. Стесняются, наверное…

Нас было трое. Мы смотрели на лежащий кабель, и никто не хотел умирать. Гена, с каменным выражением лица, сказал, что он еще слишком молод, полон сил, энергии и потенции, чтобы лезть в эту, заполненную по щиколотку водой, траншею и подвергать свое здоровье ненужным испытаниям. Тем паче вчера он и так слегка его подпортил, опрометчиво пригласив незнакомую девушку на модный танец ламбада. Девушка была не знакома ему, но зато очень, даже знакома четверым парням с далеко не мушкетерским воспитанием. Они не стали вызывать его на дуэль, хотя в их - «…мы тебя, сука, утопим в фонтане, как дельфина в Ла Манше…» - было что-то французское. Они гоняли его по парку часа два, пока, наконец, не загнали в укромный, эротичный уголок и не попинали его чувственные места. Сегодня эти места сильно болели и просили анальгина. Или водки. Но, ни как не встречи с 6000 вольт.

Дядя Гриша сказал, что повидал он в этой жизни до хера, но вот совсем недавно прочитал Рериха (хм… в то славное время его читали все…нам было все вновь и интересно…) и поверил в реикарнацию. Штука интересная, но он по всем раскладам в следующей жизни должен перевоплотиться в ежа. А поскольку он уж подзабыл, чем там живут эти твари, то хотел бы сначала восстановить этот пробел, чтобы быть готовым к любым ежиным жизненным сюрпризам, а потом уж всегда, пожалуйста – хоть кабель в руки, хоть лом в жопу. Вперед к счастливой, колючей жизни.

Они посмотрели на меня. Нехорошо так посмотрели. Слишком добро и ласково. Так, в последний раз, в мои глаза смотрела девушка, наградившая меня триппером. Подобного сюрприза от своих коллег я не ожидал, но все-таки было неприятно. Мне через месяц было в армию. Родина звала. Она стонала. Ей не хватало меня. И как же я мог ее подвести? Моя мама, медсестра, рассказывала, что когда сильно бьет током, человек умирает, опорожняя кишечник. Она именно так и сказала – «Если не усрался – значит еще живой!». И каков бы я был герой, лежащий в грязи со штанами полными дерьма? Я был против. Категорически. Но я был самым молодым. И мой протест остался без внимания. Снаряжали меня не долго. Не было ни каких напутственных слов, если не считать короткое - «Прыгай, сука!!!». Не было даже короткого инструктажа, а я ведь все-таки был еще ученик. Легкий пинок и я в яме.

Кабель угрожающе извивался под ногами. Выбор минера. Левый или правый? Не хотелось брать в руки ни какой. Я бы предпочел взяться левой рукой за грудь Таньки с первого этажа, а правую запустить ей под юбку. Но Таньки не было в ближайшей перспективе. Я тоскливо посмотрел наверх. Лица коллег сияли лучезарными улыбками. Николаевич сказал, что бояться то и нечего. И раз меня до сих пор не убило, значит, кабель не пробит. То есть я уже выполнил половину работы в качестве индикатора и определил целостность оболочки. На мой глупый вопрос, а что бы было, если бы изоляция была повреждена, Гена задумчиво посмотрел на старшего товарища и изрек короткое – «Пиздец!». Потом он, почему то добавил – «В шахтной столовой в воскресенье свадьбу гуляли. Столы еще не раздвинули». Ага! Это заявление меня очень взбодрило. Удар током, ну ни как не подразумевал продолжения в виде свадебного банкета. А подразумевал он пьяные, унылые лица товарищей, блики зимнего солнца на медных трубах и не большой памятник с улыбающейся фотографией юного героя. Да, да, я улыбался почти на всех фотографиях. Оптимизма мне никогда было не отнять. Я живенько представил себе эту картину и резво полез из траншеи наверх. На хрен мне надо было закончить свою биографию так безрадостно и бесполезно… Кабель чинили уже без меня…

А меня, с еще одним стажером бросили на строительство шахтного дома. Стены гнали не трезвые каменщики. Раствор подавали не опохмелившиеся подсобники. Леса собирали готовые в дрибаздень плотники. Мы были ангелами во всей этой вакханалии. Начальник стройки посмотрел в наши чистые глаза и вздохнул. Он по-отечески приобнял нас за плечи и благословил словами – «Пиздуйте, ребята! Главное смотрите по сторонам. А то прибьет на хер железякой, какой. Будут проблемы – обращайтесь!».

Проблемы были. Ни я, ни мой товарищ Серега, понятия не имели, что мы должны делать с кучей проводов, коробок, и тремя мешками алебастра. Подсказка пришла в виде сварщика Гоши - «Загнать за литру…или две! Поспособствую за долю малую». На робкое замечание, как мы все- таки будем, в этом случае, нести свет в массы, он предложил несколько вариантов. Выдрать сердце, как Данко, спиздить огонь как Прометей и наконец, забить на все. Неизвестно, мол, достроят дом или нет, а добро пропадает сейчас. Образованный, сука, оказался. Начитанный. Несмотря на нашу молодость, мы все же владели соответствующим лексиконом и послали его в жопу. Гоша обиделся и удалился, прихватив все-таки рулончик изоленты на память о нашем общении. Надо было как то выкручиваться из ситуации, а не то она выкрутила бы нас. Для начала мы размотали бухту провода и попробовали прилепить ее на стену. Там, по всем законам электрики, ему было место. Не получилось. Сбегали до водителей, как до опытных технарей и спросили в чем дело. Над нами поржали и просветили, что крепится он с помощью алебастра. Ага! Ну, нет проблем. Взяли корыто. Развели алебастр. Покурили. Выкинули застывшую массу вместе с корытом, и пошли на обед. Кто ж знал, что он твердеет в несколько минут. Мы ведь такие юные и неопытные. Когда вернулись – провода уже не было. Приглянулся кому–то. Снова закурили. Подумали и решили позвать Гошу. Он пришел радостный и пахнущий аптечным боярышником. Водка нас не интересовала, и вопрос был поставлен ребром. Деньги – товар. Рыночные отношения только начинали делать свои робкие шаги по стране, но мы быстро учились. Гоша почесал затылок, стрельнул сигарету и согласился с нашим предложением…

Так начиналась продажа Родины. А хули? Широка страна моя родная, много в ней фигни всякой. Чай не убудет.… Через две недели мы благополучно продали все, что входило в нашу епархию и начали посматривать в сторону подсобки плотников и каменщиков. Еще через два дня мы успешно разобрали свежесложенную стену третьего этажа, что, по правде сделать было не так уж и трудно, так как цемент в растворе присутствовал в количестве улавливаемым разве что титрованием. Кирпичи были загнаны на строительство гаражей, которое, в отличие от нашего, шло стахановскими темпами. А когда мы уже стояли с гаечными ключами возле самосвала и присматривали, чего бы там открутить полезного и не очень нужного машине, но необходимого нам, пришло возмездие. Нет. Никто не схватил нас за руку. Никто не закричал – «Держите вора!». Никто даже просто не отругал нас. Мне принесли повестку в военкомат, которая остановила мой полет к светлому будущему. Я покорился судьбе и пошел отдавать последний долг своей Родине. Но это уже совсем другая история…


P.S. Моя страна умерла…но я тут не причем…)))

© Гарпер

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Квадрат
11.05.11 10:18

Уныло как то написал...

 
Кин
11.05.11 10:40

хуевый безжизненный высер...

 
Чапаев
11.05.11 10:44

усем доброе вутро. нахуйблядьнахуй. сегодня пятница?

 
Parasite
11.05.11 11:25

>сегодня пятница?
Та ты утомил уже этим вопросом, пся крев...ПАНИДЕЛЬНЕК СЕДНЯ!!!!!!!111111111АДЫН

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Чуть до греха не довёл
На заметку парням
Мошенников все больше
Когда самодельная реклама лучше той, что по телеку
Сколько зарабатывает московский водитель Яндекс такси
Нативная реклама
Воля старших, наследство и любовь
Девушки, которым скучно на работе


Случайные посты:

Мой девиз по жизни
Правда про детские сады в СССР
Безысходность...
Москва - финал девяностых
Вы находитесь в Грузии, если...
Никогда бы не подумал, что моя жена способна на такую тонкую и изощренную месть
Итоги дня
Итоги дня
"Бардак! Кругом одни программисты!"
Как правильно выпивать и флиртовать с россиянками