Зеркало




13 октября, 2011

Минет по-семейному

Завибрировала мобила. «Братан, эсэмэска пришла!» - раздался брутальный басок «братка».
Я глянул на дисплей телефона.
Сообщение пришло от Коляна и было очень содержательным. «Mne pizdets!» - гласили буквы. Эта латиница могла означать, как минимум, что у Коляна ушла мобила. Что было максимумом, а тем более максимум максиморум было трудно представить…
Тут же выскочило сообщение о прибытии ещё одного «письма щястя»: «Cherez chas na nashem meste». Под «нашим местом» подразумевалась довольно уютная кафешечка, где пиво не разбавляли, её обходила стороной гопота и лица очень кавказских национальностей. В кафе нами вырабатывались стратегические решения, строились планы и пилось пиво, которое без требований доливали после отстоя знакомые барменши.
Когда я явился туда, то узрел Коляна, который грустно курил, вертя в руках старенький телефончик «Эрикссон», который у него пиздили раз десять, но он всегда возвращался обратно, в отличие от более дорогих моделей.

Его бледное лицо было в тон белой же футболке. Впрочем, футболка была не совсем белой: на её груди в разнообразных позах еблись хрюшки. Я поглядел на свиную камасутру, запомнил на всякий случай пару понравившихся мне поз, и поздоровался с Коляном.
- Так какие твои печали, амиго?
Колян поднял на меня печальный взгляд голубых глаз:
- Погоди, сейчас Серёга приедет, тогда и поговорим.
Напротив сидели две девы в минимальных прикидах, судя по говору и кричащему макияжу, как у команчей на тропе войны, прибывшие из Хацепетовки или Конотопа и имеющие планы удачно заарканить лопоушистого москвича в свои сети. Девы бросали томные взгляды, примерно так смотрела моя кошка в период пустовки.
Колян вообще не обратил на них внимания, а я молча отправил нахуйпосылающее мыслесообщение, после чего леди утратили к нам интерес.
И тут во всей красе появился Серёга-2. Он был облачён в прикид, как нельзя более подходящий для дружеской встречи с друзьями, а именно в черную форму спецназа и разгрузочный жилет с карманами, количество которых стремилось перещеголять знаменитую жилетку Вассермана, причём на спине разгрузки была грозная аббревиатура ведомства, кишащего людьми «с чистыми руками, горячими головами, и холодным сердцем». На пузе у него непринуждённо болтался «Хёклер-Кох», а на голове была шапочка с прорезями для глаз и рта, но у Сереги хватило ума не натягивать её на лицо. Тем не менее барменша стояла с таким лицом, будто у неё именно здесь и сейчас началась диарея.
- Брать будем сейчас? – деловито осведомился Серёга, и непринуждённо, одним глотком, выпил все моё пиво и вытер пену с усов.
- Да погоди ты! – досадливо отмахнулся Колян. – Тут дело такое… Я её выеб…
- Кого? - испугался я. – Ксюшу Собчак?
Меня передёрнуло.
- Хуже… - мрачно ответил Колян.
- Неужели Кабаеву? – ужаснулся я, представив, как разгневанный САМ отдаёт приказ отправить Коляна в сокамерники к Ходорковскому, предварительно поваляв его по татами.
- Нет! – огрызнулся Колян, сверля взглядом меня, а окурком – ни в чём не повинную пепельницу. – Жену двоюродного брата я трахнул…
- Ну-ка, ну-ка! – заинтересовался Серёга-2, и придвинулся поближе.
* * *

Настроение было отличным. В морду из открытого окна машины дула струя свежего ветерка, в багажнике бутылки звякали друг об друга и об кастрюлю с шашлыком.
Колян вёл свою машину, а на заднем сиденье расположились его брательник Андрюха с супругой Леной. Лена без перерыва песдела, заглушаемая звуками «Радио Максимум», а флегматичный Андрюха мирно посапывал, уже успев принять на грудь.
Лена была невысока, худа и с сиськами номер ноль. Это, как знал Колян по опыту, могло означать только две вещи: или дама с такой конституцией полностью фригидна, или, наоборот, злоебуча.
В зеркало заднего вида Колян видел её глаза голодной самки, и остановился на втором варианте. Но тогда он не придал этому значения.
А пока настроение, как и сказано, было просто замечательным, душа ликовала от будущего единения с природой. Трасса была свободна, солнечный диск медленно полз по голубому, без малейших признаков облаков, небосводу, ветерок ласково трепал шаловливыми ручками листву, и даже продавцы полосатых палочек, периодически попадавшиеся на пути следования, были настроены благодушно и незлобиво.
Наконец вожделенный подмосковный водоём, где слегка покачивается рогоз, именуемый людьми несведущими камышом, призывно квакают лягушки, повинуясь инстинкту размножения, да нет-нет и плеснёт рыба.
Пока Колян запаливал угли в мангале, отмахиваясь от лезущего в глаза дыма, Лена споро нанизала куски мяса на шампуры, а Андрюха приговорил половину ящика пива и временно ушёл в астрал.
Тем не менее, когда мясо на углях стало аппетитно шкворчать, а ноздри щекотать божественный, ни с чем не сравнимый аромат, он временно воскрес из мёртвых и достал из водоёма пакет с водкой.
- Мы собрались здесь затем, чтоб выпить, так выпьем же за то, зачем мы здесь собрались! – провозгласил он первый тост и опрокинул в рот стаканчик ещё слегка тепловатой жидкости.
- Мне нельзя... – проинформировал Колян.- Я ж за рулём!
- Мы все за рулём! Причём за одним, гы-гы-гы! А ты пивка, пивка! – посоветовал брательник. – Пока сидим – всё выветрится.
Колян, скрепя сердце, открыл бутылку чешского пива с симпатичной девицей на этикетке и ласкающей взгляд русского человека надписью «Целка»…
* * *

- Это ты зря… - протянул я задумчиво, закинув несколько кристалликов соли в бокал с пивом. Пошла реакция, и пузырьки стали бодро отделяться от дна и стремиться вверх, образуя густую шевелюру пены. - У операторов машинного доения хронические риниты и тонзиллиты – явление редкое, перегар чуют за несколько кабельтовых!
Колян зыркнул на меня недобро.
- Не перебивай, ёбана! – ткнул мне локтем в бочину Серёга-2. – Чую, дело идёт к…
* * *

…Андрюха «догнался»… Употребив в одну фотографию бутылку, он повалился на заднем сиденье автомобиля Коляна, и захрапел, прикрыв лицо футболкой, игнорируя залихватские мелодии уже «Радио Шансона».
Колян тоже вытянулся на полотенце, подставив тушку ультрафиолету.
* * *

- А-а-а, бля! – злопамятный Серёга-2 вспомнил, как давным-давно, века и даже эоны назад, Колян на Пироговском водохранилище прилепил к его могучей груди несколько бумажных полосок, в совокупности составлявших сакральное слово «ХУЙ», и этот самый «ХУЙ», белым выделявшийся на обгоревшей груди, изрядно веселил пляж.
Теперь настала моя очередь дать закадыке под рёбра, при этом я чувствительно уебался локтём во что-то твёрдое, находящееся в одном из карманов Серёгиной разгрузки.
Колян продолжал.
* * *

- А я буду загорать топлесс! – объявила Лена. Колян учил в школе французский, поэтому не обратил внимания на этот намёк.
Лена сняла символический (чего прикрывать-то) верх купальника, и выставила торчащие на плоской груди, как антенны, соски в небосвод.
Солнце пригревало, и Колян задремал.
Внезапно он ощутил, что плавки его медленно сдвигаются с «ватерлинии», а потом почувствовал, что горячие губы обхватили головку его члена, а шаловливый язычок стал нежно щекотать уздечку.
Он открыл глаза. Лена, забыв о существовании мужа, со старанием строчила ему минет.
- Ты, это, чт-о-о? – захрипел Колян, но срамной уд уже находился в возбуждённом состоянии, а, как известно, редкому мужчине хватает крови на обе собственных головы…
Почувствовав, что главный орган Коляна достиг расчётных параметров, она шустро скинула плавки, и насадила себя на колянов хуй, и началась скачка.
Потом она слезла с Коляна, встала на четыре кости и попросила:
- Возьми меня так.. По-собакиному!
Колян, которому всепобеждающее либидо окончательно ампутировало остатки разума, пристроился к ней сзади. Лена активно подмахивала тощим задком.
Из динамиков магнитолы заливался «соловьём российским славным птахом» любимец стареющих женщин сладкий бородатенький пупсик Стасик Михайлов:
«Все для тебя - рассветы и туманы
Для тебя - моря и океаны
Для тебя - цветочные поляны
Для тебя

Лишь для тебя горят на небе звезды
Для тебя безумный мир наш создан
Для тебя живу и я под Солнцем
Для тебя!»

И уже вот-вот должен был наступить момент полного «слияния Инь и Ян», когда над головами раздался голос Андрюхи:
- А что вы т-тут д-делаете?
Колян быстро достал хуй из Лениной щели, и стал наощупь искать плавки в траве.
Лена закрыла лицо руками, но было уже поздно – ей прилетело в ухо, и она распласталась на одеяле, бесстыдно раздвинув ноги.
В руках у Андрюхи был солидный дрын, и этим дрыном, судя по всем признакам, он собирался сурово, и, скорее всего, больно отпиздить Коляна.
Видимо, Колян осознал весь ужас положения, и, как был, сто стоящим хуем, голый, бросился наутёк.
Разъярённый Андрюха, размахивая орудием, кинулся за ним…
* * *

Я содрогнулся, представив себе эту картину. Давно, ещё в голоштанном детстве, вдали от цивилизации я так уёбывал от расшалившегося телёнка, а папа-подонок, дико хохотал, глядя, как отпрыск зигзагами сваливает от некрупного, но уже рогатого скота.
* * *

Кончилось тем, что Андрюха, отогнав Коляна от водной среды, где он должен был найти спасение, загнал его, как неандерталец мамонта в яму, в густые крапивные заросли, куда сам не сунулся, опасаясь мести со стороны жгучего растения. Коляну же пришлось плохо: «До сих пор жопа чешется… И залупу ещё обжёг сильно, блядь…».
Потом, отчаявшись выманить Коляна из засады, он схватил его одежду в охапку, и кинул далеко в центр водоёма. Потом оделся сам, заставил одеться держащуюся за ухо супругу, и свалил с места корриды.
* * *

Мы с Серегой заржали.
- Подонки.. Какие же подонки! – злобно прошипел Колян.
- А чего потом-то?
- А потом заебался за одеждой нырять, а там в карманах ещё документы на машину, ключи от неё же, права и мобила… - продолжал плакаться Колян. – Да ещё менты на пути доебались, запах учуяли – на десятку косарей налетел, блядь… И Андрюха теперь убьёт…
- Ничего! - бодро сказал Серёга, хлопнув Коляна по плечу. – Мы за тебя постоим!
Я хотел было напомнить ему про бригаду спецназа и вертолётную поддержку и уже открыл было рот, но раздумал, и захлопнул пасть, тем более, что приспичило, ибо четыре кружки пива давали о себе знать.
Короткими перебежками я проследовал в сортир, а когда вернулся, то увидел между столиков тело. Тело лежало, не подавая признаков жизни. Я схватился за голову:
- Серёга, ты охуел? Это же сто пятая! Зачем ты Андрюху уконтрапупил?
Серый ухмыльнулся:
- Да какой, в пизду, Андрюха?! Это «бычара» зашёл, нас не видел, стал пальцы гнуть да девчатам, - он кивнул на барменш. – на «крышу» намекать, я его электричестком и успокоил… - он достал из кармана своей «вассермановской жилетки» шокер. – Не ссы, минут через пять очухается!
Мы втроём вынесли бесчувственную тушу «быка» на улицу.
В это время запищал телефон Коляна, уведомляя о прибытии очередной СМС.
- Андрюха скинул! – оповестил нас Колян, и дрожащими пальцами нажал на кнопку. Сообщение гласило: «Колян, давай мириться! Ленку-блядину выгнал нахуй. Твой брат».
- Д-девчата, д-дайте-ка мне б-бутылочку водки! – слегка заикаясь, попросил Колян.

© Штурм

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Евгения
13.10.11 10:30

молодец, брат

 
тубус
13.10.11 10:34

Четадь?

 
тубус
13.10.11 10:45

читабельно

 
Ra
13.10.11 10:50

Грузин на экзамене:
- Я хачу билять минэт!..
- Чтоо?! О_о
- Ваах, не так сказал... Я хачу минять билэт)

С добрыи всех!

 
Beast!
13.10.11 12:44

Поржал немного. )

 
SaM
15.10.11 12:29

В Азии не спроста на баб паранджу напяливают, чтобы не совращали мужиков. Поэтому в любом случае у них бабы виноваты и правильно "Андрюха" сделал, что выгнал эту суку. Я бы вообще убил.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильные наряды к Новому году


Случайные посты:

Из жизни полицейского
Не стоило заводить говорящего
Убеждения или смерть
СМС от бывших
Пятничный шоппинг
Алчные старики
Извержение вулкана на Бали как повод для хорошей фоточки в инстаграм
Делаем виски из самогона
Развод до свадьбы
Дела сердечные