Зеркало




01 октября, 2012

Призрак городского архива

Потерять работу всегда страшно. Особенно, когда нет ни папы, ни мамы, ни дедушек, ни бабушек, ни каких бы то ни было богатых родственников за границей.

Сообщение о предстоящем сокращении Антонина Бенедиктовна Гольштейн приняла стойко, руки заламывать не стала, охать и ахать -тоже. Жизненные передряги, которых на её незавидную долю хватило с лихвой - закалили её и помогали принимать удары судьбы с гордо поднятой головой. Это на людях. Дома она , конечно же , поплакала от души, дав волю своим чувствам, с подвываниями и расстановкой. Никто ведь не видит, а значит - можно.

К своим сорока годам, так уж получилось, у Антонины Бенедиктовны не было ни мужа, ни детей. Вообще никого не было. При таком отчестве и фамилии - это было более, чем странно. Но, тем не менее. Сорок лет назад её подбросили неизвестные, в дорогой плетеной корзинке, на крыльцо женского монастыря. В корзинке нашли записку. На листе формата А4 ровным, красивым женским почерком было написано следующее:

"Девочку зовут Антонина Бенедиктовна Гольштейн. Она рождена в любви. Не отдавайте её в детский дом. Воспитайте в смирении, любви и всепрощении. И воздастся вам!"

На Антонинину беду, монастырь этот претерпевал кардинальные изменения, возглавила его суровая, и жестокая игуменья Калина, которую за глаза все монашки называли Салтычихой.

В 16 лет Антонину поставили перед выбором - остаться в монастыре или уйти в мирскую жизнь. Антонина выбрала мирскую жизнь. Если бы не "Салтычиха", которая у всех стояла в печенках, то жизнь свою Антонина благополучно провела бы в монастырских стенах.

А так...Жила она в общаге при элеваторе. Работала, естественно , на этом же элеваторе на погрузке зерна. Совковой лопатой кидала зерно на транспортерную ленту. Как ни странно, эта работа хорошо оплачивалась и Антонина жила довольно-таки достойно. Мужа и детей, как говорилось выше, не было.

С мужчинами отношения складывались непрочные. Антонина была красива, пышногруда, приятна в общении, желанна, но...фригидна. Тут и не поймешь - что послужило причиной такого расклада? Суровое ли монастырское воспитание и ячневая каша на воде по утрам, или, может, встреча с онанистом, который выпрыгнул неожиданно из под мостков, когда Антонина спускалась к речке прополоскать монашеские пожитки. "Инструмент" онаниста её сильно напугал. Синий, очень длинный, причудливо изгибающийся. Он часто потом ей снился в кошмарных снах.

Ещё одно потрясение, которое произошло в семилетнем возрасте, -это встреча "лицом к лицу" с женским половым органом. Обронив карандашик на уроке рисования, Антонина полезла под парту и застыла от ужаса. Монашка, ведущая урок, задрала под партой рясу и расставила ноги, видимо, для вентиляции,- в тот год стояло жаркое, засушливое лето. Для неискушенного детского глаза, и непрочной психики - явление жуткое и страшное, надо сказать. Антонина завороженно лицезрела это мохнатое, отвратительное чудище и потом долго ещё не могла связно говорить. Заикалась и плакала. Где-то с месяц.

Так вот. Кто теперь разберет- что явилось причиной? Но Антонина с мужчинами была зажатой до невозможности. А такой мужчина, который мог бы её раскрепостить и разбудить в ней страстную женщину, увы, такой на её пути не попадался. Надо ли говорить, что ни минеты , ни какие другие приятные апгрейды к классической миссионерской позе, Антониной категорически не принимались. Возможно и поэтому, - ребенка она зачать не могла.

И вот, Антонина осталась без работы. За годы, проведённые на элеваторе, она дослужилась до лаборанта, окончила техникум и работала уже в белом халатике в стерильном помещении с колбочками и пробирками.

И вот так, нелепым образом попала под сокращение. Ну, бывает. Жизнь непредсказуема. И не одна в общем-то попала. На дворе стояли лютые 90-ые годы.

А деньги-то нужны? Нужны! Поплакав и немного успокоившись, женщина стала искать работу. Но не тут-то было. На бирже предлагали только рабочие специальности с копеечной зарплатой, а деньги Антонина привыкла получать приличные. Она обращалась не только на биржу, но и обходила все известные предприятия в городе сама.

И вот, однажды, в погожий, летний денек, она набрела на какую-то контору без вывески, в глухом и непрезентабельном переулке. Везде требовались женщины до 35 лет, а тут как-то сразу ухватились за неё, взяли в оборот, обласкали, наговорили всяких приятных слов и Антонина решила здесь и остаться. В чём заключалась новая работа -толком не объяснили, но как она приблизительно поняла - это был городской архив. И почему-то без вывески над входом. Старое, кирпичное здание, в хорошем, ухоженном состоянии.

Ей выдали черный халат, серые байковые нарукавники и объяснили, что и как она должна делать. Зарплату пообещали хорошую. Поменьше, чем была на элеваторе, но не намного.
В принципе, работа оказалась - "не бей лежачего." Утром пришла, записала "входящие", "исходящие" в толстый журнал, рассортировала письма, почему-то всегда в жолтых, доисторических конвертах с причудливыми несовременными марками, по размеру конвертов. Потом, большие конверты отнесла в кабинет № 8, маленькие в кабинет № 6 , и средние в кабинет № 4. Потом пробежалась с тряпочкой по поверхностям полок, обновила картотеку ( как именно обновлять, - объяснила старая, шамкающая губами работница со стекляным, неподвижным глазом), полила цветочки , составила реестр и всё. Вот и все премудрости.

Рай, а не работа. Раз в неделю выпадали ночные дежурства. Вооружившись книжкой и вязанием, одинокая Антонина, коротала эти ночи с превеликой радостью.

***
Этой ночью, с которой и начинаются собственно события, перевернувшие жизнь Антонины, в архиве было непривычно холодно. На это Антонина сразу обратила внимание, как только заступила на смену. Холод был жуткий, хотя, на улице стояло жаркое лето. В принципе, это нормально и естественно. На улице жарко, а внутри кирпичного дома - прохладно. Это же не бетон и всё, как-бы, по законам физики. Но холод был такой, что казалось, проникал до костей.

Где-то в районе полуночи, Антонина ощутила лёгкую тревогу. Решила обойти здание и поняла, что в помещениии есть кто-то посторонний. Поняла и всё. Каким-то седьмым чувством.

Городской архив - это сплошные полки, заваленные бумагой, до потолка. Папки, папки, папки, папки. Много-много-много. Нет им числа и края.

Вдруг, отчетливо и громко, как в спортивный репродуктор, прозвучал мужской голос. Левитан курил в сторонке. Только один раз Антонина слышала подобный голос. В городе, где она жила, на левом берегу возвышался памятник солдату победителю, огромный "колосс", с поднятыми вверх руками , держащими автомат. Приближаясь к памятнику, люди наступали ненароком на плиту , которая электронным способом была связана с записью этого голоса и динамиками. И тут, неожиданно раздавался такой мощный глас, что люди, со слабой психикой испытывали неимоверные нервные перегрузки. "Это нужно не мертвым, это нужно живым...". Вот, примерно так же произошло и в архиве. Будто бы Антонина наступила ногой на невидимую плиту и голос зловеще произнес : " Антонина Бенедиктовна Гольштейн. Подойдите в седьмую секцию. Ничего не бойтесь. Вам не причинят вреда. Мы - ваши друзья".

Антонина любила читать книжки про инопланетян и первым делом подумала, что это они, пришельцы с далёких галактик, вышли с ней на связь. Страх, невероятным образом, улетучился, и Антонина быстрым шагом продвигалась к седьмой секции огромного архива, предвкушая долгожданную встречу с внеземным разумом. В седьмой секции никого не было. Но голос продолшал чеканить.

"Антонина Бенедиктовна Гольштейн. Снимите с себя всю одежду и аккуратно повесьте на стул. Ничего не бойтесь. Вам не причинят вреда. "

Антонина подчинилась, и в костюме Евы , обхватив себя руками за плечи, встала посреди седьмой секции с секретными документами, трясясь как осиновый лист.

"Антонина Бенедиктовна Гольштейн. Ничего не бойтесь. Лягте на пол. Разведите ноги. Не бойтесь. Вам не причинят вреда."

Выполнив указания, Антонина приняла , на первый взгляд, обычную миссионерскую позу для совокупления, ничего другого на ум не приходило.

Вдруг, она ощутила нежные прикосновения к телу, как-будто сразу несколько тёплых и мягких рук как по команде начали массировать его, буквально каждую клеточку.

Антонина закрыла глаза и впала в безпамятство. Такого с ней никогда не случалось. Очнулась она от собственного крика. Страстного и дикого. Её качественно и вдохновенно трахал кто-то невидимый. Истома разлилась по всем закоулкам красивого и пышного тела, к сороколетнему возрасту, не испытавшего хоть какого-то мало мальски сытного оргазма.

" Меня используют как человеческую самку" - промелькнула мысль в голове Антонины. "Инопланетяне проводят эксперимент. Ну что-же. Возможно именно для этого я и была рождена"- произнесла Антонина и стала самозабвенно подмахивать тазом навстречу фрикциям невидимомо "насильника".

"Хорошо ли ,вам, Антонина Бенедиктовна Гольштейн? - вкрадчиво спросил эрзац-Левитан откуда-то сверху.

"Хорошо, хорошо, замечательно, ещё, ещё, ещё!" - кричала в экстазе Антонина.

Наконец , всё закончилось.

Изможденная, мокрая и счастливая Антонина медленно поднялась с пола и вдруг разрыдалась. В Антонину будто влили лёгкость и невесомость. Тело словно избавилось от 85 кг и забыло про гравитацию.

***
Так продолжалась теперь почти каждое ночное дежурство. Антонина похудела, постройнела, помолодела. Она и до этого выглядела неплохо, если не считать опущенных уголков губ и складки поперек лба. А тут расцвела и сбросила лет 15.
Ранней весной Антонина родила девочку. Хорошенькую, красивенькую и толстенькую.
Антонина летала на крыльях счастья.
Первое потрясение , связанное с рождением дочери, Антонина испытала, когда дочка заговорила. Она говорила почему-то стихами.

"Мама, я хочу кашку
Сладкую и вкусную
Наклади её в тарелочку
Зелененькую, капустную"

"Включи, мамочка, лампочку
Чтобы спать мне было не страшно
Поставь у кровати тапочки
И посиди с Наташею.


Да, девочку Антонина назвала Наташей. Наталья Бенедиктовна Гольштейн.

Так и говорила дочка стихами. И мать, и окружающие, к этому с трудом , но привыкли. Всё-таки, удивительное явление. Неподготовленный человек долго поражался услышанному.

Второе потрясение. Когда Наташе исполнилось 10 лет, её кожа стала светиться по ночам, фосфорным цветом, а сама Наташа парить над кроватью. Так она спала. Садилась на кровати в позе лотоса и с наступлением темноты начинала светиться и левитировать. Утром Наташа ничего не помнила, и превращалась в обычную девочку, правда, так и продолжающую изъясняться рифмованными фразами.

Ну, и третье потрясение - это вечная молодость самой Антонины. По паспорту ей было уже 50 лет, а на вид с трудом давали 25-30 лет.

Когда Наташе исполнилось 17 , и мама и дочь смотрелись как две подружки. Обе неземной, нереальной красоты.

Мужчинам Антонина отказывала, она так и продолжала трудиться в городском архиве и заниматься любовью с невидимкой в седьмой секции Х-файлов.
***
Любой женщине необходим не только телесный, но и душевный контакт. Антонина несколько раз пыталась заговорить со своим ...а вот с кем со своим, - это трудно сейчас на вскидку и сказать? Муж, любовник, качественный ёбарь? Скорей всего третье. Но, тщетно. Грубый голос из репродуктора её останавливал : "Антонина Бенедиктовна Гольштейн. Не разговаривайте. Расслабьтесь и получайте удовольствие."

Поэтому, счастье Антонины было физическим, но не духовным. А если быть уж совсем точной - не совсем полным. Да, и светящаяся по ночам дочь, честно говоря, пугала и заставляла задуматься. Вот как её выдать замуж и за кого? А парни крутились толпами возле Натальи. Как и у любой матери взрослой дочери, у Антонины все мысли сконцентрировались в одном направлении.

Добавляло беспокойства и отсутствие месячных у Наташи. Зато каждые 28 дней из лона дочери вылуплялся бутон, который распускался на второй день и превращался в прекрасную красную розу с нежными лепестками. На пятый день цветок облетал и по всей квартире, то там, то тут Антонина ходила с веником и заметала подсохшие лепестки. Красиво - ничего не скажешь, но тревожно.

Помня о своей миссии, Антонина всё-равно была горда тем, что именно её выбрали инопланетяне в качестве суррогатной женщины, а в то, что это были именно инопланетяне, она верила безоговорочно.

Любила ли Антонина дочь? Она беспокоилась, переживала за её дальнейшую судьбу, и прекрасно понимала, что рано или поздно за дочкой придут.

И за ней пришли. Вернее, она исчезла. Испарилась.

Антонина плакала, сокрушалась. Только-только успокоится, но наткнувшись на красный лепесток где-нибудь в темном углу - разрыдается вновь. Ночью, вставая в туалет, Антонина могла наблюдать светящиеся волоски с головы дочери, летающие по комнате. Жуткое и завораживающее зрелище. И опять Антонина начинала плакать и обида разрезала её сердце на куски. Как же так? Не простившись, ничего не объяснив?

Но самое обидное и горькое было даже не в этом. Седьмая секция городского архива перестала "работать". В условленный час , а именно в полночь, Антонина не услышала привычный призыв к совокуплению. Как она не просила, как не умоляла, но в архиве царила тишина. Как и не было ничего.

"Сволочи! Сволочи! Сволочи!"- кричала Антонина в гневе. Вы забрали у меня самое дорогое ( тут она кривила душой немного),- " ДОЧЬ!". Так зачем же вы забрали и любимого мужчину? На этих словах Антонина всегда осекалась и думала, что стопроцентно утверждать, что это был мужчина - не могла даже она.

Ну, и в довершении ко всему, женщина стала стареть. Стремительно и беспощадно.

Сначала у неё сморщилась кожа, потом выпали зубы, потускнели глаза и провалился рот. За месяц Антонина из пышной и красивой красотки превратилась в жалкую, сморщенную старуху.

Из архива её уволили за старческий тремор и слабоумие.


Её можно увидеть вечерами на городской окраине, она пристально вглядывается в небо и шепчет : "Наташенька, где ты, моя доченька!? Вернись! Мама тебя так любит!"
Говорят, что бывшие её товарки- монахини, прознав про Наташино бедственное положение, приютили её вторично, благо, "Салтычиха" к тому времени уже померла.


Когда мне рассказали эту историю, я стала обходить стороной конторы без вывесок. Одно из двух, либо там МММ, либо ёбарь - невидимка. И кто-бы знал наверняка, что же для среднестатистической женщины страшнее?

— Лола Пунш

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Vit
01.10.12 12:37

Авторша курила. Не читать.

 
пыш-пыш
01.10.12 12:41

Лола Пунш такая вся на фантазиях...

 
МакаронОФФ
01.10.12 12:55

да уж ...

 
zelenyi
03.10.12 08:45

пестетс лоле пунш наступает)))

 
gambler0
20.11.12 00:49

а мне очень понравилось,интерессный поворот и есть над чем подумать,видно что автор очень талантливый человек,просто молодец, спасибо за рассказ!!!!!

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Глава родительского комитета
Фен Шуй
Как меня ребенком в милицию забирали
Экскаваторщиков лучше не трогать
Как из умницы превратиться в тварь: пособие для девушек
Расширяем словарный запас
4 вида спорта, от которых потом член не стоит
Правильные наряды к Новому году


Случайные посты:

Бизнес класс или "и рыбку съесть и... в кресло сесть
Старый вор
Девушка дня
"А ведь она меня окрутила, обманула, приручила. Как у нее это получилось, я не знаю..."
Как советского пионера хотели завербовать иностранные туристы
Ученые выяснили, когда замужние женщины начинают думать об измене
Не только понты. Почему в любом городе легко разоблачают москвичей
Я пришла сюда забрать свои шарики и набить кому то рожу, шарики я уже взяла
Ребус для настоящих киноманов
Хеппи энд