Зеркало




31 мая, 2013

Случайная встреча

«Я знал вашего отца, молодой человек!» - фраза из какого-нибудь классического английского романа. Никогда не думал, что скажу её сам кому-то, да ещё столь рано…

…В переговорную вошли трое: двое мужчин (один молодой совсем парень, другой моих лет) и девушка. Старший представился сам, обозначил и своих спутников. Представляя юношу, сказал: «Это наш арт-директор. Резидент Нидерландов». Арт-директор в этом месте почему-то покраснел.

Мне лицо «резидента Нидерландов» показалось знакомым. Какое-то не слишком приятное воспоминание завибрировало в моей бескрайней картотеке былых событий и образов, но идентифицировать я его никак не мог.

Обменялись визитками. На визитке парня было написано: Воронцов Алексей Геннадьевич. На обороте был дубль на латинице, и я с удовольствием отметил, что Алексей Геннадьевич не поддался дебильной моде наших уездных разработчиков торговых марок, везде ляпающих выёбистое «-off» вместо «-ov» в фамилиях…

А так – ничего особенного, ни фамилия ни имя ни о чём мне не говорили, я видел этого человека в первый раз в своей жизни и успокоился.

Переговоры шли своим чередом. Я увлечённо рассказывал о задаче, которая будет стоять перед этими ребятами, если мы выйдем на сделку. Присутствующие с моей стороны вставляли реплики в нужных местах, а противоположная сторона задавала вполне себе толковые и конструктивные вопросы.

Вскоре мы всё обсудили. Оставалось только снабдить ребят кое-какими бумагами для ознакомления с проектом. Кто-то из моей команды побежал дать соответствующие распоряжения, чтоб откопировали планы, ещё что-то, и в переговорной повисла «техническая пауза» - так всегда бывает: о деле вроде уже всё переговорили, а о не деле говорить – ещё не настолько близки.

Лицо «резидента» всё-таки не давало мне покоя: что-то по-прежнему покалывало, дёргало память, привыкшую всё и всех всегда чётко идентифицировать. Исключительно для разрыва паузы я спросил глупость:

- Как там, Нидерланды-то? – каков вопрос таков и ответ, мальчишка пожал плечами, усмехнулся: - Нормально, неплохо…

- С дочками нашего нацлидера не общаетесь там? – игриво спросила моя заместительница. Русскоголландец оценил шутку: - Нет, но наслышаны, да.

- А давно вы в Нидерландах живёте? – спросил я более конкретно.

- Давно. С детства. Мама в середине 90-х уехала, у неё сестра там жила уже. Я совсем маленький был. А так я родился в Мытищах… - сказал молодой человек и улыбнулся как-то немного виновато, словно извиняясь за столь простецкое место рождения.

В Мытищах… в Мытищах… родился в Мытищах… Мама в середине 90-х уехала… его увезла… и это лицо… - память настойчиво алармила, волновалась, но я никак не мог ухватиться, паззл не складывался, чего-то не хватало.

- Я тоже живу в Мытищах, - ни к чему заметил я. Мальчик посмотрел на меня совершенно равнодушно.

- А отец не поехал за мамой? – решился я задать в общем-то бестактный вопрос. Мне не хватало детали для моего паззла, и отступить я уже не мог. Парень привычно погрустнел:

- Папу убили незадолго до нашего отъезда… собственно, его смерть и стала причиной маминого решения. Он бизнесом занимался, ну, вы же помните, наверное, какие были времена… - он опустил глаза.

- Извините меня, я не знал… - я тоже опустил глаза, вертя в руках его визитку, ещё раз прочитал его имя, фамилию…

Папу убили… Мама увезла… Мытищи… начало-середина 90-х… Воронцов Алексей Геннадьевич… Геннадьевич…

И тут меня как молнией ударило: Господи! Да это же сын Дона! Того самого Дона, что хотел завалить меня, того самого Дона, при содействии которого вообще немало народу зажмурилось в небольшом тогда городке! Наконец, того самого, которого самого завалили, и после этого между прочим в городке начался ещё больший беспредел!

Вот это да! Память услужливо вытолкнула давно забытый эпизод, как однажды в «Китайском» Дон, нажравшись в сопли, нёс какую-то пургу про родственную плесень его жены, не кисло там в этих Нидерландах устроившуюся (мы все тогда воспринимали заграницу, как другую планету – столь велика была разница между нашими и их реалиями). Возможно, и сам Дон имел планы туда свалить со временем, да не успел – пришили раньше…

Точно! Его же Геной звали, в миру-то. А фамилия? Блин, вспоминай, ты же помнил!

Ещё боясь поверить своей догадке, я спросил очень тихо:

- А вам ничего не говорит имя (я назвал фамилию и имя) такого-то? – парень удивлённо посмотрел на меня: - Это мой отец…

- Я был знаком с вашим отцом. – сказал я и осёкся. Парень пытливо смотрел на меня, ожидая продолжения, а я молчал.

Что я мог ему рассказать? Правду? О том, что его отец был в первую очередь уголовным авторитетом? Что даже квартиру в Мытищах и дом в Сорокино (дурацкий сырой коттедж из красного кирпича с большим количеством бестолковых помещений и маленькими, словно бойницы, окнами) его папанька не строил и не покупал, а попросту убил хозяев, которые где-то как-то с ним пересеклись, и типа что-то ему задолжали – или не отдали – и не побрезговал переселиться с семьёй в их собственность? Которую потом, вероятно, семейство смогло реализовать, убегая в Голландию?

Или может быть зайти с другой стороны, и вспомнить, что пока рулил его папахен, в подведомственном ему мытищинском районе была относительная стабильность? Били, грабили и убивали, собирали дань – одни и те же, а не каждый день – новые? А вот когда Муха, которому Дон так доверял, догадался грохнуть патрона, - криминальная власть начала меняться, как на украинском хуторке времён гражданской? Утром красные, вечером белые, ночью вообще какая-нить чёрная сотня-анархисты?

…Одного новоявленного авторитета во время разборки на центральной площади застрелили, когда он повернулся к своему авто и взял гранату, чтобы кинуть её в оппонента. Так, с гранатой в руке и упал. Дело было толи в июле, толи в августе, было очень жарко, и труп его целый день лежал на оцепленной центральной площади, сомнительной потехой прихуевшим горожанам, потому что мусора очковали подойти к телу с гранатой, вызывали сапёров, технику какую-то, а тогда это ещё не было отлажено-откатано, было диковиной, и всё шло очень долго…

Даже вождь пролетариата, с традиционно задранной клешнёй, до сих пор стоящий на центральной площади нашего городка, смотрел, казалось, на это дело у своих ног с испугом.

Это ему рассказать? Зачем ему, человеку, выросшему совсем в других условиях, думающему по-голландски, свободно владеющему английским, немецким и гораздо осторожнее – русским, эта вот правда о кровавом говне, в котором вошкался его папахен, пока не прибили? Надо оно ему сто лет? Он - арт-директор, в солидной фирме, говорят – талантливый очень, занимается разработкой уникальных внутренних пространств для офисов и производственных помещений… Это уже совсем другой мир, другая реальность. Нахрен ему знать о папаше-убийце? Наверняка мать уже давно откатала собственную версию-легенду, где папа если и не герой, то по-крайней мере и не злодей, уж точно.

Я бы на его месте просто не поверил бы. Вот если бы мне кто-то (по сути, первый встречный) бы начал рассказывать про отца моего такое, я бы, даже если бы у меня были какие-то подозрения на сей счёт у самого – просто бы не поверил, это как защитная реакция организма.

Не-ет, сын за отца не отвечает. Это даже кровожадный Сталин признавал. Правда, только на словах.

А у парня такая очаровательная улыбка, прямой взгляд, правильные черты лица, он открыт миру, улыбчив (как все европейцы), может быть – немного наивен, но явно талантлив и одарён. Не надо ему этого дерьма. Кто бы мне конечно рассказал тогда, в «Алексине», двадцать лет назад, когда я ждал этих громил, и ладони мои холодели от навязчивого ощущения приблизившейся вплотную смерти, - что я буду сидеть за столом в переговорной с сыном Дона, и о чём разговаривать?! – об интерьерных решениях внутренних пространств… Обоссацца про войну, кино и немцы с бригадой-2 в одном флаконе…

Вот оно как всё повернулось.

# # #

…Затянувшуюся неловкую паузу прервали, наконец, притащив бумаги, планы БТИ, чертежи, что предназначались этой команде. Они начали паковаться, а я протянул руку старшему, показывая, что переговоры окончены.

Также поручкался и с «резидентом Нидерландов». Он, немного дольше принятого задержав мою руку в своей, заглянул мне в глаза пытливо и тихо, неуверенно спросил:

-Мой отец был, наверное, не очень добрым и законопослушным человеком, да? – я отрицательно покачал головой:

- Да нет, нормально. Не Махатма Ганди, конечно, но... Просто время было такое. Сложное. Не бери в голову…


© baxus

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Perkin
31.05.13 16:05

,skj xt bynthtcyjt&

 
Алла
31.05.13 16:09

…В переговорную вошли трое: двое мужчин (один - молодой совсем парень, другой - моих лет) и девушка.

 
Квадрат
31.05.13 16:25

что хотел донести нам автор?

 
Ли
31.05.13 16:37
"Квадрат" писал:
что хотел донести нам автор?
что помбол может не только про емуанилингус перепечатывать... ))
 
asfasdff
02.06.13 12:28

Власти следят за нами, от недавно случайно нашла базу банных каждого жителя нашей страны twitlink.ws/sng Просто вводишь фамилию или имя - и тебе находить всю информацию про этого человека. Про себя нашла такое, что меня сильно напугало: переписки с друзьями, адреса, телефоны, есть даже мои интимные фотографии, не понимаю откуда всё это. Хорошо одно, есть функция "удалить", я конечно же сразу воспользовалась и вам советую не тянуть

 


Последние посты:

Биткоин всему голова!
Доктор, откуда у вас такие картинки?
Деньги, женщины и я
Романтика с большой дороги
Типичные будни России
Back to USSR
Байки Страны Советов
Девушка дня
Итоги дня
Культпоход в кино


Случайные посты:

Про яйца и любовь
Домашний тёплый ламповый стриптиз
Утром в общественном транспорте
Итоги дня
Попытка не пытка
Эротический журнал для фанатов зомби
Девушка дня
Гениальное решение проблемы
Что теперь модно носить в США
Когда охранник из тебя так себе