Зеркало




03 июля, 2013

Равные права

Луч солнца пробился сквозь дырявую медвежью шкуру, прикрывавшую вход в пещеру, и осветил лицо спящей Ры. Она завозилась, потерла нос грязным кулачком, потом чихнула и проснулась.

— М-м-м! — сказала Ры.

Никто не отозвался. Ры потянулась и выбралась из-под шкур. Прошлепав босыми пятками по земляному полу, она пересекла пещеру и взяла с пола высушенную тыкву с водой. Тщательно обнюхала, и лишь затем сделала глоток. В пещере шамана — это она усвоила первым делом — никогда не следовало пить из тыквы, если не уверена, что именно в ней находится.

Утолив жажду, Ры выбралась из пещеры наружу.

Шаман сидел на большом камне, подставив голую мохнатую спину первым лучам восходящего солнца. В руках у него была костяная фигурка, которую он неторопливо ковырял кремневым ножом.

— А вот и ты, — сказала Ры.

Шаман кивнул ей.

— Доброе утро, красивая Ры, — сказал он. — Шкура енота тебе очень идет.

Ры смущенно захихикала и принялась кокетливо чесаться под набедренной повязкой.

— Почему тебе не спится? — спросил шаман. — Еще рано. Можно еще поспать.

Ры ткнула пальцем в небо.

— Солнце, — объяснила она. — В глаза лезет. Плохо спать. И еще мне надо за кусты.

Она скрылась в кустарнике. Шаман проводил ее задумчивым взглядом, потом поднялся и ушел в пещеру. Через минуту он появился снова, держа в руках кусок лохматой шкуры. Усевшись на камень, шаман принялся кромсать шкуру кремневым ножом.

— А вот и я, — бодро объявила Ры, выбираясь из кустов. — Что это у тебя?

— Иди сюда, — скомандовал шаман.

В руках у него была длинная и узкая полоса, отрезанная от шкуры. Шаман повязал ее вокруг головы Ры.

— Вот, — сказал он. — Называется «повязка». Надеваешь на глаза, и солнца не видно. Снимаешь — снова видно.

Ры осторожно сдвинула повязку на лоб и уставилась на солнце.

— Видно! — воскликнула она. Потом снова натянула шкуру на глаза. — Не видно! Вот это да!

— Кстати, — заметил шаман, — днем можно носить ее на лбу. Симпатично выглядит.

Ры выглянула из-под повязки, глаза ее светились.

— Смотри, шаман! Я тебя вижу! А теперь… теперь не вижу! Послушай, это так здорово, сейчас день, а темно, будто ночью. Я тебя совсем не вижу, ни капельки! А ты меня видишь?.. Какая хорошая штука! Она красивая?

— Тебе идет, — подтвердил шаман.

Ры шарила перед собой руками, пытаясь вслепую найти шамана.

— Шаман! — позвала она. — Ты где? Давай, будто сейчас ночь и я пытаюсь тебя поймать. А ты убегай.

— Гениально, — пробормотал шаман. — Ры!

Ры подняла повязку на лоб.

— Что?

— Я только что придумал новую игру.

— О-о! — восхищенно выдохнула Ры. — Пойдем скорее в пещеру!

— Да нет же, — покачал головой шаман. — Это другая игра. Тебе понравится. Мы наденем тебе повязку, а я…

Договорить он не успел. Со стороны тропинки послышались шаги и шум, и не прошло и минуты, как на узкую площадку перед пещерой ввалились два десятка человек.

— Шаман! — позвал вождь Угу. — Шаман, нам нужен твой совет.

— Я не сомневался ни секунды, — мрачно отозвался шаман.

Он опустился на свой камень и уставился на пришедших. Ры уселась рядом с ним прямо на траву, с любопытством поглядывая то на шамана, то на вождя. Вождь откашлялся.

— Знаешь Вуха, шаман? — спросил он. — Ну, Вух, такой молодой паренек, он еще…

— Знаю, — сказал шаман.

— Он такой невысокий, худой…

— Знаю.

Угу пожевал губами.

— Тут такое дело…

— Да дубинкой надо побить! — крикнул из толпы старый Уна. — И дело с концом!

— Точно, точно! Чтобы не повадно! — поддержал его кто-то из задних рядов.

— Себя тресни дубиной по башке! — взвизгнула толстуха Заза. — Старый козел!

— А ну, тихо! — рявкнул Угу. — Кто тут вождь?

Уна и Заза притихли.

— Так вот, — продолжил Угу. — Сегодня оказалось, что этот Вух… Что он… Ну, как бы… Это…

— Не мужик! — выкрикнул кто-то сзади.

— Да какое там «не мужик»! — вскипел Уна. — Он вообще женщина!

— Тихо там! — крикнул Угу. — В общем, да, шаман… Этот Вух… Ты знаешь, он пришел в племя месяц назад, и мы его приняли, как своего. Разрешили ему жить в пещерах, и охотиться с нами. А сегодня оказалось, что он… Ну, это…

— Я знаю, — кивнул шаман. — Вух — девушка. Продолжай.

— Ты знал? — удивился Угу. Племя начало удивленно переглядываться.

— Конечно, — шаман небрежно дернул плечом. — Элементарная наблюдательность.

— Чего?..

— Это дух такой, — сказал шаман. — Он мне много чего рассказывает. Характерная форма бедер, отсутствие волосяного покрова на теле…

— Чего?

— Я говорю: у Вух попа, как у женщины, и волос на теле совсем нет. Тембр голоса, опять же…

Вождь нахмурился.

— Кроме того, — шаман почесал бородку, — у Вух есть груди. Небольшие, но все же есть. Трудно не заметить.

— Мы думали, он просто красивый, — смущенно сказал Угу. — А оказалось, он врал, что он мужчина. Потому что на самом деле, шаман, он, это самое…

— А еще, — добавил шаман, — когда ветер раздувает набедренную повязку Вуха, то сразу видно…

Угу закивал.

— Это все так, — признал он. — Но откуда нам было знать, что он врет? Мы ему поверили. Мужчинам можно верить. Мы думали, он мужчина. А оказалось…

— Ладно, я понял, — перебил его шаман. — И какие у вас возникли затруднения в связи с гендерной принадлежностью Вуха?

— Э-э-э, — сказал Угу. — Чего?

— Я говорю: чем он вам мешает? Ну, то есть — она? Хочет девчонка ходить на охоту с мужчинами — ну и пусть ходит.

— А вот взять, да дубинкой по черепу! — снова закричал старый Уна, потрясая сухими кулачками. — И скинуть в овраг! Чтоб не врала!

На солнце набежало облако. Шаман обернулся и посмотрел на небо.

— Ну вот, — небрежно сказал он. — Рассердил духов, дурак.

Чей-то кулак въехал в ухо Уны.

— А ну сядь тихо! — прикрикнули на старика из толпы. — Не серди духов.

Уна угрюмо замолчал.

— Не женское это дело, на охоту ходить, — принялся объяснять Угу. — Женщины, они это… Корешки собирают, ягоды. Мясо варят. Ну, всякое такое. Не знаю я. А на охоту ходят мужчины. А женщинам нельзя на охоту.

— Чего «нельзя»!? Кто это сказал, что нельзя? — закричала Заза. — Вух хороший охотник, кому какое дело, что она не мужчина! Она, может, лучше вас охотиться умеет!

— А вот и не лучше! — огрызнулся вождь. — Не лучше! Не лучше!

— Да она вчера подстрелила трех зайцев и косулю! — парировала Заза. — А ты сам-то сколько добыл? А, вождь?..

Угу густо покраснел.

— А я говорю, — гневно начал он, — женщина не может охотиться лучше, чем мужчина! У нее это… Она… Не умеет она! Вот!

— Весомый аргумент, — кивнул шаман.

— И вообще! — запальчиво сказал вождь. — Сегодня она хочет охотиться, а завтра она захочет плясать у костра вместе с мужчинами! Или петь мужские песни! Или, к примеру… Ну, не знаю… Вождем племени стать! А?

Мужчины загудели. Уна сплюнул.

— Да уж получше будет вождь, чем ты, — сказала Заза. — И посильнее.

Вождь шумно засопел.

— Все ясно, — громко сказал шаман. — По-моему, я знаю, в чем дело. Вождь! Пусть приведут эту Вух ко мне. Только не бить, понятно?

— Понятно, — кивнул Угу. — Вообще-то, мы это… Мы уже…

Он сделал руками знак, и толпа расступилась. Двое мужчин держали под мышки связанную по рукам и ногам хмурую Вух.

— Очаровательно, — сказал шаман. — Кто придумал связать?

Угу гордо выпятил грудь.

— Это я, — сказал он. — Она это, не хотела с нами идти, дралась. Четверым синяки поставила.

Шаман приподнял бровь.

— Умница, девочка, — пробормотал он.

Он приблизился к Вух, кремневым ножом перерезал веревку на руках. Вух тут же двинула локтем одному из мужчин, державших ее. Шаман вручил ей нож.

— Узнаю этот взгляд, — сказал он. — Лучше отпустите ее.

Мужчины отпустили Вух. Она тотчас уселась посреди тропинки и принялась ловко разрезать веревки, опутывавшие ее лодыжки. Шаман тем временем прошелся вдоль толпы соплеменников.

— Редкостный конгломерат олухов, — заключил он. Подняв глаза к небу, он на минуту задумался. — Не хотелось навязывать этот вздор, но для благого дела…

Он еще немного помолчал, а потом спросил:

— Помните, месяц назад Гырга задрал медведь?

Мужчины закивали, все помнили Гырга. Гырг сломал слишком много ребер и выбил слишком много зубов, чтобы его можно было легко забыть.

— Так вот, — продолжил шаман. — Дух Гырга вернулся. Иногда такое бывает. Дух Гырга… ну, не знаю, бродил, бродил, и случайно вселился в тело этой девушки, Вух. Так что Вух — только с виду женщина. А на самом деле она — мужчина.

Племя потрясенно молчало. Вух тоже перестала пилить веревку и недоверчиво смотрела на шамана, приоткрыв рот. Шаман кивнул вождю.

— Понятно?

Вождь хмурил брови, вращал глазами, открывал и закрывал рот. Новые идеи с трудом находили себе место под его узким лбом.

— Вот поэтому Вух — то есть, Гырг, — может охотиться вместе с мужчинами, — заключил шаман. — Ну, и остальное тоже. Пляски у костра и все такое.

Старый Уна первым нарушил молчание.

— А раньше-то он, вроде, похуже выглядел, — сказал он.

И пожевав губами, добавил:

— С грудями гораздо лучше.

Племя одобрительно загудело, все разделяли мнение Уны. Шаман взмахнул руками.

— А теперь все оставьте нас, — крикнул он. — Попрошу всех покинуть… В общем, уходите. Сейчас мне нужно провести кое-какие ритуалы, чтобы Гырг вспомнил свою прежнюю жизнь.

Через четверть часа ему удалось вытолкать с тропинки последних любопытных соплеменников. Шаман вернулся к пещере и обнаружил на траве у входа Ры. Рядом сидела Вух.

— Надеваешь вот так, на глаза, — объясняла ей Ры, — и солнца не видно. Потом снимаешь… Вот, попробуй сама.

Шаман уселся на свой камень.

— Насколько я понимаю, — сказал он, — Собирание ягод и кореньев тебя не прельщает.

Вух шмыгнула носом.

— Просто хочу охотиться со всеми, — сказала она. — Я же ничего такого…

— Понимаю, — кивнул шаман. — Но к концепции равноправия полов у нас пока не готовы. Так что если хочешь продолжать ходить на охоту, придется тебе поддержать мой маленький спектакль. Говори всем, что в прошлой жизни тебя звали Гырг, и тебе дадут карт-бланш.

— Я сама могу подстрелить себе каблаш! — вздернула нос Вух. — Не нужно мне ничего давать. Я сама топор вытесала, и лук сама смастерила. Я все умею не хуже мужчин! Я сама…

Шаман взмахом руки прервал ее.

— Понял, понял, — сказал он. — В общем, так. Поживешь пару дней в нашей пещере, я расскажу тебе, кто такой был Гырг. Если потом будут чересчур приставать с расспросами — бей в глаз. Гырг всегда так делал.

— Он умный, — встряла в разговор Ры. — Очень умный. Ты его слушайся. Если будешь хорошо себя вести, я попрошу его сделать для тебя повязку. Будешь красивая, как я.

Она придвинулась по траве к шаману и привалилась к его боку.

— А знаешь, что самое лучшее в равноправии? — спросил шаман.

Ры отрицательно покачала головой.

— То, что у некоторых к нему врожденный иммунитет.

Шаман положил руку ей на плечи и притянул ее к себе.

— И это хорошо, — сказал он.


http://alex-aka-jj.livejournal.com/137711.html

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Свиблово
03.07.13 16:16

Тема утреннего кала и ссанья от Ры ваще не раскрыта; хотя про водичку-то автор рассказал, ханжа хуев.

 
Свиблово
03.07.13 16:16

Лишь слабый намёк.

 
Kлоп
03.07.13 16:35

Типа пра феминисток доисторических?

size 1Kb
 
123
03.07.13 19:05

Лучшее порно здесь getfrees.at.ua

 
Δρугσů
04.07.13 14:12

Иру выеб, прям в набедренной подвязке из енота!!!

 
Δρугσů
04.07.13 14:14

Азиза тоже по нраву - выеб и её!!!

 
Δρугσů
04.07.13 14:22

А вообще, лизбиянки только в порно красивые, а по-жизни - страхуилищя поганые....

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Культпоход в кино
Уход за полостью рта
Дерьмовая жизнь
Правильно барбекю!
Выпускной за миллион двести
Ну и зачем платить больше?
О тяжелой женской доле
Работы Алекса Андреева


Случайные посты:

7 верных признаков, что мужчина тебе изменяет, с женских форумов
Лифт
Инициатива наказуема
Чихуахуа сожрала пальцы ног мужика пока он спаk
Итоги дня
Хоть кому-то диплом в жизни пригодился
Аж захотелось попробовать
Когда застряла в текстурах
Завещание
О немецком языке