Зеркало




17 ноября, 2014

Гиббон и дама пик

Паше Зюзину, в отличие от его отнюдь не святых, но более удачливых коллег, по какой-то непонятной причине катастрофически не везло. Из одного переплета он неизменно попадал в другой. Приключения бравого майора давно успели стать притчей во языцех, а среди сотрудников дорожной полиции он сделался своеобразной легендой.

Сладкое бремя сомнительной славы майор впервые ощутил после вошедшей в анналы ГИБДД истории о том, как он, наклюкавшись в доску, едва не протаранил на своем "вольво" машину Ельцина в бытность того президентом, за что и получил кличку "ТТ" или "трезвый террорист".

Руководство замяло скандал, но почти на полгода оторвало Пашу от теплой кормушки в конторе по выписыванию прав, переведя его на патрульную машину.

Затем были новые пьянки и новые неприятные инциденты, которые, впрочем, не влекли за собой ничего более серьезного, чем взыскания и привычные матюги начальства.

И вот теперь майора Зюзина отправили в ссылку. Самое обидное было в том, что сослали его даже не за пьянку. Да и вообще, во всем произошедшем не было Пашиной вины, если, конечно, не считать виной отказ майора купить своей любовнице Гульнаре модную итальянскую юбку за триста баксов.

С типичным для восточных женщин коварством мстительная и деловитая казашка Гуля обиду стерпела, но не забыла.

- Вот ведь стерва злопамятная, - жаловался потом Паша коллегам. - Прямо, как в анекдоте про физиолога Павлова, того, что собачек мучил под предлогом, что рефлексы у них изучает. Слышали этот анекдот? Нет? Так вот, когда Павлов был маленьким, его укусила собака. Собака укусила - и забыла. А Павлов вырос - и не забыл...

Итак, Гульнара не забыла.

Улучив подходящий момент, мстительная казашка напоила любовника и, уложив его спать, вытащила Пашино служебное удостоверение. В карман Зюзина удостоверение вернулось с некоторыми изменениями. На месте срезанной Пашиной фотографии красовалось на редкость непристойное изображение голой девицы, с вызывающим видом демонстрирующей всему миру свои первичные и вторичные половые признаки.

Выбранная Гульнарой секс-бомба представляла собой даму пик в колоде миниатюрных порнографических карт, которые майору Зюзину пару лет назад подарил Колюня Чупрун, опер с Петровки, реквизировавший их при обыске у "нового русского", проходившего по делу об изнасиловании.

К даме пик у Гули были свои, вполне обоснованные, претензии. Когда у майора с похмелья или после тяжелого трудового дня случались небольшие заминки с "исполнением мужского долга", он доставал из кармана форменного мундира колоду карт и отыскивал в ней ту самую развратную пиковую шлюшку. Несколько минут Паша восторженно похрюкивал и причмокивал, созерцая ее безразмерные арбузные груди и подстриженные в форме сердечка белокурые волосы, курчавящиеся между непристойно раздвинутых ляжек. В результате этой процедуры "жезл" бравого "гиббона" обретал твердость и мощь милицейской дубинки.

Гульнара, как и следовало ожидать, злилась, завидовала и ревновала. Несколько раз она порывалась отнять и уничтожить ненавистную бумажную соперницу, но майор был бдителен и тщательно оберегал пиковую даму его сердца от любых посягательств на ее жизнь и достоинство.

Известно, что женское коварство не знает пределов. Самсон доверился Далиле, Олоферн - Юдифи, Марат - Шарлотте Корде. Все знают, что из этого получилось. Для несведущих поясняю: летальный исход.

Итак, из дома ревнивой казашки Гули Зюзин вышел с удостоверением, в котором рядом с его фамилией демонстрировала свои ослепительные прелести порнографическая пиковая секс-бомба.

По злосчастному стечению обстоятельств в тот день московские "гиббоны" должны были торжественно принимать "гиббонов" французских. На встречу прибыло высокое начальство из министерства. Генералы, как водится, толкали речи о высоком долге, ответственности, чести и морали.

Затем последовала менее официальная часть, и тут какому-то скучающему французишке пришло в голову сравнить их заграничную ксиву с русскими удостоверениями. Объяснившись с Пашей через переводчика, он сунул майору в руку свою синюю книжечку. В ответ ничего не подозревающий Зюзин торжественно вручил иностранному коллеге собственное удостоверение.

К несчастью, рядом с французом, белугой взвывшим от восторга при виде сногсшибательных прелестей дамы пик, оказался генерал Дергунов из министерства - язвенник, трезвенник (вследствие язвы), и, как следствие, желчный и злой на весь мир моралист.

Генералу Запечному едва удалось отстоять своего протеже. Майор, мысленно матеря на все корки треклятую паскудину Гулю, клялся и божился, что он здесь вообще ни при чем, что он никоим образом не собирался ронять престиж Российского государства в глазах иностранных коллег, но это не помогло: Зюзина отправили в позорное изгнание на отдаленный и малодоходный пост ГИБДД.


P.S. А теперь собственно просьба. А давайте немного потравим анекдоты про гаишников. Вот вам мой:

Зима. Восточная Сибирь. На пустынной дороге стоит "УАЗик" ДПС. Мимо едет ярко-красная, словно из другого мира, "Мицубиси". Тормозит. Из машины выходит японец, в красном же пуховике, в очках и с фотоаппаратом, улыбается, делает несколько кадров, подходит к гаишнику, кланяется и спрашивает:

- Конничива. Сумимасен, (неразборчивая фраза) КОКА-КОЛА ва доко дэ каэмаска?

Гаишник кланяется в ответ:

- Простите, я не совсем разобрал. Так вы спрашиваете, где в этой забытой богом дыре купить бутылочку ЧЕГО?

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
Пьяный отчим
17.11.14 14:13

Кажется, речь японца приведена здесь правильно.

 


Последние посты:

Девушка дня
Итоги дня
Поучительная история
О любвеобильности русских девушек
Приворотное зелье
Верю этой девочке
Пустой человек
В России хотят повысить цены на водку
О равноправии полов
Молодежь развлекается


Случайные посты:

Пустой человек
«Подари миллиард»
Всё, что нужно знать о требованиях чиновников
Зависть, осуждение или тайное желание?
Упоротые таксидермисты
Боже, это же ху#! А, стоп...
Робкий ребенок и репетиторство
Про крепкий сон и слабые нервы
Экспромт топ-менеджмента
Кошмар любой содержанки