Зеркало




24 августа, 2015

Запомнилось на всю жизнь...

Я тихонько дремала в углу вагона метро, когда на очередной станции вошла эта женщина… Лет 50-60 на вид, одета бедно, но опрятно. Вошла и замерла в нерешительности… В руках у нее были какие-то бумажки в мятом файле.

— Люди добрые, простите меня, Христа ради, что обращаюсь к вам… — проговорила она дрожащим голосом.

«Ага, очередная попрошайка!» — подумала я с пренебрежением. Тот год был каким-то особенно урожайным на всевозможных поберушек, цыган, калек и прочих просителей милостыни в метро и около. В переходе, через который я ездила на работу, и вовсе стояла глубоко беременная с протянутой рукой… За те полгода, что я ежедневно ее наблюдала, ее глубоко беременный живот не изменился ни на сантиметр. Иногда хотелось подойти к ней и порекомендовать сменить переход, ибо здесь даже если и подавали вначале, то сейчас уже точно никто не будет... по крайней мере из числа тех, кто ежедневно ездит на работу.
— Моя дочь… она… она… — продолжила женщина запинаясь. — Она… она умирает! У нее этот… как его…

Она заглянула в одну из бумажек и произнесла какой-то сложный медицинский термин. Я окончательно проснулась…

«Прекрасно играет!» — подумала я и с интересом стала наблюдать за этой сценкой… Двери вагона закрылись, поезд тронулся, шоу продолжилось: женщина как по заказу зарыдала! Настоящими слезами!

— Дети… дети маленькие. Я одна. Дочь уже не спасти... но дети... дети же… — бормотала она невнятно сквозь слезы… Поезд заглушал местами и без того нестройный рассказ и понять в чем дело было ну совершенно невозможно…

«А ведь неплохой ход, — рассуждала я про себя с восхищением посматривая за происходящим, — а то все эти линейные ‘дайте денег на лечение’ уже никого не трогают, и тут на тебе… вроде кто-то болен, но кто, чем… толком не понять!»

Женщина меж тем уже перестала бессвязно бормотать, прислонилась к дверям и просто беззвучно рыдала… Сердобольная тетушка, сидевшая напротив меня и с таким же неподдельным интересом наблюдавшая шоу, не выдержала. Она встала и подошла к рыдающей, взяла ее за плечи и стала успокаивать… Потом усадила на лавку и села рядом…

— Понимаете, — оправдывалась та, — я никогда… никогда в жизни милостыню не просила! Я вообще никогда ничего не просила! Не умею… Не могу… Даже подумать не могла для себя такого! Но ведь как, как иначе-то?

— Всякое в жизни бывает… — вторила ей сердобольная тетушка, — с божьей помощью все образуется… с божьей помощью…

Приговаривая это как мантру, она достала из сумочки кошелек, вынула оттуда купюру в 500 рублей и буквально вложила в руки плачущей женщине. Та ошалело уставилась на деньги. И сейчас сумма в 500 рублей кажется слишком большой, чтобы подавать ее в качестве милостыни, а тогда на эти деньги можно было купить в два раза больше, чем сейчас.

— Нет, нет… Я не могу взять. Никак не могу. Пожалуйста, заберите назад, — произнесла женщина, утирая слезы.

— Можете, берите. Я настаиваю. Я без них обойдусь, — уговаривала ее благотворителньица…

— Ну как же… это много… Нет, я могу… Прошу не настаивайте…

— Берите же. Вам они нужны… Нужны ведь?

— Нужны, — грустно отозвалась она, и осталась сидеть, ссутулившись и озадаченно гладя на фиолетовую бумажку, которую держала в руках…

Я была готова аплодировать стоя! Это было без сомнения лучшее выступление из всех, что я видела в метро, на привокзальных площадях и в других местах скопления всевозможных попрошаек! Однозначно эта женщина была великолепнейшей актрисой и за 3 минуты пока поезд ехал от одной станции к другой заработала больше, чем любой нищий на это ветке за полдня! И выступление было без сомнения достойно подобной оплаты… Так думала я, глядя на эту сцену.

Поезд тем временем подъехал к следующей станции… Двери открылись, одни пассажиры вышли, другие вошли… В воздухе повисла тишина… А женщина так и сидела уставившись на полученную купюру.

Внезапно она вскочила…

— Простите меня… Но я все-таки не могу… Простите за всё…

С этими словами она сунула купюру обратно удивленной тетушке и пулей выскочила из вагона. Та успела лишь рот открыть от изумления. Двери тот час же закрылись, и поезд тронулся дальше…

А мне стало бесконечно стыдно за свои мысли, за свое черствое сердце, за неумение отличить истину от фальши… За многое…

Стыдно, грустно, больно, страшно…

©Enia Kulish

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть

Комментарии
йа
24.08.15 14:19

а сиськи?
да, и что за ветка??

 
D.M.
25.08.15 07:52

А что потом было?

 
артем
23.11.15 12:02

а ребенок?как грустно жить..

 


Последние посты:

Культпоход в кино
Уход за полостью рта
Дерьмовая жизнь
Правильно барбекю!
Выпускной за миллион двести
Ну и зачем платить больше?
О тяжелой женской доле
Работы Алекса Андреева
Спасибо тебе, проститутка!
Сыр не пройдет!


Случайные посты:

Не вступайтесь за старушек...
Это вами не курорты Краснодарского края
Чем занимаются хаски, когда думают, что их никто не видит
Лучшая шутка года
Девушка дня
Для хозяина его питомец всегда самый красивый
Русское решение
Кошерный календарь на 2018 год
Как меня бездомный пёс обманул
Соседка-шпионка