Зеркало




12 ноября, 2015

Записки бывшего могильщика

Так получилось, что году к 2004 я умудрился неудачно побизнесменить и остался с долгами и под гнётом противнейшей и не отпускающей депрессии, которую примерял на себя лёжа в комнате в родительской квартире. Делал я это достаточно долго, чем, логично, вызывал праведный гнев своих создателей. Решение нашлось внезапно - сколькитоюродный дядя, дорвавшийся до власти в МУП Похоронная служба, предложил устроиться уборщиком на вновь открывающееся (а значит ранее закрытое) кладбище. Муниципалитет выделил землю, средства и дал добро на захороны поверх старых, так как они велись с век назад, ни оградок ни памятников уже не было и вообще, можно было подумать, что это просто поля между разрозненных кучек старых памятников и оградок. Я никогда ранее не мог себя представить работающим уборщиком на кладбище, честно, но все когда то бывает в первый раз. И вот, мой первый рабочий день - я с кислой миной прусь с конечки трамваев по каким то путям в поисках "свежевыкрашенных синих ворот, за коими расположилась свеженькая сторожка". Но нашел покосившиеся ворота и кривую избушку с курящей бабой Ягой на крыльце, которые кроме уныния никаких эмоций не вызвали. Бабой Ягой оказалась моя коллега по клининговому менеджменту Валя - разговорчивая сухонькая женщина за пятьдесят, с прокуренным голосом и мочалкой вместо волос на голове. На следующие пару недель она стала моим ментором и духовным Сенсеем, хотя, к слову, со временем я понял - сама Валя себя меньше чем директором этого загородного мероприятия никак не считала. В самом домике, разделенном на две части - прихожая с холодильником и "жилая часть" - с печкой, столом, парой диванов и шифоньеров, я познакомился со смотрителем и копщиками/уборщиками/охранниками кладбища. Мужики оказались простыми, приятными в общении, и разговор начали со слов: "О, новенький? Надо проставиться, надо, однозначно!". Я выпить умею и люблю, на данном этапе в голове промелькнуло - сработаемся.

Узнав, что я еще ничего не заработал и приехал без денег (во страный, да?) - мужики выдали авансом из своих запасов, но с условием, что с зарплаты проставлюсь. Я обалдел так-то, время девять утра, а беленькая уже журчит по стопкам и из закуски только черный хлеб т огурец с солью, но виду не подал - налили, значит выпью. Пару раз жахнули, пошумели на тему - перспективный работник, вольется, и пошли на экскурсию по моему новому месту работы. Честно, я ожидал, что окажусь в поле с резким ветром, среди огромного количества однообразных могил (просто пара других кладбищ у нас так и выглядит), а на деле я узрел лесок, в котором оградки различить можно только приглянувшись. Плюсом к этому кладбище напополам было разделено речушкой, а сразу за второй половиной начинались....лыжные базы наших ВУЗов :). Прям в двухстах метрах от кладбища. В этот день я поскреб листья граблями, погонял пыль метелкой, и дважды был заслан в магазин известно за чем. Работа могла бы показаться не в тягость, если бы не одно но - бабло. Его за эту работу давали как то мало - 3 с копейками был оклад рядового труженика и бонусов, как в Эльдорадах и прочих М-Видевах за перевыполненный объем собранных листьев и дополнительных пакетов мусора, увы, не предполагалось. Я чота приуныл, но оказалось зря. А почему зря - напишу потом, если будет интересно тем, кто взялся читать. Не люблю, когда текста сразу слишком много - ленивый, наверное.

Ну и бонусом, то самое описание эксгумации, которое было моим комментом. Чтобы потом лишний раз к нему не возвращаться.

Как происходит эксгумация - обращаются родственники, мол надо эксгумировать, получают добро. Далее дело за копщиками (работал три года на кладбище, сперва уборщиком, потом смотрителем) - нам выдали спец костюмы, не, ну как спец и как костюмы... Дохуя громко сказано - нечто среднее между водолазным костюмом и промокашкой - белая ткань, которую одеваешь на себя поверх одежды, двойные перчатки, респираторы (сразу скажу - нихера они не спасли :( ). Предстояло эксгумировать по следующей причине - родственники чота все болеть внезапно начали, парочка вообще перешла в мир иной, консилиум неибаццо старших и умных из этого семейства постановил - что-то эдакое подкинули в гроб и прокляли нахуй, значит надо рыть и изымать. Я точно не помню, сколько годков прошло со дня захоронения, но не много, когда мы докопались до гроба - он уже начал прогнивать, верхняя крышка была проткнута лопатой как черствый хлебушек острым ножиком. Обкопав сие деревянное оборудование, мы продели полотенца под гроб и начали доставать зловонное проклятое тело в деревянной коробочке. Если честно, знающие (то бишь имевшие опыт товарисчи) рекомендовали намахнуть перед работой пару соточек, дабы не охренеть от потока новых впечатлений. Я отказываться не стал. Пожалуй, пробравшаяся в кровь 40 градусная жижа подняла порог брезгливости и в целом не дала мне блевануть в респиратор, когда при подъеме крышка подслетела и запашок из коробчонки хлёстко жахнул по нашим рецепторам... В общем то, ничего сверхстрашного в этом не было, но и приятного тоже не нашлось. Мерзковато, с отвратным запахом гнили, с ебанутыми родственниками, которые ничего в гробу не нашли - репу почесали, шарами похлопали и вещали - а давайте тогда хоть в другом месте закапаем, тут земля проклятая... Да и хек с ними, закопали куда показали, нехай еретики уверуют в силу непроклятых земель.

Часть 2. Правила и порядки

Каждый день, кроме выходных (вот, кстати, уже спасибо – прям как белый человек), я должен был как штык предстать перед Валей в 8 утра. К слову, даже если я появлялся раньше, Валя уже была там и изображала бурную деятельность – чё то там мела, попутно обсуждая сама с собой вслух последнее из услышанного или увиденного. Грешным делом подумалось, что ведьма там и ночует, на какой-нибудь лавке, но на деле все упиралось в ее хитрожопость . Я не сразу допёр, в чем суть ритуала танцев с метлой и нахрена вообще мести грунтовую дорогу перед сторожкой? Все делалось для показухи – смотритель кладбища, в связи с переоткрытием, должен был вскоре стать заведующим, и, естественно, нужно было найти новых добровольцев на его место. Положено было 2 работающих понедельно смотрителя, график вполне себе удобный, на мой взгляд.

Работу на вновь открытом кладбище сложной точно не назовешь – раз в неделю приезжал ЗИЛок, в кузов которого мы скидывали пакеты с собранным мусором, в остальные дни – по 3-4 часа в день мы этот мусор собирали. ВСЁ. В свободное время рубились в кости, часто, реально часто пили. Я ближе всего сошелся с Виталей – он примерно моего возраста, из числа людей, о которых говорят – не от мира сего. Нет, долбоебом он не был, просто очень наивный, чрезмерно добрый и простой работяга, которого, правда, иногда клинило – то посмеяться минут на 10, то с дикими глазами что-то доказывать, то с упорством, достойным лучшего применения, выполнять какие то простецкие поручения начальства. Дважды в неделю заезжал Палыч, как бы с проверкой, выдавал очередную тираду о наведении порядка, грозно шевеля густыми рыжими бровями, выпивал чаёк и укатывал восвояси на своей серебристой ауди. Виталя Палыча боготворил – слушал так внимательно, что в сей момент в его раскрытый рот могли не просто мухи залететь, они могли там успеть нихуево так обустроиться и тоже чаёк на пару с Палычем попивать.

Захороны, которых у нас сперва не было, должны были происходить в следующем порядке – родственники посещают администрацию кладбища (на нашей избушке так и было написано, сам удивился), показать место, получить расписанный до мелочей список услуг (а список был приличным, так как кладбище находится в лесу, на песчаной почве – копка могил производится исключительно вручную, плюс пронос гроба по петляющим тропкам, возможный демонтаж оградокпамятника и тд), после едут в контору, оплачивают, нам звонок оттуда, мол все оплачено и мы приступаем к копанию. В плане оплаты – из всей суммы на 4х копщиков положено 36%, которые в течении месяца суммируются к окладу. Механизм слаженный, четкий, все должно работать на ура. А вот хрен там. На самом деле всем на нашем кладбище верховодил не смотритель, не Палыч, а некий криминальный элемент, числящийся сторожем и тоже пару раз в неделю заезжающий на погост. Каким то образом он смог договориться с конторой о некоем минимальном проценте захоронов, обязательных к оплате в кассу, основная же часть оформлялась совершенно по другому – в кассу оплачивалась одна из услуг и некий жетон, стоивший сущие копейки, удостоверявший его владельцев о том, что их родственник действительно похоронен на кладбище и учтен в книге записей. А уж львиная доля стоимости захорона шла на руки нам. Но делилась она пополам, между теми кто работал и теми, кто эту схему организовал. По сути, мы получали столько же, сколько и через кассу.

Первые пару месяцев я был ниже травы, тише воды. Никуда не лез, нос не совал, вопросов не задавал и вообще был положительным элементом в качественно смазанном спиртом механизме нашего кладбища. Говорят делать – делаю, говорят, иди за водкой – иду. Через некоторое время все изменится, но пока – первый опыт копания и участия в захороне:

Через пару недель с моего появления на кладбище я уже успел более-менее освоиться и даже, как бы, привыкнуть что ли. Успокоился, короче. Но мое спокойствие было нарушено значимым событием – приехал похоронный агент с клиентом – вах, на кладбище будет захорон! Я, в общем то, не задумывался – кто будет копать, если приедут люди, а оказалось – зря. Копать, сука, буду и я в том числе. Честно, было страшновато. Я, конечно бывал на похоронах, видел все это горе на лицах, слезы, сам плакал, когда хоронили дедушку… Но тут я оказывался с другой стороны происходящего и это пугало. Копать песок оказалось просто, выкопать могилу занимало чуть больше полутора часов – и это в начале, когда еще не было опыта и, зная размеры гроба (180х75, к примеру), мы все равно по старинке рыли два с лишним метра на метр, с запасом, так сказать. Пробил час икс, на кладбище заехала вереница машин во главе с газелью-катафалком. Первый захорон был недалеко от сторожки, как сейчас помню. Я слегка мандражировал, но старался виду не подавать. Мы выгрузили гроб, поставили на табуретки и отошли в сторону скручивать полотенца, на которых предстояло опускать гроб. Как обычно, перед мероприятием мне было предложено бахнуть пару соточек, потому я скручивал полотенца яростно нажевывая орбит без сахара и с трудом одупливаясь в происходящем. Нет, пьяным я не был, я весьма здоровый, крепко сложенный, просто пребывал в некоей прострации. А происходила жесть, первый кого мы хоронили – мужчина, не старый, народу было много трындец, женщины не просто плакали – выли в голосину, я такого тогда еще не видел – кровь реально стыла в жилах, в пору было бежать в сторожку за чопиком, дабы заткнуть лоток подачи кирпичей из моего завода глиняных изделий. Двое из наших подошли к гробу с крышкой, попросили закончить прощание, закрыли-защелкнули и мы, продев под гробом полотенца, понесли его в сторону могилки. И вот тут произошло то, к чему меня жизнь не готовила, но что в дальнейшем будет происходить частенько на нашем кладбище. Мы с Виталей заносили ту часть, где голова, более широкую и тяжелую, мы же молодые быки, а мужики шли впереди с ногами – они уже почти было начали их опускать в могилку… Я пыхтел и смотрел вперед, в спину Сереги, хуяк - и эта спина исчезла – обвалился край песчаной могилки. Я покрепче сжал сфинктер, пот из пор моей кожи брызнул как бутафорские слезы из глаз клоуна. «Это какой-то пиздец» - успело промелькнуть в голове. На автомате кинулся с мужиками помочь вытащить Серегу, да и вообще, все, что потом происходило – было как в тумане и на автомате. Мы подвыровняли положения гроба в могилке, попросили людей кидать три горстки издалека, дабы не повторить участь Сереги. Когда все присутствовавшие выполнили сей ритуал, мы приступили к закапыванию. Я озирался по сторонам, сдувая соленый пот, устремившийся со лба в глаза, в ушах гудело, я не втыкал в происходящее, зато исправно втыкал лопату в гору песка, посылая одну за другой кучки на гроб, которые с грохотом падали на его крышку, постепенно скрывая его от глаз ревущих родственников. Слава богу, минут через 7 все закончилось, мы забрали полотенца и бочком-бочком запингвинили в сторону сторожки. Сереге сунули в руки пакет, уже в сторожке из него мы достали два пузыря, коралик колбаски и хлеб. Когда последняя машина скрылась за воротами, мужики налили по 50, поржали над тем, как я выглядел в момент, когда Серега ухнул вместе с гробом в могилу и выпили не чокаясь за покойного. Боевое крещение, первый захорон, смутный пиздец остались позади.


© dezdik

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть