Зеркало




24 декабря, 2015

Теплый декабрь

Теплым был декабрь. Не оправдывающим надежд и ожиданий. К вечеру воздух на улице немного застывал, гладил по щекам прохожих холодными, но не ледяными ладонями. Прохожие в ответ на прикосновения вертели головой недоуменно, втягивали голову, на всякий случай, в воротник, переглядывались – а снега-то нету, ага?

Их дом стоял на окраине города. Неподалеку от частного глайдер-порта. Заходящие на посадку и идущие на взлет глайдеры иногда как будто зависали прямо над крышей и некоторые воспитанники любили пробираться на самый верх и смотреть на них завороженными глазами, в которых плескался коктейль из детского восторга, детских мечтаний и уже не детского скепсиса понимания своих возможностей.

Раньше, в до-антигравную эпоху, зрелище это сопровождалось еще ревом реактивных двигателей. Это понятно, что любого ребенка манит небо. Космонавты, летчики, операторы игл пространства – кто не мечтал в детстве об одной из этих профессий?

Это понятно, что воспитанникам детского дома очень сложно к этим профессиям пробиться. Как ни старайся заведующий и воспитатели-учителя.
Игорь Анатольевич сидел на полипластовых перилах крыльца, "парил" вапорайзером и периодически, незаметно глядел на крышу. Следил за воспитанниками, но так, чтобы они не видели этого и не боялись.
Раздался писк сигнала, открылись ворота и на территорию дома вплыла их грузовая платформа. Уехавшая с утра в собес Катя, вернулась с новогодними подарками для воспитанников.Игорь Анатольевич поднялся, спрятал вапорайзера в карман и пошел помогать разгружать.

- От депутатского корпуса ничего?
- Нет, Игорь Анатольевич. Только государственная программа «Дети Страны», - Катя грустно опустила голову. Подарки от «Дети Страны» были хорошими, качественными – наборы нижнего белья из материала лучше, чем обычные комплекты детдомовцев, карты памяти для планшетов с вшитыми в них учебниками, расчески для мальчиков и гребни для девочек и, конечно же, носки. Некоторые из старых сотрудников дома помнили еще те времена, когда страна только оправлялась после войны, в подарки от программы «Дети Страны» входили офицерские ИРП , и не было подарка лучше для детей, время тогда было такое.

А ведь всегда хочется порадовать детей чем-то большим, конфетами, в конце концов. Часто помогали подарки от депутатского корпуса, от меценатов. В этом году ничего не пришло.

- Понятно. Ожидаемо.
- Как ожидаемо? – Катя, грустно опустившая голову, сейчас резко вскинула ее.
- Ожидаемо, Катя, ожидаемо. Значит, так. Бери младшую группу, там где новенькая, Настя. Веди ее в актовый зал.

***
Актовый зал, уютный и чистый - за ним следили постоянно, оценка зала входила в один из пунктов ежегодной оценки специальной министерской комиссии. Игорь Анатольевич снял гофру со стоящего по центру сцены прибора и тут же, в этот момент, в зал вошла Катя с детьми.

- Игорь Анатольевич? Вы заказали заранее?

Тот кивнул головой, довольно улыбнувшись.

- Я же говорил, Катя. Ожидаемо. Как пошли новости, что орбитальные проекты дали прибыли больше, чем планировалось и Президент подал на рассмотрение проект закона об увеличении социальных выплат, так я сразу и насторожился, написал письмо-запрос. Вот его вчера и привезли. Ведь прибыль сверх ожидаемой вполне может пробудить темное, стяжательское и уменьшить общий уровень совести.

Игорь Анатольевич похлопал по черному боку ПРС. Кто знает, как сложилась бы судьба стран и народов, которые населяют Землю, если бы этот прибор не был изобретен. Или, если бы, ему не дали дорогу. Приемник и распределитель совести. Если бы жителю Земли 20-го века сказали бы о таком приборе, он в него просто не поверил бы. Хотя уже тогда знали и об эгрегорах и были первые работы Вернадского, уже знали о ноосфере.

Прорыв профессора Савельевой в работах по улавливанию и распределению эмоциональных состояний произошел почти полвека назад. Еще лет 10 ушло на создание работающего прототипа. Еще два года на внедрение мысли о необходимости приборов, на включение их в систему государственности. И еще 5 лет на запуск серии и проекта в целом. С того дня и изменилась жизнь на планете.

Минуя детали и подробности, суть работы системы была очень простой. По стране были установлены как стационарные приборы, так и были созданы мобильные версии приборов. Любой гражданин мог подключиться к нему и за 5 минут передать тот эмоциональный балласт, что скопился в нем. Приемник-коллектор находился в здании Депутатского Корпуса. В ручки каждого депутатского кресла были вмонтированы передатчики и все то время, которое власть имущий находился на рабочем месте, он впитывал в себя все чаяния и ожидания граждан своей страны.

Фантастика? Новая реальность.

Игорь Анатольевич включил прибор и кивнул детям – подходите. Первой в активное поле прибора встала Настенька.

- Игорь Анатольевич, а что нужно делать?
- Ничего особенного, Настя. Просто представь, что ты говоришь с главными дядями нашей страны. Говори и чувствуй. Машина все сделает.

Настя кивнула. И посмотрела на ПРС.

- Здравствуйте, главные дяди. Я хочу попросить у вас новую куклу Машу. Это не мне, у меня есть. Я попала сюда, в дом, вместе с Таней Одинцовой, у нее нет куклы. И мамы с папой у нее нет, они тоже, как мои папа и мама погибли. Только у меня есть кукла, а у Тани нет. Пришлите, пожалуйста…

Прибор работал, передавал в Сеть. Игорь Анатольевич и Катя молчали. Где-то там, далеко, в столице, совесть, как скачущий гормональный фон, выравнивалась в сознании тех, кто принимает важные решения.

Должно было помочь. Должно.

© Ammok

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть