Зеркало




01 марта, 2016

Волосы Вероники

"Девочка должна быть с длинной косой!" Эту фразу мне много раз повторяли мои бабушка и мама, когда я хотела, чтобы меня подстригли. Особенно старалась бабушка. Она не только говорила, она еще и растила ее, эту длинную косу. Каждую субботу на всех каникулах я проходила пытки: с самого утра мне втиралось в голову какое-то вонючее масло, потом все это повязывалось косынкой и сверху еще теплым платком, и так нужно было ходить до вечера, а под платком чесалось, потело и воняло. Вечером начиналась вторая часть: в бане все это смывалось и замачивалось в отваре крапивы. Короче, красота моих волос мне буквально "втемяшивалась в голову". Мучительно и нудно. Я пыталась бабушке возразить, но бабушка только причитала: "Деточка! Если у тебя не будет волос, ты мало чем будешь отличаться от мальчика!" Такие старания и страдания не могли пропасть даром, и выросло у меня на голове нечто, чему могли позавидовать даже лошади.

Началась эта история во времена моей "гадкоутенкости", когда детство задержалось, а юность опаздывала. Бегали мы втихаря от родителей на озеро. После купания все быстро собирались и, как только высохнут трусы, уходили, а мне еще предстояло сушить свои волосы. Стояла я, значит, на на пирсе "распустила Дуня косы" и подставляла их ветру. Фенов тогда еще не было, вот мы, девчонки, и приспосабливались: кто ветром, кто пылесосом, кто вообще утюгом... А че? Прикольно так... Волосы на гладильную доску, сверху тряпочку... и утюжком пройдешься пару раз - отличная укладка получалась! Это был прародитель современного утюжка. Так.

Я отвлеклась. Стою я, значит, однажды... Ветер гриву треплет... хорошо башке моей... а тут я вижу по тени... сзади кто-то крадется... Я думаю: "Опять эта зараза - Глеб, прокурорский сынок." Вечно он мне подлянки устраивал: то привяжет втихаря сзади к косе что-нибудь тяжелое, то мою косу к скамейке примотает.. "Ну почему все дети как дети, а эти прокурорские такие заразы? Ну, - думаю я себе, - сейчас я тебе устрою хлесткий удар гривой, не даром отрабатывала целый месяц!" Я, значит, опускаю правое плечо, поворачиваю голову налево... и быстрым резким движением головы хлещу волосами своего врага прямо по глазам. Когда я повернулась, я обомлела: там стоял, держась за лицо и матерясь, незнакомый мне парень, в руках у него масты и ласка... ой сорри... ласты и маска. Видимо, парень не имел никакого злого умысла, он просто хотел нырнуть с пирса... Сказать, что был скандал - ничего не сказать! Хорошо, что он временно ослеп, и мне удалось сбежать с поля боя.

Прошло немного времени, у меня уже выросли не только волосы, но и все, что нужно было, тоже поперло. Я тогда в своих спорах о стрижке перед бабушкой имела лишних два козыря: мол, не только по волосам можно распознать во мне девочку. Но бабулю сломать было невозможно...
И вот пришла однажды в поликлинику, а там очередь... Стою я, значит, в очереди... и чувствую, что на меня сзади кто-то напирает, я неловко и резко повернулась, и моя заколка, на которой держалась эта копна, отстегнулась. А надо сказать, что заколки тогда были с такими застежками, как катапульта, и на них столько вешали дурацких камушков, что весила она немало. Ну что... Эта заколка со скоростью ракеты угодила прямо в глаз тому, кто стоял за мной в очереди! Каково же было мое удивление, когда я узнала... того парня с пирса! Как же он на меня заорал! Видимо, тоже узнал, хотя я не стала дожидаться, когда он закончит свое соло - бежала аж "волосы назад"!

Еще через пару лет я уже имела официальное разрешение от матери ходить на озеро. Идем мы с подружкой, значит, с озера, я, как водится, волосы сушу по дороге. Заприметили на улице кафешку, сели себе, кофии пьем, прям как большие... Усе медленно, чинно, благородно. Тут я замечаю, что взгляд моей подружки замер выше моей головы. Я оборачиваюсь и понимаю, что мои волосы кто-то... держит! Я, никогда не прятавшая слова в карман, говорю:
- Молодой человек! На столах для желающих вытереть нос стоят салфетницы, и в них таки есть салфетки. Мои волосы плохо впитываю сопли!
И тут на последнем слове я его узнаю... ну и он меня тоже, судя по тому, как его глаза стали красными, а лицо белым... Слово за слово... Мне опять пришлось улепетывать со всех ног. На этот раз вместе с подружкой.

Наконец, мать сдалась! Достала я ее таки. Мои "долбления", что я уже взрослая, что я уже студентка, что эта грива мне мешает, что у меня нет времени за ней ухаживать, что меня это отвлекает от учебы, что у меня болит голова от всяких шпилек, заколок, резинок и невидимок и прочие - подействовали. Она махнула рукой и сказала: "Делай, что хо..." Я шла в парикмахерскую с видом полководца, одержавшего свою главную победу. Парикмахерша попалась тоже нудная - поначалу отказывалась резать, но я надавила, и у меня в руках оказалась коса, ненавистная мне долгими годами... Через пять дней я уже ревела над ней белугой: пока она была на мне, мне казалось, что это пытка, а когда ее не стало, я поняла, как она мне была дорога. Я уже молчу про состоявшийся отдельный разговор с бабушкой. Попало не только мне, но и мамке, причем ей больше. Они обе на меня обиделись и не разговаривали со мной.

Сижу я, значит, реву... Тут ко мне заходит соседка и по совместительству подруга детства, увидала мое горе и говорит: "Не рыдай! Давай я тебе сделаю косу!" А она как раз училась в училище на парикмахера, и у них там была постижерная мастерская. Ну там... парики, шиньоны делали, накладки всякие... Сделала она мне отличную косу, которую можно было цеплять к тому, что у меня осталось на голове. И не было заметно, что она уже живет отдельно от меня - моя коса.

На новогодний вечер в институте я уже пошла в своей привычной прическе. Вечер был очень веселый, я танцевала как заведенная, и практически забыла, что коса у меня держится не так чтобы очень. В разгар особенно зажигательного танца мне на плечо сзади ложится чьято рука и мне в прям в ухо орет мужской голос:
- Девушка, у вас хвост отвалился!!!
Когда я долго думала над ответами?
- Ты свои рога проверь, на месте все? - ответила я быстрей, чем обернулась.
Как же я удивилась, когда процесс оборачивания был таки завершен! Стоит мой давний знакомый, чуть два раза мною не угробленный волосами, которые он держит в вытянутой руке...
- Это ты? - его глаза... они были, как блюдца у той собаки, что сторожила огниво. - Как хорошо, что ты обрезала свои волосы, теперь меньше народу от них пострадает.
Слово за слово... Одно я скажу... мне в тот раз убежать уже не удалось...

Ночь... Слышу сквозь сон - мальчик мой начал возиться в колыбельке. Первая мысль - быстро подбежать к кроватке и дать соску, пока окончательно не проснулся и не разорался, как сирена. Я резко дернула голову от подушки, и меня опять отбросило на подушку с дикой болью. Этот паразит снова подложил себе под щеку мои волосы да так и заснул... Ну ничего... У меня уже под рукой,маленькая туго набитая подушечка. И я со всего маху треснула его подушкой по голове.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть