Зеркало




05 апреля, 2016

Ночь перед свадьбой Золушки

Несмотря на то, что наступил поздний вечер, в королевском замке бурлила жизнь. Ведь завтра должно было состояться долгожданное событие – свадьба Прекрасного Принца и Золушки. По этажам бегала прислуга с утюгами, мечтая о том, чтобы, наконец, кто-нибудь изобрёл электричество, и гладить одежду можно было без обновления углей. Незамужние девушки, готовясь к завтрашнему балу, лично протирали свои хрустальные башмачки, ставшие невероятно модными после памятной истории поиска принцем невесты. Солидные дамы, грустно вздыхая, переводили взгляд с декольте бальных платьев на свою грудь и мечтали, чтобы нашёлся кто-то умный и, наконец, изобрёл приподнимающие бюстгальтеры и безопасные бритвы, а то сбривать усики на верхней губе при помощи охотничьего ножа мужа – занятие жутко неудобное. На улице слышалось грустное мычание коров, которые предчувствовали свою скорую смерть, и довольное хрюканье свиней, для которых будущее было туманно, зато еда, стоящая в корыте прямо под носом – вполне реальна.

Завтрашний жених сидел у главного королевского мудреца и, глупо хихикая, жаловался на жизнь. Главный мудрец был самый колоритный персонаж во дворце, его изобретательности вполне хватило бы, чтобы изобрести даже электричество, не говоря уж про бюстгальтер, но гораздо раньше он придумал, что в зимнем саду дворца можно выращивать хорошую марихуану. Это позволило ему заслужить уважение молодых придворных и ненависть кухарок, которым пришлось после этого готовить намного больше.

Золушка уже спала, выпив с Феей-крёстной две бутылки шампанского по поводу завтрашнего радостного события. Во сне она улыбалась и радостно похрапывала. На прикроватном столике дожидались её пробуждения стакан рассола и две таблетки «Алкозельцера», наколдованные умудрённой жизнью Феей.

Лишь в покоях главного королевского министра было совсем не весело. За столом, накрытым с небывалой скромностью, всего семь видов холодных закусок и три – горячих, сидели двое мужчин – сам министр и юный парень, его внебрачный сын.
-…Нет, папа, я так не могу, - манерно говорил молодой человек, - что у вас за ретроградские убеждения, что если человек не совсем такой, как другие, то он на любого мужика западает. И вообще, я другого люблю.
- Заткнись, болван! – Грозно прорычал министр. – Мне плевать на твои желания и любовные томления, тут вопрос политический. И выбора у тебя нет. Либо ты помогаешь мне, либо дворцовый палач лечит тебя от твоей необычности!
- Папа, за что вы меня так мучаете, старый гомофоб? – Всхлипнул юноша. – Ладно, говорите, что вам от меня надо? Только никаких женщин, у меня к ним физическое отвращение…
- План прост. Ты проникаешь в спальню к принцу. И совращаешь его. Или соблазняешь. Не знаю я какие у вас, ловкожопых, традиции! – Брезгливо сплюнул под стол мужчина. – В-общем, когда я с верными мне людьми вваливаюсь в спальню принца через полчаса, вы должны лежать голые и эрегированные, недвусмысленно всем показывая, что не просто членами меряетесь, а ещё и активно их друг об друга шаркаете. Тогда в силу вступит закон, запрещающий наследным принцам, замеченным в мужеложстве, наследовать престол. Ну, а короля я беру на себя!..
- Ладно, папа. Вы умеете убеждать, развратник вы этакий. К тому же принц весьма хорош. У него такие ямочки на щёчках и попа пухлая… - Задумчиво проговорил молодой человек. – Но не забудьте, после всего этого позора, вы обещали меня отправить в монастырь святого Ягуария, к молоденьким послушникам и суровым и неутомимым братьям.
Глаза юноши подёрнулись мечтательной поволокой, а на щеках появился довольный румянец.

А в другой части дворца, в гостевых комнатах, совещались Мачеха Золушки и старшая сестра. Их стол был не так изыскан, как у главного министра, зато, куда более обилен. Между блюдами с мясом и противнями выпечки, королевой возвышалась большая бутыль с мутной беловатой жидкостью, уже наполовину опустошённая.
- Ты, маман, на меня не гони, - опрокинув в себя рюмку, откусив от жаренной бараньей ноги приличный шмат и довольно икнув, пробасила сводная сестра Золушки, своими габаритами напоминающая молодого медведя гризли. - ну, видели меня пару раз на сеновале с парнями, ну, пусть и пару десятков, так что, можно меня под первого встречного мужика подкладывать? У тебя совесть-то есть? Я может другого люблю.
- Помолчала бы, шалавка! – Добродушно отмахнулась от неё мама, в отличии от дочери, похожая на взрослую и матёрую медведицу. –Ты мне скажи, замуж хочешь? Ну, вот глазки выпучила, подавилась – хочешь значит. А мама уже всё за тебя придумала.
- Маман, поштож вы мучаете меня душевно, старая интриганка? – пустила пьяную слезу девушка, - Знаете же сами какое у меня романтичное сердце. Хочется мне, как любой девушке, чтоб прискакал белый принц на храбром коне, завалил меня в траву и задрал подол. Ну, то есть вначале свадьба, конечно. Но чтоб подол задрал – обязательно!
- Ну так слушай сюда, - раздражённо прервала мама возвышенные мечтания дочки, - Сейчас пойдёшь в спальню принца, и соблазнишь его своим большим мягким телом. А уж через полчасика и мы с родственниками вломимся. И устроим истерику, по поводу любимой дочки, задержавшейся в девицах, испорченной похотливым самцом голубой крови. Жениться может и не женится, а вот денег отсыпать должен щедро. А мы потом ещё и дитятко организуем, чтоб поток денег не истекал.
- Ладно, маман. Умеете вы, пройдоха старая, уговаривать. Знаете, за какую струну тонкой романтичной души невинной девушки подёргать.

Комната принца была погружена в полную темноту. До электричества ещё никто не додумался, а пользоваться открытым огнём для освещения помещений запрещал королевский указ давно известного самодура и приколиста Якова IV Поджигателя, умершего ещё три века назад. Две тени, одновременно просочившиеся в разные входы, громко топая и взволнованно дыша, осторожно сближались. Наконец, их траектории пересеклись, и лоб сыночка министра с деревянным стуком врезался в подбородок сводной сестры Золушки.
- Ой… - Пробормотала от неожиданности девушка, взволновано рыгнула и по привычке отвесила ответную оплеуху. – Что ж вы принц так не приветливо девушку встречаете, которая хочет вам подарить самое ценное, что у неё есть. Свою невинность.
- Не надо бояться своих природных инстинктов, - справившись с гулом в ушах от полученной от принца оплеухи, и внутренне зажмурившись от восторга чувствуя рядом брутального и сильного самца, от которого восхитительно пахло конским потом, чесноком и свежим перегаром, прошептал сын министра.
- Давай же, охальник, выпускай своего питона наружу, и сделай трепетную девушку страстной женщиной! – Пробасило над голосом юноши, и на гульфик его штанов по-хозяйски опустилась сильная рука. «Питон», накрытый ладонью, зашевелился и попросился наружу.

Двери в спальню принца открылись одновременно, комната озарилась светом многочисленных факелов и внутрь ввалились две кучки людей. Главный министр привёл вельмож, заранее негодующе фыркающих и хватающихся за эфесы штаги. Мачеха Золушки вела за собой группу дальних родственниц, которые заранее стыдливо ойкали, но во все глаза пялились на происходящее, представляя какие грандиозные сплетни можно будет рассказывать уже завтра. Взоры пришедших людей пересеклись на двух фигурах, которые бесстыдно сплелись посреди комнаты, и на пару минут в зале повисла оглушительная тишина, нарушаемая лишь треском пламени и злым жужжание разбуженных комаров. Впрочем, ничего удивительного, порнофильмов в это дикое, но романтичное время ещё не было, а интерес к ним в людях уже был. Мачеха осторожно вышла из толпы окружающих её женщин, завистливым шепотом комментирующих очередную позу пары, не обращающей внимание на окружающих, и подошла поближе. Одновременно с ней, от группы мужчин, переставших хвататься за эфесы шпаг и попрятавших руки в карманы брюк, отделился главный министр и тоже подошёл у увлёкшимся процессом молодым людям.

- Не принц… - одновременно проговорили заговорщики грустно.
И тут сводная сестра золушки, самозабвенно скачущая на сыне министра, обнаружила, что они не одни. Девушка вскрикнула, и завернулась в гобелен, умудрившись при этом запустить в мужчину, удивлённо глядящего на неё, ботинком. Юноша, зажатый между могучим девичьем телом и ковром жалобно ойкнул.
- Не виноватая я, маменька, это всё он, - натужно пытаясь покраснеть от смущения, жалобно запричитала «порноактриса».
- Это он меня соблазнил, папенька! – почти одновременно воскликнул её партнёр, отодвигая от лица большую и мягкую женскую грудь, и тихо добавил, густо покраснев, - точнее, она…

В этот момент в круг света шагнул принц, поддерживаемый за локоток главным мудрецом.
- Это ж моя спальня, - озадаченно пробормотал принц. - Или не моя? Или не спальня?
И глупо захихикал, но быстро взял себя в руки, и грустно задёргал мудреца за рукав:
- Вот где уважение, а? Стоит ненадолго отлучиться, как они все развлекаться начинают без тебя, порнушку, вон, смотрят. Что делать-то?
- Я бы похавал, - меланхолично пробормотал мудрец, поправляя на голове вязанную полосатую шапочку.
- Тоже дело, - согласно закивал принц, и они с мудрецом нетвёрдой походкой направились к выходу.

- Совратил мою невинную девочку, пущай теперь женится, - уперев руки в бока, сварливо проговорила Мачеха, оценивая перспективы от неудавшейся аферы.
- Это ещё надо посмотреть, кто кого совратил, - ответил министр, осторожно трогая быстро растущую шишку на голове, в том месте, куда попал ботинок, который швырнула девушка, - она ж помощнее многих моих гренадёров будет.
Но увидев, как его обидчица, зашарила по полу в поисках второго ботинка, примиряюще поднял руки и согласно закивал:
- Хотя я ж не против, раз он попался с девушкой, пускай женится, - и оглядев столпившихся сзади мужчин гордо добавил, - все видели? С девушкой! А то болтают тут всякое…

Из коврового свёртка доносилось: «Но, маменька… Папа…», но эти голоса уже никто не слушал, все присутствующие начали радостно шептаться, обсуждая ещё одну предстоящую свадьбу и мелкими группками расходиться из покоев принца.

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть