Зеркало




25 мая, 2016

Апокалипсис навсегда

Полки стояли на площади в парадной форме. Был бы ветер – торжественности было бы больше, но внешний воздух уже пятый месяц был ядовит и обошлось без развевающихся знамен. Скорбные, по своему обыкновению, толпились как попало, но почему-то молчали, а не галдели, как обычно. Экраны показывали мерзкую возню нечисти снаружи.

Старейшина обвел взглядом остатки гарнизона, набрал воздуха и заговорил:
— Выжившие. Мы проиграли эту войну. Мы сделали все что могли, но Битву мы проиграли. У нас были надежды, мы сделали все что смогли, но враг оказался сильнее.
Тяжелый вздох пронесся над площадью.
— Мы помним тот день, когда затрубили всадники. В тот день человечеству повезло. Наш Генерал был на посту и Завоевателя и Голод удалось убить сразу.
Генерал ухмыльнулся:
— Никто не будет трубить на режимном объекте. Никто! Пулю в лоб хоть Дьяволу.

Скорбные заулыбались. Они почему-то любили Генерала. «Всем нравятся военные! Всем!» — любил говорить Генерал. – «Особенно безумным».
Старейшина кивнул Генералу и продолжил:
— С самого начала войны нам пришлось догонять врага. Они выпускали червей — мы придумывали ультразвуковые пушки. Они взлетали в небо – мы строили новые зенитные комплексы. Они отравляли воду – мы учились ее синтезировать. Да! Мы были успешны. Но мы всегда были на шаг позади. И платили за это огромную цену. Жизнями, людьми, городами, континентами.
Над площадью снова пролетел тяжелый вздох.
— Наши аналитики слишком поздно пришли к выводу, что, согласно Воле Бога нашего, не об оружии истребления должны были думать мы, но о средствах защиты. И мы вели страшные бои, вместо того, чтобы защищать своих людей. Той мерзости, что видели мы, хватило бы с лихвой на то, чтобы свести с ума все поколения отживших свое до нас. От первобытных времен до просвещённых веков. И поэтому, сегодня, более семидесяти процентов из нас перешли к Скорбным.
Скорбные загалдели и заулыбались Генералу. Генерал поднял руку, призывая к тишине.

— Сегодня мы закончим войну. – продолжил Старейшина. – Мы закончили Крепость. Крепость теперь абсолютно автономна. Ну, то есть, понятное дело, наши внешние стены поглощают вещество, преобразуя его в энергию, но внутри Крепости, благодаря энергии, есть все, что необходимо для жизни. До тех пор, пока снаружи есть хоть немного вещества, мы сможем существовать. История не предлагает ничего нового, сограждане. Наша Крепость, по сути является Ковчегом. На котором мы планируем переждать смутные времена. И мы уже два месяца, как готовы к отключению от внешнего мира, но нам пришлось ждать, чтобы не сделать заточение бесконечным. Но об этом лучше скажут Аналитики...
От аналитиков вышел Каст. Он споткнулся раза три по пути к трибуне и, в лучших традициях гуманитариев, начал с того, что уронил графин с водой.
— Мы проанализировали ход войны и события до Апокалипсиса. – начал говорить Каст. – Дело в том, что Враг слишком быстро изменялся. Он мутировал и во время войны, и до нее. Человечество не успевало до конца продумать что-то, а Враг уже знал что этому противопоставить. Мы только начинали говорить о послушании, как о добродетели, как появлялись одержимые, которые своим поведением опровергали постулат и откладывали его внедрение. Мы придумывали огонь, выжигающий нечисть и практически сразу получали огнеупорных упырей. В Священых Писаниях было сказано о том, что это Дьявол ведет в бой свое войско. И в нашей модели мы поняли, что это действительно он. Это стратегия и тактика. Принимая на веру изначальную порочность Врага, мы пришли к выводу, что у него могут быть помощники, но никто из них не должен что-то решать, поскольку это вопрос доверия. И тогда, исходя из логики, мы пришли к выводу, что у нас не получится создать из Крепости спору человечества до тех пор, пока Враг не лишится главного стратега. С другой стороны, это, безусловно, было совершенно безумной идеей, опровергающей все каноны. Но, пример с Завоевателем и Голодом тоже опровергал идею о бессмертии Добра и Зла. И тогда мы решили рискнуть. И вчера у нас получилось.

Генерал выступил вперед и сказал:
— Приманка. Правила переговоров работают, когда есть с кем договариваться. И сразу — пуля в лоб. Это всегда решает проблему. Даже глобальную.
Скорбные залопотали и заулыбались Генералу. Генерал поклонился скорбным, чем сорвал аплодисменты всех.
— Спасибо, Генерал. – поклонился Каст. – Ваш подвиг будет вечен. То, как взбесилась нечисть снаружи, говорит о том, что наши расчеты были верны. Сегодня нечисть, штурмуя стены, убивает друг друга, чего не наблюдалось ранее. С другой стороны, теперь снаружи Крепости абсолютный Хаос. И мы бы не стали дожидаться каких-либо неконтролируемых мутаций нечисти, которые смогут повредить наши стены. Поэтому нам придется уходить под землю. Для этого мы попросту отключим преобразователи энергии на стенах и потолке и включим преобразователи под полом. Крепость уйдет под землю и мы сможем выждать любое необходимое время. Необходимое для оздоровления и подготовки. Наши исследования говорят о том, что потомство Скорбных будет умственно полноценным. И мы считаем, что необходимо выждать достаточно длинный период для оздоровления поверхности снаружи. Оздоровление не может быть принесено нами. Потому что...
— Мы больше не воюем! – гаркнули полки.
— Спасибо, Каст. Спасибо, солдаты. – взял слово Старейшина. – Теперь мы начнем погружение.
Под полом загудели преобразователи. Крепость дрогнула. И тут вдруг громом ударило по ушам всех выживших:

— Стойте!! Остановитесь, безумцы! Я приказываю!
Старейшина осенил себя знаком и прошептал:
— Дождались. Пришел таки. Снизошел.
Из белого свечения появился не очень высокий человек в гвардейской форме. Скорбные повалились на колени. Солдаты и Генерал стоя смотрели на Божество.
— Вы идиоты! – гневался Бог. – Кто вам сказал, что вы проиграли?! Кто, я спрашиваю?!
— Логика. – ответил Старейшина. – Наше оружие слишком слабо. И мы не успеваем его совершенствовать. Мы проигрываем.
— Ваше! – заорал Бог. – Ваше! Кто вам вообще сказал, что вам нужно ваше оружие?! Я дал вам свое. Дал достаточно для победы.
— Где оно?! – закричал Генерал. – Где?! Что это?!
— С вами, придурки, с вами. – начал остывать Бог. – Человек божий. Что это еще может быть... Недоумки, честное слово... Как есть недоумки...
Божество широким шагом подошло к одному из Скорбных и что-то зашептало на ухо. Скорбный улыбнулся во весь рот, кивнул и пошел к шлюзу.
— Стой! – закричал Генерал. – Стой!
— Пропустить, я сказал! – заорал Бог. – Пропустить!
Экраны показали, как Скорбный в шлюзе спокойно ждет пока откроется внешняя дверь. Дверь открылась, Скорбный вдохнул ядовитого воздуха и выпал из шлюза. На него тут же бросилась какая-то белесая тварь и по глазам ударила яркая вспышка. Какое-то время экраны подстраивались под яркость и показали выжженое поле без нечисти.
— Внешний воздух не был ядовитым целых десять секунд. – доложил Каст. – Этого не может быть. Хотя, мы помним такие вспышки в Первой волне Битвы. Мы тогда не успевали спасать больных. То есть, мы не должны были... Этого не может быть! Это...

— Да кто вы такие, чтобы рассказывать мне, что должно быть, а чего нет?! – закричал Бог. – Битву они прекращают. Кто вы такие?! Кто вам сказал, что вам может быть понятен смысл и замысел? Битва должна быть выиграна. И вам придется биться до конца. Квадрат за квадратом. Больных они спасают. Богословы и толкователи. Показываю еще раз...
Бог шагнул к толпе Скорбных. Скорбные так и стояли на коленях, только сильнее вжали головы в плечи.
— Стой! – гаркнул Генерал. – Нельзя!
— Да кто вы такие... – бормотал Бог. – Замысел есть и стратегия есть. Ты посмотри на них. Образ и подобие...
Неожиданно громко прогремел выстрел штурмовой винтовки. Бог с удивлением посмотрел на красное пятно на своей груди.
— Да как ты... — начал было говорить он, но тут Генерал снес ему голову вторым выстрелом.
— Хоть Дьяволу. Хоть Богу. – сказал Генерал и закинул винтовку за плечо. – Мы не воюем больше.
— Мы больше не воюем! – гаркнули полки.
Скорбные поднялись с колен и заулыбались Генералу.

— Ой, что сейчас будет... – застонал Каст, впрочем, без особого ужаса и даже, как-будто, с облегчением.
— У нас будет время подумать. Продолжайте погружение. – скомандовал Старейшина. – У аналитиков теперь будет куча работы. Подумать только... Генерал!
— Я! – гаркнул Генерал, щелкнул копытами и обвил ноги хвостом, согласно уставу.
— Вы убили Бога, чума на ваши оба рога! Вы хоть понимаете это? Как мы теперь? Праведники? Или уже нет? Что вы натворили?! Как теперь мир?
— Что-то придумает ваш мир. – устало ответил Генерал. – Мир, Старейшина, вообще, имеет скотское обыкновение постоянно что-то придумывать. И не факт, что нам это понравится.

Фрумич

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть