Зеркало




31 мая, 2016

Спотыкаясь на карьерной лестнице

Большинство людей испытывают дичайший дискомфорт, когда им необходимо забрать у кого-либо свои деньги. Будь то родственники, друзья, приятели или начальство. Такой комплекс был и у меня. Пойти к Кох и выбить чужую зарплату для меня было совершенно нетрудно. Это ведь я не для себя. А когда дело касалось моих собственных денег, тут я, как и большинство людей, испытывала стеснение, дискомфорт, и придумывала различные предлоги чтобы как-то обыграть эту ситуацию. Мои родители не научили меня просить денег, это одна из причин почему я всегда стремилась к собственному доходу. Но требовать свои кровно-заработанные я точно так же не умела. Мне было отчего-то стыдно, хоть я и понимала, что это чертовски глупо.

И вот тут, я должна до земли поклониться своей компании и руководству, ибо эти люди навсегда избавили меня от этого недуга. Теперь о деньгах я могу говорить свободно, непринужденно, порой самым бесцеремонным и бессовестным образом. Все мое стеснение и стыд выжгли каленым железом. Но обо всем по порядку.

Зарплату нам всегда выдавали наличкой. Она была наполовину белой, наполовину черной. Карточек у нас не было, видимо это создавало какие-то ограничения Кох и Мейер по наебыванию работников по оплате и государства по налогам. И так случилось, что во время выдачи зарплаты за январь я находилась в отъезде. И все свои конверты получили, а я опоздала на один день.

Появившись в офисе на следующий день я зашла к Кох и спросила:
- Тут говорят, что зарплату выдавали. Могу я свою забрать?
- Тебе срочно? – спросила Кох, изображая занятой усталый вид.
- Сегодня.
- Давай после обеда, я сейчас занята.

Я пожала плечами, и подумала: «Дааа, конечно, это же так трудно взять и отдать конверт!», но решила зайти позже.

Второй раз я зашла к Кох после обеденного перерыва.
- Я за зарплатой.
- А.. да-да… сейчас… - вяло ответила Кох.

Я сидела у нее над душой, периодически спрашивая не забыла ли она обо мне, и ждала, когда же она соизволит выдать зарплату. Кох щурилась в монитор, делала серьезное ебало, звонила кому-то по телефону, но даже и не собиралась отдавать мне мои бабки. Просидев 20 минут, я вышла из кабинета и решила зайти еще позже.

Третий раз я зашла к Кох в половине пятого.
- Ты за зарплатой? А.. сейчас... – опять устало ответила Кох и продолжила ковыряться у себя в компе.

Я поставила стул к ней поближе, подперла рукой подбородок и стала смотреть на нее в упор. Мне было уже интересно сколько же продлится эта игра, и когда же она соизволит выдать мне бабло. Вы не поверите, но таким образом я просидела 30 минут. Через 30 минут, Кох взяла мобильный телефон и вышла из кабинета с кем-то разговаривать. Я просидела еще 10 минут в одиночестве и опять ушла ни с чем.

После шести я вызвала себе такси до дома, и опять зашла к Кох.
- Деньги мои отдай! – гаркнула я в ее кабинете.
- Тебе срочно? – Кох приняла вид умирающего лебедя.
- Прямо сейчас! Такси внизу стоит ждет, давай-ка быстро, я тороплюсь!

Кох тяжело вздохнула, открыла ящик стола и положила на стол конверт и ведомость. Это заняло у нее целых ебучих две секунды. Я расписалась в ведомости, забрала конверт, и ушла не попрощавшись. Начислена была всего одна штука баксов, что было в 2,5-3 раза меньше чем моя обычная заработная плата. Как мне потом пояснила Кох начислено было мало, потому что они там что-то мутили с налогами и не могли выдать в январе зарплату в обычном размере.

В зарплатный день за февраль я присутствовала в офисе, но выдачу ЗП перенесли, потому что Кох что-то там не успела посчитать. Зарплату опять выдали в день моего отсутствия, благо отсутствовала я часто. Я подозревала, что сделано это было специально, но идти еще раз за зарплатой с протянутой рукой даже и не собиралась. Прошло пару дней, и ко мне в кабинет зашел Валера.

- А что там с месторождением марганца?
- С марганцем? Ничего! – улыбнулась я.
- Ты же вчера обещала коммерческое сделать!
- Хмм. Знаешь, Валера, тут такое дело. Месяц назад я не успела на выдачу заработной платы, и мне потом целых 4 раза пришлось подходить к Кох, чтобы выдрать у нее бабло. Я стояла у нее с протянутой рукой, Валера. Я сидела у нее над душой в совокупности больше часа, и она мне ничего не выдала. Мне пришлось свои деньги выдирать чуть ли не с матами. А я просить, ой как не люблю!
- Ну, а что теперь?
- А теперь, зарплату опять выдали в мое отсутствие, но больше к этой мадам клянчить свое бабло я не пойду.
- Я не вижу связи с марганцем.
- О! Марганец имеет самое прямое отношение. Я ведь теперь работаю как мобильный телефон, нет денег – нет звоночков! То бишь баланс обнулился в день зарплаты, и пока мне новую не выдадут, никаких марганцев и всего прочего не будет!
- Бред какой-то!
- Мы женщины вообще иногда сумасшедшие, но что поделать? Разве только самому просчитать смету на марганцевое месторождение? – я с улыбкой развела руками.

Валера закатил глаза и вышел из кабинета. Вскоре в дверях появилась Кох и персонально пригласила меня на торжественное вручение конверта.
- Почему опять мало? – спросила я, разглядывая очередную штуку баксов.
- У нас не было нала… все так получили, в следующем месяце будет нормально. – пояснила Кох.

Такое иногда действительно случалось, и с налогами, и с наличностью, поэтому я не стала ругаться с Кох и выносить этот вопрос на уровень начальства.

Наверное, тут следует сделать небольшое пояснение. После того как Саша облажался с фабриками, и фирма понесла убытки, по фонду заработной платы у нас стали часто случаться разногласия с руководством. Кох постоянно «ошибалась» себе или фирме в карман и в случае претензий она сразу отсылала нас к Мейер. Мейер делала вид, что она вообще не в теме, и отсылала с этим вопросом к Валере, а Валера прямым текстом говорил: «Блин, я-то тут вообще причем? Оплата это вообще не мой вопрос, это к Кох!». Получался замкнутый круг, именуемый футболом.

Пару раз побыв в роли футбольного мяча, я решила поступить точно так же, как и Мейер, а именно выбрать Валеру посредником. Мне тоже было неудобно иметь дело напрямую с Мейер, ведь Валере как «передасту» я могла сказать практически все что угодно, а вот Мейер – нет. Кох вообще занимала позицию Форт Нокса и шансы решить с ней вопрос самостоятельно стремились к нулю.

В январе и феврале у нас шла договорная кампания, и шла она без особых успехов. Нам удавалось заключать договора на небольшие проекты по месторождениям, были договора на обследования, но крупняка не было. Крупняк, представленный технологическими проектами, был похоронен в прошлом году совместными усилиями Саши, Мейер и Валеры. И так получилось, что крупняка нет, а Клавдия, Женя, Юра и Храпунов в отделе есть, и их надо было на что-то содержать.

Мейер приняла решение выдать Клаве и Жене по два небольших персональных проекта, то есть сделать Клаву и Женю ГИПами, чтобы у них была заработная плата. Если Женя еще как-то мог справиться с ролью ГИПа в маленьком проекте, то Клава в этом плане была человек неискушенный.
- Нельзя человеку без подготовки отдать проект на отвал! - возражала я.
- Ой, да что там его разрабатывать? База уже наработана, она разберется! – отмахивалась Мейер.
- Это не так просто, она же ничего не знает об этом. Проект невозможно переписать.
- Но ты же им поможешь? Вот ты в проекте нормоконтроль, подскажешь, если что-то не так.

По хитрому плану Мейер, я должна была научить ребят проектировать, помочь с разработкой, проверить эти проекты и получить за каждый проект всего 500 долларов. Потому что я, якобы, не разрабатываю проекты, а только их проверяю, а это работой толком и не считается. Доказать Мейер, что эти проекты нельзя переписать по аналогии, было практически невозможно. Она искренне считала, что наработанная база проектов компенсирует ребятам отсутствие знаний и опыта. И вообще, можно взять с улицы любого студента, дать ему базу и получится проектировщик. Все чаще я слышала от Мейер фразы: «Но это же по аналогии», «Ну это же, то же самое!».

Я поняла, что все это было продумано с самого начала, именно поэтому мне выплачивалась только треть заработной платы. В конце года всегда закрывались контракты и проходила оплата, так что деньги у фирмы определенно были. Получалось так, что в офис я прихожу, зарплату получаю, ребят должна обучать, проверять их работу, а самих проектов у меня нет, то есть я в этом плане вообще без работы, и живу за счет денег, заработанных за прошлый год. У Саши также были прошлогодние остатки, Юра-нерд был увязан в проектах на расчетной части, а Храпунов и вовсе был на авансовых платежах.

В марте начинались паводки, и мы с Сашей и Храпуновым стали ездить на обследования. Жене и Клаве я выдала кучу литературы по проектированию, а на обучение попросту забила, потому как нормоконтроль никого не обязан обучать, и раз база наработана, и все у нас по аналогии, то пускай ребята берут базу и переписывают. Если возникали вопросы, то я отвечала и объясняла, что к чему, но вопросы возникали только у Жени, Клава по-прежнему сидела и смотрела фильмы. Мне было все равно чем она занята, сроки ей озвучили, и я, как нормоконтроль ждала, когда мадам сбросит мне свое творение на проверку.

Мы все ждали, что вот-вот заключим договора на проектирование, Заказчики приходили и уходили, я рассылала коммерческие, но все было глухо. За март я опять получила штуку баксов. Кох лепила мне что якобы нет нала, про какую-то неведомую дебиторскую задолженность и прочую дребедень. Я молча выслушала ее, потом зашла в свой отдел и попросила ребят показать ведомости с начислением.
- А тебе зачем это? – с подозрением спросили ребята.
- Что-то странное с выплатами творится. У меня уже зависла куча денег, но закрывают только по тысяче долларов. Говорят, якобы нет нала, но это вранье, мне же сами Заказчики говорят, что они все оплатили. Я хочу узнать сколько всем вам начислили, просто для сравнения.

Ребята показали мне ведомости. Храпунов получил 1500$ авансом, Юра-нерд 1700$ за расчеты, Женя и Клава по 2600$ каждому за прошлогодние проекты плюс, частично за новые, Саша получил 3000$. От этих цифр мне даже немного взбледнулось и я пошла к Мейер разбираться. Каждый месяц заработную плату начисляли Кох и Мейер совместно, поэтому Мейер была абсолютно в курсе всех событий.

- У меня к тебе вопрос по заработной плате.
- Что-то не так?
- По какой-то неведомой мне причине, в этом году я получаю ежемесячно по тысяче долларов. Сначала Кох говорила мне что какие-то трудности с налогами, потом не было налички, а в этом месяце что случилось?
- Нууу… - Мейер задумалась – у нас и правда небольшие проблемы с деньгами…
- Хмм. Только вот что интересно! Я сейчас взяла ведомости ребят с моего отдела, и судя по ним никаких проблем нет. Храпунов получил авансом 1500$, Женя и Клава по 2600$ каждый, Саша так и вовсе 3000$! А я почему-то уже третий месяц получаю всего 1000$. Это что за индивидуальный подход к начислению?
- Нуу.. давай сейчас Кох спросим – Мейер изобразила растерянный вид и вызвала Кох.

- Что? – спросила Кох с надменным видом, войдя в кабинет.
- Возник вопрос по начислению. Всем в проектном отделе начислили нормально, а Петровой отчего-то всего 1000$ - Мейер приняла удивленный вид.
- Ааа… да просто налички не хватило, мало сняли в банке в этот раз. – не моргая соврала Кох.
- Ну вот, видишь! – улыбнулась Мейер, разведя руками – Просто не хватило налички!
- Стесняюсь спросить, если ты сняла в банке недостаточное количество денег, что на мою зарплату тебе не хватило, то сколько же ты начислила себе? – обратилась я к Кох – Может быть ты совсем без зарплаты в этом месяце? Могу я посмотреть твою ведомость?

- Давайте не будем ссориться. Это просто недоразумение. В следующем месяце мы все тебе компенсируем! – ответила мне Мейер.
- Что мешает мне компенсировать это завтра или послезавтра? Почему я должна ждать целый месяц?
- Сейчас мы сильно заняты – увиливала Мейер – Ты же видишь, к тендерам готовимся, нет времени отвлекаться на начисление. И еще у нас дебиторская задолженность значительная.
- Основная часть наших договоров по отделу проплачена декабрем, также закрывались договора в январе, феврале и марте. По закрытым договорам на данный момент фирма мне должна 15 000$ на руки. Я прекрасно знаю, что оплата прошла, мне Заказчики об этом сказали. О какой дебиторской задолженности Вы мне говорите?
- Ты извини, мы сейчас заняты! – отрезала Мейер – Будет следующая зарплата мы тебя пригласим на начисление, и все обсудим. Я понимаю, что заработная плата для работника это святое! А сейчас, извини, но ко мне скоро люди придут, надо подготовиться.

На выходе из кабинета я поймала наглую и презрительную улыбку Кох.

Видимо стрела Ивана Царевича стоимостью 15000 грина прострелила насквозь личную жабу Мейер, потому как месяц апрель был пиздецки жарким. Мейер подняла все мои проекты за прошлый год, подняла сметы на проектирование и принялась сверять по пунктам все ли я выполняю в проектах, или все-таки ее наебываю. Мейер устраивала мне допросы по каждому пункту и поясняла:
- Ты пойми, ничего личного, просто я как руководитель компании иногда должна осуществлять контроль.
- А разве похоже, чтобы я возражала? – спокойно спросила я.

Перерыв все мои проекты и не найдя существенных отличий со сметами, Мейер для закрепления своей проверки таки нашла у меня «косяк».

- Вот тут в смете указано, что мы должны были запроектировать освещение. А в составе проекта я его не нахожу. – тыкала Мейер ногтем в бумажку.
- Заказчик в процессе отказался от освещения, и мы этот раздел не разрабатывали.
- Но деньги за него получили!
- А кто у нас проектирует освещение? Разве у нас в отделе есть электрики? Это делают привлеченные специалисты. А раз раздела не было, то соответственно, я их не нанимала.
- А куда ушли эти деньги?
- Подними у себя ведомость по фонду оплаты труда по этому проекту, и ведомости оплаты специалистам, и ты увидишь, что деньги за раздел по освещению ушли в прибыль компании.

- Но ведь ты как ГИП получила деньги за контроль этого раздела? – не сдавалась Мейер.
- Загляни пожалуйста в ведомость, там вообще не учтена зарплата ГИПа. В рамках этого проекта я получила оплату как простой проектировщик – только за разделы. Если ты вспомнишь, это был весьма бюджетный проект и на ГИПа фонда не хватило.
- Нет, все это суммарно учтено в твоей зарплате. Так что поскольку раздела освещения не было, я с тебя снимаю 5000 рублей.
- Делай как считаешь нужным. – безразлично пожала я плечами.

Много лет проработав с Мейер, я прекрасно знала, что если она решила кого-то штрафануть, то спорить с ней было бесполезно. Ее воистину титаническая возня с проверкой проектов, должна была быть хоть немного оправдана, поэтому она все равно бы нашла до чего доебаться. 5000 рублей были совершенно не той суммой, ради которой можно было бы переходить на ультиматумы. Поэтому я, никак не прореагировав на этот легкий укус, решила понаблюдать что же будет дальше.

Атмосфера в офисе была напряженной. Начальство было злое из-за отсутствия крупных договоров, Саша ходил с чванливым ебальником, Женя нудел с проектом, Клава пела песни. Матрасовна занималась совершенно непонятной мне деятельностью, чем-то похожей на аудит или экспертизу. То ли Валера ей эту деятельность поручил, то ли она сама себе ее выдумала, но занималась она тем, что хуесосила в письмах мои проектные решения и отчеты по обследованию состояния производства. Свои письма она направляла в головной офис Заказчика.

- Валера, объясни мне пожалуйста, чем занимается Захидат?
- А тебе какая разница?
- Понимаешь ли, она пишет какие-то заключения на мои проекты и отчеты, и отсылает их в головной офис. При этом она не выезжает на производство, и понятия не имеет что там происходит.
- Ой, да какая тебе разница? Главное она занята!
- Валер, ты ее заключения читал? Там же маразм! Она выкапывает из архива какие-то старые как говно мамонта проекты и пишет, что мои решения и отчеты противоречат им!
- А почему они противоречат?
- Потому что проекты в тридцатых годах разработаны в них трубопроводы деревянные.

- Ааа, да мне похер, я ее письма не подписываю и не читаю.
- Она сама подписывает свои заключения «Главный эксперт Захидат Анасовна N». Она сумасшедшая? Какой она, к херам, главный эксперт? Как на это вообще Заказчик реагирует?
- Эх, ну ладно я тебе расскажу! – хитро улыбнулся Валера – Помнишь, в этом же учреждении, где работала Захидат была такая совершенно невыносимая женщина Нэлла Иосифовна?
- Я слышала о ней, но никогда не сталкивалась лично.

- О! Значит тебе повезло, потому что это посланница дьявола. Нэллу Иосифовну два года назад взяли в головной офис, для того чтобы она, как человек с большими связами «решала их проблемы». Только никаких проблем она не решает, а только всем в головном офисе ебет мозги. Уже все воют от нее, вплоть до топ-менеджеров.
- Почему ее не уволят?
- Она уже слишком много знает! – Валера обнажил белые зубы в улыбке и хохотнул – Они теперь не могут ее уволить!
- Пффф, подтолкнули бы в какой-нибудь колодец ее на очередном выезде. Столько смертельных случаев, одним больше, одним меньше! – улыбнулась я.

- Как тебе не стыдно? Ну так вот, Нэлла Иосифовна была ранее начальницей нашей Захидат и между ними существуют взаимные чувства лютой ненависти. И чтобы видимо не помереть от скуки, они глушат друг друга вот этими письмами и заключениями маразматичного содержания. Если ты обратишь внимание, то заключения Захидат не на фирменных бланках, они неофициальные, а письма Нэллы Иосифовны точно также никто не регистрирует. Так что просто забей.
- Хм, это конечно, довольно занятный старпёрбаттл, но можно как-то мои проекты и отчеты исключить из этой любовной переписки?
- Боюсь, что пока невозможно.

- Тогда давай отправим Захидат на объект вместе с Храпуновым. Пусть производство посмотрит. Храпунов ей даст свои болотные сапоги, и устроит занимательную восьмичасовую прогулку на свежем промышленном воздухе. А потом покатает ее по гребенке еще пять часов. Можно назвать это экспертным комиссионным обследованием и пригласить вторую ведьму Нэллу Иосифовну для компании.
- Что ты такое говоришь?
- А что? На обратном пути он ведь их может сразу на кладбище отвезти. Ты посчитай, какая это экономия получится! – заржала я.
- Ты уже перегибаешь с шутками.
- А я и не шучу, Вы же так любите экономить!
- Все, завязывай, Петрова!

Конечно же на начисление зарплаты за апрель меня никто не позвал. В день выдачи бабла населению мне посчастливилось присутствовать в офисе. Я зашла к Кох и села на стул, буравя ее неприветливым взглядом. Кох разглядывала мой отчет по заработной плате, где мы указывали списки выполненных работ.
- Тут в списке указан отчет по обследованию цеха дробления, а ты действительно его сделала?
- Раз написано, значит сделала. – спокойно ответила я.
- Просто, я ведь не вижу этих отчетов.
- Тебе принести показать?
- Нет, не нужно. А вот балансовый расчет тоже выполнен?
- А что написано? Выполнен? Значит выполнен.
- Ну я должна проверить, я ведь деньги за них выплачиваю. А вдруг он не сделан?
- Какие еще вопросы тебя интересуют? Давай их обсудим! – съязвила я.

Кох смотрела в мой отчет, что-то тыкала в экселе, через 10 минут, оплакав в душе и оторвав от сердца бабло, она выдала мне конверт. Я вскрыла конверт при ней, пересчитала деньги, и спросила:
- А они настоящие?
- В смысле? – удивилась Кох.
- Ну я же не знаю, вдруг подделка! Есть детектор?
- Они настоящие.
- А не ворованные? Вдруг меченные?
- Что за вопросы? – Кох сдвинула брови.
- Обычные вопросы. Я же должна проверить, какие ты деньги мне выдаешь. Вдруг ты их украла?
- Я считаю эти вопросы неуместными. – холодно ответила Кох.
- А я считаю неуместным, сидя на кассе, проверять мою работу. Эти вопросы я обсуждаю только с Мейер. И Вы с Мейер начисление уже провели. И твое дело, посчитать и выдать мне деньги.

На этот раз выдано было 1500$. Я уже писала ранее, что у нас была внедрена система премирования, когда оплата разбивалась на 80% базовых и 20% премиальных. В ведомости я обнаружила у себя соотношение 50% на 50%.
- Так, я не понимаю с какой радости у меня за отчет базовая и премиальная поделена 50/50?
- Ну мы решили выплатить вторую половину после прохождения экспертизы. – пояснила Кох.
- Какой экспертизы? Это отчет по обследованию производства для Заказчика, он не проходит экспертизу.
- Ну я ничего об этом не знаю, все вопросы к Мейер!

Мне можно было бы пойти к Мейер и разобраться с этим, да только Мейер была в отпуске. Я впервые испытала отвращение к своей работе. Я сидела за своим столом совершенно без настроения что-либо делать, мне словно ударили по рукам. Я не понимала этих махинаций с моей заработной платой, и к чему все это должно привести.

Из оцепенения меня вырвал звонок моего мобильного, звонил директор с конкурирующей фирмы. Конкуренты предложили мне разработать проект на одно из хорошо известных мне месторождений. Изучив тех.задание и сроки, я составила письмо, что могу сделать этот проект, но стоить моя работа будет один миллион рублей (32000$) наличными. Не особо надеясь на успех, я отправила письмо директору. К моему величайшему удивлению, он согласился.


© tripapupki

Posted by at        
« Туды | Навигация | Сюды »






Советуем так же посмотреть