Зеркало




15 сентября, 2016

Как я с парашютом прыгал

Желание прыгнуть явилось давно, еще в детстве, но как в жизни бывает, то некогда, то негде, то денег нет. И вот, перевалив за 35 решил – пора. Собственно никакого преодоления себя я не испытывал. Высоты, как таковой не боюсь. Конечно, не боюсь высоты я не так, как не боится ее моя дочь. Дочь высоту просто не воспринимает, как опасность. Когда в возрасте пяти лет впервые покатились с ней на колесе оборзения, она не могла усидеть на месте и пыталась бегать по утлой корзине аттракциона. Однажды пришли в гости к родственникам, живущим на девятом этаже. Шутки ради предложил свесить ее с балкона за ноги. Та с радостью такую забаву одобрила, попросив лишь держать покрепче. Я, конечно же, к высоте отношусь с уважением и, осознавая грозящую опасность, отлично понимаю, что в этой жизни есть вещи гораздо более опасные. Прыгнуть хотелось развлечения ради, полюбоваться просторами, увидеть небо…

Явился в ДОСААФ. Собственно парашютный клуб к ДОСААФу не относился, просто арендовали там помещение, а может у них какой-то договор о сотрудничестве, короче это и не важно. Прошел по учебному классу, проник в кабинет, представ пред светлые очи высокого жилистого мужика в рваной майке.
- Здравствуйте, а прыгнуть можно? - робко спросил я.

- Нужно - радостно ответил он – 2600.
- 2600? - выразил я легкое возмущение, хотя был готов к примерно такой сумме.

- Это, включая страховку - твердо пояснил хозяин кабинета.
- АА, ну тогда нормально, конечно, - выдохнул я, - А от чего страхуете, от безвременной гибели?
- Ну, погибнуть мы не позволим - ответил парашютист - но травмы случаются, если к инструктажу отнестись без должного внимания, кстати, ты сколько весишь?
- 92
- Многовато, но терпимо. Плати деньги в кассу, сегодня понедельник, со вторника занятия по часу в день, в субботу прыжок.

Заплатив кровные 2600 я сделал первый шаг к парашютизму. Обзвонил друзей, знакомых, с предложением составить компанию в этом непривычном действе, однако услышал мнения в диапазоне от «данунах» до «тычедибил».
На следующий день пришел учиться. Группа около 10 человек, в основном молодежь, парни, но были и девчонки. Из кабинета вышел вчерашний мужик во вчерашней же рваной футболке. Представился Романом. Позднее я выяснил, что этот Роман мастер спорта международного класса, имеющий более 1000 прыжков в послужном списке. Началась учеба. Мы облачались в подвесную систему, висящую на крюке, вмонтированном в потолок и из раза в раз отрабатывали действия при прыжке.

Прыжок, 321, 322, 323, дернуть кольцо. Внимание на купол, если купол в порядке, обзор по сторонам, если все в порядке расчековать (заблокировать) запасной парашют, дернув за веревочку на пузе. При приземлении ноги слегка согнуты. Приземление на обе ступни, и не пытаясь устоять, завалиться с перекатом. И так много-много раз, пытаясь довести алгоритм до автоматизма.

Долго ли, коротко ли, наступил день прыжка. Прибыть на аэродром сказали к шести утра. Договорился с парнем из группы, обещал подвезти. Утро было отличное, августовский холодок бодрил, но не причинял дискомфорта. Волнения не было, вообще. Доехали без приключений. Аэродром км. в 30 от города, представлял собой огромное поле. Обычный грунт, травка, несколько самолетов АН-2 и Цесны. Зачем приехали такую рань я так и не понял. Около часа слонялись по территории, подписали какие-то бумаги.

Потом явился инструктор, не Роман, другой, повел нас (человек 50 перворазников) к полутораметровому сооружению, объявив, что щас будем тренировать приземление. Прыгнуть, завалиться с перекатом… Я поднялся по ступенькам, прыгнул… На хер нужен был этот перекат. Я бы и на ногах отлично устоял, но завалился и перекатился, как учили всеми своими 92 килограммами. И… почувствовал сильную боль в груди. Встал – больно, глубоко вдохнул – еще больнее, потрогал место ушиба- больно, шо пиздец. Сломал ребро, с грустью подумал я. Прыгнул, нах. Отказаться от прыжка? Вернут ли деньги? И как это будет выглядеть со стороны? Все подумают, что этот здоровый лоб струсил как последняя сявка. А что сказать дома? Соврать убедительно не получится. В течение часа ходил, оценивая состояние здоровья. Боль слегка отступила. Больно, но терпимо. Видимо просто ушиб, будем прыгать. Настроение было слегка подпорчено, но что поделать, могло быть и хуже.

Приехал доктор, начался медосмотр. Мерял пульс, смотрел зрачки, принюхивался на предмет пьянства. А потом нас пригласили одеваться.

Начались прыжки. Пока на меня надевали парашют, в воздух поднялись спортсмены. Прыгали они красиво, выполняя в воздухе свои фигуры. Приземлялись стремительно быстро, гася скорость перед самой землей, так, что дух замирал. Инструктор туго затягивал парашют, больная грудь давала о себе знать, но ничего, нормально, перелома точно нет. А потом мы пошли . 10 человек с парашютами и в шлемах. Подходя к старику АН-2, впервые почувствовал волнение. Поднялись по ступенькам в самолет. Какой же он маленький изнутри. Два ряда скамеек, тесный салон. Заревел двигатель…. И стало СТРАШНО.

Я думал буду шутить, расскажу анекдот про десантников, может спою пару куплетов про расплескавшуюся синеву. Какое там, было страшно, и с каждой секундой страх усиливался, превращаясь в легкий ужас. Самолет взлетел, набирал высоту, выходил на исходную точку, а я сидел и думал «нахера, нахера мне все это было нужно, что же не сиделось дома, не пилось пиво. Что я делаю здесь в 800 метрах над землей». Желания отказаться от прыжка не было. Понимал, что путь на землю лежит только через дверь, которая через минуту откроется.

ЗЗЗЗЗЗЗЗЗ – раздался резкий сигнал – сигнал к прыжку. Выпускающий инструктор открыл дверь и распростер перед нами бездну. Земля с высоты 800 метров казалась картой из атласа. Квадратики земельных участков, небольшие пролески, автотрасса вдалеке с ползущими по ней фурами…
«Первый приготовиться», крикнул выпускающий.А первый, как самый тяжелый – я, мать его. Встал, подошел к двери, взглянул на инструктора. Не весело подумалось, а вдруг это последний человек, которого я вижу в этой жизни. Инструктор подготовил стабилизирующий парашютик, и, хлопнув по плечу, крикнул в ухо - «пошел».

Толчок. 321, 322, 323, дернул кольцо. Рывок, почувствовал боль во рту – прикусил язык. Внимание на купол – купол в порядке. Обзор по сторонам. Там никого не может быть, я же первый. И ПОЛЕТ. Небо и я в этом небе. Я лечу. Они там все чем-то заняты, едят, пьют, гуляют, а я лечу. Эмоции хлестали через край… и я услышал противный звук ЖЖЖЖЖЖ. Мать твою нах. Мы отрабатывали прыжок десятки раз, мы довели все до автоматизма, и все же в небе, сведенный им с ума, я забыл расчековать запасной парашют. Из сумки на пузе взмыл второй купол. Чуть меньше, чуть первый, и совершенно лишний сейчас. Легкий рывок, и мое туловище закрутилось вокруг своей оси, скручивая стропы двух парашютов. А если запутаются, все пизда, подумал я тоскливо, все было так здорово, а сейчас сам создал себе проблему. На учебе говорили как вести себя в такой ситуации. Никак. Спокойствие. И все будет хорошо. Так оно и вышло. Ветра не было. Туловище медленно закрутилось в обратную сторону, раскручивая стропы.

А потом было приземление. Как учили, слегка согнул ноги и встретил землю. Завалился на другую, здоровую сторону, и ощутил новый прилив счастья. В гостях хорошо, а дома лучше. Я на земле, я дома…

Это было в прошлом году. Первый прыжок вышел не идеальным, накосячил с запасным, да и грудь болела, но все равно классно. Нужно срочно прыгнуть снова. Теперь я не перворазник, я опытный, и я соскучился по небу.

Posted by at        

« Туды | Навигация | Сюды »





Юмор и приколы к вам в почтовый ящик.
Воффка Дот Ком

Советуем так же посмотреть

загрузка




загрузка