Зеркало


Поверь в удачу


18 октября, 2016

Прозрение

На небольшой площади, в поселке, шумно многочисленные сельчане обсуждают насущные дела, бабульки спешно раскладывают на ящиках свежую зелень, огурцы и прочие овощи со своих огородов. Мальчишки носятся на велосипедах между людьми, периодически выхватывая порции крепких слов в свой адрес. Один паренек отвлекается и задевает колесом ящик, на котором стоит банка молока, бабулька делает неловкую попытку поймать ее, но банка падает и разлетается на осколки, молочные брызги летят во все стороны.

- Шурка! Ах, ты сукин сын! – кричит бабулька. Паренек спешно ретируется, скрываясь за поворотом дороги, ведущей из поселка на трассу. – Нет, вы посмотрите на него! Бандит малолетний, вот и отец его алкаш такой же был, сдох в канаве – негодует бабка, привлекая к себе внимание односельчан.
- Мария Павловна, по что ругаешься, голубушка? – улыбается старичок небольшого роста с добрыми голубыми глазами, устремленными в небо.
- Ой, Иван не заметила тебя в этой суматохе. Да, Шурка Людкин оборванец разбил банку молока!
- Это я уже слышал, зачем ругаться то так? Это всего лишь банка молока, еще надоишь.

- Ой – продолжает вздыхать бабулька – Да разве это все просто, в моем возрасте то. Траву накоси, корове дай, подои, убери за ней. Кровью и потом это молоко дается, каждая копейка на счету.
- И все же, ребенок еще, что с него взять. И парень он хороший животных любит, давеча шел, он сидит на крыльце лапу собаке бинтует, говорит - ветеринаром будет.
- Вань, ну что ты несешь! Ты же слепой, откуда ты мог это видеть? – ухмыльнулась старушка.
- Он мне сам рассказал.
- Ой! Наивная ты душа, всему веришь.
- Почему всему? Хорошим людям верю, и вижу их, а плохих не вижу, я же слепой – улыбнулся старик – Просто посмотри на него по-другому!
- Чего смотреть? Сопьется, как отец его непутевый, от осинки, знаешь ли, не родятся апельсинки.

Из-за поворота появляется паренек на велосипеде, он едет медленно, тщательно объезжая многочисленные выбоины на асфальте.
- Едет! Наглый какой, напакостил и не сном не духом! – бабулька начинает готовиться, чтобы отвесить очередную порцию «комплиментов» в адрес парня.
Он подъезжает к ней, аккуратно снимает с багажника велосипеда, привязанную банку молока и ставит ее на ящик:
- Вы, простите баб Маш, я случайно – вздыхает паренек.
- Где украл? – сурово смотрит бабка.
- Почему украл? Из дома взял, у матери попросил. Сказал, что случайно разбил вам банку молока.
Мария Павловна посмотрела на улыбающегося старика.
- Понятно. У вас там и так семеро по лавкам, забирай это молоко, ничего страшного, еще надою. Хотя, нет, стой. Сама вам занесу его на обратном пути, а то ведь и эту банку грохнешь на своем лесапеде.
- Спасибо баба Маш, и извините еще раз! – сел на велосипед парень
- Езжай уже, оболтус – улыбнулась бабулька.
- Говорил же тебе – продолжал улыбаться старик – Вот ты наверняка сейчас улыбаешься. Я прав? И тебе очень идет улыбка.
- Да ну тебя Иван! Вся улыбка в три зуба – рассмеялась старушка.
- Не в зубах дело, а в том, что у тебя внутри.
- Вань? А чего это ты с сумкой? – обратила внимание на небольшую сумку в руках старика Мария Павловна.
- В город еду.
- Зачем? Купить что нужно, али как?
- Али как! В Москву еду!
- В Москву-у-у-у? Так далеча! И что ты там забыл?
- Посмотреть хочу, я ведь там был, когда еще мог видеть.
- Ты меня прости, но в твоем случае, посмотреть, как то странно звучит.
- Нормально звучит. Доеду, а там разберусь – улыбнулся старичок.
- Чудной ты…
- Ты лучше мне скажи, Мария Павловна, во сколько на Москву автобус отходит?
- Не знаю! Я в Москву не езжу, нечего там делать. Сейчас у Нюрки спрошу, она в прошлом месяце ездила… Нюр! Нюра – прокричала бабулька
- Чего?
- Когда автобус на Москву?
- В 8:30, а следующий автобус только вечером в шесть!
- Спасибо. Слышал?
- Да, а сколько сейчас?
- 20 минут девятого.
- Это я удачно пришел, как чувствовал!
- Вань? Может, не поедешь? Москва все-таки, народу полно, мало ли! Где тебя искать то потом?
- Ноги сами к дому приведут! Ты мне скажи только когда автобус подъедет, посижу пока на дорожку – побрел старик, нащупывая тросточкой дорогу к остановке.

Люди медленно прохаживались по импровизированному рынку, покупая различные товары. Кто-то покупал пирожки в дорогу, кто-то присматривался к подержанному садовому инвентарю, а кто-то запался теплыми носками, впрок. Иван, он же Иван Сергеевич Михайлов разместился на лавочке и вслушивался в разговоры односельчан, в легкий шум ветра, который пробегал по летней листве, вдыхал аромат домашней выпечки и запах пионов, которые зачем-то принесла на продажу одна из жительниц села.

На самом деле, продажа овощей, цветов и вещей была не для прибыли, а скорее средством коммуникации. Люди собирались и общались всем селом на небольшой площади. Тут они делились новостями, радостями и горестями, обсуждали, конечно же, политику и сельхоз работы по огороду. Хозяйки хвастались количеством огурцов и количеством закрытых банок, мужчины хватались уловом, новыми постройками или количеством выпитого на досуге. Иван Сергеевич очень любил приходить на этот воскресный мини рынок, он прислушивался и живо представлял себе большие уловы, тонны грибов, вереницы банок с солеными огурцами. Он искренне радовался за тех, у кого все было хорошо, и переживал за тех, у кого случались неприятности. После потери зрения он по-другому начал воспринимать мир и людей, начал замечать того, что не видел прежде и эти небольшие пробелы, которые были в его жизни, наполнили его новую жизнь и раскрасили ее новыми цветами. Поэтому он и решил съездить в Москву, чтобы увидеть ее с другой стороны.
- Ваня! Иван?! Ты чего уснул что ли? – похлопала старика по плечу Мария Павловна.
- Нет. Задумался просто. Автобус?
- Да. Подъехал, давай помогу.
- Я сам – привстал старик и направился к автобусу.
- Леш? – окликнула молодого парня старушка.
- Чего, баба Мань?
- Проследи за Иваном, мало ли что в дороге, да и в городе…
- Баба Маш, в дороге прослежу без проблем, но у меня работа, вахта, я не могу по городу его выгуливать, ты уж извини. У нас строго и так еле-еле устроился – развел руками Алексей.
- Хорошо, хотя бы дороге.
- Сделаю, не переживай – направился парень за стариком.
- Спасибо Леш! Ой, сохрани Господи! – перекрестила воздух старушка и пошла к своему прилавку.

Автобус медленно заполнялся людьми, с рюкзаками и сумками они проходили в салон, предварительно рассчитавшись за проезд.
- Иван Сергеевич, давай помогу – взял под локоть старика Алексей.
- Леша, ты?
- Я. Аккуратно тут ступеньки.
- Да, вижу я – нащупал палочкой ступеньку в автобусе старик.
- Ой, чудной – вздохнул Алексей.
- Сколько за проезд, мил человек – спросил Иван Сергеевич у водителя.
- 500 – откашлялся тот.
- Давай помогу – настаивал Алексей
- Ты расплатился?
- Да!
- Вот и иди, место займи пока, я сам расплачусь – начал ощупывать купюры старик, которые он предварительно достал из уже довольно потрепанного кошелька – Вот, возьмите – протянул он деньги.
- Тут больше – вернул обратно пару сотен водитель.
- Спасибо! – убрал в кошелек купюры старик и начал проходить в салон.
- Отец? – окликнул его мужчина
- Что?
- Тебе до Москвы?
- Да! Хочу съездить город посмотреть – улыбнулся Иван Сергеевич.
Пассажиры и водитель на минуту оцепенели от его слов.
- Отец, может, не поедешь? – вдохнул водитель.
- Почему?
- Мало ли что! Вон, даже деньги толком отсчитать не можешь, обманут.
- Ты же мне отдал обратно деньги, которые оказались сверх оплаты?
- И, что?
- Значит и другие найдутся, которые так же сделают, если я ошибусь. Это ты счастливый, каждый день в дороге, видишь села, асфальт, деревни, людей, я тоже хочу побывать в дороге – улыбался старик, проходя дальше по салону.
- Да уж, счастливый – вздохнул водитель.
- Иван Сергеевич, сюда присаживайся - потянул на рукав старика Алексей.
- Я к окну хочу сесть!
- Боже мой, зачем тебе к окну?
- Тебе жалко?
- Да, пожалуйста – привстал парень с места и пропустил его.
- Вот! Так хорошо – провел по стеклу рукой Иван Сергеевич.

Автобус завелся и медленно выехал с площади, переваливаясь с бока на бок, наскакивая на канавы. Доехав до развилки, водитель осмотрелся и вывернул на трассу, ведущую в Москву. Скорость увеличилась, и почувствовался ветерок, который проникал через открытые форточки.
- Едем! Быстро-то как! – улыбался Иван Сергеевич.
- Не дует из окна?
- Нет! Отлично. А что там?
- Где? – спросил Алексей.
- За окном.
- Ничего!
- Совсем ничего?
- Ну, поля… Деревья, полторы коровы пасется – присматривался к пейзажу молодой человек.
- А, ты говоришь ничего! Поля…Деревья-я-я-я – растягивал слова старик - А, что еще есть?
- Въезжаем в деревню.
- Какую?
- Осиновец.
- Красивая деревня!
- Да чего тут красивого? Раздолбано все! – вздохнул Алексей.
- Дело не в постройках, по краям этой деревни раньше много осин много было. Мы часто туда в молодости ходили за подосиновиками, крепкие такие, красивые, с желтой, даже оранжевой шляпкой. Негодники – усмехнулся старик – В траве спрячется, а шляпка выдает его. Посмотри, там никто не собирает их или может быть, кто с корзинкой идет?

- Да, вроде нет. Хотя и правда…. Мужик к дому с корзинкой идет.
- Много собрал?
- Не мало!
- Хорошо - улыбается старик - Что еще видишь?
- Мост проезжаем. Река…
- Купается кто-нибудь?
- Есть какой-то народ. Вот заняться нечем – вздыхает парень.
- Почему же?
- С утра на реку тащиться и плескаться там.
- Ой, хорошо с утра вода прохладная еще, бодрит – поежился Иван Сергеевич – А лилии только открываются и очень тихо, только вдалеке где-то плещется рыба, гуляет с утра – жмурится старик, как будто сам наблюдает эту картину.
- Иван Сергеевич?
- Что, Леш?
- Ты мне поясни, на кой тебе в Москву?
- Я же сказал. Хочу посмотреть город. Имею я право?
- Право то ты имеешь, только вот…
- Что? Не продолжай. И ты туда же, как Марья Павловна прямо. Я же говорю, все нормально, не обращайте внимание на мои закидоны. Съезжу, посмотрю и обратно. Ты лучше говори, что там за окном!
- Зачем тебе это дед? – покачал головой Алексей, не понимая старика.
- Зачем ты ездишь в Москву?
- Как зачем? Деньги заработать!
- Неправильно говоришь. Ты ездишь туда, чтобы покупать красивые вещи, радовать близких, видеть ту же реку, людей, эту дорогу, в конце концов. Что стоят все эти деньги без всего этого – ткнул пальцем в окно старик – Разве они заменят пойманную щуку, которую ты полчаса водишь по реке?! Ты же заядлый рыбак.
- Не знаю.
- Конечно, нет! Но без них, ты не купишь удочку и леску, поэтому ты ездишь на работу. Но все равно ты должен понимать, что не ты живешь ради денег, а они существуют для того, чтобы ты наслаждался жизнью. И дело не в их количестве, а в твоем умении просто радоваться, хотя бы лучику солнца.
- Сложно как-то говоришь Иван Сергеевич.
- Не бери в голову, поймешь с годами. Лучше говори, что там? И так много проехали!
- Очередная деревня.
- Что люди делают?
- Кто что. Возле колодца стоят, что-то обсуждают. Мужик под машиной лежит, чего- то чинит…
- Сломалась наверно – с грустью сказал Иван Сергеевич.

Всю дорогу Алексей комментировал пейзаж для старика, так много он никогда не говорил в своей жизни, потому что вся жизнь была заключена между рождением, местной школой, армией и дальнейшей работы в охране. Он пересказывал Ивану Сергеевичу лица людей, дела, которые они делали, их дома, даже животных, которые были в той или иной деревне. Описывал леса и небольшие реки. Через несколько часов они добрались до въезда в столицу, и, конечно же, попали в пробку.
- Остановились?
- Пробка! Ой, теперь торчать минут 30-40 – вздохнул Алексей – И так постоянно опаздываю из-за этого расписания!
- Много машин, да?
- Тьма! Куда их всех несет?! – возмущался молодой человек.
- Тоже наверно на работу едут – улыбался старик
- Ага. На удочки зарабатывать! Особенно вот тот на Мерседесе, по виду обработался весь – злился Алексей, глядя в окно.
- Мерседес красивая машина?
- Дорогая.
- Я не спросил про цену. Опиши ее.
- Серебристая, новый дизайн, большая. Салон кожаный, куча опций. Разгоняется быстро. У моего шефа такой же – мечтательно произнес молодой человек.
- А какие там еще машины стоят?
- Разные. Маленькие и большие.
- А цвета, цвета какие у них?
- Да, всех цветов радуги, даже тех которых в самой радуге нет.
- А, что люди в них делают?
- Кто-то ест, кто-то в носу ковыряет, кто-то ребенка успокаивает, кто-то по телефону разговаривает.
- Как много дел можно сделать в машине, когда стоишь в пробке – улыбнулся старик.

Автобус медленно начал трогаться с места и проползать дальше в сторону Москвы, пассажиры начали суетиться в своих креслах в ожидании скорейшего прибытия в Москву.
- А, где мы сейчас?
- МКАД проезжаем!
- Да! Он такой большой, я помню. Он такой же, как и 20 лет назад?
- Теперь тут не только МКАД, есть еще третье кольцо, куча развязок. И все равно пробки!
- Много машин?
- Очень!
- Это хорошо.
- Что же хорошего? – ухмыльнулся Алексей.
- Люди могут позволить себе купить машину и ездить на ней.
- По пробкам!
- Сам же сказал, что они там и едят, и разговаривают. Можно соседние машины разглядывать – задумался старик.

Алексей ничего не ответил, молча уставился в окно и задумался. Автобус тем временем уже въехал в Москву, и периодически останавливаясь на светофорах, все-таки довез сельчан до Савеловского вокзала. Когда он остановился, пассажиры спешно начали покидать его, кто-то хотел курить, кто-то просто опаздывал, а у кого-то затекла спина.
- Приехали!
- Здорово – встал с места старик.
- Так! Иван Сергеевич? Куда тебе надо? Только быстро!
- Я разберусь, ты езжай на работу.
- Иван Сергеевич!
- Я тебе говорю, езжай, не думай обо мне, я о себе позабочусь.
- Так дело не пойдет!
- Леша! Не спорь со старшими, шагом марш на работу, а то не будет у тебя никогда этого…
- Чего этого?
- Мерседеса, как у твоего начальника. Все, ступай.

Возле автобуса они простились, и Алексей скрылся в толпе приезжих и уезжающих, которые наводнили площадь перед вокзалом. Нащупывая палочкой асфальт, старик побрел прямо, но потом остановился, как будто ожидая кого-то. Затем опять начал движение, он слышал гудение машин, ощущал московский воздух, где смешаны ароматы духов, выхлопные газы, запах еды из кафешек и чебуречных, новые запахи и звуки заставляли его сердце трепетать и по-детски улыбаться, радоваться тому, что он наконец-то добрался до Москвы. Возле перехода он остановился и начал нащупывать лестницу, ведущую вниз.
- Вам помочь? – послышался мужской голос.
- Если можно.
Мужчина взял старика под руку.
- Спасибо. Меня Иван Сергеевичем зовут. Я Москву приехал посмотреть.
- А, меня Миша – усмехнулся мужик такой прямоте старика – И как вам Москва?
- Пока не разобрался. А, простите здание вокзала еще стоит?
- Конечно! Отреставрировали его.
- Красивый наверно. А какой цвет у него теперь?
- Белый со светло коричневым вроде. Я дальтоник, извините, да и толком внимания никогда не обращал на цвет.
- Очень жаль – вздохнул старик – Такие детали радуют человека.
- Не задумывался над этим. Вам куда вообще нужно?
- Мне сначала на Арбат, а потом на Красную площадь.
- Давайте тогда я вас до метро доведу, мне как раз до Боровицкой.
- Если вам не трудно.

Они дошли до метро и встали напротив турникетов.
- У вас наверно и проездного нет?
- Да, но я куплю.
- Я вас пропущу по-своему.
- Не надо, что вы! Мне же еще в обратную сторону ехать. Вы меня к кассе просто направьте.
Они встали в очередь, старик улыбался и оглядывался по сторонам, как будто все видит.
- Людей столько! – вслушивался он в голоса.
- Да уж, людей полно, даже слишком!
- Это хорошо, когда много людей, но лучше, когда есть один единственный и любимый человек.
- Возможно – задумался Михаил - Сколько вам поездок? Наша очередь подошла.
- Так. Мне до Арбата, потом Красная площадь, а потом сюда – рассуждал старик - Три!
- По три нет! Есть пять поездок, две и одна.
- А, давайте пять! Вдруг я вернусь в Москву, и у меня уже будут поездки – улыбался Иван Сергеевич.
Купив билеты, они прошли турникеты и начали спуск по эскалатору вниз.
- Опять едем! – улыбался старик. - Опишите, пожалуйста, эскалатор. Какой сейчас?
- Да какой! Какой и всегда, ступеньки, резиновые поручни.
- И лампы длинные – добавил старик – А люди? Людей много?
- Хватает – усмехнулся Михаил
- Поезда ездят, шумно!
- Теперь вагоны новые с кондиционером, просторные. Бегущая строка – пояснял мужик.
- Это как?
- Там написано про температуру воздуха, время, число. Станции, которые проезжаешь.
- И что теперь диктор не объявляет станции? – испугался старик.
- Объявляет, конечно – улыбнулся мужик
- Это хорошо, не хочу постоянно спрашивать и тревожить людей.

Они сошли с эскалатора и направились в вагон, двери захлопнулись и понесли их по Московским подземельям.
- Может, присядете? Вам уступили место.
- Нет, нет! Спасибо! Я постою, насиделся в автобусе. Такой запах – вдыхал аромат женских духов Иван Сергеевич.
- Женщина просто прошла.
- Красивая наверно, если так вкусно пахнет – улыбнулся старик.
- Не сказал бы – рассмеялся Михаил.
- Зря вы так, они все красивые, просто им чаще нужно говорить об этом. И тогда вы не заметите сами, как вас начнут окружать только красивые женщины и девушки. А, ваша жена будет самой красивой из них. Вы женаты?
- К сожалению.
- Скорее всего, к счастью. Долго женаты?
- Ой, уже 10-ый год пошел. Дети, быт.
- Десять лет вы с человеком, это не мало, просто посмотрите на этой с другой стороны. Посмотрите на нее, как на красивую женщину.
- Это сложно – усмехнулся мужик.
- А, вы попробуйте, не пожалеете – улыбнулся старик.
- Я подумаю. Так, нам через одну выходить. Приготовьтесь!
- Всегда готов – вскинул старик руку в пионерском приветствии.

Выйдя из вагона, Михаил проводил старика до выхода со станции Арбатская, попрощался и побежал по своим делам. Иван Сергеевич медленно, нащупывая путь тростью, пошел на Арбат. По пути он спрашивал прохожих правильно ли он идет, и они охотно отвечали, предлагали помощь, но он отказывался и наконец-то очутился на Арбате, который наполняли звуки и запах кофе из многочленных кофеен. Народ прогуливался, разглядывал витрины и работы местных художников. В открытых кафе сидели люди, смеялись или же спорили о чем-то. Он остановился возле музыканта, который на баяне выводил незатейливый французский шансон, достал кошелек, нащупал купюру в сто рублей, присел, рукой нащупал футляр от инструмента и положил туда деньги.
- Спасибо – улыбнулся он – Очень красиво.
- Вам, спасибо - кивнул музыкант.
Прокладывая путь тросточкой, Иван Сергеевич пошел по Арбату, улыбаясь солнцу.
- Извините – обратился он к молодой паре.
- Да?
- Вы не скажите, что сейчас вокруг меня
- Конечно – улыбнулся парень – Вы стоите рядом с домом Пушкина, тут памятник ему и Наталье Гончаровой.
- Красивый?
- Нормальный – улыбнулся парень
- Она красивая была.
- Ну, не такая красивая, как моя девушка – улыбнулся молодой человек. Девушка рассмеялась.
- Вы вместе? Вы ей цветы вкусные подарили, я чувствую аромат. Да?
- Да! Это лилии!
- У нас в деревне тоже лилии есть, на реке.
- Это не те лилии
- А, какие эти?
- Большие, вытянутые на длинной ножке.
- Я помню, видел такие раньше, они красивые. А, что еще вокруг меня?
- Кофейни, закусочные, магазин антиквариата, много всего. Девушка портреты рисует.
- Меня Иваном Сергеевичем зовут, я Москву смотрю, хотелось на память что-нибудь купить.
- Я Илья, а девушку Ириной зовут. Не знаю, магнитик купите.
- Зачем?
- На холодильник повесите.
- Зачем? Мне нужно что-нибудь запоминающееся, что я тут был. Можете меня к девушке, подвести, которая портреты пишет?
- Конечно - улыбнулся парень и взял под руку старика.
- Извините за вопрос, вы женаты?
- Нет. Это не главное. Да, Ир? Просто штамп в паспорте.
- Наверно – смутилась девушка.
- Конечно это не главное, главное то, что вы осчастливите свою девушку. Ведь в этот день она будет самой красивой на свете, и с этого дня она такой для вас и останется. Что вы хотите больше всего в жизни?
- Не знаю. Квартиру свою.
- Представьте, что вы ее получили, вы будите рады?
- Еще бы!
- А, каждая девушка, практически каждая, мечтает о красивом белом платье, поздравлениях, счастье, в конце концов, мечтает осознавать то, что теперь она не одна, и замужем. За мужем, понимаете?
- Не совсем – рассмеялся парень – Все мы пришли, вот ваша девушка с портретами.
- Здравствуйте.
- Тут, Иван…
- Сергеевич - добавил старик
- Да, простите, Иван Сергеевич, который приехал Москву посмотреть хочет портрет свой – пояснил парень
- Сделаем – улыбнулась художница.
- Счастливо вам! – распрощались молодые люди, и пошли дальше гулять по Арбату.
- А сколько стоит? – присел на стул старик.
- 1000 рублей, формат А4. Лист бумаги.
- Хорошо! Я согласен – достал кошелек старик – Возьмите сколько нужно.
Девушка взяла 1000 рублей, и начала писать портрет старика.
- Как вас зовут?
- Настя.
- Красивое имя. Вы тут работаете?
- Скорее подрабатываю.
- А, вы только портреты пишите?
- Только они приносят деньги - рассмеялась девушка.
- Почему?
- Потому что остальное не покупают.
- Но, вы пишите что-то?
- Уже нет. Смысл?
- Для себя. Если вам это нравится.
- И самой, на свои же пейзажи любоваться – рассмеялась Анастасия.
- Разве никому больше не нравятся ваши пейзажи?
- Почему же, некоторым нравится, но они мне выставку не организуют.
- А, разве цель вашего труда в том, чтобы получить деньги, выставку или толпы поклонников?
- Нет, конечно, но хотелось бы.
- Я всегда полагал, что цель у таких как вы радовать людей. И пусть их будет хоть один человек, но своими картинами вы принесете ему счастье, а это уже не мало.
- Возможно, вы и правы.
- Люди сами потянутся к вам, если будете делать то, что делаете искренне и с желанием. Поверьте – улыбался старик.
- Не знаю почему, но вам верю. Держите! – протянула она портрет.
- Спасибо! Я тут красивый?
- Очень! – рассмеялась девушка – И возьмите деньги обратно…
- Нет, нет, что вы! Это вам за труд. Лучше скажите, какое метро тут ближе?
- А, куда вам нужно?
- На Красную площадь.
- Пойдемте, я провожу, только соберу все. Мне домой уже пора маму подменить. Дочка у меня маленькая вот дежурим по очереди.
- Дети это хорошо.
- Да! Это наверно лучшая «картина» в моей жизни.

Анастасия с Иваном Сергеевичем пошли к метро, он просил ее описывать, что твориться по сторонам, просил рассказать о Москве. Он говорил ей, что ему повезло, что он ее встретил, ведь кто как ни художник, который пишет пейзажи, может рассказать ему об этом чудном городе.
- Вам одну станцию проехать и там перейдете на Охотный ряд. Очень приятно было познакомиться.
- И мне! Привет дочери передайте, и скажите, что у нее прекрасная мама, и спасибо за портрет – вошел Иван Сергеевич в вагон.

Он чувствовал тросточкой и ногами брусчатку Красной площади. Сердце билось так часто, что вот-вот готово было выскочить из груди. Именно тут, под бой курантов, давным - давно, когда они приехали сюда с покойной супругой, он сделал ей предложение. Он вслушивался в звуки, ловил ртом воздух, но не мог насытиться тем великолепием, которое творилось у него внутри. Он как будто снова оказался там и сквозь года, в шуме города, в ушах звучало ее тихое: «Да».
- Извините?
- Вы мне говорите? – послышался мужской голос.
- Наверно вам. Вы не поможете?
- Да, что-то случилось?
- Нет, буквально пару минут. Вы не опишите то, что вокруг меня.
- Красная площадь!
- А, что на ней?
- Да, все тоже самое. Куранты, башни, мавзолей, слева храм Василия Блаженного - чудо света - монотонным голосом перечислял достопримечательности мужчина в костюме.
- Они такие же красивые как всегда?
- А какими им еще быть, такие деньги в реставрацию вбухивают – вздохнул мужик.
- Вы тут часто ходите?
- Случается
- Везет вам. Такую красоту постоянно видите – улыбался старик.
Солнце вышло из-за тучи и озарило башни Кремля, наполнило светом площадь, окутала ее и людей, будто подняло всех и вся, куда-то к небу. Лучами, как на фортепьяно солнце начало играть на золотых куполах и рубиновых звездах вечного символа третьего Рима.
- О чем вы сейчас думаете? – улыбался старик.
- Тут действительно безумно красиво – прошептал мужик - Как я раньше это не замечал и не видел – рассматривал он строения Кремля…

***
Баба Маня ковыляет в сторону соседки с банкой молока, на пороге сидит Сашка и бинтует лапу собаки обычной тряпкой.
- Что ты делаешь?
- Бинтую, никак не проходит.
- Ну, что же ты тряпкой! Сейчас молоко отдам, пойдем я тебе марли, а лучше бинт дам.
Отдав молоко и поговорив с матерью парня, бабулька в его сопровождении пошла к своему дому.
- Что с лапой у него?
- Поранил где-то!
- У меня есть хорошая мазь, ветеринар в свое время посоветовал, помажешь, забинтуешь, и все пройдет.
- Спасибо баба Маша. Я когда вырасту, обязательно буду вашу корову лечить, если что.
- Будешь – улыбается бабулька. Действительно добрый и хороший парень, как я раньше этого не замечала – думает она про себя, гладя его по голове.

***
Алексей, возвращаясь с очередной смены, вглядывается в окно и улыбается, рассматривая названия сел и лица людей, всматривается в деревья, пытаясь определить, много ли среди них осин и задается вопросом много ли под ними грибов. Он идет к дому, разглядывая привычный пейзаж, находя в нем новые краски, вдыхает новые ароматы и радуется тому, что он может запросто приехать за город и пойти на рыбалку, а не просиживать дни в бетонной коробке перед телевизором.
- Есть будешь? – спрашивает мать
- Нет! Я на речку! Держи – кладет он деньги на стол.
- Так много? Себе то оставь.
- Отложи! Пристройку будем делать.
- Большую? – лукаво сморит женщина
- Огромную! – целует он мать в щеку, собирает удочки и идет к реке. Как же я раньше не видел, что я счастливый человек – рассуждает он, всматриваясь в водную гладь, раскладывая снасти.

***
Михаил сидит и смотрит, как супруга готовит ему ужин, что-то рассказывая про детей, работу и общих знакомых. Он думает о том, как сделал предложение, как забирал детей из роддома, как она всегда поддерживала его и была рядом.
- Хоть ты и сердишься, когда я тебе вещи покупаю, но я тебе купила несколько дорогих рубашек. Они тебе очень подойдут, после ужина примеришь. Галстуки потом к ним подберем. Да? Ты меня слушаешь?
- Марин, ты у меня самая красивая – встал он из-за стола и обнял супругу.
- Чего это с тобой?
- Ничего! Просто ты очень красивая, я как-то перестал видеть это за столько лет. Ты прости меня –поцеловал он ее.

***
- Ты выйдешь за меня? – достает парень маленькую коробочку и протягивает ее девушке.
- Конечно, да! – улыбается она.
- Я думал ты паузу хотя бы возьмешь, я уже речь приготовил, чтобы уламывать тебя.
- Пока я буду думать, все платья красивые раскупят – рассмеялась девушка.
- Не раскупят – обнимет он ее и смотрит ей в глаза – Они играют каким-то особым светом, наполняются теплом и уверенностью, и как бы кричат: Для меня это действительно ценно и важно. Странно, она ни разу даже словом об этом не обмолвилась, а я не замечал – улыбается он, крепче прижимая ее к себе.

***
В квартире кричит маленький ребенок, две женщины успокаивают его, наконец-то крик стихает, и они аккуратно выходят из комнаты.
- Я поехала? – шепчет девушка.
- Куда?
- Съезжу на Набережную.
- Зачем?
- Допишу пейзаж
- Ты же сказала, что больше не пишешь? Что денег это не приносит.
- И что? Главное это мне приносит радость, и тем, кому нравятся мои пейзажи. Просто я не видела многого, а скорее забыла о том, для чего я училась.
- Правильно! Поезжай…- улыбнулась мать.
- Спасибо – собралась девушка и вышла из квартиры.

***
Старик стоит перед Кремлем, подняв глаза в голубое небо и шепчет: я вижу, вижу, что безумно красивое…

top-lap

Posted by at        

« Туды | Навигация | Сюды »





Юмор и приколы к вам в почтовый ящик.
Воффка Дот Ком

Советуем так же посмотреть

загрузка




загрузка