Зеркало




10 ноября, 2016

Про настоящего фаната своего дела

История произошла в конце 90-х годов, в период моей работы старшим следователем прокуратуры области. В тот день произошло два интересных события. Первое случилось, когда я и два опера с бандитского отдела УБОПа «кололи» одного свидетеля. Кстати, несмотря на все предпринятые мной усилия, я так и не смог вспомнить, по какому именно делу этот свидетель проходил. Помню, что было ему уже хорошо за сорок, и он отчаянно тупил. Показания его нам были очень важны, поэтому мы с операми принялись играть в исконно ментовские ролевые игры – в «плохих и хороших полицейских». Причем так получилось, что по заранее разработанному плану я как раз был «плохим», периодически доставал из папки чистый бланк протокола задержания подозреваемого по статье 122 УПК РСФСР, говорил, что пора заканчивать всю эту коляску, что у меня есть все основания сделать из свидетеля подозреваемого, закрыть его на ИВС, и даже как бы порывался этот бланк заполнить. Опера же уговаривали меня не делать этого, говорили, что свидетель – нормальный мужик, вот прямо сейчас он расскажет, как все было, и поэтому «трюмить» его нет никакой необходимости. Свидетель смотрел на эти сцены квадратеющими от страха глазами, трясся, как кобель на помойке, но упорно твердил только одно: «Да не помню я, как там все получилось».

Все это продолжалось уже часа три, мы с операми прогнали сценарий уже раз пять или шесть по кругу, и я даже начал заполнять протокол установочными данными свидетеля, когда он, увидев свою фамилию в протоколе, вдруг сказал: «Мужики! Подождите! Пока не произошло большой ошибки….». Я перестал писать, положил ручку на стол, и мы с операми уставились на мужичка в ожидании расклада. Но свидетель закончил эпичной фразой: «Пока не произошло большой ошибки, я вас всех приглашаю на шашлыки!». Мы, все трое, не сговариваясь, одновременно отреагировали на эти его слова раздраженными плевками в пол с упоминанием вслух истинно русского термина, означающего сторонницу беспорядочных половых связей на исключительно любительской, то есть непрофессиональной основе.

Но в конце концов где-то еще через час свидетель «поплыл» и поведал, как развивались события. Я его допросил и отпустил. Времени было уже часов восемь вечера, и, поскольку официальный рабочий день был уже как бы закончен, мы с операми решили устроить небольшой мозговой штурм. Мозговую же деятельность мы стимулировали, как обычно: 0,5 водки, хлеб, майонез и «гидроколбаса».

Когда у нас оставалось уже где-то сто пятьдесят, к нам в кабинет «на огонек» заглянул кто-то из УБОПовских оперов, потом еще и еще. В итоге нас уже было человек семь, на столе появилась настоящая, а не «гидро» колбаса, еще водка и что-то из закуски. Одним из заседавших был Паша Гречкин, опер из первого, информационно-аналитического отдела УБОПа, большой мастер писать справки-меморандумы, докладные записки, а также травить байки (что, в сущности, одно и то же). И тут в кабинет зашли еще двое оперов с «бандитского», которые присели за стол и сообщили, что прямо сейчас притащили в УБОП какого-то жульмана по серии разбоев. Задержанного они поместили в «стакан», а сами сели с нами думать, как бы узнать у него, куда ушло бабло с последнего разбоя.

Тут Паша Гречкин, который уже был хорошо «вдохновлен» беседой на протяжении предыдущих нескольких часов, вдруг сказал: «Щенки! Сейчас дядя Паша покажет вам, как надо информацию из-под жуликов добывать!», и попросил отвести его в «стакан». Мол, он там зашарит под бандюгана и в доверительной беседе узнает у того жулика все подробности по той делюге. Почему-то эта идея вызвала всеобщее одобрение. Тем более, что особо входить «в образ» Паше было без надобности: как и все сотрудники подразделений по борьбе с организованной преступностью в 90-е годы, внешне он мало отличался от представителей курируемого контингента. Рост под метр девяносто, крепкие кулаки, крепкая шея, златая цепь на шее той, короткая стрижка, легкая щетина, кожаная жилетка, туфли-«гробики» - все уже было при нем.

В то время в нашем УБОПе было три небольших помещения камерного типа с железными решетчатыми дверями и приколоченными лавками, которые в обиходе назывались «стаканы». В них помещались задержанные преступники в ожидании планового конвоя на ИВС. Располагались они вблизи от проходной УБОПа, где круглосуточно несли службу два дежурных СОБРовца. Вот в один из этих «стаканов», где уже сидел задержанный по разбоям злодей, опера и поместили Пашу, причем для легенды натурально так, с тычками в спину и добрыми напутствиями типа: «Не ссы, Капустин, пое**ем и отпустим». Дежурным СОБРовцам же тихо сообщили, что так надо, и что нужно сделать вид, что они Пашу Гречкина не знают вообще, и внимания ни на что не обращать.

Я не стал дожидаться, чем закончится эта эпопея, посидел за столом еще с полчала, и свалил домой – завтра же на работу. На следующий день я приехал в УБОП по делам уже где-то часов в десять утра, и застал там всеобщее веселье. А получилось вот что.

Паша Гречкин очень удачно разговорился с тем жуликом, и даже узнал у него, где похищенные деньги - они были в банке. А банка была закопана в гараже, но это уже совсем другая история. Тем временем бухавшие опера часов в двенадцать ночи расползлись по домам, напрочь забыв об «ушедшем на задание» Паше.

Когда они пришли в УБОП утром, в восемь часов, то первое, что они услышали, были раздававшиеся из «стакана» вопли, причем с подвываниями: «Волки позорныеееее! Твари мусорскиеееее! Я на вас жалобы буду прокурору писать! Откройте «решку», падлыыыы!». Тут опера вспомнили, что в «стакане» же Паша Гречкин остался. Они спросили у дежурных СОБРовцев, почему они не выпустили Пашу, на что те резонно ответили, что была команда делать вид, что они Пашу не знают, вот они и так и делали. Матюгнувшись, опера открыли «решку» (дверную решетку) и еле успели увернуться от Гречкина, мчавшегося на полном ходу в сторону туалета.

Оказалось, что через несколько часов пребывания в «стакане» водка и «гидроколбаса» в организме Паши завершили свой естественный цикл, и начали подавать сигналы скорого выхода наружу. Паша стал кричать: «Командир, открой дверь, мне до туалета надо!», но мы-то знаем, что СОБРовцы делали все, как надо, и внимания на эти крики не обращали. Таким образом, почти всю ночь и до восьми утра Паша невероятным усилием воли подавлял в себе накопившиеся жидкости и их сигналы, орал на СОБРовцев, но легенды так и не нарушил. Видимо потому, что был настоящим фанатом своей работы.

Вот такая история приключилась в нашем УБОПе много лет назад. Кстати, Паша Гречкин уже давно на пенсии, и сейчас достаточно популярный блогер, публикующий на разных ресурсах рунета интересные юморные тексты на острополитические темы. Ссылку на него я, конечно, не дам.

А вообще-то, данным постом я хотел поздравить всех причастных с сегодняшним профессиональным праздником. Дай вам Бог счастья, здоровья и удачи!

Posted by at        

« Туды | Навигация | Сюды »





Юмор и приколы к вам в почтовый ящик.
Воффка Дот Ком

Советуем так же посмотреть

загрузка




загрузка